TMN

Total Metal Net

Louder than before!
Rambler's Top100
Анонсы
Новости
Рецензии
Статьи
Группы
Викторина
Проект
TMN предлагает
К посетителям
ALIVE
Архив
Контакты

На правах рекламы:
Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Grand Funk Railroad: Grand Funk Railroad

ALIVE ARCHIVE

Impaler

GRAND FUNK RAILROAD

Миссия Элайва по хард-роковому просвещению оказалась под угрозой. Марк Фарнер, герой статьи, уже совсем было собрался приехать в Москву с концертами в декабре... Да вот – не судьба, видать.. Хотя группа-то все равно хорошая... Так что — читайте и ждите. Может, весной он и выберется! А для рассказа нам надо совершить небольшой прыжок во времени, в март 69-го, когда свой первый концерт в ангаре аэропорта Буффало, USA, давала тогда еще никому не знакомая американская команда...

Название это придумал менеджер группы (в группе которого Terry Knight and the Pack играли участники будущих GFR) — Терри Найт, и было оно всего лишь легкой модификацией реально существующего названия железной дороги — Grand Trunk Western Raiload. А фанк — это такой музыкальный стиль, если кто не в курсе. Но троица в составе Марк Фарнер — гитара, вокал, Мэл Шэчер — бас-гитара и Дон Брюэр — ударные, вокал, играла все же блюз-рок. По прошествии двух дисков слово railroad было отброшено, а группу ждала всемирная слава. Если не всемирная, то всеамериканская — уж точно. Сочетание близких американцам блюзовых корней, кажущейся (сперва) простоты и грубости и неподдельной тяжести и драйва тому причиной. А то, что это были свои, а не заокеанские звезды рока (такие, как Deep Purple, Uriah Heep, Black Sabbath), вносила в поклонение Grand Funk’у на родине блюза еще и нотки патриотизма… По продажам, в частности, "Closer to Home" они обошли любую другую группу в США в 70-м, уточняю — любого жанра!

Так прошло несколько супер-успешных лет (см. дискографию), но вдруг (в 72-м) группа решает разорвать контракт с Терри Найтом (действительно — очень талантливым менеджером, много сделавшим для группы… И, как они считали, изрядно их облапошившим). Следующий альбом после всех неурядиц вышел с новым рекрутом в лице Крэйга Фроста на клавишах, и показал другое лицо группы — теперь они играли музыку более спокойную, сложную и, пожалуй, что-то потеряли от былой энергетики. (Или музыканты просто выросли?) Но диск не стал провальным — продался хорошо, а на концертах были по-прежнему аншлаги. Один из таких концертов вконец озлобившийся Терри Найт хотел было сорвать — он считал, что группа была ему должна немалую сумму, и привел прямо перед концертом полисменов, чтобы конфисковать аппаратуру. Что ему сказали в ответ музыканты — уточнять не буду, а выступление все же состоялось — иначе "народных волнений" было бы не избежать.

Последовавший затем "We’re American Band" (спродюсированный Тоддом Рандгреном) стал пиком популярности GF, хотя лично я не совсем понимаю, что же там такого. Видно, полюбить американскую группу в должной мере могут лишь американские фэны? В дальнейшем были метания в арт, поп, распад, воссоединение без Шэчера в 80-м и вновь распад.

Паузах между существованием группы музыканты заполняли по-разному — Марк продолжал играть соло, выступал в группе Ринго Старра в 95-м, Дон помогал в турне различным музыкантам (среди них — Боб Сигер, Пэт Трэверс), Мел открыл музыкальный магазин, занимался ремонтом автомобилей и даже строил дома.

Сейчас нам, понятно, более всего интересна судьба Марка Фарнера — а случилось с ним вот что… Он стал born again christian’ом — т.е. "пробудившимся", если угодно. Не бойтесь — это не значит, что он попал в секту. Явление born again достаточно распространено в Америке и означает, что человек, уже крещеный, который вел вполне обычную (в данном случае — для рок-музыканта) жизнь, в какой-то момент вновь активно обращается к вере. Среди таких — Кен Хенсли (ex-Uriah Heep), Керри Ливгрен (ex-Kansas), и другие. Фарнер продолжал выпускать альбомы contemporary christian music. А это может быть что угодно, главное, как они говорят — the message. В частности, подобные "мессаги" регулярно появляются на вебсайте Фарнера — а обсуждаться может что угодно.

