TMN

Total Metal Net

Louder than before!
Rambler's Top100
Анонсы
Новости
Рецензии
Статьи
Группы
Викторина
Проект
TMN предлагает
К посетителям
ALIVE
Архив
Контакты

На правах рекламы:
Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Kulture Klub: Kulture Klub

ALIVE ARCHIVE

BlackjacK

KULTURE KLUB

Приветствую вас на страницах нашего немузыкального раздела, Kulture Klub. На этот раз клуб получился, как видите, небольшим и посвященным литературе. Здесь планируется также все остальное, имеющее отношение к культуре – но вот в нижеследующей статье, например, слово "книги" с таким же успехом может быть заменено словом "музыка", "кино"… Обратите внимание на год… впечатляет, не правда ли?

ЛЕВ ТОЛСТОЙ: ЧТО ЧИТАТЬ ИЗ ВСЕГО ТОГО, ЧТО НАПИСАНО? (ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ К РОМАНУ ПОЛЕНЦА "КРЕСТЬЯНИН")

…Книгопечатание, несомненно полезное для болших малообразованных масс народа, в среде достаточных людей уже давно служит главным оружием распространения невежества, а не просвещения.



Убедиться в этом очень легко. Книги, журналы, в особенности газеты стали в наше время большими денежными предприятиями, для успеха которых нужно наибольшее число потребителей. Интересы же и вкусы наибольшего числа потребителей всегда низки и грубы, и потому для успеха произведений печати нужно, чтобы произведения отвечали требованиям большого числа потребителей, т.е. чтобы касались низких интересов и соответствовали грубым вкусам. И пресса вполне удовлетворяет этим требованиям, имея полную возможность этого, так как в числе работников прессы людей с такими же низшими интересами и грубыми вкусами, как и публика, гораздо больше, чем людей с высокими интересами и тонким вкусом. А так как при распространении книгопечатания и приемах торговли журналами, газетами и книгами эти люди получают хорошее вознаграждение за поставляемые ими и отвечающие требованиям массы произведения, то и является то ужасное, все увеличивающееся и увеличивающееся наводнение печатной бумагой, которая уже одним своим количеством, не говоря о вреде содержания, составляет огромное препятствие для просвещения.



Если в наше время умному молодому человеку из народа, желающему образоваться, дать доступ ко всем книгам, журналам и газетам и предоставить его самому себе в выборе чтения, то все вероятнее то, что он в продолжении 10 лет неустанно читая каждый день, будет читать все глупые и безнравственные книги. Попасть ему на хорошую книгу так же мало вероятно, как найти замеченную горошину в мере гороха. Хуже всего при этом то, что, читая все плохие сочинения, он будет все более и более извращать свое понимание и вкус. Так что, когда он и попадет на хорошее сочинение, он уже или вовсе не поймет его, или поймет его превратно.



Кроме того, благодаря случайности или мастерству рекламы, некоторые плохие произведения, как, например: "The Christian" Hall Caine’а, фальшивый по содержанию и нехудожественный роман, который был продан в количестве миллиона экземпляров, получают подобно Одолю или Pears soap, неоправдываемую своими достоинствами известность. Эта же большая известность заставляет все большее и большее количество людей читать такие книги, и слава ничтожной, часто вредной книги, как снежный ком, все вырастает и вырастает, и в головах огромного большинства людей, тоже как снежный ком, образуется все большая и большая путаница понятий и совершенная неспособность понимания достоинств литературных произведений. И потому, по мере все большего и большего распространения газет, журналов и книг, вообще книгопечатания, все ниже и ниже опускается уровень достоинства печатаемого и все больше и больше погружается большая масса так называемой образованной публики в самое безнадежное, довольное собой и потому неисправимое невежество.



