TMN

Total Metal Net

Louder than before!
Rambler's Top100
Анонсы
Новости
Рецензии
Статьи
Группы
Викторина
Проект
TMN предлагает
К посетителям
ALIVE
Архив
Контакты

На правах рекламы:
Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Judas Priest: Judas Priest Story Vol.1

ALIVE ARCHIVE

Troublemaker

JUDAS PRIEST STORY VOL.1

Про Judas Priest за долгие годы существования группы было написано немало. Пожалуй, нет ни одного солидного музыкального издания, которое ни разу не упоминало бы эту группу. Настал и наш черед отдать воздать дань великому коллективу, благодаря которому и сформировался стиль heavy metal в его классическом проявлении. Ведь именно Judas Priest на протяжении почти трех десятилетий задавали тон в этом направлении, как в музыке, так и в сценическом антураже.

Большинство рок-энциклопедий, публикуя историю группы, начинали с того, что Прист был рожден тандемом Типтон-Халфорд-Даунинг, хотя на самом деле эта троица появилась в группе намного позже ее создания. Основателем коллектива был Алан Аткинс, которого либо не упоминают вовсе, либо касаются его личности весьма поверхностно, информируя лишь о том, что Алан был оригинальным вокалистом группы. Мы же начнем рассказ о легенде хэви-метал именно с этого, далеко не последнего персонажа в истории Judas Priest.

Джон Алан Аткинс родился в конце сороковых годов в пригороде Бирмингема - местечке Уэст Бромвич. С ранних лет он стал интересоваться музыкой и начал свой творческий путь в 14 лет в качестве барабанщика. В 1965 году Алан вместе со своим другом детства Бруно Степпенхиллом, игравшем на гитаре, организовал свою первую группу под названием The Bitter Sweet. Эл играл на барабанах и пел, однако вскоре понял, что второе у него получается намного лучше. Решив сконцентрироваться на вокале, Алан также стал учиться играть на гитаре и гармонике. В то же время Бруно решил переквалифицироваться из басиста в гитариста. Сменив инструменты, друзья меняют и название на Blue Condition - это название Аткинс взял из альбома Cream "Disreeli Gears". "Тогда я очень увлекался такими группами, как Who, Free и Cream", - вспоминает Эл, - "Cream очень сильно повлияли на нас". Помимо Эла и Бруно к группе присоединились Pete Boot (бас) и Dave Goodman (гитара). Поиграв без какого-либо успеха, Эл и Бруно расстаются со своими коллегами и переименовываются в Sugar Stack. В этот период в группе играли гитаристы Джефф Фарниван и Мик Ривес, а также барабанщик Джон Партридж. Команда исполняла блюзы, играя по маленьким клубам и пабам Британии. Вскоре полное отсутствие успеха вынуждает обоих гитаристов уйти, и группа прекратила свое существование, так и не успев развиться.

В сентябре 1969 года Эл, Бруно и Джон Партридж решили, что настало время создать настоящую группу, с которой можно было бы, наконец, вырваться из стен местных пабов и прорваться на большую сцену. Со временем их мечта сбылась, но не совсем так, как они планировали - группа в конце концов добилась всемирного успеха, но уже без их участия. Но об этом позже, а пока Элу, Бруно и Джону требовались новый гитарист и новое название. Во время поиска гитариста на горизонте появился некий Кей Кей Доунинг, который, впрочем, исчез так же внезапно, как и появился. Вскоре к группе присоединился молодой парень из Бирмингема, которого звали Эрнст Чатуэй. Несмотря на то, что ему было всего 17 лет, Эрнст среди них был самым опытным и образованным музыкантом - помимо гитары он играл на клавишных и гармонике, и уже успел поиграть с Black Sabbath, которые в то время были уже у всех на слуху. Даже само название Black Sabbath производило на окружающих сильное впечатление, в том числе и на Бруно Степпенхилла. Ему и пришла идея дать такое название новой группе, которое смогло бы сразу привлечь к ней внимание потенциального слушателя. Будучи по натуре человеком противоречивым, Бруно решил, что и в названии должно быть заложено это свойство. Именно такое название он и нашел в песне Боба Дилана "Ballad Of Frankie Lee and Judas Priest".

Итак, укомплектовавшись в составе Эл, Бруно, Джон и Эрни, Judas Priest принялись за репетиции. Как и всякая настоящая рок-группа, ребята стали писать свой собственный материал, хотя не оставляли без внимания и чужие вещи - в основном это был материал таких групп, как Spirit и Quick Silver Messenger Service. Спустя некоторое время парень по имени Alan Eade из Ace Management откликнулся на объявление, которое группа дала в местной газете. Он организовал молодым музыкантам несколько концертов, после чего привел в студию и помог записать пару вещей, написанных Элом - 'Good Time Woman' и 'We'll Stay Together'. Готовый материал был разослан в разные звукозаписывающие компании. "Нами заинтересовались люди из Harvest и Immediate Records, - вспоминает Алан, - "и мы решили дать для них промо-концерт в George Hotel. Среди публики в ту ночь был другой местный вокалист, также из Бромвича - Роберт Плант. Нас познакомили, и между нами завязалась дружба. Помню, как Роберт позже не раз обращался ко мне с просьбой одолжить ему микрофон, так как мой был лучше, чем его". После концерта люди из Immediate Records предложили Judas Priest сотрудничество. "Мы подписали контракт на три года", - говорит Эл, - "а наш менеджер (Alan Eade - R.) в честь этого события устроил нам вечеринку в своем доме с большим количеством шампанского. Мы принялись за подбор материала для первого альбома, но мыльный пузырь наших надежд лопнул через два месяца - Алан принес нам плохие новости о том, что наша звукозаписывающая компания обанкротилась. Нам нелегко было смириться с этим горьким известием - ведь это означало, что все нужно начинать с начала".

В 1970 году группа регулярно давала концерты, но что касается самой музыки, то у участников группы появлялось все больше разногласий. Алан все больше поддавался веяниям жесткого рока, предпочитая его блюзу - первоначальному направлению группы. Остальные к таким переменам были не готовы и к середине года приняли решение разойтись, тем более что отсутствие контракта и сумрачные перспективы не вселяли оптимизма и уверенности в завтрашнем дне. Бруно переехал в Данию и нашел там работу. Эрни уехал в Лондон, а Джон - в Стоурбридж. Техник группы также не остался без дела и нанялся работать к Яну Пейсу из Deep Purple. Сам Эл занялся личной жизнью. Он узаконил свои супружеские отношения и на короткое время превратился в домоседа.

К концу 1970 года душа рокера снова позвала Эла на поиски новой группы. Одним осенним вечером он забрел на репетиционную базу под названием Holy Joe's в Wendesbury. Как раз в тот момент там репетировала молодая команда под названием Freight. "Я послушал, как они играют, и мне они сразу понравились. Я увидел трех безумных чуваков с длинными хайрами, которыми они активно трясли. Один из них был K. K. Даунинг, с которым я уже виделся год назад. Двумя остальными были басист Ian Hill по прозвищу "Череп" и ударник Джон Эллис".

K.K. Downing (настоящее имя - Kenneth) родился 27 октября 1951 года в Бирмингеме. Его родители, как и большинство жителей этого индустриального города, были представителями рабочего класса. В свои юные годы Кен был трудным подростком и постоянно вступал в конфликты со всеми, кто его окружал: школой, полицией и родителями. В 15 лет он бросил школу и, наверное, так и остался бы оболтусом и раздолбаем, если бы не услышал Джимми Хендрикса и Cream, музыка которых просто потрясла худощавого и тщедушного подростка. Хендрикс и Клэптон полностью перевернули жизнь Даунинга. "Отныне ничто не интересовало меня", - вспоминает Кен, - "ничто, кроме музыки". Этот интерес заставил его найти работу, и через некоторое время Кен купил две свои самые первые пластинки (конечно же, это были альбомы Cream и Джимми Хендрикса) и акустическую гитару за 15 фунтов. "Когда у меня появился инструмент", - вспоминает Кен, - "я решил купить сборник аккордов. В то время я и пара моих друзей собирались по вечерам у кого-нибудь дома, и соревновались в количестве выученных аккордов. Я стал первым, кто смог взять барэ - так я и начал играть на гитаре. Однако, мои кумиры, которых я слушал на пластинках, играли на электрогитарах. Естественно, я тоже хотел играть на "электрике", но поскольку тогда я не мог позволить себе такую роскошь, я сам собрал электрогитару из кусков дерева".