Наконец, в 96-м, через 13 лет после второго распада группы, когда Фарнер, Шэчер и Брюэр, почувствовав возрождение интереса публики к хард-року, снова объединились. Понятное дело — к всеобщим овациям.

"Мы с Мелом имели каждый по небольшой студии и часто собирались в одной из них поиграть и поговорить о старых временах. В конце концов Мел как-то сказал, что интересно было бы знать, как Дон отнесется к тому чтобы возродить группу. Был только один способ узнать это и Мел позвонил ему. Мы теперь говорим друг другу — Мел был подстрекателем (Марк смеется)!

После того как он позвонил Дону мы установили дату встречи и первой репетиции. Это была осень 1995 года. Мы устроились в бревенчатой хижине без крыши, на ранчо, недалеко от места, где жил Мел. Мы знали, что звук там будет достаточно хорошим, но тем не менее вставили затычки в уши!

Первой песней, которую мы сыграли, была "Are You Ready". Мы начали играть ее все вместе одновременно, сыграли все, чтобы было положено, и закончили также одновременно, и когда мы посмотрели друг на друга, то заметили, что на лице у каждого из нас сияет улыбка, и это после все лишь одной песни. Я помню, как Брюэр сказал, что на то, чтобы сыграться, понадобится, как он думал, от шести до восьми месяцев. Но после того уикенда — трех дней — он заявил: ‘Мы готовы прямо сейчас’..."

(интервью журналу Vintage Guitar Magazine, перевод — неофиц. российская страница Grand Funk — gfr.enjoy.ru).

Благотворительный концерт с оркестром, сбор с которого пошел в пользу охваченной гражданской войной Боснии в Детройте, был записан и издан на двойном CD на радость фэнам. Группа там — в ударе, а симфонический оркестр только подчеркивает "роковость" перфоманса.

Был записан и новый материал, но целиком он так и не вышел из-за проблем с Capitol Records. Три новых песни появились лишь в 99-м на 3CD-сборнике "The Thirty Years Of Funk 1969-1999".

Однако через два года мы видим Марка вновь выступающим соло! Как же так? На этот вопрос он дает ответ поклонникам в специальном сообщении. Вот ключевые факты оттуда. (Оригинальный message занял бы две такие страницы!)



"После того, как в 70-х из-за Брюэра GFR распались, я стал выступать соло, целых 16 лет я сочинял и записывал музыку, давал концерты, один я из трех, кто что-либо делал для того, чтобы именя Grand Funk оставалось известным. Я всегда объявлял свой соло-концерт как Mark Farner of Grand Funk и не позволял промоутерам объявлять мои концерты как "Grand Funk". Точно так же Дон и Мэл могли назвать себя Don Brewer of Grand Funk, к примеру. В конце концов — GF — это только когда нас трое вместе — никаких замен!"

"Когда мы снова собрались вместе в 96-м, Брюэр высказал просьбу, чтобы я не выступал соло, чтобы не соревноваться с группой в целом. Я дал ясно понять, что я посвящу свои два года группе, а потом вернусь к соло-карьере, чтобы вся моя работа сольно не была впустую. Все-таки GFR были вместе 7 лет, а я играл сольно — 16."

"Я абсолютно понятно сказал Дону и Мэлу, что я не хочу участвовать в чем-либо, связанным с алкоголем и наркотиками внутри группы. "Партнеры" уверяли меня, что у них нет никаких проблем. Мел несколько раз говорил мне, как он рад, что все его проблемы с наркотиками — позади. Живьем у нас было несколько нестыковок, но это неизбежно. Быть на сцене, частью GFR — это всегда лучшая часть жизни для меня — из-за вас, фэнов! Но, все-таки, вне сцены у нас были трудности, в том, что касается дружбы и уважения друг к другу."

"Я сыграл с ними два года, и затем — еще год, и на третий год мы становились все дальше и дальше друг от друга, зачастую наши отношения стали просто дерьмовыми. Я сказал Мэлу и Дону в мае 98-го, что в 99-м я вернусь к сольной карьере — тогда они, казалось, меня поняли. Но затем менеджмент попросил нас сыграть еще 20-30 шоу как GFR в 99-м, в сочетании с 30 концертами соло. Я счел это разумным компромиссом."

