TMN

Total Metal Net

Louder than before!
Rambler's Top100
Анонсы
Новости
Рецензии
Статьи
Группы
Викторина
Проект
TMN предлагает
К посетителям
ALIVE
Архив
Контакты

На правах рекламы:
Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - King Diamond: St. Petersonburg Belongs To "Them" или путешествие из Москвы в Петербург

ALIVE ARCHIVE

Fingolfin

ST. PETERSONBURG BELONGS TO "THEM" ИЛИ ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ МОСКВЫ В ПЕТЕРБУРГ

Тем, кто смотрел передачу "Служу Советскому Союзу!", объяснили, что человек - животное стадное. Тот, кто погряз в своем цинизме настолько, что смотрит авторскую программу "Зеркало" с н. сванидзе, знает, что человеческие особи собираются вместе с тем, чтобы заполнить окружающими всепоглащающую внутреннюю пустоту. Человек, подозревающий, что самая непредсказуемая передача - это прогноз погоды, ходит изредка в церковь, где в благоговейном порыве ощущает теплое чувство локтя соседа, тоже ожидающего, что ему покажут главного небесного телеведущего, называемое "конгрегацией". Металлисты собираются вместе, потому что, во-первых, им нечего смотреть по ящику, а во-вторых, потому что не знают, что такое "конгрегация", но зато убеждены, что за такие слова в тусовке можно получить в рыло.

...Тусовка вывалилась из чрева Ленинградского вокзала и недвусмысленно бряцая емкостями с ячменной водой и "мозголомной брагой", нестройным строем отправилась рассаживаться согласно купленным билетам, смущая своим единодушно-косушным обилием мещан во плацкарте. Перед пассажирами моего вагона, среди которых антисоциальные элементы составили явно подавляющее большинство, во весь рост замаячила перспектива неизбежного праздника, о чем незамедлительно подала знать богатая летами биомасса. Повеяло чем-то родным, надежным и теплым, как водка в жару. Для некоторых King Diamond начался вдали от "Юбилейного" и значительно раньше 19.00 13-го марта. Что было особенно приятно - много молодых ребят: у нас, ра...яев, есть "надежная смена молодежная". И вообще, к каждому, кто в таком возрасте не ра...яй, я отношусь с подозрением, как к тем, кто не пьет.

Человек, что саженец - не во всякой земле приживается. Земля достоевской хандры почему- то, в противоположность "всероссийскому шанкру", на меня действует как успокоительное. Глядя в немытые физиономии фасадов на Невском, под которыми, впрочем, легко узнаваемы некогда аристократические, тонкие черты лиц, еще не отвисшие тройными подбородками "shop owning", чувствуешь вдруг, что несмотря на подобравшееся на совсем уж угрожающее расстояние к крышам домов грязно-ватное небо, есть что-то успокаивающее в этом аккуратно-правильно расчерченном морщинами проспектов и линий городе. Сколько не приезжаю в Питер, не могу избавиться от этого чувства, которое не может подавить даже много раз слышанное "зарплата ниже, да какой, работу не найдешь!" от кого-то, до боли похожего на человека с голосом телевизора. Это подкатывающее к зобу чувство неизбежности свободы этого места, наверное, главное, что делает Питер безусловной рок-столицей нашей Родины демократического шариата. Причем не "кином" единым живет Пальмира - с металлом (а я всю жизнь придерживался противоположной точки зрения) все весьма неплохо. Вот "Castle Rock" в подворотне у площади Московского вокзала - на стенах, на лотках сплошь хэвьевый товар - и ностальгия по "Даваю" на Сухаревке: в Питере рок цветет и пахнет - здесь еще не знают про УБЭП, мэров Лужков, про разгон, который ОНИ только начинают учинять НАМ в Москве - разгром Горбушки - это только начало (типун мне на язык).

Как огни святого Эльма образуются на кончиках корабельных мачт, так на полюсах дружеского парадоксам остроумия и неподдельной глупости образуются забавные вещи. В ресторане "Ливерпуль", что на углу Маяковского и Менжинского, в 12:30 пополудни отчасти несмотря на обилие вопросов цвета гоголевской шинели и удручающего английского и, отчасти, напротив, благодаря этим нужным вещам, забавного хватало. Битком набитый всеразличным притусованым людом бар, в конце за столом в окружении свиты в лице группы и оставленной без внимания сексапильной актрисы (будущей бабушки), в переходящих в баки черных очках, модно-молодежной бейсболке, одетой на манер любителей "Клинского", навороченной косухе и сатанинским крестом на шее сидит Даймонд. Из-под стола виднеются две ноги в спортивных "трехполосатых" штанах. Пресс-конференция, однако! (Это как у чукчей "Экспедиция!") По дороге на которую мою голову не покидало два вопроса. Первый: как пройти с Невского на Маяковского. Второй почему-то: как обращаться к Даймонду - Mr. Peterson или King. Первый покинул голову, когда под руку попался первый встречный мент-топтун. А если спровадить второй в том же направлении? Но так как задавать подобные вопросы ментам несовместимо со здоровьем, я решил спросить об этом самого Даймонда.