Вторым человеком, которого увидел на той репетиционной базе Алан Аткинс, был Ян Хилл, ближайший друг К.К. Даунинга. Они были почти ровесниками (Ян родился 20 января 1952 года в Уэст Бромвиче), и познакомились, сидя на соседних горшках в детском саду - будущим рок-звездам было тогда по 5 лет. Вскоре друзья пошли вместе в одну школу. Честно говоря, до совершеннолетнего возраста они не особо-то и ладили - маленький и хлипкий Кен нередко получал пендаля от более рослого и крепкого Яна. В отличие от Кена, Яну повезло больше - его отец был музыкантом и играл на дабл-басе, и уже в 13 лет Ян брал уроки у своего отца. После смерти отца (тогда Яну было 15) он приобрел свою первую бас-гитару. На самом деле это была обычная шестиструнная гитара, но после кропотливой работы по удалению лишних струн гитара превратилась в басуху.

Тесная дружба и первые совместные музыкальные шаги Кена и Яна начались после события, которое привело обоих в состояние шока - это было 18 сентября 1970 года, когда они узнали о смерти Джимми Хендрикса. "Хендрикс был моим идолом", - говорит Кен, чьи стены были увешаны в то время плакатами чернокожего гитариста. - "Я помню, как я вернулся с работы в тот вечер, и моя мама сказала мне, что Хендрикс умер. Сначала я просто не поверил ей".

Вскоре Кен и Ян встретились вновь. "Однажды мы буквально столкнулись лбами", - вспоминает эту историческую встречу Ян Хилл, - "мы начали обсуждать наши музыкальные интересы и выяснили, что нам обеим нравится Cream, Хендрикс и Джон Майалл. Вот тогда-то мы и решили собрать свою собственную группу".

Посадив за барабаны своего старого школьного приятеля Джона Эллиса, два тинэйджера таким образом сформировали "трио прогрессивного блюза" - именно так они окрестили свое творчество. В то время в помещении старой церковной школы была организована репетиционная база для молодых музыкантов - там и начали воплощать в жизнь свои музыкальные фантазии трое парней. Именно там и наткнулся на них Алан Аткинс, что кстати, не было чистой случайностью - дело в том, что Holy Joe было единственным местом, где репетировали рокеры. Среди прочих здесь тусовались такие молодые команды, как Slade (тогда еще под названием The Ambrose Slade) и Thin Lizzy. "Это было очень известное место", - подтверждает Даунинг. - "Мы платили около пяти шиллингов (40 центов) за дневную аренду одного из старых классов. Все остальные музыканты тоже ходили туда, потому что больше репетировать было негде - только там можно было выстраивать звук на полную громкость!".

Надо сказать, что Алан появился как раз вовремя, он и стал тем недостающим звеном, которое требовалось для полноценной рок-группы. "Алан был достаточно опытным музыкантом", - говорит К. К., - "помимо вокалиста он был неплохим барабанщиком и гитаристом, и к тому же он умел сочинять песни. Алан был впечатлен нашей игрой, а мы в свою очередь согласились взять его в группу".

На Алана действительно произвело впечатление молодое трио. Единственное, что ему не нравилось - это название группы, и Алан предложил использовать название его старой команды. Идея пришлась по вкусу всем остальным - и Judas Priest обрел свою вторую жизнь в новом составе и с новым репертуаром.

Первое выступление обновленных Пристов состоялось 16 марта 1971 года в концертном зале St. John's Hall в Эссингтоне. На концерт в тот день пришло человек 60 - 70. Принимая во внимание то, что это было самое первое выступление группы, такое количество зрителей можно считать своего рода аншлагом. Концертная программа состояла из собственных композиций, написанных Аткинсом, кавера Хендрикса 'Spanish Castle Magic' и песен группы Qatermass, которая в то время весьма серьезно котировалась. Касаясь каверов других исполнителей, стоит сказать, что уже тогда Priest отказались от стандартной схемы "снимания" песен "в ноль" - они исполняли чужой репертуар в своей собственной манере, порой переделывая оригиналы до неузнаваемости. Позже этот подход сталь применяться и на всех студийных работах Judas Priest во время записи чужих вещей. Вообще-то, К. К. Даунингу никогда не доставляло удовольствия разучивать чужой материал: "Достаточно часто на разных вечеринках нас просили сыграть какую-нибудь популярную песню. Но помимо наших собственных песен, я знал не так много вещей".

Первыми песнями Judas Priest стали 'Mind Conception' и 'Holy Is The Man'. Эти номера услышал друг группы Дэвид Корк, и предложил свою помощь в записи демо. Для этого он привел ребят в студию компании Zella Records, и результатом этого стало двухпесенное демо, которое, тем не менее, не вышло за пределы стен студии. Произошло это во многом по вине самих музыкантов, которые пропустили советы звукорежиссеров мимо ушей, и записали партии всех инструментов вживую и без наложений.

Несмотря на это, группа продолжала концертную деятельность - так, в октябре 71-го группа выступила на "разогреве" у Slade. Этот концерт стал последним для ударника Джона Эллиса в составе группы, который покинул Judas Priest все по той же банальной причине - полное отсутствие денег и перспектив. Своим уходом Джон Эллис положил начало хронической текучке барабанщиков, которые сменяли друг друга с той же интенсивностью, что и премьер-министры Российской Федерации в период правления первого российского президента.

Первым после Эллиса в этой веренице стал Alan 'Skip' Moore, поигравший в Priest до конца года, после чего он ушел в Sundance. Примечательно и то, что, как и K. K. Даунинг в свое время, Мур не исчез окончательно, а впоследствии пересекся с коллективом вновь.

Вслед за Муром за барабанной установкой появился чернокожий Chris Campbell по прозвищу "Конго" (по всей видимости, эта кличка досталась ему в награду за прическу "афро", напоминавшую огромный черный шар для боулинга). К этому времени наша бирмингемская четверка не только "разогревала" такие команды, как Status Quo и Thin Lizzy, но уже и сама приглашала к себе на "разогрев" молодые группы, среди которых были, например, Magnum.

К 1972-му году Judas Priest уже ушел далеко за пределы местных концертных площадок, играя в Ливерпуле, Манчестере и даже изредка выбираясь в Лондон, хотя самый первый концерт в столице туманного Альбиона оставил далеко не самые приятные воспоминания. Даунинг: "Наш первый лондонский концерт был просто ужасным! Нам пришлось играть в каком-то сарае на заднем дворе одного из пабов, и это выступление полностью разрушило все наши иллюзии. Приехав из провинции, мы думали, что выступление в Лондоне - это будет наш первый серьезный шаг к успеху, но в данной ситуации это был явно не тот случай!"

По мере увеличения числа концертов и без того скудное содержимое карманов музыкантов стремительно таяло, уходя на покрытие дорожных расходов. Это удручающее обстоятельство вынудило Алана и чернокожего барабанщика сказать "good bye" Кену с Яном. "Несмотря на то, что мы уже прошли через многое, мы не могли прыгнуть выше головы", - комментирует свое тогдашнее решение Аткинс. - "К тому же, у группы до сих пор не было контракта на запись пластинки. Напряженная финансовая ситуация была для меня серьезной проблемой - мне надо было заботиться о подрастающей дочери. Поэтому я и распрощался с Пристами и устроился на работу. "Конго" тоже покинул группу, а наш техник ушел на работу к Ангусу Янгу из АС/DC. Все, кроме Кена и Яна, думали, что это означает конец для группы, но они тотчас принялись за поиски новых музыкантов. Незадолго до ухода я написал песню 'Whiskey Woman', которая впоследствии стала одной из классических вещей Judas Priest - парень, который занял мое место за микрофонной стойкой (его звали Роб Халфорд), написал вещь 'Red Light Lady', а потом две эти песни соединил в одну, и получилась 'Victim Of Changes'. Поработав пару месяцев на "нормальной" работе с 9 до 5, я чуть не свихнулся", - продолжает Алан, - "В конце концов, я послал эту работу куда подальше, и сколотил вместе с моими старыми приятелями Бруно Степпенхиллом и ударником Питом Бутом (ex-Budgie) новую команду под названием Lion".

На этот раз Аткинс расстался с Judas Priest окончательно. Сейчас сложно говорить о том, что его могло ожидать, если бы он был более оптимистично настроен в отношении перспектив группы, но, как бы то ни было, Аткинс внес свой вклад в становление Judas Priest, что, кстати, позволяет ему получать немалые деньги за использование названия группы и продажи первых двух альбомов коллектива, на которых есть песни, написанные Аткинсом.

Оставшиеся К.К. и Ян, хоть и переживали, что группа развалилась прямо на глазах, твердо решили двигаться дальше. Многие посчитали это упорство таким же бессмысленным, как и попытку пересечь вплавь Тихий океан, но у Кена по этому поводу было свое мнение: "Мы никогда не говорили: "Все кончено, пора расходиться", и со временем дела у нас медленно, но верно пошли в гору. К моменту выхода нашего первого альбома мы уже играли вместе четыре года. Мы играли по пабам, надеясь получить контракт на запись альбома. Как-то раз, играя в Ливерпуле, мы заявили о себе, как о группе, которая записывается на Atlantic Records, но на самом деле у нас не было тогда вообще никакого контракта".

