TMN

Total Metal Net

Louder than before!
Rambler's Top100
Анонсы
Новости
Рецензии
Статьи
Группы
Викторина
Проект
TMN предлагает
К посетителям
ALIVE
Архив
Контакты

На правах рекламы:
Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Bathory: Vikings, Sex and Rock 'n' Roll

ALIVE ARCHIVE

The Asp

VIKINGS, SEX AND ROCK 'N' ROLL

Если бы величие музыкальных коллективов измерялось многочисленностью толп их последователей, фанатичных почитателей и банальных плагиаторов среди коллег музыкантов, то Bathory, вне всякого сомнения, заняли бы одно из самых почетных мест в зале металлической славы. В середине '80-х они приняли участие в создании субжанра, получившего название "black metal", вдохновив на подвиги орды экстремально настроенных молодых людей, вновь поднявших знамя блэка десятилетие спустя. Затем Bathory, уже фактически в одиночку, создали так называемый "viking metal". И опять же, благодарные последователи не заставили себя долго ждать. Хотя... Стоп! Коллектив? Они? Участвовали, вдохновили, создали? Нет, уважаемый читатель, использование множественного числа в отношении Bathory, конечно же, совершенно неуместно (по крайней мере, если говорить о последних пятнадцати годах существования группы). Поскольку за сим названием скрывается, в гордом северном одиночестве гитарист, певец, продюсер (и т.д. и т.п.) Куортон (Quorthon). Скрывается вот уже более 20 лет. 20 лет ... Хороший повод обернуться назад и вспомнить старину, тем более что аккурат к юбилею Куортон отметился двумя превосходными новыми альбомами...

"ЧЕРНЫЙ" ЭТАП: 16 ЛЕТ И НЕМНОГО КРОВАВОГО БЕЗУМИЯ

История Bathory начинается на заре '80-х. Как начинается? Да так, как обычно и начинаются истории: жил да был маленький шведский мальчик по имени Куортон. И был он нехороший, злой мальчик. Школу прогуливал, учился кое-как, дрался, мотался ночами по кабакам, слушал Motorhead, Saxon и Kiss. Учителя школы, в которой учился мальчик, решили, что зло не должно оставаться безнаказанным - и выгнали его из школы. Но Куортон не расстроился. Он уже тогда знал, кем хочет стать - музыкантом. Инструментов у него никаких не было, также, впрочем, как и умения с ними обращаться. Но разве это могло стать настоящим препятствием! Благодаря нескольким месяцам напряженного труда он заработал на первую гитару, и музыкальная карьера началась. Началась она в группе, игравшей кавер-версии кумиров Куортона - Kiss, и некоторое время продолжалась в некоем дворовом панковском коллективе. Вскоре, впрочем, нашему герою вздумалось уйти в вольное плавание. Соратники были найдены быстро (двое таких же оболтусов, выгнанных из школы), также как и гараж для записей и репетиций (тот самый, который вскоре получит гордое наименовании Heavenshore Studio и в котором будут записаны все ранние, культовые альбомы группы). Музыкальный стиль был выбран по принципу "что слушаю, то пою" - то есть нечто вроде утяжеленного Motorhead. А вот с лирикой поначалу возникли проблемы. Исполнять песни о том, как классно заниматься любовью с грудастой женщиной, перемещаясь на Харлее по автобану со скоростью под 200 км/ч (см. лирику Моторхэд и Сэксон) у Куортона никакого желания не было. Альтернативы имелось две - по числу читаемых участниками группы журналов с комиксами, один из которых повествовал о накаченных мужиках, истребляющих драконов и иную гадость, а второй назывался "Shock" и был посвящен разного рода ужасам. В итоге предпочтение было отдано ужасным тварям во главе с их рогатым и бородатым предводителем. Способствовало принятию подобного решения и (впрочем, и по сей день упорно отрицаемое Куортоном) знакомство с творчеством группы Venom, к тому моменту уже успешно начавшей эксплуатировать свой инфернальный имидж. У Venom Куортон, ничтоже сумняшеся, на первых порах заимствовал целые текстовые пассажи, благо в английском он в ту пору силен не был... Как бы то ни было, стиль Bathory (группа получила это название в честь умершей в заcтенках инквизиции венгерской ведьмы) наконец, сформировался, и был продемонстрирован публике на первых локальных концертах. В 1983-м году знакомство с боссами компании Typhon Grammophon позволило Куортону разместить две композиции на новом андерграундном сборнике этой звукозаписывающей компании - "Scandinavian Metal Attack". Отзывы были настолько многочисленными и восторженными, что группе было предложено записать первый полноразмерный альбом. Дебют, незамысловато озаглавленный "Bathory", увидел свет в 1984 г., и в одночасье сделал молодых шведов знаменитыми в металлической тусовке. Любителям острого и круто поджаренного пришлись по душе быстрые, агрессивные композиции, сдобренные "воплями разгневанного дьявола" (так сам Куортон характеризует свои тогдашние вокальные достижения). Популярности Bathory способствует и мистический ореол таинственности, который стараниями Куортона окружает группу в первые годы ее существования - маэстро дает интервью, лишь накинув на голову черный капюшон и надев темные очки; имена участников коллектива держатся в секрете - они скрываются за (в основном, невероятно идиотскими) псевдонимами; ходят упорные слухи об их самых что ни на есть кровожадных наклонностях... Заработанную репутацию не удалось подмочить даже второй пластинкой "The Return" (1985), записанной все в том же гараже в состоянии тяжелейшего опьянения, переходящего в состояние не менее тяжелейшего похмелья. Альбом получил весьма неоднозначные отклики и по отношению к дебюту явился шагом назад. Сыграла свою роль и чехарда с составом группы, единственным постоянным участником которой оставался сам Куортон, а остальные участники появлялись лишь для того, чтобы вскоре вновь исчезнуть. К моменту выхода третьего альбома Куортону приходится смириться с мыслью о невозможности формирования коллектива в общепринятом понимании этого слова. В результате он решает полностью отказаться от концертных выступлений и сосредоточиться на работе в студии. Достаточно быстро становится ясно, что это решение было верным: третий альбом Bathory "Under The Sign Of The Black Mark" (1987) становится кульминацией "черной" фазы в истории группы, и одновременно ее заключительным аккордом. Дело в том, что после отказа от гастролей у Куортона появилось время задуматься о том, зачем и о чем он поет. Он задумывается - и делает неожиданные выводы...

ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ: "ДЬЯВОЛ НЕ ИМЕЕТ К НАМ НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ"

Сатанизм ранних Bathory носил, в сущности, чисто провокационный характер. Трое выгнанных из школы пареньков хотели продемонстрировать сытому и довольному обществу всю глубину своего к нему отвращения, презрения и ненависти. А поскольку, как им казалось, общество сытых и довольных неразрывно было связано с христианством, то сатанизм с его пентаграммами и перевернутыми крестами казался им как нельзя более подходящим оружием. Никаких черных Библий (впрочем, как и "зеленых, желтых или каких-нибудь иных Библий") никто из участников группы в то время не читал. Но вот пришло время, и вышедшему из подросткового возраста Куортону пришло в голову разобраться в той несусветной идеологической мешанине, в ту пору именуемой в металлической тусовке "сатанизмом". Результаты тягостных раздумий были неутешительными. "Все религии - самый настоящий вздор" - решил для себя мастермайнд Bathory. И порожденный христианской культурой сатанизм с его адом, воняющими серой лохматыми демонами, совершенно не является исключением. "Рано или поздно ты понимаешь, что твоя музыка, в сущности, не связана с какими бы то ни было религиями. Это просто металл - и все" - пояснил Куортон в одном из своих интервью в '89-ом году. И добавил: "Дьявол не имеет к нам никакого отношения".

Впрочем, следует справедливости ради заметить, что взаимоотношения Куортона с сатанизмом и его последователями на этом не закончились. Темное прошлое настигло Квартона в начале '90-х, когда вдохновленные его ранним творчеством юные норвежские чернушники прямо-таки закидали шефа Bathory письменными посланиями, испещренными самой что ни на есть инфернальной символикой и подписанных жидкостью, подозрительно смахивающей на кровь. Благодарность норвежских фанатов простиралась столь далеко, что некоторые из них, арестованные за ряд таких незначительных (с их точки зрения) проступков, как убийства, нанесение тяжких телесных повреждений и поджог церквей, заявили, что на подвиги их вдохновила именно музыка Bathory. После чего Куортон получил еще одно письмо - теперь уже от норвежской полиции. Но поскольку Скандинавия - не Штаты, все обошлось без каких-либо санкций по отношению к группе...

СЕРДЦЕ СТУЧИТ, КАК МОЛОТ: "ВИКИНГ-ЭТАП"

После отказа от "чернухи" перед Куортоном встал сакраментальный вопрос: "Что делать дальше?". Отвернувшись от ада и его обитателей, маэстро обратил свой взор к прошлому родной Скандинавии, дабы извлечь из него здоровых бородатых мужиков с топорами, потребляющих самогон из еловых шишек (в перерывах между славными побоищами со злыми христианами). Эти самые здоровые бородатые мужики, сиречь викинги, отныне надолго и плотно заполонят лирику Bathory. Сменился и музыкальный стиль: уже на четвертом опусе "Blood, Fire, Death" (1988), помимо обычного скоростного рубилова, появились монументальные эпосы, изготовленные по рецепту "Manowar заиграли Death Metal" (как, к примеру, "открывашка" альбома и одна из бессмертных классических вещей Bathory - 'A Fine Day To Die'). Последующие пластинки - "Hammerhearth" (1990, по мнению многих поклонников творчества Куортона - лучший альбом Bathory) и "Twilight Of The Gods" (1991) состоят уже исключительно из продолжительных и пафосных викингских гимнов. Эти шедевры на стыке дэта, дума, пауэра и фолка возносят культовый статус Bathory до небес, и одновременно приносят шефу и создателю группы первый серьезный коммерческий успех. Полученные барыши на какое-то время избавили Куортона от необходимости заботиться о своем пропитании, так что он решил сделать небольшую творческую паузу, которая растянулась на четыре года. К этому моменту ему успели изрядно надоесть как разборки с недовольными старыми фэнами, не простившими хулу на рогатого, так и сам по себе металл как таковой. Несколько лет подряд Куортон обходит стороной студию, не берет в руки гитару, и не слушает ничего, кроме любимых Бетховена и Вагнера (творчество которого было одним из главных источников вдохновения во время написания культовых альбомов "Hammerhearth и "Twilight Of The Gods"). Злые языки даже поговаривали, что молчаливый швед навсегда уже отошел от дел. Но они, разумеется, сильно заблуждались...

СКАНДАЛЬНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ, ИЛИ РЕКВИЕМ ПО ВОСЬМИКОНЕЧНИКАМ

Что бы кто ни говорил о деньгах, но, вне всякого сомнения, они обладают одним прискорбным качеством, а именно - обыкновением заканчиваться в самый неподходящий момент. Похоже, что-то подобное приключилось с Куортоном году этак в 1993-м, поскольку он отложил в сторону диски композиторов-классиков, собрал инструменты и отправился записывать новый материал. Времена были непростые, так что заработать деньги викинг-металом было довольно непросто. Так что маэстро записал альбом, полный реверансов в сторону модного в то время гранжа. Выпускать подобное творение под культовой вывеской Bathory представлялось ему совершенно невозможным, и Куортон оформил свое новое детище как сольный альбом. Детище продавалось отвратительно, поскольку поклонники Nirvana и Pearl Jam, естественно, просто не заметили появления нового творения в духе альбомов их кумиров. Так что пришлось придумывать новые способы подзаработать, и способы были придуманы быстро.

Разумеется, от внимания Куортона не могло ускользнуть могучее возрождение блэк-метала, начавшегося в Скандинавии, и ежемесячно охватывавшего все новые и новые территории. Как тут было не вспомнить о своих собственных немалых заслугах перед жанром?.. Не долго думая, наш герой решил тряхнуть стариной. Так на свет, с интервалом в шесть месяцев, появились два диска, нашпигованные дэт-блэком старой школы (правда, совершенного избавленного от чернушной лирики) - "Requiem" (1994) и "Octagon" (1995). Пожалуй, Куортон был не совсем искренен, записывая эти альбомы, особенно если учесть, что он в то время не уставал повторять, какого невысокого он мнения о первых трех опусах своей группы. В действительности же, записанные на скорую руку "Реквием" и "Восьмиконечник" оказались еще слабее, чем не cлишком сильная пластинка "Return", и оба этих альбома получили соответствующие отклики со стороны рецензентов, эпизодически сопровождающиеся угрозами выкинуть на помойку всю коллекцию альбомов группы, если подобное безобразие еще хоть раз повторится. Продавались же диски настолько отвратительно, что Куортону пора было серьезно задумываться о своем будущем. В ходе раздумий на свет были извлечены стародавние демо-записи, сделанные в период между "Hammerhearth" и "Twilight Of The Gods". Материал бы доработан и выпущен в виде концептуального опуса "Blood On Ice" (1996), не уступающего по качеству лучшим произведениям Bathory в жанре викинг-метала. Успех альбома позволил Куортону еще на четыре года исчезнуть с музыкальной арены (если не считать второго сольника, выпущенного в 1997-ом, который был записан почти исключительно ради собственного удовольствия и получился достаточно неплохим).

Повторное возвращение Bathory произошло уже в нынешнем тысячелетии в характерной для Куортона безобразной манере: его творение "Destroyer Of Worlds" (2001) не смогло разрушить ничего, кроме культовой репутации проекта, и по праву считается самым слабым альбомом, когда-либо увидевшем свет под вывеской Bathory. Многие поставили крест на этой культовой группе - и вновь были посрамлены Куортоном, ошарашившим своих сникших поклонников монументальной сагой в двух частях "Nordland" (соответственно - 2002 и 2003), ознаменовавшей триумфальное возвращение к жанру викинг-метала, и продемонстрировавшей многочисленным подражателям всю тщетность их усилий. Конечно, Bathory и в 2003 году остается объектом горячих дискуссий, но места на металлическом Олимпе у Куортона теперь, пожалуй, уже никому не отнять.

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ






Rambler's Top100
[an error occurred while processing this directive]
Powered by ALIVE

ALIVE ARCHIVE

The Asp

VIKINGS, SEX AND ROCK 'N' ROLL

Если бы величие музыкальных коллективов измерялось многочисленностью толп их последователей, фанатичных почитателей и банальных плагиаторов среди коллег музыкантов, то Bathory, вне всякого сомнения, заняли бы одно из самых почетных мест в зале металлической славы. В середине '80-х они приняли участие в создании субжанра, получившего название "black metal", вдохновив на подвиги орды экстремально настроенных молодых людей, вновь поднявших знамя блэка десятилетие спустя. Затем Bathory, уже фактически в одиночку, создали так называемый "viking metal". И опять же, благодарные последователи не заставили себя долго ждать. Хотя... Стоп! Коллектив? Они? Участвовали, вдохновили, создали? Нет, уважаемый читатель, использование множественного числа в отношении Bathory, конечно же, совершенно неуместно (по крайней мере, если говорить о последних пятнадцати годах существования группы). Поскольку за сим названием скрывается, в гордом северном одиночестве гитарист, певец, продюсер (и т.д. и т.п.) Куортон (Quorthon). Скрывается вот уже более 20 лет. 20 лет ... Хороший повод обернуться назад и вспомнить старину, тем более что аккурат к юбилею Куортон отметился двумя превосходными новыми альбомами...