"Мистер Петерсон, в одном из своих ранних интервью вы как-то сказали, что взяли себе псевдоним King Diamond, когда играли в одной из своих первых групп (это, случайно, было не в "The Brats"?), потому что все участники бэнда собирались стать мировыми знаменитостями, а, на ваш взгляд, датские имена трудно было бы произносить англоговорящему населению. Как вы сами себя называете: Ким или Кинг?" - "Да, это было в моей самой первой группе, она называлась Brimstone. И с тех пор, вот уже больше двадцати лет, я - King Diamond. Честно говоря, я не помню, откуда взялся псевдоним, просто не помню. Я мог бы соврать что-то навроде: "это от "diamonds are forever", но не буду этого делать - я действительно не помню. В семье я, конечно же, Ким. Но как только я делаю шаг за порог, я становлюсь Кингом. Никто не называет меня Кимом - вот Энди, например, он всегда называет меня "Кинг". Если бы в турне кто-нибудь окликнул меня: "Ким!", я бы, наверно, даже не обернулся. Какой там "мистер Петерсон" (улыбается), брось! Просто КИНГ!"

...Те, что питерцы, приглушите звук, остальным после паузы сообщим. ...... МУЖУКИ! У них там цельный рокерский кабак есть! И говорят, еще и не один! Просто не могу, как и Impaler ранее в In Rock - благо хлебали один и тот же "Степан Разин" за одним столом, не остановиться на столь трогательном моменте. Момент растянулся от "после прессухи" до "пора уже ехать на Даймонда" и назывался он бар "От заката до рассвета", что на Большой Морской, неподалеку, в сущности, от Зимнего. (А у нас, зато, на месте кафе "Лупа", то бишь "Лира", на Пушке - MacDonalds и бляди - вам улыбку бесплатно или за 100$?) Среди посетителей (еще не вечер?) не заметно порожденной к жизни демократией мрази, которая вполне свободно может орудовать в тарелке тренированными пальцами - не хуже, чем японец палочками. Официантки в черных пентаграмированно-черепастых футболках ("имидж!"), стены, размалеванные граффити а la metal, местное пиво - не московская бодяга. Пиво, правда, вполне можно было пить и на улице, благо погода стояла, по нашим меркам, довольно теплая...

"Как вы полюбили Россию сегодняшним утром?", - парень по кличке "Carnivore" из Одессы (!) (Вписался на прессуху, молодец, но с английским... Может, так и говорят на Арнаутской, не знаю...) KiDi, после некоторой паузы: "А-а, как - здорово! Но самое сильное впечатление - видел сейчас на улице чувака, который дринчил из горла холодное пиво. Бррр! В Европе такого не увидишь! Чтобы в такую погоду, да еще, в открытую, на улице!.."

А вот и корифеи рок-журналистики - с голыми пятками супротив сабли не лезут, авторитетно осведомляются через э-э-э-э, переводчика. Выясняется, что остальных участников группы зовут: Энди ЛяРок, Майк Вид, Хэл Патино и Мэт Томсон. Личность бритого ударника вызывает самый живой интерес: кто таков? Мэт уже выпил свой кофе и вертится на стуле в надежде потрепаться с ЛяРоком (тот сохраняет дипломатичное спокойствие, лишь изредка нарушаемое улыбкой, вызванной очередной плюхой очередного деятеля) и адресованный ему вопрос натурально прослушивает. Даймонд поворачивается к своему свежезадрафтованному драмсовику: "Ну, отвечай!" - "А что отвечать-то?" - "Ты кто такой есть?" - "Я - ударник." Ударник был найден где-то на далласщине, лабает в куче разных локальных бэндов, в том числе джазовых, "что очень полезно для барабанщика - играть разную музыку, это позволяет поддерживать хорошую форму." (Даймонд) А еще, вечером все увидят, что он крутой и класса Микки Ди.

Так же всплывают доселе неизвестные подробности из жизни замечательных людей: "Какие у меня отношения с ЛаВеем? Он, вообще то, умер пару лет назад." А так, самые хорошие: KiDi бывал в лавеевской церкви в Лос-Анжелесе, однажды провел там с ним цельную ночь, о чем остались неизгладимые воспоминания, при случае навещает его семью, помогает даже материально, чем может, хотя сам не местный. Но народ не унимается, пытается выведать, какие у Даймонда "релэйшншипс вис чюрч ов Сатан". - "С кем?" - Не состоит и "мембершип кард" не имеет. А еще не жалует Internet своим присутствием: ни на то, ни на другое нет времени.

Подпортил настроение только виртуоз Вид, который на мой вопрос о будущности Memento Mori ответил запоминающееся убийственно: "Не знаю." - "Так ты не поддерживаешь контактов со своими коллегами по MM?" - "Нет. Я занят с Mercyful Fate и King Diamond. С Ники (Ардженто, ритм-гитарист) мы друзья, иногда видимся. У нас с ним есть кой-какой материал, где-то на шесть песен, но когда что-то выйдет и выйдет ли вообще, не знаю." - "Возможно ли возвращение в группу Сноуи (Шоу, бывший ударник King Diamond, Mercyful Fate, Memento Mori)?" - "На сегодняшний день он полностью занят своим проектом, Notre Damme." Что ж, остается следовать другой латинской поговорочке - "Dum spiro spero" ("пока дышу, надеюсь"), не думать о смерти Memento Mori и следовать наказам Майка читателям Alive:



(написанные от руки пожелания читателям журнала: "To the readers of ALIVE - thanx and stay evil").



Зато сводка новостей с других фронтов выглядит более обнадеживающе: King Diamond к Хэллоуину выпускают "Abigail-II", "где будет и каннибализм, и прочие ужасы", плюс еще и концертный альбом. Mercyful Fate пока легли в ил - проект будет продолжен, когда будет время. А пока - только Kind Diamond...