"Теперь о той истории, которая до сих пор вызывает у меня боль. Я — отец четырех сыновей. Один из них, Джэйзон, пришел ко мне и попросил взять его со мной работать в турне. ‘Я хочу попытаться рассчитаться за все то плохое, что я тебе причинил’ — сказал мне он. Джэйзон ушел из дома в 17, покинул школу и пошел по каменистой дороге жизни, где на кону — гордость и независимость. Когда он пришел ко мне по своей воле — его слова для меня были подобны музыке и я ему, конечно, поверил. Он имел проблемы с законом на почве наркотиков, и я чувствовал искреннее его желание отвязаться от них. Я взял Джейзона как моего персонального ассистента. Но однажды ночью в августе (98) я узнал, что он продолжает принимать наркотики! Я думал, что я уведу его из той среды, но наркотики нашли его и здесь. Но не только мой сын — оказалось, что балуется ими еще и часть команды, и, к моему потрясению — Мел Шэчер! Я почувствовал себя обманутым и униженным теми, кому я доверял как друзьям… Это бывает у всех у нас в жизни… Я не оправдываю все, что произошло, а просто пытаюсь объяснить причины."

"Затем я пошел к Дону и сказал ему про Мела. "Пустяки" — ответил Дон. "Но это же незаконно!" Я все ему объяснил, насчет сына, и я не хотел, чтобы моя сольная карьера была как бы то ни было связана с наркотиками, все равно Дон продолжал — "Ерунда!". Когда Мел узнал, он чуть не подрался с Джейзоном, думая, что он его "заложил". Узнав об этом, я хотел надеть Мелу голову на задницу! Мне пришлось ждать день, чтобы успокоиться и быть готовым к нормальному разговору. "Джейзон — взрослый человек, и пусть сам о себе заботится" — отвечал Мел. Я объяснил, что не могу больше терпеть такую бессмыслицу. До апреля 99-го Дон писал мне письма по этому поводу… Например — "В твоей карьере не будет больше подъемов, так давай же закончим с Grand Funk и заберем то, что осталось еще на блюде" (имелись в виду деньги)."



Дальнейшая история включает в себя обвинения в письмах, нападки в прессе, угрозу судебного иска в случае, если Фарнер будет продолжать выступать как Mark Farner of Grand Funk, и многое другое — но подобные вещи происходили в истории каждой второй рок-группы, если не чаще… Так что не будем утомлять вас деталями. Добавлю только, что Дон пытался в контракте запретить Марку произносить со сцены на концертах GFR слова "God" и "Jesus"! Марк в ответ сослался на первую поправку к Конституции США.

А вот услышать на сольном концерте Марка Фарнера эти два магических слова, а также — первоклассный и проверенный временем хард-рок вы сможете, видимо, в середине февраля 2000 г. Посмотрим.



(по материалам официальных сайтов и Русской cтраницы GFR —

http://www.grandfunkrailroad.com/

http://www.markfarner.com/

http://gfr.enjoy.ru/)

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ






Rambler's Top100
[an error occurred while processing this directive]
Powered by ALIVE

ALIVE ARCHIVE

Impaler

GRAND FUNK RAILROAD

Миссия Элайва по хард-роковому просвещению оказалась под угрозой. Марк Фарнер, герой статьи, уже совсем было собрался приехать в Москву с концертами в декабре... Да вот – не судьба, видать.. Хотя группа-то все равно хорошая... Так что — читайте и ждите. Может, весной он и выберется! А для рассказа нам надо совершить небольшой прыжок во времени, в март 69-го, когда свой первый концерт в ангаре аэропорта Буффало, USA, давала тогда еще никому не знакомая американская команда...

Название это придумал менеджер группы (в группе которого Terry Knight and the Pack играли участники будущих GFR) — Терри Найт, и было оно всего лишь легкой модификацией реально существующего названия железной дороги — Grand Trunk Western Raiload. А фанк — это такой музыкальный стиль, если кто не в курсе. Но троица в составе Марк Фарнер — гитара, вокал, Мэл Шэчер — бас-гитара и Дон Брюэр — ударные, вокал, играла все же блюз-рок. По прошествии двух дисков слово railroad было отброшено, а группу ждала всемирная слава. Если не всемирная, то всеамериканская — уж точно. Сочетание близких американцам блюзовых корней, кажущейся (сперва) простоты и грубости и неподдельной тяжести и драйва тому причиной. А то, что это были свои, а не заокеанские звезды рока (такие, как Deep Purple, Uriah Heep, Black Sabbath), вносила в поклонение Grand Funk’у на родине блюза еще и нотки патриотизма… По продажам, в частности, "Closer to Home" они обошли любую другую группу в США в 70-м, уточняю — любого жанра!