Решающую роль в судьбе группы сыграла женщина - Кэрол Хайлз, подруга Кена. Как-то раз на репетицию группы она привела свою подругу Сью Халфорд. Яну Хиллу эта девушка очень понравилась, и он принялся активно за ней ухаживать. Вскоре выяснилось, что у Сью есть брат, его зовут Роб, и он поет в группе под весьма оригинальным названием "Hiroshima".

Роб Халфорд исполнил свою первую вокальную партию 25 августа 1951 в Сэттон Колфилде, когда появился на свет. В возрасте 9 лет Роб стал развивать свои вокальные данные, посещая школьный хор, но по-настоящему он заинтересовался музыкой лишь через 6 лет. "Я стал петь в своей первой группе, когда еще учился в школе, " - вспоминает Роб, - "Мне было тогда лет 15. Группа называлась Thark, а наш лидер-гитарист был по совместительству нашим школьным учителем. Мы играли кавера Yardbirds, Free, Джими Хендрикса и Rolling Stones. Честно говоря, в то время я не очень серьезно относился к музыке. Я закончил школу и абсолютно не знал, что делать дальше, и начать карьеру рок-музыканта мне совершенно не приходило в голову".

Вскоре после окончания школы Роб Халфорд наткнулся на объявление в местной газете о вакансии осветителя в городском театре Волверхэмптона. Устроившись туда на работу, Роб в свободное от основной работы время стал участвовать в любительских театральных постановках. Вскоре он понял, что находиться на сцене - куда более интересное занятие, чем стоять с осветительной "пушкой" за кулисами. Но чтобы по настоящему освоить сценическое искусство, надо было провести немало времени на репетициях, оттачивая свое мастерство, и вскоре Халфорд бросает работу осветителя и уходит из театра. Халфорд: "Когда я ушел из театра, я всерьез решил заняться музыкой, но я не был уверен в своих силах и в том, смогу ли я чего-то достичь на этом поприще. В то время я стоял на перепутье, и мое собственное будущее виделось мне весьма туманным. Сначала я пел в группе Lord Lucifer, а потом перешел в Hiroshima. Именно тогда я и увлекся роком. Я пел в "Хиросиме" около года, а потом присоединился к Пристам".

"Однажды Сью сказала мне, что у нее на примете есть для меня работа", - рассказывает Роб, - "и я отправился к Яну и Кену. В течение нескольких часов мы говорили о музыке, и выяснилось, что им помимо вокалиста нужен еще и барабанщик, и я предложил им в качестве кандидата Джона Хинча, с которым я играл в "Хиросиме". После этого мы вчетвером отправились в Holy Joe и играли всю ночь напролет. Им понравился мой вокал и игра Джона на барабанах, и под утро они объявили нам, что мы приняты в группу. Забавно, но позже выяснилось, что одной из причин того, что меня взяли в группу, было то, что во время нашей первой встречи я стал подпевать песням, которые играли по радио, и К. К. потом признался, что он ничего подобного раньше не слышал".

"Это так", - вторит Робу К.К., - "я услышал, как он подпевает Дорис Дэй, и меня это очень впечатлило. Вдобавок к этому, Роб умел играть на губной гармошке, а в то время это было очень модно".

Была еще одна причина тому, что Роб и Джон недолго утруждали себя раздумьями по поводу присоединения к Judas Priest. Дело в том, что аппаратура у Пристов была гораздо круче, чем у "Хиросимы", и у Пристов был собственный мини-автобус!

Итак, костяк группы был сформирован, и группа принялась с удвоенной энергией за концертную деятельность и написание новых песен. "У нас были блюзовые корни", - говорит Халфорд. - "К. К. все еще был под сильным влиянием Хендрикса, но у нас уже начал вырисовываться собственный стиль. Я сам к тому времени перешел на более профессиональный уровень. И все мы решили, что достигнем наилучших результатов, если будем писать как можно больше собственных песен".

1974 год начался для Judas Priest с очередной серии британских концертов, после которых Присты впервые совершили прорыв за пределы туманного Альбиона - с 19 февраля по 15 марта они выступали в Германии и Голландии. Однако, эта первая вылазка в Европу посреди морозной зимы не оставила приятных воспоминаний: "Я прекрасно помню это турне", - вспоминает Халфорд, поеживаясь в кресле, словно его облили холодной водой. - "Помню, как мы спали на задних сиденьях нашего автобуса, а утром умывались и чистили зубы прямо на снегу. Спать в промерзшем автобусе было невозможно, но нам приходилось идти на это, чтобы сэкономить деньги на гостинице. А под Штутгартом мы застряли при 28-градусном морозе с замерзшим двигателем!"

Вернувшись в Англию, Judas Priest провели пару недель в клубных выступлениях, после чего отправились в Норвегию. Там до них дошло известие, что ими заинтересовалась звукозаписывающая компания "Gull": "Они обратили на нас внимание, когда мы играли в "Marquee"," - говорит К.К., - "и хотя музыка им наша вряд ли понравилась, они, тем не менее, проявили к нам интерес, увидев реакцию публики на нашем концерте". 6 апреля 1974 года ребята приехали в Лондон для того, чтобы подписать контракт. Несмотря на ряд не самых лучших условий, выдвинутых представителями фирмы, Роб, К.К, Ян и Джон были очень рады тому, что у них, наконец, появилась возможность записать свой первый альбом.

Ну а о том, что случилось дальше, вы узнаете в следующем номере "Alive"!

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ






Rambler's Top100
[an error occurred while processing this directive]
Powered by ALIVE

ALIVE ARCHIVE

Troublemaker

JUDAS PRIEST STORY VOL.1

Про Judas Priest за долгие годы существования группы было написано немало. Пожалуй, нет ни одного солидного музыкального издания, которое ни разу не упоминало бы эту группу. Настал и наш черед отдать воздать дань великому коллективу, благодаря которому и сформировался стиль heavy metal в его классическом проявлении. Ведь именно Judas Priest на протяжении почти трех десятилетий задавали тон в этом направлении, как в музыке, так и в сценическом антураже.

Большинство рок-энциклопедий, публикуя историю группы, начинали с того, что Прист был рожден тандемом Типтон-Халфорд-Даунинг, хотя на самом деле эта троица появилась в группе намного позже ее создания. Основателем коллектива был Алан Аткинс, которого либо не упоминают вовсе, либо касаются его личности весьма поверхностно, информируя лишь о том, что Алан был оригинальным вокалистом группы. Мы же начнем рассказ о легенде хэви-метал именно с этого, далеко не последнего персонажа в истории Judas Priest.

Джон Алан Аткинс родился в конце сороковых годов в пригороде Бирмингема - местечке Уэст Бромвич. С ранних лет он стал интересоваться музыкой и начал свой творческий путь в 14 лет в качестве барабанщика. В 1965 году Алан вместе со своим другом детства Бруно Степпенхиллом, игравшем на гитаре, организовал свою первую группу под названием The Bitter Sweet. Эл играл на барабанах и пел, однако вскоре понял, что второе у него получается намного лучше. Решив сконцентрироваться на вокале, Алан также стал учиться играть на гитаре и гармонике. В то же время Бруно решил переквалифицироваться из басиста в гитариста. Сменив инструменты, друзья меняют и название на Blue Condition - это название Аткинс взял из альбома Cream "Disreeli Gears". "Тогда я очень увлекался такими группами, как Who, Free и Cream", - вспоминает Эл, - "Cream очень сильно повлияли на нас". Помимо Эла и Бруно к группе присоединились Pete Boot (бас) и Dave Goodman (гитара). Поиграв без какого-либо успеха, Эл и Бруно расстаются со своими коллегами и переименовываются в Sugar Stack. В этот период в группе играли гитаристы Джефф Фарниван и Мик Ривес, а также барабанщик Джон Партридж. Команда исполняла блюзы, играя по маленьким клубам и пабам Британии. Вскоре полное отсутствие успеха вынуждает обоих гитаристов уйти, и группа прекратила свое существование, так и не успев развиться.