На моей памяти, за 50 лет, совершилось это поразительное понижение вкуса и здравого смысла читающей публики. Проследить это понижение можно по всем отраслям литературы: но укажу только на некоторые, более заметные и мне знакомые, примеры. В русской поэзии, например, после Пушкина, Лермонтова (Тютчев обыкновенно забывается) поэтическая слава переходит сначала к весьма сомнительным поэтам: Майкову, Полонскому, Фет, потом к совершенно лишенному поэтического дара Некрасову, потом к искусственному и прозаическому стихотворцу Алексею Толстому, потом к однообразному и слабому Надсону, потом к совершенно бездарному Апухтину, потом уже все мешается, и являются стихотворцы, им же имя легион, которые даже не знают, что такое поэзия, и что значит то, что они пишут и зачем они пишут.



Другой поразительный пример английских прозаиков: от великого Диккенса спускается сначала к Джоржу Эллиоту, потом к Теккерею, от Теккерея к Троллопу, а потом уже начинается безразличная фабрикация Киплингов, Голькенов, Ройдер, Гагарт и т.п… В наше время невежество образованной толпы дошло уже до того, что все настоящие великие мыслители, поэты, прозаики как древности, так и XIX века считаются отсталыми, не удовлетворяющие уже высоким и утонченным требованиям новых людей; на все это смотрят или с презрением, или со снисходительной улыбкой. Последним словом философии в наше время признается безнравственная, грубая, напыщенная, бессвязная болтовня Ницше; бессмысленный, искусственный набор слов, соединенный размером и рифмой, разных декадентских стихотворений считается поэзией высшего разбора; на всех театрах даются пьесы, смысл которых никому, не исключая и автора, неизвестен, и в миллионах экземпляров печатаются и распространяются, под видом художественных произведений, романы, не имеющие в себе ни содержания, ни художественности.



— Что мне читать, чтобы дополнить свое образование? – спрашивает молодой человек или девушка, окончившие высшую школу.



О том же спрашивает выучившийся читать и понимать читанное человек из народа, ищущий истинного просвещения. Для ответа на такие вопрос, разумеется, недостаточна наивная попытка опроса выдающихся людей: какие сто книг они считают лучшими?



… Ответить на этот огромной важности вопрос – что читать из всего того, что написано? – может только настоящая критика, – так, которая, как говорит Мэтью Арнольд, поставит себе целью выдвигать и указывать людям все, что есть самого лучшего как в прежних, так и в современных писателях.



О того, появится или нет такая критика, бескорыстная, не принадлежащая ни к какой партии, понимающая и любящая искусство, и установится ли ее авторитет настолько, что он будет сильнее денежной рекламы, зависит, по моему мнению, решение вопроса погибнут ли последние проблески просвещения в нашем так называемом образованном европейском обществе, не распространяясь на массы народа, или возродится оно, как оно возродилось в средние века, и распространяется на большинство народа, лишенного теперь всякого просвещения.



1898 г.

WOLFGANG HOHLBEIN, AZRAEL

Есть такой дядька – Стивен Кинг. Он очень попсовый и всеми любим, но, скажу честно, я его на дух не переношу за исключением, может быть, "Способного ученика". Что ж, у него есть отличные "версии", альтернативные варианты. Английская версия – Клайв Баркер, создатель не только "Восставшего из Ада", но и кучи других чумовых произведений ("Weaveworld"). А вот нашлась и немецкая версия – надо сказать, не менее плодовитая и разноплановая, чем эти двое. Вольфганг Хольбайн – автор свыше 130 книг, включая немереные фэнтезевые циклы, хоррор и мистику. Книги Хольбайна отличает невероятно навороченный и запутанный сюжет (обычно до последних страниц не понятно, что же собственно, происходит), тем не менее, виртуозно сотканный и постоянно держащий читателя в напряжении; множество неоднозначных персонажей со сложными взаимоотношениями, и мастерские описания боевых сцен плюс невероятная фантазия.



Азраэль – так зовут одного из библейских ангелов. Не буду говорить, какого. Но у этого слова есть еще и другое значение, которое вы узнаете по ходу чтения. Серия загадочных самоубийств, вызванных модификацией реальности и полным смешением галлюцинаций с настоящим, будь то для героев, автора или читателей. Смертоносные ситуации, воплощающие худшие страхи персонажей, вынуждают их сделать последний шаг в настоящем мире – но что же происходит на самом деле? Берлинская полиция все это дело расследует, действие постепенно раскачивается; примерно посередине книги читатели примерно узнают, что к чему, и события начинают набирать серьезные обороты. Потом и вовсе наступает полный овердрайв… в финальной сцене все разрешается, на мой взгляд, ужасно криво и пошло (в лучших традициях Quake), хотя это всего лишь "расчищение места" для возвращения "Azrael – Die Wiederkehr".