Так прошло несколько супер-успешных лет (см. дискографию), но вдруг (в 72-м) группа решает разорвать контракт с Терри Найтом (действительно — очень талантливым менеджером, много сделавшим для группы… И, как они считали, изрядно их облапошившим). Следующий альбом после всех неурядиц вышел с новым рекрутом в лице Крэйга Фроста на клавишах, и показал другое лицо группы — теперь они играли музыку более спокойную, сложную и, пожалуй, что-то потеряли от былой энергетики. (Или музыканты просто выросли?) Но диск не стал провальным — продался хорошо, а на концертах были по-прежнему аншлаги. Один из таких концертов вконец озлобившийся Терри Найт хотел было сорвать — он считал, что группа была ему должна немалую сумму, и привел прямо перед концертом полисменов, чтобы конфисковать аппаратуру. Что ему сказали в ответ музыканты — уточнять не буду, а выступление все же состоялось — иначе "народных волнений" было бы не избежать.

Последовавший затем "We’re American Band" (спродюсированный Тоддом Рандгреном) стал пиком популярности GF, хотя лично я не совсем понимаю, что же там такого. Видно, полюбить американскую группу в должной мере могут лишь американские фэны? В дальнейшем были метания в арт, поп, распад, воссоединение без Шэчера в 80-м и вновь распад.

Паузах между существованием группы музыканты заполняли по-разному — Марк продолжал играть соло, выступал в группе Ринго Старра в 95-м, Дон помогал в турне различным музыкантам (среди них — Боб Сигер, Пэт Трэверс), Мел открыл музыкальный магазин, занимался ремонтом автомобилей и даже строил дома.

Сейчас нам, понятно, более всего интересна судьба Марка Фарнера — а случилось с ним вот что… Он стал born again christian’ом — т.е. "пробудившимся", если угодно. Не бойтесь — это не значит, что он попал в секту. Явление born again достаточно распространено в Америке и означает, что человек, уже крещеный, который вел вполне обычную (в данном случае — для рок-музыканта) жизнь, в какой-то момент вновь активно обращается к вере. Среди таких — Кен Хенсли (ex-Uriah Heep), Керри Ливгрен (ex-Kansas), и другие. Фарнер продолжал выпускать альбомы contemporary christian music. А это может быть что угодно, главное, как они говорят — the message. В частности, подобные "мессаги" регулярно появляются на вебсайте Фарнера — а обсуждаться может что угодно.

Наконец, в 96-м, через 13 лет после второго распада группы, когда Фарнер, Шэчер и Брюэр, почувствовав возрождение интереса публики к хард-року, снова объединились. Понятное дело — к всеобщим овациям.

"Мы с Мелом имели каждый по небольшой студии и часто собирались в одной из них поиграть и поговорить о старых временах. В конце концов Мел как-то сказал, что интересно было бы знать, как Дон отнесется к тому чтобы возродить группу. Был только один способ узнать это и Мел позвонил ему. Мы теперь говорим друг другу — Мел был подстрекателем (Марк смеется)!

После того как он позвонил Дону мы установили дату встречи и первой репетиции. Это была осень 1995 года. Мы устроились в бревенчатой хижине без крыши, на ранчо, недалеко от места, где жил Мел. Мы знали, что звук там будет достаточно хорошим, но тем не менее вставили затычки в уши!

Первой песней, которую мы сыграли, была "Are You Ready". Мы начали играть ее все вместе одновременно, сыграли все, чтобы было положено, и закончили также одновременно, и когда мы посмотрели друг на друга, то заметили, что на лице у каждого из нас сияет улыбка, и это после все лишь одной песни. Я помню, как Брюэр сказал, что на то, чтобы сыграться, понадобится, как он думал, от шести до восьми месяцев. Но после того уикенда — трех дней — он заявил: ‘Мы готовы прямо сейчас’..."

(интервью журналу Vintage Guitar Magazine, перевод — неофиц. российская страница Grand Funk — gfr.enjoy.ru).

Благотворительный концерт с оркестром, сбор с которого пошел в пользу охваченной гражданской войной Боснии в Детройте, был записан и издан на двойном CD на радость фэнам. Группа там — в ударе, а симфонический оркестр только подчеркивает "роковость" перфоманса.