В сентябре 1969 года Эл, Бруно и Джон Партридж решили, что настало время создать настоящую группу, с которой можно было бы, наконец, вырваться из стен местных пабов и прорваться на большую сцену. Со временем их мечта сбылась, но не совсем так, как они планировали - группа в конце концов добилась всемирного успеха, но уже без их участия. Но об этом позже, а пока Элу, Бруно и Джону требовались новый гитарист и новое название. Во время поиска гитариста на горизонте появился некий Кей Кей Доунинг, который, впрочем, исчез так же внезапно, как и появился. Вскоре к группе присоединился молодой парень из Бирмингема, которого звали Эрнст Чатуэй. Несмотря на то, что ему было всего 17 лет, Эрнст среди них был самым опытным и образованным музыкантом - помимо гитары он играл на клавишных и гармонике, и уже успел поиграть с Black Sabbath, которые в то время были уже у всех на слуху. Даже само название Black Sabbath производило на окружающих сильное впечатление, в том числе и на Бруно Степпенхилла. Ему и пришла идея дать такое название новой группе, которое смогло бы сразу привлечь к ней внимание потенциального слушателя. Будучи по натуре человеком противоречивым, Бруно решил, что и в названии должно быть заложено это свойство. Именно такое название он и нашел в песне Боба Дилана "Ballad Of Frankie Lee and Judas Priest".

Итак, укомплектовавшись в составе Эл, Бруно, Джон и Эрни, Judas Priest принялись за репетиции. Как и всякая настоящая рок-группа, ребята стали писать свой собственный материал, хотя не оставляли без внимания и чужие вещи - в основном это был материал таких групп, как Spirit и Quick Silver Messenger Service. Спустя некоторое время парень по имени Alan Eade из Ace Management откликнулся на объявление, которое группа дала в местной газете. Он организовал молодым музыкантам несколько концертов, после чего привел в студию и помог записать пару вещей, написанных Элом - 'Good Time Woman' и 'We'll Stay Together'. Готовый материал был разослан в разные звукозаписывающие компании. "Нами заинтересовались люди из Harvest и Immediate Records, - вспоминает Алан, - "и мы решили дать для них промо-концерт в George Hotel. Среди публики в ту ночь был другой местный вокалист, также из Бромвича - Роберт Плант. Нас познакомили, и между нами завязалась дружба. Помню, как Роберт позже не раз обращался ко мне с просьбой одолжить ему микрофон, так как мой был лучше, чем его". После концерта люди из Immediate Records предложили Judas Priest сотрудничество. "Мы подписали контракт на три года", - говорит Эл, - "а наш менеджер (Alan Eade - R.) в честь этого события устроил нам вечеринку в своем доме с большим количеством шампанского. Мы принялись за подбор материала для первого альбома, но мыльный пузырь наших надежд лопнул через два месяца - Алан принес нам плохие новости о том, что наша звукозаписывающая компания обанкротилась. Нам нелегко было смириться с этим горьким известием - ведь это означало, что все нужно начинать с начала".

В 1970 году группа регулярно давала концерты, но что касается самой музыки, то у участников группы появлялось все больше разногласий. Алан все больше поддавался веяниям жесткого рока, предпочитая его блюзу - первоначальному направлению группы. Остальные к таким переменам были не готовы и к середине года приняли решение разойтись, тем более что отсутствие контракта и сумрачные перспективы не вселяли оптимизма и уверенности в завтрашнем дне. Бруно переехал в Данию и нашел там работу. Эрни уехал в Лондон, а Джон - в Стоурбридж. Техник группы также не остался без дела и нанялся работать к Яну Пейсу из Deep Purple. Сам Эл занялся личной жизнью. Он узаконил свои супружеские отношения и на короткое время превратился в домоседа.

К концу 1970 года душа рокера снова позвала Эла на поиски новой группы. Одним осенним вечером он забрел на репетиционную базу под названием Holy Joe's в Wendesbury. Как раз в тот момент там репетировала молодая команда под названием Freight. "Я послушал, как они играют, и мне они сразу понравились. Я увидел трех безумных чуваков с длинными хайрами, которыми они активно трясли. Один из них был K. K. Даунинг, с которым я уже виделся год назад. Двумя остальными были басист Ian Hill по прозвищу "Череп" и ударник Джон Эллис".

K.K. Downing (настоящее имя - Kenneth) родился 27 октября 1951 года в Бирмингеме. Его родители, как и большинство жителей этого индустриального города, были представителями рабочего класса. В свои юные годы Кен был трудным подростком и постоянно вступал в конфликты со всеми, кто его окружал: школой, полицией и родителями. В 15 лет он бросил школу и, наверное, так и остался бы оболтусом и раздолбаем, если бы не услышал Джимми Хендрикса и Cream, музыка которых просто потрясла худощавого и тщедушного подростка. Хендрикс и Клэптон полностью перевернули жизнь Даунинга. "Отныне ничто не интересовало меня", - вспоминает Кен, - "ничто, кроме музыки". Этот интерес заставил его найти работу, и через некоторое время Кен купил две свои самые первые пластинки (конечно же, это были альбомы Cream и Джимми Хендрикса) и акустическую гитару за 15 фунтов. "Когда у меня появился инструмент", - вспоминает Кен, - "я решил купить сборник аккордов. В то время я и пара моих друзей собирались по вечерам у кого-нибудь дома, и соревновались в количестве выученных аккордов. Я стал первым, кто смог взять барэ - так я и начал играть на гитаре. Однако, мои кумиры, которых я слушал на пластинках, играли на электрогитарах. Естественно, я тоже хотел играть на "электрике", но поскольку тогда я не мог позволить себе такую роскошь, я сам собрал электрогитару из кусков дерева".

Вторым человеком, которого увидел на той репетиционной базе Алан Аткинс, был Ян Хилл, ближайший друг К.К. Даунинга. Они были почти ровесниками (Ян родился 20 января 1952 года в Уэст Бромвиче), и познакомились, сидя на соседних горшках в детском саду - будущим рок-звездам было тогда по 5 лет. Вскоре друзья пошли вместе в одну школу. Честно говоря, до совершеннолетнего возраста они не особо-то и ладили - маленький и хлипкий Кен нередко получал пендаля от более рослого и крепкого Яна. В отличие от Кена, Яну повезло больше - его отец был музыкантом и играл на дабл-басе, и уже в 13 лет Ян брал уроки у своего отца. После смерти отца (тогда Яну было 15) он приобрел свою первую бас-гитару. На самом деле это была обычная шестиструнная гитара, но после кропотливой работы по удалению лишних струн гитара превратилась в басуху.

Тесная дружба и первые совместные музыкальные шаги Кена и Яна начались после события, которое привело обоих в состояние шока - это было 18 сентября 1970 года, когда они узнали о смерти Джимми Хендрикса. "Хендрикс был моим идолом", - говорит Кен, чьи стены были увешаны в то время плакатами чернокожего гитариста. - "Я помню, как я вернулся с работы в тот вечер, и моя мама сказала мне, что Хендрикс умер. Сначала я просто не поверил ей".

Вскоре Кен и Ян встретились вновь. "Однажды мы буквально столкнулись лбами", - вспоминает эту историческую встречу Ян Хилл, - "мы начали обсуждать наши музыкальные интересы и выяснили, что нам обеим нравится Cream, Хендрикс и Джон Майалл. Вот тогда-то мы и решили собрать свою собственную группу".

Посадив за барабаны своего старого школьного приятеля Джона Эллиса, два тинэйджера таким образом сформировали "трио прогрессивного блюза" - именно так они окрестили свое творчество. В то время в помещении старой церковной школы была организована репетиционная база для молодых музыкантов - там и начали воплощать в жизнь свои музыкальные фантазии трое парней. Именно там и наткнулся на них Алан Аткинс, что кстати, не было чистой случайностью - дело в том, что Holy Joe было единственным местом, где репетировали рокеры. Среди прочих здесь тусовались такие молодые команды, как Slade (тогда еще под названием The Ambrose Slade) и Thin Lizzy. "Это было очень известное место", - подтверждает Даунинг. - "Мы платили около пяти шиллингов (40 центов) за дневную аренду одного из старых классов. Все остальные музыканты тоже ходили туда, потому что больше репетировать было негде - только там можно было выстраивать звук на полную громкость!".

Надо сказать, что Алан появился как раз вовремя, он и стал тем недостающим звеном, которое требовалось для полноценной рок-группы. "Алан был достаточно опытным музыкантом", - говорит К. К., - "помимо вокалиста он был неплохим барабанщиком и гитаристом, и к тому же он умел сочинять песни. Алан был впечатлен нашей игрой, а мы в свою очередь согласились взять его в группу".

На Алана действительно произвело впечатление молодое трио. Единственное, что ему не нравилось - это название группы, и Алан предложил использовать название его старой команды. Идея пришлась по вкусу всем остальным - и Judas Priest обрел свою вторую жизнь в новом составе и с новым репертуаром.