...Dia-mond, Dia-mond, Dia-mond - перерыв между разогревавшими "Северными Вратами" (прекрасно выступили ребята, очень заводно) и собственно "KiDi" уж слишком затягивается, даймондовский персонал вроде бы не особенно торопится расставлять по сцене ударные установки, скульптурки "черных дьяволов" и прочие там зеркала с бутафорией. Dia-mo-o-o-nd!!! - заполненная на 4/5 малая арена "Юбилейного", кажется, дождалась - свет погашен. "Look, the old bitch is back..." - "Finally we'll get some company again..." - голоса из порталов в зале уже не слышно, есть лишь один дружный голос подданных Короля. "Welcome Home", King!

М-р Петерсон появляется на сцене со шляпой на голове, с гримом на лице образца "House Of God", только на щеках лишь перевернутые кресты, со своим знаменитым микрофоном в руках. Питер - не самое безопасное для бабулек место: уж не знаю, была ли по сюжету "THEM" старушка процентщицей, но, как и полагается порядочному убийце бабушек ("Моя grandma, кстати, была самой настоящей стервой!" - Даймонд, на пресс-конференции), Кинг с подлой гримасой вывозит кресло с вернувшейся из дурдома бабкой на самую середину сцены. Дурдом, тем временем, начинает твориться в зале: с появлением "The Invisible Guests" меня неумолимо влечет к сцене, на которой по левую руку от Даймонда Энди, разделивший свои гениальные классические "соляки" со стоящим по руку правую Майком, выделывают что-то совсем невообразимое - "Sleepless Nights".

Каждый танец религиозен как языческое костровище, в каждой отмеченной страстью музыке - что-то, не что-то, а все! - шаманское. Вот шаман, нет уже не шаман, - бокор Даймонд, выбегает с тростью с набалдашником в виде озлобленной черепушки с приделанным скальпом: "Voodoo". Бывшая бабушка - ныне Сара Лафайет - с вытянутыми вперед руками, остекленевшим незрячим взглядом, идет сама не зная куда по сцене, словно Наталья Варлей, летающая по церкви, тщетно пытаясь увидеть своего обидчика-бурсака. Этот персонаж ей удался больше всего. Мэт Томсон показывает фэнам - раз и навсегда - какого класса он ударник. Моя крыша, вслед за последним пивом в стакане, утекает всерьез и окончательно - следующая встреча будет только завтра, на подъезде к Химкам.

Хэл Патино. В своем стилизованном (а-ля барон де ЛаФей?) сюртуке носится по сцене так, словно он в этой группе Стив Харрис. Незнающему человеку могло бы показаться, что босс - это тот мужик с басухой, а остальные у него на подхвате. Бас летает в его руках, словно "двукостный" микрофон Даймонда - потрясающий музыкант и артист. Где ж ты был десять лет, Одиссей, без жены, без детей?!

Тем временем время на сцене открутило свои стрелки на десять лет назад, в мрачные времена Томаса Торквемады - вещи с "The Eye" публика встретила особенно тепло, словно грелась у костра с горящей ведьмой. Была и "The Candle" - тоже полная горячих воспоминаний песня, и блок с покамест недопонятого широкими слоями толстой общественности "House Of God". И финал - "Abigail", "The Four Horsemen", два выхода на бис и все. El final de la vida, занавес. Полтора часа пронеслось как 600 секунд. Он улетел, но обещал вернуться. Praise our King!



The Northernmost stronghold, year 455 of The Ist Age

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ






Rambler's Top100
[an error occurred while processing this directive]
Powered by ALIVE

ALIVE ARCHIVE

Fingolfin

ST. PETERSONBURG BELONGS TO "THEM" ИЛИ ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ МОСКВЫ В ПЕТЕРБУРГ

Тем, кто смотрел передачу "Служу Советскому Союзу!", объяснили, что человек - животное стадное. Тот, кто погряз в своем цинизме настолько, что смотрит авторскую программу "Зеркало" с н. сванидзе, знает, что человеческие особи собираются вместе с тем, чтобы заполнить окружающими всепоглащающую внутреннюю пустоту. Человек, подозревающий, что самая непредсказуемая передача - это прогноз погоды, ходит изредка в церковь, где в благоговейном порыве ощущает теплое чувство локтя соседа, тоже ожидающего, что ему покажут главного небесного телеведущего, называемое "конгрегацией". Металлисты собираются вместе, потому что, во-первых, им нечего смотреть по ящику, а во-вторых, потому что не знают, что такое "конгрегация", но зато убеждены, что за такие слова в тусовке можно получить в рыло.

...Тусовка вывалилась из чрева Ленинградского вокзала и недвусмысленно бряцая емкостями с ячменной водой и "мозголомной брагой", нестройным строем отправилась рассаживаться согласно купленным билетам, смущая своим единодушно-косушным обилием мещан во плацкарте. Перед пассажирами моего вагона, среди которых антисоциальные элементы составили явно подавляющее большинство, во весь рост замаячила перспектива неизбежного праздника, о чем незамедлительно подала знать богатая летами биомасса. Повеяло чем-то родным, надежным и теплым, как водка в жару. Для некоторых King Diamond начался вдали от "Юбилейного" и значительно раньше 19.00 13-го марта. Что было особенно приятно - много молодых ребят: у нас, ра...яев, есть "надежная смена молодежная". И вообще, к каждому, кто в таком возрасте не ра...яй, я отношусь с подозрением, как к тем, кто не пьет.