Был записан и новый материал, но целиком он так и не вышел из-за проблем с Capitol Records. Три новых песни появились лишь в 99-м на 3CD-сборнике "The Thirty Years Of Funk 1969-1999".

Однако через два года мы видим Марка вновь выступающим соло! Как же так? На этот вопрос он дает ответ поклонникам в специальном сообщении. Вот ключевые факты оттуда. (Оригинальный message занял бы две такие страницы!)



"После того, как в 70-х из-за Брюэра GFR распались, я стал выступать соло, целых 16 лет я сочинял и записывал музыку, давал концерты, один я из трех, кто что-либо делал для того, чтобы именя Grand Funk оставалось известным. Я всегда объявлял свой соло-концерт как Mark Farner of Grand Funk и не позволял промоутерам объявлять мои концерты как "Grand Funk". Точно так же Дон и Мэл могли назвать себя Don Brewer of Grand Funk, к примеру. В конце концов — GF — это только когда нас трое вместе — никаких замен!"

"Когда мы снова собрались вместе в 96-м, Брюэр высказал просьбу, чтобы я не выступал соло, чтобы не соревноваться с группой в целом. Я дал ясно понять, что я посвящу свои два года группе, а потом вернусь к соло-карьере, чтобы вся моя работа сольно не была впустую. Все-таки GFR были вместе 7 лет, а я играл сольно — 16."

"Я абсолютно понятно сказал Дону и Мэлу, что я не хочу участвовать в чем-либо, связанным с алкоголем и наркотиками внутри группы. "Партнеры" уверяли меня, что у них нет никаких проблем. Мел несколько раз говорил мне, как он рад, что все его проблемы с наркотиками — позади. Живьем у нас было несколько нестыковок, но это неизбежно. Быть на сцене, частью GFR — это всегда лучшая часть жизни для меня — из-за вас, фэнов! Но, все-таки, вне сцены у нас были трудности, в том, что касается дружбы и уважения друг к другу."

"Я сыграл с ними два года, и затем — еще год, и на третий год мы становились все дальше и дальше друг от друга, зачастую наши отношения стали просто дерьмовыми. Я сказал Мэлу и Дону в мае 98-го, что в 99-м я вернусь к сольной карьере — тогда они, казалось, меня поняли. Но затем менеджмент попросил нас сыграть еще 20-30 шоу как GFR в 99-м, в сочетании с 30 концертами соло. Я счел это разумным компромиссом."

"Теперь о той истории, которая до сих пор вызывает у меня боль. Я — отец четырех сыновей. Один из них, Джэйзон, пришел ко мне и попросил взять его со мной работать в турне. ‘Я хочу попытаться рассчитаться за все то плохое, что я тебе причинил’ — сказал мне он. Джэйзон ушел из дома в 17, покинул школу и пошел по каменистой дороге жизни, где на кону — гордость и независимость. Когда он пришел ко мне по своей воле — его слова для меня были подобны музыке и я ему, конечно, поверил. Он имел проблемы с законом на почве наркотиков, и я чувствовал искреннее его желание отвязаться от них. Я взял Джейзона как моего персонального ассистента. Но однажды ночью в августе (98) я узнал, что он продолжает принимать наркотики! Я думал, что я уведу его из той среды, но наркотики нашли его и здесь. Но не только мой сын — оказалось, что балуется ими еще и часть команды, и, к моему потрясению — Мел Шэчер! Я почувствовал себя обманутым и униженным теми, кому я доверял как друзьям… Это бывает у всех у нас в жизни… Я не оправдываю все, что произошло, а просто пытаюсь объяснить причины."

"Затем я пошел к Дону и сказал ему про Мела. "Пустяки" — ответил Дон. "Но это же незаконно!" Я все ему объяснил, насчет сына, и я не хотел, чтобы моя сольная карьера была как бы то ни было связана с наркотиками, все равно Дон продолжал — "Ерунда!". Когда Мел узнал, он чуть не подрался с Джейзоном, думая, что он его "заложил". Узнав об этом, я хотел надеть Мелу голову на задницу! Мне пришлось ждать день, чтобы успокоиться и быть готовым к нормальному разговору. "Джейзон — взрослый человек, и пусть сам о себе заботится" — отвечал Мел. Я объяснил, что не могу больше терпеть такую бессмыслицу. До апреля 99-го Дон писал мне письма по этому поводу… Например — "В твоей карьере не будет больше подъемов, так давай же закончим с Grand Funk и заберем то, что осталось еще на блюде" (имелись в виду деньги)."