Первое выступление обновленных Пристов состоялось 16 марта 1971 года в концертном зале St. John's Hall в Эссингтоне. На концерт в тот день пришло человек 60 - 70. Принимая во внимание то, что это было самое первое выступление группы, такое количество зрителей можно считать своего рода аншлагом. Концертная программа состояла из собственных композиций, написанных Аткинсом, кавера Хендрикса 'Spanish Castle Magic' и песен группы Qatermass, которая в то время весьма серьезно котировалась. Касаясь каверов других исполнителей, стоит сказать, что уже тогда Priest отказались от стандартной схемы "снимания" песен "в ноль" - они исполняли чужой репертуар в своей собственной манере, порой переделывая оригиналы до неузнаваемости. Позже этот подход сталь применяться и на всех студийных работах Judas Priest во время записи чужих вещей. Вообще-то, К. К. Даунингу никогда не доставляло удовольствия разучивать чужой материал: "Достаточно часто на разных вечеринках нас просили сыграть какую-нибудь популярную песню. Но помимо наших собственных песен, я знал не так много вещей".

Первыми песнями Judas Priest стали 'Mind Conception' и 'Holy Is The Man'. Эти номера услышал друг группы Дэвид Корк, и предложил свою помощь в записи демо. Для этого он привел ребят в студию компании Zella Records, и результатом этого стало двухпесенное демо, которое, тем не менее, не вышло за пределы стен студии. Произошло это во многом по вине самих музыкантов, которые пропустили советы звукорежиссеров мимо ушей, и записали партии всех инструментов вживую и без наложений.

Несмотря на это, группа продолжала концертную деятельность - так, в октябре 71-го группа выступила на "разогреве" у Slade. Этот концерт стал последним для ударника Джона Эллиса в составе группы, который покинул Judas Priest все по той же банальной причине - полное отсутствие денег и перспектив. Своим уходом Джон Эллис положил начало хронической текучке барабанщиков, которые сменяли друг друга с той же интенсивностью, что и премьер-министры Российской Федерации в период правления первого российского президента.

Первым после Эллиса в этой веренице стал Alan 'Skip' Moore, поигравший в Priest до конца года, после чего он ушел в Sundance. Примечательно и то, что, как и K. K. Даунинг в свое время, Мур не исчез окончательно, а впоследствии пересекся с коллективом вновь.

Вслед за Муром за барабанной установкой появился чернокожий Chris Campbell по прозвищу "Конго" (по всей видимости, эта кличка досталась ему в награду за прическу "афро", напоминавшую огромный черный шар для боулинга). К этому времени наша бирмингемская четверка не только "разогревала" такие команды, как Status Quo и Thin Lizzy, но уже и сама приглашала к себе на "разогрев" молодые группы, среди которых были, например, Magnum.

К 1972-му году Judas Priest уже ушел далеко за пределы местных концертных площадок, играя в Ливерпуле, Манчестере и даже изредка выбираясь в Лондон, хотя самый первый концерт в столице туманного Альбиона оставил далеко не самые приятные воспоминания. Даунинг: "Наш первый лондонский концерт был просто ужасным! Нам пришлось играть в каком-то сарае на заднем дворе одного из пабов, и это выступление полностью разрушило все наши иллюзии. Приехав из провинции, мы думали, что выступление в Лондоне - это будет наш первый серьезный шаг к успеху, но в данной ситуации это был явно не тот случай!"

По мере увеличения числа концертов и без того скудное содержимое карманов музыкантов стремительно таяло, уходя на покрытие дорожных расходов. Это удручающее обстоятельство вынудило Алана и чернокожего барабанщика сказать "good bye" Кену с Яном. "Несмотря на то, что мы уже прошли через многое, мы не могли прыгнуть выше головы", - комментирует свое тогдашнее решение Аткинс. - "К тому же, у группы до сих пор не было контракта на запись пластинки. Напряженная финансовая ситуация была для меня серьезной проблемой - мне надо было заботиться о подрастающей дочери. Поэтому я и распрощался с Пристами и устроился на работу. "Конго" тоже покинул группу, а наш техник ушел на работу к Ангусу Янгу из АС/DC. Все, кроме Кена и Яна, думали, что это означает конец для группы, но они тотчас принялись за поиски новых музыкантов. Незадолго до ухода я написал песню 'Whiskey Woman', которая впоследствии стала одной из классических вещей Judas Priest - парень, который занял мое место за микрофонной стойкой (его звали Роб Халфорд), написал вещь 'Red Light Lady', а потом две эти песни соединил в одну, и получилась 'Victim Of Changes'. Поработав пару месяцев на "нормальной" работе с 9 до 5, я чуть не свихнулся", - продолжает Алан, - "В конце концов, я послал эту работу куда подальше, и сколотил вместе с моими старыми приятелями Бруно Степпенхиллом и ударником Питом Бутом (ex-Budgie) новую команду под названием Lion".

На этот раз Аткинс расстался с Judas Priest окончательно. Сейчас сложно говорить о том, что его могло ожидать, если бы он был более оптимистично настроен в отношении перспектив группы, но, как бы то ни было, Аткинс внес свой вклад в становление Judas Priest, что, кстати, позволяет ему получать немалые деньги за использование названия группы и продажи первых двух альбомов коллектива, на которых есть песни, написанные Аткинсом.

Оставшиеся К.К. и Ян, хоть и переживали, что группа развалилась прямо на глазах, твердо решили двигаться дальше. Многие посчитали это упорство таким же бессмысленным, как и попытку пересечь вплавь Тихий океан, но у Кена по этому поводу было свое мнение: "Мы никогда не говорили: "Все кончено, пора расходиться", и со временем дела у нас медленно, но верно пошли в гору. К моменту выхода нашего первого альбома мы уже играли вместе четыре года. Мы играли по пабам, надеясь получить контракт на запись альбома. Как-то раз, играя в Ливерпуле, мы заявили о себе, как о группе, которая записывается на Atlantic Records, но на самом деле у нас не было тогда вообще никакого контракта".

Решающую роль в судьбе группы сыграла женщина - Кэрол Хайлз, подруга Кена. Как-то раз на репетицию группы она привела свою подругу Сью Халфорд. Яну Хиллу эта девушка очень понравилась, и он принялся активно за ней ухаживать. Вскоре выяснилось, что у Сью есть брат, его зовут Роб, и он поет в группе под весьма оригинальным названием "Hiroshima".

Роб Халфорд исполнил свою первую вокальную партию 25 августа 1951 в Сэттон Колфилде, когда появился на свет. В возрасте 9 лет Роб стал развивать свои вокальные данные, посещая школьный хор, но по-настоящему он заинтересовался музыкой лишь через 6 лет. "Я стал петь в своей первой группе, когда еще учился в школе, " - вспоминает Роб, - "Мне было тогда лет 15. Группа называлась Thark, а наш лидер-гитарист был по совместительству нашим школьным учителем. Мы играли кавера Yardbirds, Free, Джими Хендрикса и Rolling Stones. Честно говоря, в то время я не очень серьезно относился к музыке. Я закончил школу и абсолютно не знал, что делать дальше, и начать карьеру рок-музыканта мне совершенно не приходило в голову".

Вскоре после окончания школы Роб Халфорд наткнулся на объявление в местной газете о вакансии осветителя в городском театре Волверхэмптона. Устроившись туда на работу, Роб в свободное от основной работы время стал участвовать в любительских театральных постановках. Вскоре он понял, что находиться на сцене - куда более интересное занятие, чем стоять с осветительной "пушкой" за кулисами. Но чтобы по настоящему освоить сценическое искусство, надо было провести немало времени на репетициях, оттачивая свое мастерство, и вскоре Халфорд бросает работу осветителя и уходит из театра. Халфорд: "Когда я ушел из театра, я всерьез решил заняться музыкой, но я не был уверен в своих силах и в том, смогу ли я чего-то достичь на этом поприще. В то время я стоял на перепутье, и мое собственное будущее виделось мне весьма туманным. Сначала я пел в группе Lord Lucifer, а потом перешел в Hiroshima. Именно тогда я и увлекся роком. Я пел в "Хиросиме" около года, а потом присоединился к Пристам".

"Однажды Сью сказала мне, что у нее на примете есть для меня работа", - рассказывает Роб, - "и я отправился к Яну и Кену. В течение нескольких часов мы говорили о музыке, и выяснилось, что им помимо вокалиста нужен еще и барабанщик, и я предложил им в качестве кандидата Джона Хинча, с которым я играл в "Хиросиме". После этого мы вчетвером отправились в Holy Joe и играли всю ночь напролет. Им понравился мой вокал и игра Джона на барабанах, и под утро они объявили нам, что мы приняты в группу. Забавно, но позже выяснилось, что одной из причин того, что меня взяли в группу, было то, что во время нашей первой встречи я стал подпевать песням, которые играли по радио, и К. К. потом признался, что он ничего подобного раньше не слышал".