Человек, что саженец - не во всякой земле приживается. Земля достоевской хандры почему- то, в противоположность "всероссийскому шанкру", на меня действует как успокоительное. Глядя в немытые физиономии фасадов на Невском, под которыми, впрочем, легко узнаваемы некогда аристократические, тонкие черты лиц, еще не отвисшие тройными подбородками "shop owning", чувствуешь вдруг, что несмотря на подобравшееся на совсем уж угрожающее расстояние к крышам домов грязно-ватное небо, есть что-то успокаивающее в этом аккуратно-правильно расчерченном морщинами проспектов и линий городе. Сколько не приезжаю в Питер, не могу избавиться от этого чувства, которое не может подавить даже много раз слышанное "зарплата ниже, да какой, работу не найдешь!" от кого-то, до боли похожего на человека с голосом телевизора. Это подкатывающее к зобу чувство неизбежности свободы этого места, наверное, главное, что делает Питер безусловной рок-столицей нашей Родины демократического шариата. Причем не "кином" единым живет Пальмира - с металлом (а я всю жизнь придерживался противоположной точки зрения) все весьма неплохо. Вот "Castle Rock" в подворотне у площади Московского вокзала - на стенах, на лотках сплошь хэвьевый товар - и ностальгия по "Даваю" на Сухаревке: в Питере рок цветет и пахнет - здесь еще не знают про УБЭП, мэров Лужков, про разгон, который ОНИ только начинают учинять НАМ в Москве - разгром Горбушки - это только начало (типун мне на язык).

Как огни святого Эльма образуются на кончиках корабельных мачт, так на полюсах дружеского парадоксам остроумия и неподдельной глупости образуются забавные вещи. В ресторане "Ливерпуль", что на углу Маяковского и Менжинского, в 12:30 пополудни отчасти несмотря на обилие вопросов цвета гоголевской шинели и удручающего английского и, отчасти, напротив, благодаря этим нужным вещам, забавного хватало. Битком набитый всеразличным притусованым людом бар, в конце за столом в окружении свиты в лице группы и оставленной без внимания сексапильной актрисы (будущей бабушки), в переходящих в баки черных очках, модно-молодежной бейсболке, одетой на манер любителей "Клинского", навороченной косухе и сатанинским крестом на шее сидит Даймонд. Из-под стола виднеются две ноги в спортивных "трехполосатых" штанах. Пресс-конференция, однако! (Это как у чукчей "Экспедиция!") По дороге на которую мою голову не покидало два вопроса. Первый: как пройти с Невского на Маяковского. Второй почему-то: как обращаться к Даймонду - Mr. Peterson или King. Первый покинул голову, когда под руку попался первый встречный мент-топтун. А если спровадить второй в том же направлении? Но так как задавать подобные вопросы ментам несовместимо со здоровьем, я решил спросить об этом самого Даймонда.

"Мистер Петерсон, в одном из своих ранних интервью вы как-то сказали, что взяли себе псевдоним King Diamond, когда играли в одной из своих первых групп (это, случайно, было не в "The Brats"?), потому что все участники бэнда собирались стать мировыми знаменитостями, а, на ваш взгляд, датские имена трудно было бы произносить англоговорящему населению. Как вы сами себя называете: Ким или Кинг?" - "Да, это было в моей самой первой группе, она называлась Brimstone. И с тех пор, вот уже больше двадцати лет, я - King Diamond. Честно говоря, я не помню, откуда взялся псевдоним, просто не помню. Я мог бы соврать что-то навроде: "это от "diamonds are forever", но не буду этого делать - я действительно не помню. В семье я, конечно же, Ким. Но как только я делаю шаг за порог, я становлюсь Кингом. Никто не называет меня Кимом - вот Энди, например, он всегда называет меня "Кинг". Если бы в турне кто-нибудь окликнул меня: "Ким!", я бы, наверно, даже не обернулся. Какой там "мистер Петерсон" (улыбается), брось! Просто КИНГ!"

...Те, что питерцы, приглушите звук, остальным после паузы сообщим. ...... МУЖУКИ! У них там цельный рокерский кабак есть! И говорят, еще и не один! Просто не могу, как и Impaler ранее в In Rock - благо хлебали один и тот же "Степан Разин" за одним столом, не остановиться на столь трогательном моменте. Момент растянулся от "после прессухи" до "пора уже ехать на Даймонда" и назывался он бар "От заката до рассвета", что на Большой Морской, неподалеку, в сущности, от Зимнего. (А у нас, зато, на месте кафе "Лупа", то бишь "Лира", на Пушке - MacDonalds и бляди - вам улыбку бесплатно или за 100$?) Среди посетителей (еще не вечер?) не заметно порожденной к жизни демократией мрази, которая вполне свободно может орудовать в тарелке тренированными пальцами - не хуже, чем японец палочками. Официантки в черных пентаграмированно-черепастых футболках ("имидж!"), стены, размалеванные граффити а la metal, местное пиво - не московская бодяга. Пиво, правда, вполне можно было пить и на улице, благо погода стояла, по нашим меркам, довольно теплая...