Дальнейшая история включает в себя обвинения в письмах, нападки в прессе, угрозу судебного иска в случае, если Фарнер будет продолжать выступать как Mark Farner of Grand Funk, и многое другое — но подобные вещи происходили в истории каждой второй рок-группы, если не чаще… Так что не будем утомлять вас деталями. Добавлю только, что Дон пытался в контракте запретить Марку произносить со сцены на концертах GFR слова "God" и "Jesus"! Марк в ответ сослался на первую поправку к Конституции США.

А вот услышать на сольном концерте Марка Фарнера эти два магических слова, а также — первоклассный и проверенный временем хард-рок вы сможете, видимо, в середине февраля 2000 г. Посмотрим.



(по материалам официальных сайтов и Русской cтраницы GFR —

http://www.grandfunkrailroad.com/

http://www.markfarner.com/

http://gfr.enjoy.ru/)

<<  >>


Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Grand Funk Railroad: Grand Funk Railroad

ALIVE ARCHIVE

Impaler

GRAND FUNK RAILROAD

Миссия Элайва по хард-роковому просвещению оказалась под угрозой. Марк Фарнер, герой статьи, уже совсем было собрался приехать в Москву с концертами в декабре... Да вот – не судьба, видать.. Хотя группа-то все равно хорошая... Так что — читайте и ждите. Может, весной он и выберется! А для рассказа нам надо совершить небольшой прыжок во времени, в март 69-го, когда свой первый концерт в ангаре аэропорта Буффало, USA, давала тогда еще никому не знакомая американская команда...

Название это придумал менеджер группы (в группе которого Terry Knight and the Pack играли участники будущих GFR) — Терри Найт, и было оно всего лишь легкой модификацией реально существующего названия железной дороги — Grand Trunk Western Raiload. А фанк — это такой музыкальный стиль, если кто не в курсе. Но троица в составе Марк Фарнер — гитара, вокал, Мэл Шэчер — бас-гитара и Дон Брюэр — ударные, вокал, играла все же блюз-рок. По прошествии двух дисков слово railroad было отброшено, а группу ждала всемирная слава. Если не всемирная, то всеамериканская — уж точно. Сочетание близких американцам блюзовых корней, кажущейся (сперва) простоты и грубости и неподдельной тяжести и драйва тому причиной. А то, что это были свои, а не заокеанские звезды рока (такие, как Deep Purple, Uriah Heep, Black Sabbath), вносила в поклонение Grand Funk’у на родине блюза еще и нотки патриотизма… По продажам, в частности, "Closer to Home" они обошли любую другую группу в США в 70-м, уточняю — любого жанра!

Так прошло несколько супер-успешных лет (см. дискографию), но вдруг (в 72-м) группа решает разорвать контракт с Терри Найтом (действительно — очень талантливым менеджером, много сделавшим для группы… И, как они считали, изрядно их облапошившим). Следующий альбом после всех неурядиц вышел с новым рекрутом в лице Крэйга Фроста на клавишах, и показал другое лицо группы — теперь они играли музыку более спокойную, сложную и, пожалуй, что-то потеряли от былой энергетики. (Или музыканты просто выросли?) Но диск не стал провальным — продался хорошо, а на концертах были по-прежнему аншлаги. Один из таких концертов вконец озлобившийся Терри Найт хотел было сорвать — он считал, что группа была ему должна немалую сумму, и привел прямо перед концертом полисменов, чтобы конфисковать аппаратуру. Что ему сказали в ответ музыканты — уточнять не буду, а выступление все же состоялось — иначе "народных волнений" было бы не избежать.

Последовавший затем "We’re American Band" (спродюсированный Тоддом Рандгреном) стал пиком популярности GF, хотя лично я не совсем понимаю, что же там такого. Видно, полюбить американскую группу в должной мере могут лишь американские фэны? В дальнейшем были метания в арт, поп, распад, воссоединение без Шэчера в 80-м и вновь распад.

Паузах между существованием группы музыканты заполняли по-разному — Марк продолжал играть соло, выступал в группе Ринго Старра в 95-м, Дон помогал в турне различным музыкантам (среди них — Боб Сигер, Пэт Трэверс), Мел открыл музыкальный магазин, занимался ремонтом автомобилей и даже строил дома.