Надеюсь, что во второй части дилогии г-н Хольбайн более ответственно подошел к финалу своего произведения, если, конечно, не надумал закрутить мыльную оперу.



Пользуясь случаем, хочу… порекомендовать еще и "Der Widersacher" его же, гораздо более сильное произведение в плане целостности, не уступающее по концепции, но более, на мой взгляд, мастерски реализованное. Тем не менее, если с "Противника" я тащился в процессе чтения, да и сейчас не устаю вспоминать его добрыми словами, то "Азраэль", пусть местами занудный и кривоватый, просто потряс меня своей идеей. Не могу дождаться возможности прочитать продолжение – кстати, спасибо А.П.М. за эти книжки.



Итак, как возможно знают почитатели другого немецкого дядьки,



I will destroy your dreams

I will destroy your mind

I will destroy your soul –

And then I’ll take your life.

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ






Rambler's Top100
[an error occurred while processing this directive]
Powered by ALIVE

ALIVE ARCHIVE

BlackjacK

KULTURE KLUB

Приветствую вас на страницах нашего немузыкального раздела, Kulture Klub. На этот раз клуб получился, как видите, небольшим и посвященным литературе. Здесь планируется также все остальное, имеющее отношение к культуре – но вот в нижеследующей статье, например, слово "книги" с таким же успехом может быть заменено словом "музыка", "кино"… Обратите внимание на год… впечатляет, не правда ли?

ЛЕВ ТОЛСТОЙ: ЧТО ЧИТАТЬ ИЗ ВСЕГО ТОГО, ЧТО НАПИСАНО? (ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ К РОМАНУ ПОЛЕНЦА "КРЕСТЬЯНИН")

…Книгопечатание, несомненно полезное для болших малообразованных масс народа, в среде достаточных людей уже давно служит главным оружием распространения невежества, а не просвещения.



Убедиться в этом очень легко. Книги, журналы, в особенности газеты стали в наше время большими денежными предприятиями, для успеха которых нужно наибольшее число потребителей. Интересы же и вкусы наибольшего числа потребителей всегда низки и грубы, и потому для успеха произведений печати нужно, чтобы произведения отвечали требованиям большого числа потребителей, т.е. чтобы касались низких интересов и соответствовали грубым вкусам. И пресса вполне удовлетворяет этим требованиям, имея полную возможность этого, так как в числе работников прессы людей с такими же низшими интересами и грубыми вкусами, как и публика, гораздо больше, чем людей с высокими интересами и тонким вкусом. А так как при распространении книгопечатания и приемах торговли журналами, газетами и книгами эти люди получают хорошее вознаграждение за поставляемые ими и отвечающие требованиям массы произведения, то и является то ужасное, все увеличивающееся и увеличивающееся наводнение печатной бумагой, которая уже одним своим количеством, не говоря о вреде содержания, составляет огромное препятствие для просвещения.



Если в наше время умному молодому человеку из народа, желающему образоваться, дать доступ ко всем книгам, журналам и газетам и предоставить его самому себе в выборе чтения, то все вероятнее то, что он в продолжении 10 лет неустанно читая каждый день, будет читать все глупые и безнравственные книги. Попасть ему на хорошую книгу так же мало вероятно, как найти замеченную горошину в мере гороха. Хуже всего при этом то, что, читая все плохие сочинения, он будет все более и более извращать свое понимание и вкус. Так что, когда он и попадет на хорошее сочинение, он уже или вовсе не поймет его, или поймет его превратно.