"Как вы полюбили Россию сегодняшним утром?", - парень по кличке "Carnivore" из Одессы (!) (Вписался на прессуху, молодец, но с английским... Может, так и говорят на Арнаутской, не знаю...) KiDi, после некоторой паузы: "А-а, как - здорово! Но самое сильное впечатление - видел сейчас на улице чувака, который дринчил из горла холодное пиво. Бррр! В Европе такого не увидишь! Чтобы в такую погоду, да еще, в открытую, на улице!.."

А вот и корифеи рок-журналистики - с голыми пятками супротив сабли не лезут, авторитетно осведомляются через э-э-э-э, переводчика. Выясняется, что остальных участников группы зовут: Энди ЛяРок, Майк Вид, Хэл Патино и Мэт Томсон. Личность бритого ударника вызывает самый живой интерес: кто таков? Мэт уже выпил свой кофе и вертится на стуле в надежде потрепаться с ЛяРоком (тот сохраняет дипломатичное спокойствие, лишь изредка нарушаемое улыбкой, вызванной очередной плюхой очередного деятеля) и адресованный ему вопрос натурально прослушивает. Даймонд поворачивается к своему свежезадрафтованному драмсовику: "Ну, отвечай!" - "А что отвечать-то?" - "Ты кто такой есть?" - "Я - ударник." Ударник был найден где-то на далласщине, лабает в куче разных локальных бэндов, в том числе джазовых, "что очень полезно для барабанщика - играть разную музыку, это позволяет поддерживать хорошую форму." (Даймонд) А еще, вечером все увидят, что он крутой и класса Микки Ди.

Так же всплывают доселе неизвестные подробности из жизни замечательных людей: "Какие у меня отношения с ЛаВеем? Он, вообще то, умер пару лет назад." А так, самые хорошие: KiDi бывал в лавеевской церкви в Лос-Анжелесе, однажды провел там с ним цельную ночь, о чем остались неизгладимые воспоминания, при случае навещает его семью, помогает даже материально, чем может, хотя сам не местный. Но народ не унимается, пытается выведать, какие у Даймонда "релэйшншипс вис чюрч ов Сатан". - "С кем?" - Не состоит и "мембершип кард" не имеет. А еще не жалует Internet своим присутствием: ни на то, ни на другое нет времени.

Подпортил настроение только виртуоз Вид, который на мой вопрос о будущности Memento Mori ответил запоминающееся убийственно: "Не знаю." - "Так ты не поддерживаешь контактов со своими коллегами по MM?" - "Нет. Я занят с Mercyful Fate и King Diamond. С Ники (Ардженто, ритм-гитарист) мы друзья, иногда видимся. У нас с ним есть кой-какой материал, где-то на шесть песен, но когда что-то выйдет и выйдет ли вообще, не знаю." - "Возможно ли возвращение в группу Сноуи (Шоу, бывший ударник King Diamond, Mercyful Fate, Memento Mori)?" - "На сегодняшний день он полностью занят своим проектом, Notre Damme." Что ж, остается следовать другой латинской поговорочке - "Dum spiro spero" ("пока дышу, надеюсь"), не думать о смерти Memento Mori и следовать наказам Майка читателям Alive:



(написанные от руки пожелания читателям журнала: "To the readers of ALIVE - thanx and stay evil").



Зато сводка новостей с других фронтов выглядит более обнадеживающе: King Diamond к Хэллоуину выпускают "Abigail-II", "где будет и каннибализм, и прочие ужасы", плюс еще и концертный альбом. Mercyful Fate пока легли в ил - проект будет продолжен, когда будет время. А пока - только Kind Diamond...

...Dia-mond, Dia-mond, Dia-mond - перерыв между разогревавшими "Северными Вратами" (прекрасно выступили ребята, очень заводно) и собственно "KiDi" уж слишком затягивается, даймондовский персонал вроде бы не особенно торопится расставлять по сцене ударные установки, скульптурки "черных дьяволов" и прочие там зеркала с бутафорией. Dia-mo-o-o-nd!!! - заполненная на 4/5 малая арена "Юбилейного", кажется, дождалась - свет погашен. "Look, the old bitch is back..." - "Finally we'll get some company again..." - голоса из порталов в зале уже не слышно, есть лишь один дружный голос подданных Короля. "Welcome Home", King!

М-р Петерсон появляется на сцене со шляпой на голове, с гримом на лице образца "House Of God", только на щеках лишь перевернутые кресты, со своим знаменитым микрофоном в руках. Питер - не самое безопасное для бабулек место: уж не знаю, была ли по сюжету "THEM" старушка процентщицей, но, как и полагается порядочному убийце бабушек ("Моя grandma, кстати, была самой настоящей стервой!" - Даймонд, на пресс-конференции), Кинг с подлой гримасой вывозит кресло с вернувшейся из дурдома бабкой на самую середину сцены. Дурдом, тем временем, начинает твориться в зале: с появлением "The Invisible Guests" меня неумолимо влечет к сцене, на которой по левую руку от Даймонда Энди, разделивший свои гениальные классические "соляки" со стоящим по руку правую Майком, выделывают что-то совсем невообразимое - "Sleepless Nights".

Каждый танец религиозен как языческое костровище, в каждой отмеченной страстью музыке - что-то, не что-то, а все! - шаманское. Вот шаман, нет уже не шаман, - бокор Даймонд, выбегает с тростью с набалдашником в виде озлобленной черепушки с приделанным скальпом: "Voodoo". Бывшая бабушка - ныне Сара Лафайет - с вытянутыми вперед руками, остекленевшим незрячим взглядом, идет сама не зная куда по сцене, словно Наталья Варлей, летающая по церкви, тщетно пытаясь увидеть своего обидчика-бурсака. Этот персонаж ей удался больше всего. Мэт Томсон показывает фэнам - раз и навсегда - какого класса он ударник. Моя крыша, вслед за последним пивом в стакане, утекает всерьез и окончательно - следующая встреча будет только завтра, на подъезде к Химкам.