"ЧЕРНЫЙ" ЭТАП: 16 ЛЕТ И НЕМНОГО КРОВАВОГО БЕЗУМИЯ

История Bathory начинается на заре '80-х. Как начинается? Да так, как обычно и начинаются истории: жил да был маленький шведский мальчик по имени Куортон. И был он нехороший, злой мальчик. Школу прогуливал, учился кое-как, дрался, мотался ночами по кабакам, слушал Motorhead, Saxon и Kiss. Учителя школы, в которой учился мальчик, решили, что зло не должно оставаться безнаказанным - и выгнали его из школы. Но Куортон не расстроился. Он уже тогда знал, кем хочет стать - музыкантом. Инструментов у него никаких не было, также, впрочем, как и умения с ними обращаться. Но разве это могло стать настоящим препятствием! Благодаря нескольким месяцам напряженного труда он заработал на первую гитару, и музыкальная карьера началась. Началась она в группе, игравшей кавер-версии кумиров Куортона - Kiss, и некоторое время продолжалась в некоем дворовом панковском коллективе. Вскоре, впрочем, нашему герою вздумалось уйти в вольное плавание. Соратники были найдены быстро (двое таких же оболтусов, выгнанных из школы), также как и гараж для записей и репетиций (тот самый, который вскоре получит гордое наименовании Heavenshore Studio и в котором будут записаны все ранние, культовые альбомы группы). Музыкальный стиль был выбран по принципу "что слушаю, то пою" - то есть нечто вроде утяжеленного Motorhead. А вот с лирикой поначалу возникли проблемы. Исполнять песни о том, как классно заниматься любовью с грудастой женщиной, перемещаясь на Харлее по автобану со скоростью под 200 км/ч (см. лирику Моторхэд и Сэксон) у Куортона никакого желания не было. Альтернативы имелось две - по числу читаемых участниками группы журналов с комиксами, один из которых повествовал о накаченных мужиках, истребляющих драконов и иную гадость, а второй назывался "Shock" и был посвящен разного рода ужасам. В итоге предпочтение было отдано ужасным тварям во главе с их рогатым и бородатым предводителем. Способствовало принятию подобного решения и (впрочем, и по сей день упорно отрицаемое Куортоном) знакомство с творчеством группы Venom, к тому моменту уже успешно начавшей эксплуатировать свой инфернальный имидж. У Venom Куортон, ничтоже сумняшеся, на первых порах заимствовал целые текстовые пассажи, благо в английском он в ту пору силен не был... Как бы то ни было, стиль Bathory (группа получила это название в честь умершей в заcтенках инквизиции венгерской ведьмы) наконец, сформировался, и был продемонстрирован публике на первых локальных концертах. В 1983-м году знакомство с боссами компании Typhon Grammophon позволило Куортону разместить две композиции на новом андерграундном сборнике этой звукозаписывающей компании - "Scandinavian Metal Attack". Отзывы были настолько многочисленными и восторженными, что группе было предложено записать первый полноразмерный альбом. Дебют, незамысловато озаглавленный "Bathory", увидел свет в 1984 г., и в одночасье сделал молодых шведов знаменитыми в металлической тусовке. Любителям острого и круто поджаренного пришлись по душе быстрые, агрессивные композиции, сдобренные "воплями разгневанного дьявола" (так сам Куортон характеризует свои тогдашние вокальные достижения). Популярности Bathory способствует и мистический ореол таинственности, который стараниями Куортона окружает группу в первые годы ее существования - маэстро дает интервью, лишь накинув на голову черный капюшон и надев темные очки; имена участников коллектива держатся в секрете - они скрываются за (в основном, невероятно идиотскими) псевдонимами; ходят упорные слухи об их самых что ни на есть кровожадных наклонностях... Заработанную репутацию не удалось подмочить даже второй пластинкой "The Return" (1985), записанной все в том же гараже в состоянии тяжелейшего опьянения, переходящего в состояние не менее тяжелейшего похмелья. Альбом получил весьма неоднозначные отклики и по отношению к дебюту явился шагом назад. Сыграла свою роль и чехарда с составом группы, единственным постоянным участником которой оставался сам Куортон, а остальные участники появлялись лишь для того, чтобы вскоре вновь исчезнуть. К моменту выхода третьего альбома Куортону приходится смириться с мыслью о невозможности формирования коллектива в общепринятом понимании этого слова. В результате он решает полностью отказаться от концертных выступлений и сосредоточиться на работе в студии. Достаточно быстро становится ясно, что это решение было верным: третий альбом Bathory "Under The Sign Of The Black Mark" (1987) становится кульминацией "черной" фазы в истории группы, и одновременно ее заключительным аккордом. Дело в том, что после отказа от гастролей у Куортона появилось время задуматься о том, зачем и о чем он поет. Он задумывается - и делает неожиданные выводы...

ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ: "ДЬЯВОЛ НЕ ИМЕЕТ К НАМ НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ"

Сатанизм ранних Bathory носил, в сущности, чисто провокационный характер. Трое выгнанных из школы пареньков хотели продемонстрировать сытому и довольному обществу всю глубину своего к нему отвращения, презрения и ненависти. А поскольку, как им казалось, общество сытых и довольных неразрывно было связано с христианством, то сатанизм с его пентаграммами и перевернутыми крестами казался им как нельзя более подходящим оружием. Никаких черных Библий (впрочем, как и "зеленых, желтых или каких-нибудь иных Библий") никто из участников группы в то время не читал. Но вот пришло время, и вышедшему из подросткового возраста Куортону пришло в голову разобраться в той несусветной идеологической мешанине, в ту пору именуемой в металлической тусовке "сатанизмом". Результаты тягостных раздумий были неутешительными. "Все религии - самый настоящий вздор" - решил для себя мастермайнд Bathory. И порожденный христианской культурой сатанизм с его адом, воняющими серой лохматыми демонами, совершенно не является исключением. "Рано или поздно ты понимаешь, что твоя музыка, в сущности, не связана с какими бы то ни было религиями. Это просто металл - и все" - пояснил Куортон в одном из своих интервью в '89-ом году. И добавил: "Дьявол не имеет к нам никакого отношения".