Кроме того, благодаря случайности или мастерству рекламы, некоторые плохие произведения, как, например: "The Christian" Hall Caine’а, фальшивый по содержанию и нехудожественный роман, который был продан в количестве миллиона экземпляров, получают подобно Одолю или Pears soap, неоправдываемую своими достоинствами известность. Эта же большая известность заставляет все большее и большее количество людей читать такие книги, и слава ничтожной, часто вредной книги, как снежный ком, все вырастает и вырастает, и в головах огромного большинства людей, тоже как снежный ком, образуется все большая и большая путаница понятий и совершенная неспособность понимания достоинств литературных произведений. И потому, по мере все большего и большего распространения газет, журналов и книг, вообще книгопечатания, все ниже и ниже опускается уровень достоинства печатаемого и все больше и больше погружается большая масса так называемой образованной публики в самое безнадежное, довольное собой и потому неисправимое невежество.



На моей памяти, за 50 лет, совершилось это поразительное понижение вкуса и здравого смысла читающей публики. Проследить это понижение можно по всем отраслям литературы: но укажу только на некоторые, более заметные и мне знакомые, примеры. В русской поэзии, например, после Пушкина, Лермонтова (Тютчев обыкновенно забывается) поэтическая слава переходит сначала к весьма сомнительным поэтам: Майкову, Полонскому, Фет, потом к совершенно лишенному поэтического дара Некрасову, потом к искусственному и прозаическому стихотворцу Алексею Толстому, потом к однообразному и слабому Надсону, потом к совершенно бездарному Апухтину, потом уже все мешается, и являются стихотворцы, им же имя легион, которые даже не знают, что такое поэзия, и что значит то, что они пишут и зачем они пишут.



Другой поразительный пример английских прозаиков: от великого Диккенса спускается сначала к Джоржу Эллиоту, потом к Теккерею, от Теккерея к Троллопу, а потом уже начинается безразличная фабрикация Киплингов, Голькенов, Ройдер, Гагарт и т.п… В наше время невежество образованной толпы дошло уже до того, что все настоящие великие мыслители, поэты, прозаики как древности, так и XIX века считаются отсталыми, не удовлетворяющие уже высоким и утонченным требованиям новых людей; на все это смотрят или с презрением, или со снисходительной улыбкой. Последним словом философии в наше время признается безнравственная, грубая, напыщенная, бессвязная болтовня Ницше; бессмысленный, искусственный набор слов, соединенный размером и рифмой, разных декадентских стихотворений считается поэзией высшего разбора; на всех театрах даются пьесы, смысл которых никому, не исключая и автора, неизвестен, и в миллионах экземпляров печатаются и распространяются, под видом художественных произведений, романы, не имеющие в себе ни содержания, ни художественности.



— Что мне читать, чтобы дополнить свое образование? – спрашивает молодой человек или девушка, окончившие высшую школу.



О том же спрашивает выучившийся читать и понимать читанное человек из народа, ищущий истинного просвещения. Для ответа на такие вопрос, разумеется, недостаточна наивная попытка опроса выдающихся людей: какие сто книг они считают лучшими?



… Ответить на этот огромной важности вопрос – что читать из всего того, что написано? – может только настоящая критика, – так, которая, как говорит Мэтью Арнольд, поставит себе целью выдвигать и указывать людям все, что есть самого лучшего как в прежних, так и в современных писателях.



О того, появится или нет такая критика, бескорыстная, не принадлежащая ни к какой партии, понимающая и любящая искусство, и установится ли ее авторитет настолько, что он будет сильнее денежной рекламы, зависит, по моему мнению, решение вопроса погибнут ли последние проблески просвещения в нашем так называемом образованном европейском обществе, не распространяясь на массы народа, или возродится оно, как оно возродилось в средние века, и распространяется на большинство народа, лишенного теперь всякого просвещения.



1898 г.