Хэл Патино. В своем стилизованном (а-ля барон де ЛаФей?) сюртуке носится по сцене так, словно он в этой группе Стив Харрис. Незнающему человеку могло бы показаться, что босс - это тот мужик с басухой, а остальные у него на подхвате. Бас летает в его руках, словно "двукостный" микрофон Даймонда - потрясающий музыкант и артист. Где ж ты был десять лет, Одиссей, без жены, без детей?!

Тем временем время на сцене открутило свои стрелки на десять лет назад, в мрачные времена Томаса Торквемады - вещи с "The Eye" публика встретила особенно тепло, словно грелась у костра с горящей ведьмой. Была и "The Candle" - тоже полная горячих воспоминаний песня, и блок с покамест недопонятого широкими слоями толстой общественности "House Of God". И финал - "Abigail", "The Four Horsemen", два выхода на бис и все. El final de la vida, занавес. Полтора часа пронеслось как 600 секунд. Он улетел, но обещал вернуться. Praise our King!



The Northernmost stronghold, year 455 of The Ist Age

<<  >>


Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - King Diamond: St. Petersonburg Belongs To "Them" или путешествие из Москвы в Петербург

ALIVE ARCHIVE

Fingolfin

ST. PETERSONBURG BELONGS TO "THEM" ИЛИ ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ МОСКВЫ В ПЕТЕРБУРГ

Тем, кто смотрел передачу "Служу Советскому Союзу!", объяснили, что человек - животное стадное. Тот, кто погряз в своем цинизме настолько, что смотрит авторскую программу "Зеркало" с н. сванидзе, знает, что человеческие особи собираются вместе с тем, чтобы заполнить окружающими всепоглащающую внутреннюю пустоту. Человек, подозревающий, что самая непредсказуемая передача - это прогноз погоды, ходит изредка в церковь, где в благоговейном порыве ощущает теплое чувство локтя соседа, тоже ожидающего, что ему покажут главного небесного телеведущего, называемое "конгрегацией". Металлисты собираются вместе, потому что, во-первых, им нечего смотреть по ящику, а во-вторых, потому что не знают, что такое "конгрегация", но зато убеждены, что за такие слова в тусовке можно получить в рыло.

...Тусовка вывалилась из чрева Ленинградского вокзала и недвусмысленно бряцая емкостями с ячменной водой и "мозголомной брагой", нестройным строем отправилась рассаживаться согласно купленным билетам, смущая своим единодушно-косушным обилием мещан во плацкарте. Перед пассажирами моего вагона, среди которых антисоциальные элементы составили явно подавляющее большинство, во весь рост замаячила перспектива неизбежного праздника, о чем незамедлительно подала знать богатая летами биомасса. Повеяло чем-то родным, надежным и теплым, как водка в жару. Для некоторых King Diamond начался вдали от "Юбилейного" и значительно раньше 19.00 13-го марта. Что было особенно приятно - много молодых ребят: у нас, ра...яев, есть "надежная смена молодежная". И вообще, к каждому, кто в таком возрасте не ра...яй, я отношусь с подозрением, как к тем, кто не пьет.

Человек, что саженец - не во всякой земле приживается. Земля достоевской хандры почему- то, в противоположность "всероссийскому шанкру", на меня действует как успокоительное. Глядя в немытые физиономии фасадов на Невском, под которыми, впрочем, легко узнаваемы некогда аристократические, тонкие черты лиц, еще не отвисшие тройными подбородками "shop owning", чувствуешь вдруг, что несмотря на подобравшееся на совсем уж угрожающее расстояние к крышам домов грязно-ватное небо, есть что-то успокаивающее в этом аккуратно-правильно расчерченном морщинами проспектов и линий городе. Сколько не приезжаю в Питер, не могу избавиться от этого чувства, которое не может подавить даже много раз слышанное "зарплата ниже, да какой, работу не найдешь!" от кого-то, до боли похожего на человека с голосом телевизора. Это подкатывающее к зобу чувство неизбежности свободы этого места, наверное, главное, что делает Питер безусловной рок-столицей нашей Родины демократического шариата. Причем не "кином" единым живет Пальмира - с металлом (а я всю жизнь придерживался противоположной точки зрения) все весьма неплохо. Вот "Castle Rock" в подворотне у площади Московского вокзала - на стенах, на лотках сплошь хэвьевый товар - и ностальгия по "Даваю" на Сухаревке: в Питере рок цветет и пахнет - здесь еще не знают про УБЭП, мэров Лужков, про разгон, который ОНИ только начинают учинять НАМ в Москве - разгром Горбушки - это только начало (типун мне на язык).