Впрочем, следует справедливости ради заметить, что взаимоотношения Куортона с сатанизмом и его последователями на этом не закончились. Темное прошлое настигло Квартона в начале '90-х, когда вдохновленные его ранним творчеством юные норвежские чернушники прямо-таки закидали шефа Bathory письменными посланиями, испещренными самой что ни на есть инфернальной символикой и подписанных жидкостью, подозрительно смахивающей на кровь. Благодарность норвежских фанатов простиралась столь далеко, что некоторые из них, арестованные за ряд таких незначительных (с их точки зрения) проступков, как убийства, нанесение тяжких телесных повреждений и поджог церквей, заявили, что на подвиги их вдохновила именно музыка Bathory. После чего Куортон получил еще одно письмо - теперь уже от норвежской полиции. Но поскольку Скандинавия - не Штаты, все обошлось без каких-либо санкций по отношению к группе...

СЕРДЦЕ СТУЧИТ, КАК МОЛОТ: "ВИКИНГ-ЭТАП"

После отказа от "чернухи" перед Куортоном встал сакраментальный вопрос: "Что делать дальше?". Отвернувшись от ада и его обитателей, маэстро обратил свой взор к прошлому родной Скандинавии, дабы извлечь из него здоровых бородатых мужиков с топорами, потребляющих самогон из еловых шишек (в перерывах между славными побоищами со злыми христианами). Эти самые здоровые бородатые мужики, сиречь викинги, отныне надолго и плотно заполонят лирику Bathory. Сменился и музыкальный стиль: уже на четвертом опусе "Blood, Fire, Death" (1988), помимо обычного скоростного рубилова, появились монументальные эпосы, изготовленные по рецепту "Manowar заиграли Death Metal" (как, к примеру, "открывашка" альбома и одна из бессмертных классических вещей Bathory - 'A Fine Day To Die'). Последующие пластинки - "Hammerhearth" (1990, по мнению многих поклонников творчества Куортона - лучший альбом Bathory) и "Twilight Of The Gods" (1991) состоят уже исключительно из продолжительных и пафосных викингских гимнов. Эти шедевры на стыке дэта, дума, пауэра и фолка возносят культовый статус Bathory до небес, и одновременно приносят шефу и создателю группы первый серьезный коммерческий успех. Полученные барыши на какое-то время избавили Куортона от необходимости заботиться о своем пропитании, так что он решил сделать небольшую творческую паузу, которая растянулась на четыре года. К этому моменту ему успели изрядно надоесть как разборки с недовольными старыми фэнами, не простившими хулу на рогатого, так и сам по себе металл как таковой. Несколько лет подряд Куортон обходит стороной студию, не берет в руки гитару, и не слушает ничего, кроме любимых Бетховена и Вагнера (творчество которого было одним из главных источников вдохновения во время написания культовых альбомов "Hammerhearth и "Twilight Of The Gods"). Злые языки даже поговаривали, что молчаливый швед навсегда уже отошел от дел. Но они, разумеется, сильно заблуждались...

СКАНДАЛЬНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ, ИЛИ РЕКВИЕМ ПО ВОСЬМИКОНЕЧНИКАМ

Что бы кто ни говорил о деньгах, но, вне всякого сомнения, они обладают одним прискорбным качеством, а именно - обыкновением заканчиваться в самый неподходящий момент. Похоже, что-то подобное приключилось с Куортоном году этак в 1993-м, поскольку он отложил в сторону диски композиторов-классиков, собрал инструменты и отправился записывать новый материал. Времена были непростые, так что заработать деньги викинг-металом было довольно непросто. Так что маэстро записал альбом, полный реверансов в сторону модного в то время гранжа. Выпускать подобное творение под культовой вывеской Bathory представлялось ему совершенно невозможным, и Куортон оформил свое новое детище как сольный альбом. Детище продавалось отвратительно, поскольку поклонники Nirvana и Pearl Jam, естественно, просто не заметили появления нового творения в духе альбомов их кумиров. Так что пришлось придумывать новые способы подзаработать, и способы были придуманы быстро.

Разумеется, от внимания Куортона не могло ускользнуть могучее возрождение блэк-метала, начавшегося в Скандинавии, и ежемесячно охватывавшего все новые и новые территории. Как тут было не вспомнить о своих собственных немалых заслугах перед жанром?.. Не долго думая, наш герой решил тряхнуть стариной. Так на свет, с интервалом в шесть месяцев, появились два диска, нашпигованные дэт-блэком старой школы (правда, совершенного избавленного от чернушной лирики) - "Requiem" (1994) и "Octagon" (1995). Пожалуй, Куортон был не совсем искренен, записывая эти альбомы, особенно если учесть, что он в то время не уставал повторять, какого невысокого он мнения о первых трех опусах своей группы. В действительности же, записанные на скорую руку "Реквием" и "Восьмиконечник" оказались еще слабее, чем не cлишком сильная пластинка "Return", и оба этих альбома получили соответствующие отклики со стороны рецензентов, эпизодически сопровождающиеся угрозами выкинуть на помойку всю коллекцию альбомов группы, если подобное безобразие еще хоть раз повторится. Продавались же диски настолько отвратительно, что Куортону пора было серьезно задумываться о своем будущем. В ходе раздумий на свет были извлечены стародавние демо-записи, сделанные в период между "Hammerhearth" и "Twilight Of The Gods". Материал бы доработан и выпущен в виде концептуального опуса "Blood On Ice" (1996), не уступающего по качеству лучшим произведениям Bathory в жанре викинг-метала. Успех альбома позволил Куортону еще на четыре года исчезнуть с музыкальной арены (если не считать второго сольника, выпущенного в 1997-ом, который был записан почти исключительно ради собственного удовольствия и получился достаточно неплохим).