"Это так", - вторит Робу К.К., - "я услышал, как он подпевает Дорис Дэй, и меня это очень впечатлило. Вдобавок к этому, Роб умел играть на губной гармошке, а в то время это было очень модно".

Была еще одна причина тому, что Роб и Джон недолго утруждали себя раздумьями по поводу присоединения к Judas Priest. Дело в том, что аппаратура у Пристов была гораздо круче, чем у "Хиросимы", и у Пристов был собственный мини-автобус!

Итак, костяк группы был сформирован, и группа принялась с удвоенной энергией за концертную деятельность и написание новых песен. "У нас были блюзовые корни", - говорит Халфорд. - "К. К. все еще был под сильным влиянием Хендрикса, но у нас уже начал вырисовываться собственный стиль. Я сам к тому времени перешел на более профессиональный уровень. И все мы решили, что достигнем наилучших результатов, если будем писать как можно больше собственных песен".

1974 год начался для Judas Priest с очередной серии британских концертов, после которых Присты впервые совершили прорыв за пределы туманного Альбиона - с 19 февраля по 15 марта они выступали в Германии и Голландии. Однако, эта первая вылазка в Европу посреди морозной зимы не оставила приятных воспоминаний: "Я прекрасно помню это турне", - вспоминает Халфорд, поеживаясь в кресле, словно его облили холодной водой. - "Помню, как мы спали на задних сиденьях нашего автобуса, а утром умывались и чистили зубы прямо на снегу. Спать в промерзшем автобусе было невозможно, но нам приходилось идти на это, чтобы сэкономить деньги на гостинице. А под Штутгартом мы застряли при 28-градусном морозе с замерзшим двигателем!"

Вернувшись в Англию, Judas Priest провели пару недель в клубных выступлениях, после чего отправились в Норвегию. Там до них дошло известие, что ими заинтересовалась звукозаписывающая компания "Gull": "Они обратили на нас внимание, когда мы играли в "Marquee"," - говорит К.К., - "и хотя музыка им наша вряд ли понравилась, они, тем не менее, проявили к нам интерес, увидев реакцию публики на нашем концерте". 6 апреля 1974 года ребята приехали в Лондон для того, чтобы подписать контракт. Несмотря на ряд не самых лучших условий, выдвинутых представителями фирмы, Роб, К.К, Ян и Джон были очень рады тому, что у них, наконец, появилась возможность записать свой первый альбом.

Ну а о том, что случилось дальше, вы узнаете в следующем номере "Alive"!

<<  >>


Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Judas Priest: Judas Priest Story Vol.1

ALIVE ARCHIVE

Troublemaker

JUDAS PRIEST STORY VOL.1

Про Judas Priest за долгие годы существования группы было написано немало. Пожалуй, нет ни одного солидного музыкального издания, которое ни разу не упоминало бы эту группу. Настал и наш черед отдать воздать дань великому коллективу, благодаря которому и сформировался стиль heavy metal в его классическом проявлении. Ведь именно Judas Priest на протяжении почти трех десятилетий задавали тон в этом направлении, как в музыке, так и в сценическом антураже.

Большинство рок-энциклопедий, публикуя историю группы, начинали с того, что Прист был рожден тандемом Типтон-Халфорд-Даунинг, хотя на самом деле эта троица появилась в группе намного позже ее создания. Основателем коллектива был Алан Аткинс, которого либо не упоминают вовсе, либо касаются его личности весьма поверхностно, информируя лишь о том, что Алан был оригинальным вокалистом группы. Мы же начнем рассказ о легенде хэви-метал именно с этого, далеко не последнего персонажа в истории Judas Priest.

Джон Алан Аткинс родился в конце сороковых годов в пригороде Бирмингема - местечке Уэст Бромвич. С ранних лет он стал интересоваться музыкой и начал свой творческий путь в 14 лет в качестве барабанщика. В 1965 году Алан вместе со своим другом детства Бруно Степпенхиллом, игравшем на гитаре, организовал свою первую группу под названием The Bitter Sweet. Эл играл на барабанах и пел, однако вскоре понял, что второе у него получается намного лучше. Решив сконцентрироваться на вокале, Алан также стал учиться играть на гитаре и гармонике. В то же время Бруно решил переквалифицироваться из басиста в гитариста. Сменив инструменты, друзья меняют и название на Blue Condition - это название Аткинс взял из альбома Cream "Disreeli Gears". "Тогда я очень увлекался такими группами, как Who, Free и Cream", - вспоминает Эл, - "Cream очень сильно повлияли на нас". Помимо Эла и Бруно к группе присоединились Pete Boot (бас) и Dave Goodman (гитара). Поиграв без какого-либо успеха, Эл и Бруно расстаются со своими коллегами и переименовываются в Sugar Stack. В этот период в группе играли гитаристы Джефф Фарниван и Мик Ривес, а также барабанщик Джон Партридж. Команда исполняла блюзы, играя по маленьким клубам и пабам Британии. Вскоре полное отсутствие успеха вынуждает обоих гитаристов уйти, и группа прекратила свое существование, так и не успев развиться.

В сентябре 1969 года Эл, Бруно и Джон Партридж решили, что настало время создать настоящую группу, с которой можно было бы, наконец, вырваться из стен местных пабов и прорваться на большую сцену. Со временем их мечта сбылась, но не совсем так, как они планировали - группа в конце концов добилась всемирного успеха, но уже без их участия. Но об этом позже, а пока Элу, Бруно и Джону требовались новый гитарист и новое название. Во время поиска гитариста на горизонте появился некий Кей Кей Доунинг, который, впрочем, исчез так же внезапно, как и появился. Вскоре к группе присоединился молодой парень из Бирмингема, которого звали Эрнст Чатуэй. Несмотря на то, что ему было всего 17 лет, Эрнст среди них был самым опытным и образованным музыкантом - помимо гитары он играл на клавишных и гармонике, и уже успел поиграть с Black Sabbath, которые в то время были уже у всех на слуху. Даже само название Black Sabbath производило на окружающих сильное впечатление, в том числе и на Бруно Степпенхилла. Ему и пришла идея дать такое название новой группе, которое смогло бы сразу привлечь к ней внимание потенциального слушателя. Будучи по натуре человеком противоречивым, Бруно решил, что и в названии должно быть заложено это свойство. Именно такое название он и нашел в песне Боба Дилана "Ballad Of Frankie Lee and Judas Priest".

Итак, укомплектовавшись в составе Эл, Бруно, Джон и Эрни, Judas Priest принялись за репетиции. Как и всякая настоящая рок-группа, ребята стали писать свой собственный материал, хотя не оставляли без внимания и чужие вещи - в основном это был материал таких групп, как Spirit и Quick Silver Messenger Service. Спустя некоторое время парень по имени Alan Eade из Ace Management откликнулся на объявление, которое группа дала в местной газете. Он организовал молодым музыкантам несколько концертов, после чего привел в студию и помог записать пару вещей, написанных Элом - 'Good Time Woman' и 'We'll Stay Together'. Готовый материал был разослан в разные звукозаписывающие компании. "Нами заинтересовались люди из Harvest и Immediate Records, - вспоминает Алан, - "и мы решили дать для них промо-концерт в George Hotel. Среди публики в ту ночь был другой местный вокалист, также из Бромвича - Роберт Плант. Нас познакомили, и между нами завязалась дружба. Помню, как Роберт позже не раз обращался ко мне с просьбой одолжить ему микрофон, так как мой был лучше, чем его". После концерта люди из Immediate Records предложили Judas Priest сотрудничество. "Мы подписали контракт на три года", - говорит Эл, - "а наш менеджер (Alan Eade - R.) в честь этого события устроил нам вечеринку в своем доме с большим количеством шампанского. Мы принялись за подбор материала для первого альбома, но мыльный пузырь наших надежд лопнул через два месяца - Алан принес нам плохие новости о том, что наша звукозаписывающая компания обанкротилась. Нам нелегко было смириться с этим горьким известием - ведь это означало, что все нужно начинать с начала".

В 1970 году группа регулярно давала концерты, но что касается самой музыки, то у участников группы появлялось все больше разногласий. Алан все больше поддавался веяниям жесткого рока, предпочитая его блюзу - первоначальному направлению группы. Остальные к таким переменам были не готовы и к середине года приняли решение разойтись, тем более что отсутствие контракта и сумрачные перспективы не вселяли оптимизма и уверенности в завтрашнем дне. Бруно переехал в Данию и нашел там работу. Эрни уехал в Лондон, а Джон - в Стоурбридж. Техник группы также не остался без дела и нанялся работать к Яну Пейсу из Deep Purple. Сам Эл занялся личной жизнью. Он узаконил свои супружеские отношения и на короткое время превратился в домоседа.