WOLFGANG HOHLBEIN, AZRAEL

Есть такой дядька – Стивен Кинг. Он очень попсовый и всеми любим, но, скажу честно, я его на дух не переношу за исключением, может быть, "Способного ученика". Что ж, у него есть отличные "версии", альтернативные варианты. Английская версия – Клайв Баркер, создатель не только "Восставшего из Ада", но и кучи других чумовых произведений ("Weaveworld"). А вот нашлась и немецкая версия – надо сказать, не менее плодовитая и разноплановая, чем эти двое. Вольфганг Хольбайн – автор свыше 130 книг, включая немереные фэнтезевые циклы, хоррор и мистику. Книги Хольбайна отличает невероятно навороченный и запутанный сюжет (обычно до последних страниц не понятно, что же собственно, происходит), тем не менее, виртуозно сотканный и постоянно держащий читателя в напряжении; множество неоднозначных персонажей со сложными взаимоотношениями, и мастерские описания боевых сцен плюс невероятная фантазия.



Азраэль – так зовут одного из библейских ангелов. Не буду говорить, какого. Но у этого слова есть еще и другое значение, которое вы узнаете по ходу чтения. Серия загадочных самоубийств, вызванных модификацией реальности и полным смешением галлюцинаций с настоящим, будь то для героев, автора или читателей. Смертоносные ситуации, воплощающие худшие страхи персонажей, вынуждают их сделать последний шаг в настоящем мире – но что же происходит на самом деле? Берлинская полиция все это дело расследует, действие постепенно раскачивается; примерно посередине книги читатели примерно узнают, что к чему, и события начинают набирать серьезные обороты. Потом и вовсе наступает полный овердрайв… в финальной сцене все разрешается, на мой взгляд, ужасно криво и пошло (в лучших традициях Quake), хотя это всего лишь "расчищение места" для возвращения "Azrael – Die Wiederkehr".



Надеюсь, что во второй части дилогии г-н Хольбайн более ответственно подошел к финалу своего произведения, если, конечно, не надумал закрутить мыльную оперу.



Пользуясь случаем, хочу… порекомендовать еще и "Der Widersacher" его же, гораздо более сильное произведение в плане целостности, не уступающее по концепции, но более, на мой взгляд, мастерски реализованное. Тем не менее, если с "Противника" я тащился в процессе чтения, да и сейчас не устаю вспоминать его добрыми словами, то "Азраэль", пусть местами занудный и кривоватый, просто потряс меня своей идеей. Не могу дождаться возможности прочитать продолжение – кстати, спасибо А.П.М. за эти книжки.



Итак, как возможно знают почитатели другого немецкого дядьки,



I will destroy your dreams

I will destroy your mind

I will destroy your soul –

And then I’ll take your life.

<<  >>


Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Kulture Klub: Kulture Klub

ALIVE ARCHIVE

BlackjacK

KULTURE KLUB

Приветствую вас на страницах нашего немузыкального раздела, Kulture Klub. На этот раз клуб получился, как видите, небольшим и посвященным литературе. Здесь планируется также все остальное, имеющее отношение к культуре – но вот в нижеследующей статье, например, слово "книги" с таким же успехом может быть заменено словом "музыка", "кино"… Обратите внимание на год… впечатляет, не правда ли?

ЛЕВ ТОЛСТОЙ: ЧТО ЧИТАТЬ ИЗ ВСЕГО ТОГО, ЧТО НАПИСАНО? (ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ К РОМАНУ ПОЛЕНЦА "КРЕСТЬЯНИН")

…Книгопечатание, несомненно полезное для болших малообразованных масс народа, в среде достаточных людей уже давно служит главным оружием распространения невежества, а не просвещения.



Убедиться в этом очень легко. Книги, журналы, в особенности газеты стали в наше время большими денежными предприятиями, для успеха которых нужно наибольшее число потребителей. Интересы же и вкусы наибольшего числа потребителей всегда низки и грубы, и потому для успеха произведений печати нужно, чтобы произведения отвечали требованиям большого числа потребителей, т.е. чтобы касались низких интересов и соответствовали грубым вкусам. И пресса вполне удовлетворяет этим требованиям, имея полную возможность этого, так как в числе работников прессы людей с такими же низшими интересами и грубыми вкусами, как и публика, гораздо больше, чем людей с высокими интересами и тонким вкусом. А так как при распространении книгопечатания и приемах торговли журналами, газетами и книгами эти люди получают хорошее вознаграждение за поставляемые ими и отвечающие требованиям массы произведения, то и является то ужасное, все увеличивающееся и увеличивающееся наводнение печатной бумагой, которая уже одним своим количеством, не говоря о вреде содержания, составляет огромное препятствие для просвещения.