Сейчас нам, понятно, более всего интересна судьба Марка Фарнера — а случилось с ним вот что… Он стал born again christian’ом — т.е. "пробудившимся", если угодно. Не бойтесь — это не значит, что он попал в секту. Явление born again достаточно распространено в Америке и означает, что человек, уже крещеный, который вел вполне обычную (в данном случае — для рок-музыканта) жизнь, в какой-то момент вновь активно обращается к вере. Среди таких — Кен Хенсли (ex-Uriah Heep), Керри Ливгрен (ex-Kansas), и другие. Фарнер продолжал выпускать альбомы contemporary christian music. А это может быть что угодно, главное, как они говорят — the message. В частности, подобные "мессаги" регулярно появляются на вебсайте Фарнера — а обсуждаться может что угодно.

Наконец, в 96-м, через 13 лет после второго распада группы, когда Фарнер, Шэчер и Брюэр, почувствовав возрождение интереса публики к хард-року, снова объединились. Понятное дело — к всеобщим овациям.

"Мы с Мелом имели каждый по небольшой студии и часто собирались в одной из них поиграть и поговорить о старых временах. В конце концов Мел как-то сказал, что интересно было бы знать, как Дон отнесется к тому чтобы возродить группу. Был только один способ узнать это и Мел позвонил ему. Мы теперь говорим друг другу — Мел был подстрекателем (Марк смеется)!

После того как он позвонил Дону мы установили дату встречи и первой репетиции. Это была осень 1995 года. Мы устроились в бревенчатой хижине без крыши, на ранчо, недалеко от места, где жил Мел. Мы знали, что звук там будет достаточно хорошим, но тем не менее вставили затычки в уши!

Первой песней, которую мы сыграли, была "Are You Ready". Мы начали играть ее все вместе одновременно, сыграли все, чтобы было положено, и закончили также одновременно, и когда мы посмотрели друг на друга, то заметили, что на лице у каждого из нас сияет улыбка, и это после все лишь одной песни. Я помню, как Брюэр сказал, что на то, чтобы сыграться, понадобится, как он думал, от шести до восьми месяцев. Но после того уикенда — трех дней — он заявил: ‘Мы готовы прямо сейчас’..."

(интервью журналу Vintage Guitar Magazine, перевод — неофиц. российская страница Grand Funk — gfr.enjoy.ru).

Благотворительный концерт с оркестром, сбор с которого пошел в пользу охваченной гражданской войной Боснии в Детройте, был записан и издан на двойном CD на радость фэнам. Группа там — в ударе, а симфонический оркестр только подчеркивает "роковость" перфоманса.

Был записан и новый материал, но целиком он так и не вышел из-за проблем с Capitol Records. Три новых песни появились лишь в 99-м на 3CD-сборнике "The Thirty Years Of Funk 1969-1999".

Однако через два года мы видим Марка вновь выступающим соло! Как же так? На этот вопрос он дает ответ поклонникам в специальном сообщении. Вот ключевые факты оттуда. (Оригинальный message занял бы две такие страницы!)



"После того, как в 70-х из-за Брюэра GFR распались, я стал выступать соло, целых 16 лет я сочинял и записывал музыку, давал концерты, один я из трех, кто что-либо делал для того, чтобы именя Grand Funk оставалось известным. Я всегда объявлял свой соло-концерт как Mark Farner of Grand Funk и не позволял промоутерам объявлять мои концерты как "Grand Funk". Точно так же Дон и Мэл могли назвать себя Don Brewer of Grand Funk, к примеру. В конце концов — GF — это только когда нас трое вместе — никаких замен!"

"Когда мы снова собрались вместе в 96-м, Брюэр высказал просьбу, чтобы я не выступал соло, чтобы не соревноваться с группой в целом. Я дал ясно понять, что я посвящу свои два года группе, а потом вернусь к соло-карьере, чтобы вся моя работа сольно не была впустую. Все-таки GFR были вместе 7 лет, а я играл сольно — 16."

"Я абсолютно понятно сказал Дону и Мэлу, что я не хочу участвовать в чем-либо, связанным с алкоголем и наркотиками внутри группы. "Партнеры" уверяли меня, что у них нет никаких проблем. Мел несколько раз говорил мне, как он рад, что все его проблемы с наркотиками — позади. Живьем у нас было несколько нестыковок, но это неизбежно. Быть на сцене, частью GFR — это всегда лучшая часть жизни для меня — из-за вас, фэнов! Но, все-таки, вне сцены у нас были трудности, в том, что касается дружбы и уважения друг к другу."