К концу 1970 года душа рокера снова позвала Эла на поиски новой группы. Одним осенним вечером он забрел на репетиционную базу под названием Holy Joe's в Wendesbury. Как раз в тот момент там репетировала молодая команда под названием Freight. "Я послушал, как они играют, и мне они сразу понравились. Я увидел трех безумных чуваков с длинными хайрами, которыми они активно трясли. Один из них был K. K. Даунинг, с которым я уже виделся год назад. Двумя остальными были басист Ian Hill по прозвищу "Череп" и ударник Джон Эллис".

K.K. Downing (настоящее имя - Kenneth) родился 27 октября 1951 года в Бирмингеме. Его родители, как и большинство жителей этого индустриального города, были представителями рабочего класса. В свои юные годы Кен был трудным подростком и постоянно вступал в конфликты со всеми, кто его окружал: школой, полицией и родителями. В 15 лет он бросил школу и, наверное, так и остался бы оболтусом и раздолбаем, если бы не услышал Джимми Хендрикса и Cream, музыка которых просто потрясла худощавого и тщедушного подростка. Хендрикс и Клэптон полностью перевернули жизнь Даунинга. "Отныне ничто не интересовало меня", - вспоминает Кен, - "ничто, кроме музыки". Этот интерес заставил его найти работу, и через некоторое время Кен купил две свои самые первые пластинки (конечно же, это были альбомы Cream и Джимми Хендрикса) и акустическую гитару за 15 фунтов. "Когда у меня появился инструмент", - вспоминает Кен, - "я решил купить сборник аккордов. В то время я и пара моих друзей собирались по вечерам у кого-нибудь дома, и соревновались в количестве выученных аккордов. Я стал первым, кто смог взять барэ - так я и начал играть на гитаре. Однако, мои кумиры, которых я слушал на пластинках, играли на электрогитарах. Естественно, я тоже хотел играть на "электрике", но поскольку тогда я не мог позволить себе такую роскошь, я сам собрал электрогитару из кусков дерева".

Вторым человеком, которого увидел на той репетиционной базе Алан Аткинс, был Ян Хилл, ближайший друг К.К. Даунинга. Они были почти ровесниками (Ян родился 20 января 1952 года в Уэст Бромвиче), и познакомились, сидя на соседних горшках в детском саду - будущим рок-звездам было тогда по 5 лет. Вскоре друзья пошли вместе в одну школу. Честно говоря, до совершеннолетнего возраста они не особо-то и ладили - маленький и хлипкий Кен нередко получал пендаля от более рослого и крепкого Яна. В отличие от Кена, Яну повезло больше - его отец был музыкантом и играл на дабл-басе, и уже в 13 лет Ян брал уроки у своего отца. После смерти отца (тогда Яну было 15) он приобрел свою первую бас-гитару. На самом деле это была обычная шестиструнная гитара, но после кропотливой работы по удалению лишних струн гитара превратилась в басуху.

Тесная дружба и первые совместные музыкальные шаги Кена и Яна начались после события, которое привело обоих в состояние шока - это было 18 сентября 1970 года, когда они узнали о смерти Джимми Хендрикса. "Хендрикс был моим идолом", - говорит Кен, чьи стены были увешаны в то время плакатами чернокожего гитариста. - "Я помню, как я вернулся с работы в тот вечер, и моя мама сказала мне, что Хендрикс умер. Сначала я просто не поверил ей".

Вскоре Кен и Ян встретились вновь. "Однажды мы буквально столкнулись лбами", - вспоминает эту историческую встречу Ян Хилл, - "мы начали обсуждать наши музыкальные интересы и выяснили, что нам обеим нравится Cream, Хендрикс и Джон Майалл. Вот тогда-то мы и решили собрать свою собственную группу".

Посадив за барабаны своего старого школьного приятеля Джона Эллиса, два тинэйджера таким образом сформировали "трио прогрессивного блюза" - именно так они окрестили свое творчество. В то время в помещении старой церковной школы была организована репетиционная база для молодых музыкантов - там и начали воплощать в жизнь свои музыкальные фантазии трое парней. Именно там и наткнулся на них Алан Аткинс, что кстати, не было чистой случайностью - дело в том, что Holy Joe было единственным местом, где репетировали рокеры. Среди прочих здесь тусовались такие молодые команды, как Slade (тогда еще под названием The Ambrose Slade) и Thin Lizzy. "Это было очень известное место", - подтверждает Даунинг. - "Мы платили около пяти шиллингов (40 центов) за дневную аренду одного из старых классов. Все остальные музыканты тоже ходили туда, потому что больше репетировать было негде - только там можно было выстраивать звук на полную громкость!".

Надо сказать, что Алан появился как раз вовремя, он и стал тем недостающим звеном, которое требовалось для полноценной рок-группы. "Алан был достаточно опытным музыкантом", - говорит К. К., - "помимо вокалиста он был неплохим барабанщиком и гитаристом, и к тому же он умел сочинять песни. Алан был впечатлен нашей игрой, а мы в свою очередь согласились взять его в группу".

На Алана действительно произвело впечатление молодое трио. Единственное, что ему не нравилось - это название группы, и Алан предложил использовать название его старой команды. Идея пришлась по вкусу всем остальным - и Judas Priest обрел свою вторую жизнь в новом составе и с новым репертуаром.

Первое выступление обновленных Пристов состоялось 16 марта 1971 года в концертном зале St. John's Hall в Эссингтоне. На концерт в тот день пришло человек 60 - 70. Принимая во внимание то, что это было самое первое выступление группы, такое количество зрителей можно считать своего рода аншлагом. Концертная программа состояла из собственных композиций, написанных Аткинсом, кавера Хендрикса 'Spanish Castle Magic' и песен группы Qatermass, которая в то время весьма серьезно котировалась. Касаясь каверов других исполнителей, стоит сказать, что уже тогда Priest отказались от стандартной схемы "снимания" песен "в ноль" - они исполняли чужой репертуар в своей собственной манере, порой переделывая оригиналы до неузнаваемости. Позже этот подход сталь применяться и на всех студийных работах Judas Priest во время записи чужих вещей. Вообще-то, К. К. Даунингу никогда не доставляло удовольствия разучивать чужой материал: "Достаточно часто на разных вечеринках нас просили сыграть какую-нибудь популярную песню. Но помимо наших собственных песен, я знал не так много вещей".

Первыми песнями Judas Priest стали 'Mind Conception' и 'Holy Is The Man'. Эти номера услышал друг группы Дэвид Корк, и предложил свою помощь в записи демо. Для этого он привел ребят в студию компании Zella Records, и результатом этого стало двухпесенное демо, которое, тем не менее, не вышло за пределы стен студии. Произошло это во многом по вине самих музыкантов, которые пропустили советы звукорежиссеров мимо ушей, и записали партии всех инструментов вживую и без наложений.

Несмотря на это, группа продолжала концертную деятельность - так, в октябре 71-го группа выступила на "разогреве" у Slade. Этот концерт стал последним для ударника Джона Эллиса в составе группы, который покинул Judas Priest все по той же банальной причине - полное отсутствие денег и перспектив. Своим уходом Джон Эллис положил начало хронической текучке барабанщиков, которые сменяли друг друга с той же интенсивностью, что и премьер-министры Российской Федерации в период правления первого российского президента.

Первым после Эллиса в этой веренице стал Alan 'Skip' Moore, поигравший в Priest до конца года, после чего он ушел в Sundance. Примечательно и то, что, как и K. K. Даунинг в свое время, Мур не исчез окончательно, а впоследствии пересекся с коллективом вновь.

Вслед за Муром за барабанной установкой появился чернокожий Chris Campbell по прозвищу "Конго" (по всей видимости, эта кличка досталась ему в награду за прическу "афро", напоминавшую огромный черный шар для боулинга). К этому времени наша бирмингемская четверка не только "разогревала" такие команды, как Status Quo и Thin Lizzy, но уже и сама приглашала к себе на "разогрев" молодые группы, среди которых были, например, Magnum.

К 1972-му году Judas Priest уже ушел далеко за пределы местных концертных площадок, играя в Ливерпуле, Манчестере и даже изредка выбираясь в Лондон, хотя самый первый концерт в столице туманного Альбиона оставил далеко не самые приятные воспоминания. Даунинг: "Наш первый лондонский концерт был просто ужасным! Нам пришлось играть в каком-то сарае на заднем дворе одного из пабов, и это выступление полностью разрушило все наши иллюзии. Приехав из провинции, мы думали, что выступление в Лондоне - это будет наш первый серьезный шаг к успеху, но в данной ситуации это был явно не тот случай!"