Если в наше время умному молодому человеку из народа, желающему образоваться, дать доступ ко всем книгам, журналам и газетам и предоставить его самому себе в выборе чтения, то все вероятнее то, что он в продолжении 10 лет неустанно читая каждый день, будет читать все глупые и безнравственные книги. Попасть ему на хорошую книгу так же мало вероятно, как найти замеченную горошину в мере гороха. Хуже всего при этом то, что, читая все плохие сочинения, он будет все более и более извращать свое понимание и вкус. Так что, когда он и попадет на хорошее сочинение, он уже или вовсе не поймет его, или поймет его превратно.



Кроме того, благодаря случайности или мастерству рекламы, некоторые плохие произведения, как, например: "The Christian" Hall Caine’а, фальшивый по содержанию и нехудожественный роман, который был продан в количестве миллиона экземпляров, получают подобно Одолю или Pears soap, неоправдываемую своими достоинствами известность. Эта же большая известность заставляет все большее и большее количество людей читать такие книги, и слава ничтожной, часто вредной книги, как снежный ком, все вырастает и вырастает, и в головах огромного большинства людей, тоже как снежный ком, образуется все большая и большая путаница понятий и совершенная неспособность понимания достоинств литературных произведений. И потому, по мере все большего и большего распространения газет, журналов и книг, вообще книгопечатания, все ниже и ниже опускается уровень достоинства печатаемого и все больше и больше погружается большая масса так называемой образованной публики в самое безнадежное, довольное собой и потому неисправимое невежество.



На моей памяти, за 50 лет, совершилось это поразительное понижение вкуса и здравого смысла читающей публики. Проследить это понижение можно по всем отраслям литературы: но укажу только на некоторые, более заметные и мне знакомые, примеры. В русской поэзии, например, после Пушкина, Лермонтова (Тютчев обыкновенно забывается) поэтическая слава переходит сначала к весьма сомнительным поэтам: Майкову, Полонскому, Фет, потом к совершенно лишенному поэтического дара Некрасову, потом к искусственному и прозаическому стихотворцу Алексею Толстому, потом к однообразному и слабому Надсону, потом к совершенно бездарному Апухтину, потом уже все мешается, и являются стихотворцы, им же имя легион, которые даже не знают, что такое поэзия, и что значит то, что они пишут и зачем они пишут.



Другой поразительный пример английских прозаиков: от великого Диккенса спускается сначала к Джоржу Эллиоту, потом к Теккерею, от Теккерея к Троллопу, а потом уже начинается безразличная фабрикация Киплингов, Голькенов, Ройдер, Гагарт и т.п… В наше время невежество образованной толпы дошло уже до того, что все настоящие великие мыслители, поэты, прозаики как древности, так и XIX века считаются отсталыми, не удовлетворяющие уже высоким и утонченным требованиям новых людей; на все это смотрят или с презрением, или со снисходительной улыбкой. Последним словом философии в наше время признается безнравственная, грубая, напыщенная, бессвязная болтовня Ницше; бессмысленный, искусственный набор слов, соединенный размером и рифмой, разных декадентских стихотворений считается поэзией высшего разбора; на всех театрах даются пьесы, смысл которых никому, не исключая и автора, неизвестен, и в миллионах экземпляров печатаются и распространяются, под видом художественных произведений, романы, не имеющие в себе ни содержания, ни художественности.



— Что мне читать, чтобы дополнить свое образование? – спрашивает молодой человек или девушка, окончившие высшую школу.



О том же спрашивает выучившийся читать и понимать читанное человек из народа, ищущий истинного просвещения. Для ответа на такие вопрос, разумеется, недостаточна наивная попытка опроса выдающихся людей: какие сто книг они считают лучшими?