"Я сыграл с ними два года, и затем — еще год, и на третий год мы становились все дальше и дальше друг от друга, зачастую наши отношения стали просто дерьмовыми. Я сказал Мэлу и Дону в мае 98-го, что в 99-м я вернусь к сольной карьере — тогда они, казалось, меня поняли. Но затем менеджмент попросил нас сыграть еще 20-30 шоу как GFR в 99-м, в сочетании с 30 концертами соло. Я счел это разумным компромиссом."

"Теперь о той истории, которая до сих пор вызывает у меня боль. Я — отец четырех сыновей. Один из них, Джэйзон, пришел ко мне и попросил взять его со мной работать в турне. ‘Я хочу попытаться рассчитаться за все то плохое, что я тебе причинил’ — сказал мне он. Джэйзон ушел из дома в 17, покинул школу и пошел по каменистой дороге жизни, где на кону — гордость и независимость. Когда он пришел ко мне по своей воле — его слова для меня были подобны музыке и я ему, конечно, поверил. Он имел проблемы с законом на почве наркотиков, и я чувствовал искреннее его желание отвязаться от них. Я взял Джейзона как моего персонального ассистента. Но однажды ночью в августе (98) я узнал, что он продолжает принимать наркотики! Я думал, что я уведу его из той среды, но наркотики нашли его и здесь. Но не только мой сын — оказалось, что балуется ими еще и часть команды, и, к моему потрясению — Мел Шэчер! Я почувствовал себя обманутым и униженным теми, кому я доверял как друзьям… Это бывает у всех у нас в жизни… Я не оправдываю все, что произошло, а просто пытаюсь объяснить причины."

"Затем я пошел к Дону и сказал ему про Мела. "Пустяки" — ответил Дон. "Но это же незаконно!" Я все ему объяснил, насчет сына, и я не хотел, чтобы моя сольная карьера была как бы то ни было связана с наркотиками, все равно Дон продолжал — "Ерунда!". Когда Мел узнал, он чуть не подрался с Джейзоном, думая, что он его "заложил". Узнав об этом, я хотел надеть Мелу голову на задницу! Мне пришлось ждать день, чтобы успокоиться и быть готовым к нормальному разговору. "Джейзон — взрослый человек, и пусть сам о себе заботится" — отвечал Мел. Я объяснил, что не могу больше терпеть такую бессмыслицу. До апреля 99-го Дон писал мне письма по этому поводу… Например — "В твоей карьере не будет больше подъемов, так давай же закончим с Grand Funk и заберем то, что осталось еще на блюде" (имелись в виду деньги)."



Дальнейшая история включает в себя обвинения в письмах, нападки в прессе, угрозу судебного иска в случае, если Фарнер будет продолжать выступать как Mark Farner of Grand Funk, и многое другое — но подобные вещи происходили в истории каждой второй рок-группы, если не чаще… Так что не будем утомлять вас деталями. Добавлю только, что Дон пытался в контракте запретить Марку произносить со сцены на концертах GFR слова "God" и "Jesus"! Марк в ответ сослался на первую поправку к Конституции США.

А вот услышать на сольном концерте Марка Фарнера эти два магических слова, а также — первоклассный и проверенный временем хард-рок вы сможете, видимо, в середине февраля 2000 г. Посмотрим.



(по материалам официальных сайтов и Русской cтраницы GFR —

http://www.grandfunkrailroad.com/

http://www.markfarner.com/

http://gfr.enjoy.ru/)

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ



ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

Всё о мире тяжёлой музыки, металле, альтернативе и Ню-метале. Добро пожаловать на территорию для настоящих хардкорных мужчин, которые знают толк в железных рифах. Последние новости отечественной и зарубежной рок-сцены, обзоры новых музыкальных альбомов, дебюты и возрождения, распады и воссоединения самых заметных и талантливых групп этого и прошлого столетия! Металлика уже не торт? Дэйв Гролл – лучший барабанщик планеты? Что думает Оззи Осборн о Джастине Бибере? Это ТОТАЛМЕТАЛ! Это – мы! Добро пожаловать!

... A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-Я

Created by TMN Team, MCMXCXIX-MMVIII