Повторное возвращение Bathory произошло уже в нынешнем тысячелетии в характерной для Куортона безобразной манере: его творение "Destroyer Of Worlds" (2001) не смогло разрушить ничего, кроме культовой репутации проекта, и по праву считается самым слабым альбомом, когда-либо увидевшем свет под вывеской Bathory. Многие поставили крест на этой культовой группе - и вновь были посрамлены Куортоном, ошарашившим своих сникших поклонников монументальной сагой в двух частях "Nordland" (соответственно - 2002 и 2003), ознаменовавшей триумфальное возвращение к жанру викинг-метала, и продемонстрировавшей многочисленным подражателям всю тщетность их усилий. Конечно, Bathory и в 2003 году остается объектом горячих дискуссий, но места на металлическом Олимпе у Куортона теперь, пожалуй, уже никому не отнять.

<<  >>


Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Bathory: Vikings, Sex and Rock 'n' Roll

ALIVE ARCHIVE

The Asp

VIKINGS, SEX AND ROCK 'N' ROLL

Если бы величие музыкальных коллективов измерялось многочисленностью толп их последователей, фанатичных почитателей и банальных плагиаторов среди коллег музыкантов, то Bathory, вне всякого сомнения, заняли бы одно из самых почетных мест в зале металлической славы. В середине '80-х они приняли участие в создании субжанра, получившего название "black metal", вдохновив на подвиги орды экстремально настроенных молодых людей, вновь поднявших знамя блэка десятилетие спустя. Затем Bathory, уже фактически в одиночку, создали так называемый "viking metal". И опять же, благодарные последователи не заставили себя долго ждать. Хотя... Стоп! Коллектив? Они? Участвовали, вдохновили, создали? Нет, уважаемый читатель, использование множественного числа в отношении Bathory, конечно же, совершенно неуместно (по крайней мере, если говорить о последних пятнадцати годах существования группы). Поскольку за сим названием скрывается, в гордом северном одиночестве гитарист, певец, продюсер (и т.д. и т.п.) Куортон (Quorthon). Скрывается вот уже более 20 лет. 20 лет ... Хороший повод обернуться назад и вспомнить старину, тем более что аккурат к юбилею Куортон отметился двумя превосходными новыми альбомами...

"ЧЕРНЫЙ" ЭТАП: 16 ЛЕТ И НЕМНОГО КРОВАВОГО БЕЗУМИЯ

История Bathory начинается на заре '80-х. Как начинается? Да так, как обычно и начинаются истории: жил да был маленький шведский мальчик по имени Куортон. И был он нехороший, злой мальчик. Школу прогуливал, учился кое-как, дрался, мотался ночами по кабакам, слушал Motorhead, Saxon и Kiss. Учителя школы, в которой учился мальчик, решили, что зло не должно оставаться безнаказанным - и выгнали его из школы. Но Куортон не расстроился. Он уже тогда знал, кем хочет стать - музыкантом. Инструментов у него никаких не было, также, впрочем, как и умения с ними обращаться. Но разве это могло стать настоящим препятствием! Благодаря нескольким месяцам напряженного труда он заработал на первую гитару, и музыкальная карьера началась. Началась она в группе, игравшей кавер-версии кумиров Куортона - Kiss, и некоторое время продолжалась в некоем дворовом панковском коллективе. Вскоре, впрочем, нашему герою вздумалось уйти в вольное плавание. Соратники были найдены быстро (двое таких же оболтусов, выгнанных из школы), также как и гараж для записей и репетиций (тот самый, который вскоре получит гордое наименовании Heavenshore Studio и в котором будут записаны все ранние, культовые альбомы группы). Музыкальный стиль был выбран по принципу "что слушаю, то пою" - то есть нечто вроде утяжеленного Motorhead. А вот с лирикой поначалу возникли проблемы. Исполнять песни о том, как классно заниматься любовью с грудастой женщиной, перемещаясь на Харлее по автобану со скоростью под 200 км/ч (см. лирику Моторхэд и Сэксон) у Куортона никакого желания не было. Альтернативы имелось две - по числу читаемых участниками группы журналов с комиксами, один из которых повествовал о накаченных мужиках, истребляющих драконов и иную гадость, а второй назывался "Shock" и был посвящен разного рода ужасам. В итоге предпочтение было отдано ужасным тварям во главе с их рогатым и бородатым предводителем. Способствовало принятию подобного решения и (впрочем, и по сей день упорно отрицаемое Куортоном) знакомство с творчеством группы Venom, к тому моменту уже успешно начавшей эксплуатировать свой инфернальный имидж. У Venom Куортон, ничтоже сумняшеся, на первых порах заимствовал целые текстовые пассажи, благо в английском он в ту пору силен не был... Как бы то ни было, стиль Bathory (группа получила это название в честь умершей в заcтенках инквизиции венгерской ведьмы) наконец, сформировался, и был продемонстрирован публике на первых локальных концертах. В 1983-м году знакомство с боссами компании Typhon Grammophon позволило Куортону разместить две композиции на новом андерграундном сборнике этой звукозаписывающей компании - "Scandinavian Metal Attack". Отзывы были настолько многочисленными и восторженными, что группе было предложено записать первый полноразмерный альбом. Дебют, незамысловато озаглавленный "Bathory", увидел свет в 1984 г., и в одночасье сделал молодых шведов знаменитыми в металлической тусовке. Любителям острого и круто поджаренного пришлись по душе быстрые, агрессивные композиции, сдобренные "воплями разгневанного дьявола" (так сам Куортон характеризует свои тогдашние вокальные достижения). Популярности Bathory способствует и мистический ореол таинственности, который стараниями Куортона окружает группу в первые годы ее существования - маэстро дает интервью, лишь накинув на голову черный капюшон и надев темные очки; имена участников коллектива держатся в секрете - они скрываются за (в основном, невероятно идиотскими) псевдонимами; ходят упорные слухи об их самых что ни на есть кровожадных наклонностях... Заработанную репутацию не удалось подмочить даже второй пластинкой "The Return" (1985), записанной все в том же гараже в состоянии тяжелейшего опьянения, переходящего в состояние не менее тяжелейшего похмелья. Альбом получил весьма неоднозначные отклики и по отношению к дебюту явился шагом назад. Сыграла свою роль и чехарда с составом группы, единственным постоянным участником которой оставался сам Куортон, а остальные участники появлялись лишь для того, чтобы вскоре вновь исчезнуть. К моменту выхода третьего альбома Куортону приходится смириться с мыслью о невозможности формирования коллектива в общепринятом понимании этого слова. В результате он решает полностью отказаться от концертных выступлений и сосредоточиться на работе в студии. Достаточно быстро становится ясно, что это решение было верным: третий альбом Bathory "Under The Sign Of The Black Mark" (1987) становится кульминацией "черной" фазы в истории группы, и одновременно ее заключительным аккордом. Дело в том, что после отказа от гастролей у Куортона появилось время задуматься о том, зачем и о чем он поет. Он задумывается - и делает неожиданные выводы...

ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ: "ДЬЯВОЛ НЕ ИМЕЕТ К НАМ НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ"

Сатанизм ранних Bathory носил, в сущности, чисто провокационный характер. Трое выгнанных из школы пареньков хотели продемонстрировать сытому и довольному обществу всю глубину своего к нему отвращения, презрения и ненависти. А поскольку, как им казалось, общество сытых и довольных неразрывно было связано с христианством, то сатанизм с его пентаграммами и перевернутыми крестами казался им как нельзя более подходящим оружием. Никаких черных Библий (впрочем, как и "зеленых, желтых или каких-нибудь иных Библий") никто из участников группы в то время не читал. Но вот пришло время, и вышедшему из подросткового возраста Куортону пришло в голову разобраться в той несусветной идеологической мешанине, в ту пору именуемой в металлической тусовке "сатанизмом". Результаты тягостных раздумий были неутешительными. "Все религии - самый настоящий вздор" - решил для себя мастермайнд Bathory. И порожденный христианской культурой сатанизм с его адом, воняющими серой лохматыми демонами, совершенно не является исключением. "Рано или поздно ты понимаешь, что твоя музыка, в сущности, не связана с какими бы то ни было религиями. Это просто металл - и все" - пояснил Куортон в одном из своих интервью в '89-ом году. И добавил: "Дьявол не имеет к нам никакого отношения".

Впрочем, следует справедливости ради заметить, что взаимоотношения Куортона с сатанизмом и его последователями на этом не закончились. Темное прошлое настигло Квартона в начале '90-х, когда вдохновленные его ранним творчеством юные норвежские чернушники прямо-таки закидали шефа Bathory письменными посланиями, испещренными самой что ни на есть инфернальной символикой и подписанных жидкостью, подозрительно смахивающей на кровь. Благодарность норвежских фанатов простиралась столь далеко, что некоторые из них, арестованные за ряд таких незначительных (с их точки зрения) проступков, как убийства, нанесение тяжких телесных повреждений и поджог церквей, заявили, что на подвиги их вдохновила именно музыка Bathory. После чего Куортон получил еще одно письмо - теперь уже от норвежской полиции. Но поскольку Скандинавия - не Штаты, все обошлось без каких-либо санкций по отношению к группе...

СЕРДЦЕ СТУЧИТ, КАК МОЛОТ: "ВИКИНГ-ЭТАП"