… Ответить на этот огромной важности вопрос – что читать из всего того, что написано? – может только настоящая критика, – так, которая, как говорит Мэтью Арнольд, поставит себе целью выдвигать и указывать людям все, что есть самого лучшего как в прежних, так и в современных писателях.



О того, появится или нет такая критика, бескорыстная, не принадлежащая ни к какой партии, понимающая и любящая искусство, и установится ли ее авторитет настолько, что он будет сильнее денежной рекламы, зависит, по моему мнению, решение вопроса погибнут ли последние проблески просвещения в нашем так называемом образованном европейском обществе, не распространяясь на массы народа, или возродится оно, как оно возродилось в средние века, и распространяется на большинство народа, лишенного теперь всякого просвещения.



1898 г.

WOLFGANG HOHLBEIN, AZRAEL

Есть такой дядька – Стивен Кинг. Он очень попсовый и всеми любим, но, скажу честно, я его на дух не переношу за исключением, может быть, "Способного ученика". Что ж, у него есть отличные "версии", альтернативные варианты. Английская версия – Клайв Баркер, создатель не только "Восставшего из Ада", но и кучи других чумовых произведений ("Weaveworld"). А вот нашлась и немецкая версия – надо сказать, не менее плодовитая и разноплановая, чем эти двое. Вольфганг Хольбайн – автор свыше 130 книг, включая немереные фэнтезевые циклы, хоррор и мистику. Книги Хольбайна отличает невероятно навороченный и запутанный сюжет (обычно до последних страниц не понятно, что же собственно, происходит), тем не менее, виртуозно сотканный и постоянно держащий читателя в напряжении; множество неоднозначных персонажей со сложными взаимоотношениями, и мастерские описания боевых сцен плюс невероятная фантазия.



Азраэль – так зовут одного из библейских ангелов. Не буду говорить, какого. Но у этого слова есть еще и другое значение, которое вы узнаете по ходу чтения. Серия загадочных самоубийств, вызванных модификацией реальности и полным смешением галлюцинаций с настоящим, будь то для героев, автора или читателей. Смертоносные ситуации, воплощающие худшие страхи персонажей, вынуждают их сделать последний шаг в настоящем мире – но что же происходит на самом деле? Берлинская полиция все это дело расследует, действие постепенно раскачивается; примерно посередине книги читатели примерно узнают, что к чему, и события начинают набирать серьезные обороты. Потом и вовсе наступает полный овердрайв… в финальной сцене все разрешается, на мой взгляд, ужасно криво и пошло (в лучших традициях Quake), хотя это всего лишь "расчищение места" для возвращения "Azrael – Die Wiederkehr".



Надеюсь, что во второй части дилогии г-н Хольбайн более ответственно подошел к финалу своего произведения, если, конечно, не надумал закрутить мыльную оперу.



Пользуясь случаем, хочу… порекомендовать еще и "Der Widersacher" его же, гораздо более сильное произведение в плане целостности, не уступающее по концепции, но более, на мой взгляд, мастерски реализованное. Тем не менее, если с "Противника" я тащился в процессе чтения, да и сейчас не устаю вспоминать его добрыми словами, то "Азраэль", пусть местами занудный и кривоватый, просто потряс меня своей идеей. Не могу дождаться возможности прочитать продолжение – кстати, спасибо А.П.М. за эти книжки.



Итак, как возможно знают почитатели другого немецкого дядьки,



I will destroy your dreams

I will destroy your mind

I will destroy your soul –

And then I’ll take your life.

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ



ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

Всё о мире тяжёлой музыки, металле, альтернативе и Ню-метале. Добро пожаловать на территорию для настоящих хардкорных мужчин, которые знают толк в железных рифах. Последние новости отечественной и зарубежной рок-сцены, обзоры новых музыкальных альбомов, дебюты и возрождения, распады и воссоединения самых заметных и талантливых групп этого и прошлого столетия! Металлика уже не торт? Дэйв Гролл – лучший барабанщик планеты? Что думает Оззи Осборн о Джастине Бибере? Это ТОТАЛМЕТАЛ! Это – мы! Добро пожаловать!

... A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-Я

Created by TMN Team, MCMXCXIX-MMVIII