По мере увеличения числа концертов и без того скудное содержимое карманов музыкантов стремительно таяло, уходя на покрытие дорожных расходов. Это удручающее обстоятельство вынудило Алана и чернокожего барабанщика сказать "good bye" Кену с Яном. "Несмотря на то, что мы уже прошли через многое, мы не могли прыгнуть выше головы", - комментирует свое тогдашнее решение Аткинс. - "К тому же, у группы до сих пор не было контракта на запись пластинки. Напряженная финансовая ситуация была для меня серьезной проблемой - мне надо было заботиться о подрастающей дочери. Поэтому я и распрощался с Пристами и устроился на работу. "Конго" тоже покинул группу, а наш техник ушел на работу к Ангусу Янгу из АС/DC. Все, кроме Кена и Яна, думали, что это означает конец для группы, но они тотчас принялись за поиски новых музыкантов. Незадолго до ухода я написал песню 'Whiskey Woman', которая впоследствии стала одной из классических вещей Judas Priest - парень, который занял мое место за микрофонной стойкой (его звали Роб Халфорд), написал вещь 'Red Light Lady', а потом две эти песни соединил в одну, и получилась 'Victim Of Changes'. Поработав пару месяцев на "нормальной" работе с 9 до 5, я чуть не свихнулся", - продолжает Алан, - "В конце концов, я послал эту работу куда подальше, и сколотил вместе с моими старыми приятелями Бруно Степпенхиллом и ударником Питом Бутом (ex-Budgie) новую команду под названием Lion".

На этот раз Аткинс расстался с Judas Priest окончательно. Сейчас сложно говорить о том, что его могло ожидать, если бы он был более оптимистично настроен в отношении перспектив группы, но, как бы то ни было, Аткинс внес свой вклад в становление Judas Priest, что, кстати, позволяет ему получать немалые деньги за использование названия группы и продажи первых двух альбомов коллектива, на которых есть песни, написанные Аткинсом.

Оставшиеся К.К. и Ян, хоть и переживали, что группа развалилась прямо на глазах, твердо решили двигаться дальше. Многие посчитали это упорство таким же бессмысленным, как и попытку пересечь вплавь Тихий океан, но у Кена по этому поводу было свое мнение: "Мы никогда не говорили: "Все кончено, пора расходиться", и со временем дела у нас медленно, но верно пошли в гору. К моменту выхода нашего первого альбома мы уже играли вместе четыре года. Мы играли по пабам, надеясь получить контракт на запись альбома. Как-то раз, играя в Ливерпуле, мы заявили о себе, как о группе, которая записывается на Atlantic Records, но на самом деле у нас не было тогда вообще никакого контракта".

Решающую роль в судьбе группы сыграла женщина - Кэрол Хайлз, подруга Кена. Как-то раз на репетицию группы она привела свою подругу Сью Халфорд. Яну Хиллу эта девушка очень понравилась, и он принялся активно за ней ухаживать. Вскоре выяснилось, что у Сью есть брат, его зовут Роб, и он поет в группе под весьма оригинальным названием "Hiroshima".

Роб Халфорд исполнил свою первую вокальную партию 25 августа 1951 в Сэттон Колфилде, когда появился на свет. В возрасте 9 лет Роб стал развивать свои вокальные данные, посещая школьный хор, но по-настоящему он заинтересовался музыкой лишь через 6 лет. "Я стал петь в своей первой группе, когда еще учился в школе, " - вспоминает Роб, - "Мне было тогда лет 15. Группа называлась Thark, а наш лидер-гитарист был по совместительству нашим школьным учителем. Мы играли кавера Yardbirds, Free, Джими Хендрикса и Rolling Stones. Честно говоря, в то время я не очень серьезно относился к музыке. Я закончил школу и абсолютно не знал, что делать дальше, и начать карьеру рок-музыканта мне совершенно не приходило в голову".

Вскоре после окончания школы Роб Халфорд наткнулся на объявление в местной газете о вакансии осветителя в городском театре Волверхэмптона. Устроившись туда на работу, Роб в свободное от основной работы время стал участвовать в любительских театральных постановках. Вскоре он понял, что находиться на сцене - куда более интересное занятие, чем стоять с осветительной "пушкой" за кулисами. Но чтобы по настоящему освоить сценическое искусство, надо было провести немало времени на репетициях, оттачивая свое мастерство, и вскоре Халфорд бросает работу осветителя и уходит из театра. Халфорд: "Когда я ушел из театра, я всерьез решил заняться музыкой, но я не был уверен в своих силах и в том, смогу ли я чего-то достичь на этом поприще. В то время я стоял на перепутье, и мое собственное будущее виделось мне весьма туманным. Сначала я пел в группе Lord Lucifer, а потом перешел в Hiroshima. Именно тогда я и увлекся роком. Я пел в "Хиросиме" около года, а потом присоединился к Пристам".

"Однажды Сью сказала мне, что у нее на примете есть для меня работа", - рассказывает Роб, - "и я отправился к Яну и Кену. В течение нескольких часов мы говорили о музыке, и выяснилось, что им помимо вокалиста нужен еще и барабанщик, и я предложил им в качестве кандидата Джона Хинча, с которым я играл в "Хиросиме". После этого мы вчетвером отправились в Holy Joe и играли всю ночь напролет. Им понравился мой вокал и игра Джона на барабанах, и под утро они объявили нам, что мы приняты в группу. Забавно, но позже выяснилось, что одной из причин того, что меня взяли в группу, было то, что во время нашей первой встречи я стал подпевать песням, которые играли по радио, и К. К. потом признался, что он ничего подобного раньше не слышал".

"Это так", - вторит Робу К.К., - "я услышал, как он подпевает Дорис Дэй, и меня это очень впечатлило. Вдобавок к этому, Роб умел играть на губной гармошке, а в то время это было очень модно".

Была еще одна причина тому, что Роб и Джон недолго утруждали себя раздумьями по поводу присоединения к Judas Priest. Дело в том, что аппаратура у Пристов была гораздо круче, чем у "Хиросимы", и у Пристов был собственный мини-автобус!

Итак, костяк группы был сформирован, и группа принялась с удвоенной энергией за концертную деятельность и написание новых песен. "У нас были блюзовые корни", - говорит Халфорд. - "К. К. все еще был под сильным влиянием Хендрикса, но у нас уже начал вырисовываться собственный стиль. Я сам к тому времени перешел на более профессиональный уровень. И все мы решили, что достигнем наилучших результатов, если будем писать как можно больше собственных песен".

1974 год начался для Judas Priest с очередной серии британских концертов, после которых Присты впервые совершили прорыв за пределы туманного Альбиона - с 19 февраля по 15 марта они выступали в Германии и Голландии. Однако, эта первая вылазка в Европу посреди морозной зимы не оставила приятных воспоминаний: "Я прекрасно помню это турне", - вспоминает Халфорд, поеживаясь в кресле, словно его облили холодной водой. - "Помню, как мы спали на задних сиденьях нашего автобуса, а утром умывались и чистили зубы прямо на снегу. Спать в промерзшем автобусе было невозможно, но нам приходилось идти на это, чтобы сэкономить деньги на гостинице. А под Штутгартом мы застряли при 28-градусном морозе с замерзшим двигателем!"

Вернувшись в Англию, Judas Priest провели пару недель в клубных выступлениях, после чего отправились в Норвегию. Там до них дошло известие, что ими заинтересовалась звукозаписывающая компания "Gull": "Они обратили на нас внимание, когда мы играли в "Marquee"," - говорит К.К., - "и хотя музыка им наша вряд ли понравилась, они, тем не менее, проявили к нам интерес, увидев реакцию публики на нашем концерте". 6 апреля 1974 года ребята приехали в Лондон для того, чтобы подписать контракт. Несмотря на ряд не самых лучших условий, выдвинутых представителями фирмы, Роб, К.К, Ян и Джон были очень рады тому, что у них, наконец, появилась возможность записать свой первый альбом.

Ну а о том, что случилось дальше, вы узнаете в следующем номере "Alive"!

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ



ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

Всё о мире тяжёлой музыки, металле, альтернативе и Ню-метале. Добро пожаловать на территорию для настоящих хардкорных мужчин, которые знают толк в железных рифах. Последние новости отечественной и зарубежной рок-сцены, обзоры новых музыкальных альбомов, дебюты и возрождения, распады и воссоединения самых заметных и талантливых групп этого и прошлого столетия! Металлика уже не торт? Дэйв Гролл – лучший барабанщик планеты? Что думает Оззи Осборн о Джастине Бибере? Это ТОТАЛМЕТАЛ! Это – мы! Добро пожаловать!

... A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-Я

Created by TMN Team, MCMXCXIX-MMVIII