Как огни святого Эльма образуются на кончиках корабельных мачт, так на полюсах дружеского парадоксам остроумия и неподдельной глупости образуются забавные вещи. В ресторане "Ливерпуль", что на углу Маяковского и Менжинского, в 12:30 пополудни отчасти несмотря на обилие вопросов цвета гоголевской шинели и удручающего английского и, отчасти, напротив, благодаря этим нужным вещам, забавного хватало. Битком набитый всеразличным притусованым людом бар, в конце за столом в окружении свиты в лице группы и оставленной без внимания сексапильной актрисы (будущей бабушки), в переходящих в баки черных очках, модно-молодежной бейсболке, одетой на манер любителей "Клинского", навороченной косухе и сатанинским крестом на шее сидит Даймонд. Из-под стола виднеются две ноги в спортивных "трехполосатых" штанах. Пресс-конференция, однако! (Это как у чукчей "Экспедиция!") По дороге на которую мою голову не покидало два вопроса. Первый: как пройти с Невского на Маяковского. Второй почему-то: как обращаться к Даймонду - Mr. Peterson или King. Первый покинул голову, когда под руку попался первый встречный мент-топтун. А если спровадить второй в том же направлении? Но так как задавать подобные вопросы ментам несовместимо со здоровьем, я решил спросить об этом самого Даймонда.

"Мистер Петерсон, в одном из своих ранних интервью вы как-то сказали, что взяли себе псевдоним King Diamond, когда играли в одной из своих первых групп (это, случайно, было не в "The Brats"?), потому что все участники бэнда собирались стать мировыми знаменитостями, а, на ваш взгляд, датские имена трудно было бы произносить англоговорящему населению. Как вы сами себя называете: Ким или Кинг?" - "Да, это было в моей самой первой группе, она называлась Brimstone. И с тех пор, вот уже больше двадцати лет, я - King Diamond. Честно говоря, я не помню, откуда взялся псевдоним, просто не помню. Я мог бы соврать что-то навроде: "это от "diamonds are forever", но не буду этого делать - я действительно не помню. В семье я, конечно же, Ким. Но как только я делаю шаг за порог, я становлюсь Кингом. Никто не называет меня Кимом - вот Энди, например, он всегда называет меня "Кинг". Если бы в турне кто-нибудь окликнул меня: "Ким!", я бы, наверно, даже не обернулся. Какой там "мистер Петерсон" (улыбается), брось! Просто КИНГ!"

...Те, что питерцы, приглушите звук, остальным после паузы сообщим. ...... МУЖУКИ! У них там цельный рокерский кабак есть! И говорят, еще и не один! Просто не могу, как и Impaler ранее в In Rock - благо хлебали один и тот же "Степан Разин" за одним столом, не остановиться на столь трогательном моменте. Момент растянулся от "после прессухи" до "пора уже ехать на Даймонда" и назывался он бар "От заката до рассвета", что на Большой Морской, неподалеку, в сущности, от Зимнего. (А у нас, зато, на месте кафе "Лупа", то бишь "Лира", на Пушке - MacDonalds и бляди - вам улыбку бесплатно или за 100$?) Среди посетителей (еще не вечер?) не заметно порожденной к жизни демократией мрази, которая вполне свободно может орудовать в тарелке тренированными пальцами - не хуже, чем японец палочками. Официантки в черных пентаграмированно-черепастых футболках ("имидж!"), стены, размалеванные граффити а la metal, местное пиво - не московская бодяга. Пиво, правда, вполне можно было пить и на улице, благо погода стояла, по нашим меркам, довольно теплая...

"Как вы полюбили Россию сегодняшним утром?", - парень по кличке "Carnivore" из Одессы (!) (Вписался на прессуху, молодец, но с английским... Может, так и говорят на Арнаутской, не знаю...) KiDi, после некоторой паузы: "А-а, как - здорово! Но самое сильное впечатление - видел сейчас на улице чувака, который дринчил из горла холодное пиво. Бррр! В Европе такого не увидишь! Чтобы в такую погоду, да еще, в открытую, на улице!.."

А вот и корифеи рок-журналистики - с голыми пятками супротив сабли не лезут, авторитетно осведомляются через э-э-э-э, переводчика. Выясняется, что остальных участников группы зовут: Энди ЛяРок, Майк Вид, Хэл Патино и Мэт Томсон. Личность бритого ударника вызывает самый живой интерес: кто таков? Мэт уже выпил свой кофе и вертится на стуле в надежде потрепаться с ЛяРоком (тот сохраняет дипломатичное спокойствие, лишь изредка нарушаемое улыбкой, вызванной очередной плюхой очередного деятеля) и адресованный ему вопрос натурально прослушивает. Даймонд поворачивается к своему свежезадрафтованному драмсовику: "Ну, отвечай!" - "А что отвечать-то?" - "Ты кто такой есть?" - "Я - ударник." Ударник был найден где-то на далласщине, лабает в куче разных локальных бэндов, в том числе джазовых, "что очень полезно для барабанщика - играть разную музыку, это позволяет поддерживать хорошую форму." (Даймонд) А еще, вечером все увидят, что он крутой и класса Микки Ди.

Так же всплывают доселе неизвестные подробности из жизни замечательных людей: "Какие у меня отношения с ЛаВеем? Он, вообще то, умер пару лет назад." А так, самые хорошие: KiDi бывал в лавеевской церкви в Лос-Анжелесе, однажды провел там с ним цельную ночь, о чем остались неизгладимые воспоминания, при случае навещает его семью, помогает даже материально, чем может, хотя сам не местный. Но народ не унимается, пытается выведать, какие у Даймонда "релэйшншипс вис чюрч ов Сатан". - "С кем?" - Не состоит и "мембершип кард" не имеет. А еще не жалует Internet своим присутствием: ни на то, ни на другое нет времени.