После отказа от "чернухи" перед Куортоном встал сакраментальный вопрос: "Что делать дальше?". Отвернувшись от ада и его обитателей, маэстро обратил свой взор к прошлому родной Скандинавии, дабы извлечь из него здоровых бородатых мужиков с топорами, потребляющих самогон из еловых шишек (в перерывах между славными побоищами со злыми христианами). Эти самые здоровые бородатые мужики, сиречь викинги, отныне надолго и плотно заполонят лирику Bathory. Сменился и музыкальный стиль: уже на четвертом опусе "Blood, Fire, Death" (1988), помимо обычного скоростного рубилова, появились монументальные эпосы, изготовленные по рецепту "Manowar заиграли Death Metal" (как, к примеру, "открывашка" альбома и одна из бессмертных классических вещей Bathory - 'A Fine Day To Die'). Последующие пластинки - "Hammerhearth" (1990, по мнению многих поклонников творчества Куортона - лучший альбом Bathory) и "Twilight Of The Gods" (1991) состоят уже исключительно из продолжительных и пафосных викингских гимнов. Эти шедевры на стыке дэта, дума, пауэра и фолка возносят культовый статус Bathory до небес, и одновременно приносят шефу и создателю группы первый серьезный коммерческий успех. Полученные барыши на какое-то время избавили Куортона от необходимости заботиться о своем пропитании, так что он решил сделать небольшую творческую паузу, которая растянулась на четыре года. К этому моменту ему успели изрядно надоесть как разборки с недовольными старыми фэнами, не простившими хулу на рогатого, так и сам по себе металл как таковой. Несколько лет подряд Куортон обходит стороной студию, не берет в руки гитару, и не слушает ничего, кроме любимых Бетховена и Вагнера (творчество которого было одним из главных источников вдохновения во время написания культовых альбомов "Hammerhearth и "Twilight Of The Gods"). Злые языки даже поговаривали, что молчаливый швед навсегда уже отошел от дел. Но они, разумеется, сильно заблуждались...

СКАНДАЛЬНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ, ИЛИ РЕКВИЕМ ПО ВОСЬМИКОНЕЧНИКАМ

Что бы кто ни говорил о деньгах, но, вне всякого сомнения, они обладают одним прискорбным качеством, а именно - обыкновением заканчиваться в самый неподходящий момент. Похоже, что-то подобное приключилось с Куортоном году этак в 1993-м, поскольку он отложил в сторону диски композиторов-классиков, собрал инструменты и отправился записывать новый материал. Времена были непростые, так что заработать деньги викинг-металом было довольно непросто. Так что маэстро записал альбом, полный реверансов в сторону модного в то время гранжа. Выпускать подобное творение под культовой вывеской Bathory представлялось ему совершенно невозможным, и Куортон оформил свое новое детище как сольный альбом. Детище продавалось отвратительно, поскольку поклонники Nirvana и Pearl Jam, естественно, просто не заметили появления нового творения в духе альбомов их кумиров. Так что пришлось придумывать новые способы подзаработать, и способы были придуманы быстро.

Разумеется, от внимания Куортона не могло ускользнуть могучее возрождение блэк-метала, начавшегося в Скандинавии, и ежемесячно охватывавшего все новые и новые территории. Как тут было не вспомнить о своих собственных немалых заслугах перед жанром?.. Не долго думая, наш герой решил тряхнуть стариной. Так на свет, с интервалом в шесть месяцев, появились два диска, нашпигованные дэт-блэком старой школы (правда, совершенного избавленного от чернушной лирики) - "Requiem" (1994) и "Octagon" (1995). Пожалуй, Куортон был не совсем искренен, записывая эти альбомы, особенно если учесть, что он в то время не уставал повторять, какого невысокого он мнения о первых трех опусах своей группы. В действительности же, записанные на скорую руку "Реквием" и "Восьмиконечник" оказались еще слабее, чем не cлишком сильная пластинка "Return", и оба этих альбома получили соответствующие отклики со стороны рецензентов, эпизодически сопровождающиеся угрозами выкинуть на помойку всю коллекцию альбомов группы, если подобное безобразие еще хоть раз повторится. Продавались же диски настолько отвратительно, что Куортону пора было серьезно задумываться о своем будущем. В ходе раздумий на свет были извлечены стародавние демо-записи, сделанные в период между "Hammerhearth" и "Twilight Of The Gods". Материал бы доработан и выпущен в виде концептуального опуса "Blood On Ice" (1996), не уступающего по качеству лучшим произведениям Bathory в жанре викинг-метала. Успех альбома позволил Куортону еще на четыре года исчезнуть с музыкальной арены (если не считать второго сольника, выпущенного в 1997-ом, который был записан почти исключительно ради собственного удовольствия и получился достаточно неплохим).

Повторное возвращение Bathory произошло уже в нынешнем тысячелетии в характерной для Куортона безобразной манере: его творение "Destroyer Of Worlds" (2001) не смогло разрушить ничего, кроме культовой репутации проекта, и по праву считается самым слабым альбомом, когда-либо увидевшем свет под вывеской Bathory. Многие поставили крест на этой культовой группе - и вновь были посрамлены Куортоном, ошарашившим своих сникших поклонников монументальной сагой в двух частях "Nordland" (соответственно - 2002 и 2003), ознаменовавшей триумфальное возвращение к жанру викинг-метала, и продемонстрировавшей многочисленным подражателям всю тщетность их усилий. Конечно, Bathory и в 2003 году остается объектом горячих дискуссий, но места на металлическом Олимпе у Куортона теперь, пожалуй, уже никому не отнять.

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ



ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

Всё о мире тяжёлой музыки, металле, альтернативе и Ню-метале. Добро пожаловать на территорию для настоящих хардкорных мужчин, которые знают толк в железных рифах. Последние новости отечественной и зарубежной рок-сцены, обзоры новых музыкальных альбомов, дебюты и возрождения, распады и воссоединения самых заметных и талантливых групп этого и прошлого столетия! Металлика уже не торт? Дэйв Гролл – лучший барабанщик планеты? Что думает Оззи Осборн о Джастине Бибере? Это ТОТАЛМЕТАЛ! Это – мы! Добро пожаловать!

... A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-Я

Created by TMN Team, MCMXCXIX-MMVIII