Подпортил настроение только виртуоз Вид, который на мой вопрос о будущности Memento Mori ответил запоминающееся убийственно: "Не знаю." - "Так ты не поддерживаешь контактов со своими коллегами по MM?" - "Нет. Я занят с Mercyful Fate и King Diamond. С Ники (Ардженто, ритм-гитарист) мы друзья, иногда видимся. У нас с ним есть кой-какой материал, где-то на шесть песен, но когда что-то выйдет и выйдет ли вообще, не знаю." - "Возможно ли возвращение в группу Сноуи (Шоу, бывший ударник King Diamond, Mercyful Fate, Memento Mori)?" - "На сегодняшний день он полностью занят своим проектом, Notre Damme." Что ж, остается следовать другой латинской поговорочке - "Dum spiro spero" ("пока дышу, надеюсь"), не думать о смерти Memento Mori и следовать наказам Майка читателям Alive:



(написанные от руки пожелания читателям журнала: "To the readers of ALIVE - thanx and stay evil").



Зато сводка новостей с других фронтов выглядит более обнадеживающе: King Diamond к Хэллоуину выпускают "Abigail-II", "где будет и каннибализм, и прочие ужасы", плюс еще и концертный альбом. Mercyful Fate пока легли в ил - проект будет продолжен, когда будет время. А пока - только Kind Diamond...

...Dia-mond, Dia-mond, Dia-mond - перерыв между разогревавшими "Северными Вратами" (прекрасно выступили ребята, очень заводно) и собственно "KiDi" уж слишком затягивается, даймондовский персонал вроде бы не особенно торопится расставлять по сцене ударные установки, скульптурки "черных дьяволов" и прочие там зеркала с бутафорией. Dia-mo-o-o-nd!!! - заполненная на 4/5 малая арена "Юбилейного", кажется, дождалась - свет погашен. "Look, the old bitch is back..." - "Finally we'll get some company again..." - голоса из порталов в зале уже не слышно, есть лишь один дружный голос подданных Короля. "Welcome Home", King!

М-р Петерсон появляется на сцене со шляпой на голове, с гримом на лице образца "House Of God", только на щеках лишь перевернутые кресты, со своим знаменитым микрофоном в руках. Питер - не самое безопасное для бабулек место: уж не знаю, была ли по сюжету "THEM" старушка процентщицей, но, как и полагается порядочному убийце бабушек ("Моя grandma, кстати, была самой настоящей стервой!" - Даймонд, на пресс-конференции), Кинг с подлой гримасой вывозит кресло с вернувшейся из дурдома бабкой на самую середину сцены. Дурдом, тем временем, начинает твориться в зале: с появлением "The Invisible Guests" меня неумолимо влечет к сцене, на которой по левую руку от Даймонда Энди, разделивший свои гениальные классические "соляки" со стоящим по руку правую Майком, выделывают что-то совсем невообразимое - "Sleepless Nights".

Каждый танец религиозен как языческое костровище, в каждой отмеченной страстью музыке - что-то, не что-то, а все! - шаманское. Вот шаман, нет уже не шаман, - бокор Даймонд, выбегает с тростью с набалдашником в виде озлобленной черепушки с приделанным скальпом: "Voodoo". Бывшая бабушка - ныне Сара Лафайет - с вытянутыми вперед руками, остекленевшим незрячим взглядом, идет сама не зная куда по сцене, словно Наталья Варлей, летающая по церкви, тщетно пытаясь увидеть своего обидчика-бурсака. Этот персонаж ей удался больше всего. Мэт Томсон показывает фэнам - раз и навсегда - какого класса он ударник. Моя крыша, вслед за последним пивом в стакане, утекает всерьез и окончательно - следующая встреча будет только завтра, на подъезде к Химкам.

Хэл Патино. В своем стилизованном (а-ля барон де ЛаФей?) сюртуке носится по сцене так, словно он в этой группе Стив Харрис. Незнающему человеку могло бы показаться, что босс - это тот мужик с басухой, а остальные у него на подхвате. Бас летает в его руках, словно "двукостный" микрофон Даймонда - потрясающий музыкант и артист. Где ж ты был десять лет, Одиссей, без жены, без детей?!

Тем временем время на сцене открутило свои стрелки на десять лет назад, в мрачные времена Томаса Торквемады - вещи с "The Eye" публика встретила особенно тепло, словно грелась у костра с горящей ведьмой. Была и "The Candle" - тоже полная горячих воспоминаний песня, и блок с покамест недопонятого широкими слоями толстой общественности "House Of God". И финал - "Abigail", "The Four Horsemen", два выхода на бис и все. El final de la vida, занавес. Полтора часа пронеслось как 600 секунд. Он улетел, но обещал вернуться. Praise our King!



The Northernmost stronghold, year 455 of The Ist Age

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ



ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

Всё о мире тяжёлой музыки, металле, альтернативе и Ню-метале. Добро пожаловать на территорию для настоящих хардкорных мужчин, которые знают толк в железных рифах. Последние новости отечественной и зарубежной рок-сцены, обзоры новых музыкальных альбомов, дебюты и возрождения, распады и воссоединения самых заметных и талантливых групп этого и прошлого столетия! Металлика уже не торт? Дэйв Гролл – лучший барабанщик планеты? Что думает Оззи Осборн о Джастине Бибере? Это ТОТАЛМЕТАЛ! Это – мы! Добро пожаловать!

... A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-Я

Created by TMN Team, MCMXCXIX-MMVIII