TMN

Total Metal Net

Louder than before!
Rambler's Top100
Анонсы
Новости
Рецензии
Статьи
Группы
Викторина
Проект
TMN предлагает
К посетителям
ALIVE
Архив
Контакты

На правах рекламы:
Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Эпидемия: Белый Сокол и все-все-все…

ALIVE ARCHIVE

Impaler

БЕЛЫЙ СОКОЛ И ВСЕ-ВСЕ-ВСЕ…

Итак, я (Владимир Импалер) сижу в гостях в скромной обители гитарного героя и лидера группы Юрия Мелисова, а кроме него, с кружками пива в руках на диване примостились вокалист Павел Окунев и второй гитарист Роман Захаров. В углу - компьютер, рядом стойка аппаратуры, акустика и стоваттный Marshall - пожалуй, он только и напоминает нам, что несколько месяцев назад здесь и находилась та самая Meliss Records, на которой записывался диск “На Краю Времени”.

Юрий - основатель и безусловный лидер “Эпидемии”. Если музыканты Shadow Host (см. Alive#3) оказались почти сплошь математиками с высшим образованием, то Юра и профессией обладает вполне “художественной”, он работает режиссером на телевидении. На гитаре играет он еще со школы, и группу “ведет” уже 7 лет, будучи в ней сначала еще и вокалистом. Интересно, пробовал ли кто-нибудь разбудить его посреди ночи и спросить: “Кто твой любимый музыкант?” Я не сомневаюсь, что ответ был бы мгновенным: “Кай Хансен!!!”.

Павел - вокалист и фронтмэн с большой буквы - почти в два метра ростом, с длинным соломенного цвета хаером, и нетрудно предположить, что значительная часть успеха “Эпидемии” среди девичьей аудитории - на его совести. Для группы, которая во многом вдохновляется Helloween’ом, его вокал - настоящая находка: чистый, звучный, он обладает красивым тембром и позволяет с легкостью делать кавер-версии, скажем, бессмертной “Future World”. В обыденной жизни Паша - студент 3 курса (педагогический университет, ф-т инъяз), говорит громко, но в целом добродушен, кроток, как хоббит, и увлечен чтением разнообразных фэнтэзи.

Роман - наверно, самый скромный и незаметный участник группы, но именно он написал ставшую в редакции Элайва шлягером месяца “Королевство Слез”! Тоже, кстати, студент. А недавно, когда Юрий оказался в больнице, уже назначенный концерт “Эпидемии” пришлось играть в одну гитару - с этим заданием Рома блестяще справился, и даже сделал “на закуску” два кавера, включая бессмертный “Breaking the Law” Judas Priest. Девушки, пробравшиеся за кулисы, поймали Рому и не хотели его оттуда выпускать, пока он не поцелует их всех - что после долгих моральных терзаний и было сделано!



Познакомились? Теперь расспросим их об истории группы. Но сперва - предыстория. Первопричиной всего и “разносчиками хэви-металлической эпидемии” были группы Metallica и AC/DC, выступившие на памятном суперконцерте 28 сентября 1991 на аэродроме в Тушино перед многотысячной толпой металлюг, среди которых был и и Юра. Долго ли, коротко, а первая группа, куда его пригласили, нарезала, в духе времени, трэшняк с чернушными текстами. Музыку к ним писал Юра - будущий автор “Кольца Всевластия”, «Белого Сокола» и “Звона Монет”.

VM: Когда состоялся первый концерт “Эпидемии”?

ЮМ: Это было в 95-м, в ДК МЭИ. Но группа возникла еще в 93-м, когда я познакомился со своим земляком Арамом и мы сделали у него дома первую вещь - “Феникс”. Названия на тот момент не было - мы его собирались придумать как раз к первому концерту. Он мог состояться 8 Марта 1994, и я уже начал думать над названием группы, но тот клуб, где мы собирались выступать, как раз за неделю до концерта переоборудовали в кабак. Приехали крутые парни и решили, что выгоднее торговать водкой и играть в бильярд, чем слушать рок-музыку. До “Секстона” мы тогда не добрались. У нас тогда еще не было Андрея Лаптева, который действительно умело занимался менеджментом и устраивал выступления - а сам я человек робкий и ни на что бы не решился. Потом гитарист сломал руку и все заглохло почти на год. А в конце 94-го как раз и присоединился Лаптев. Тогда мы, по сути дела, начали все заново - старый состав распался, остался только басист. Мы написали еще пару новых песен и в мае 95-го - демо. Из вышедших затем на “Морозе” на этом демо были “Новый день” и “Меньше нас”.



Видеосъемка того самого выступления в ДК МЭИ 20 декабря 1995 дожила до наших дней и вашему покорному слуге даже удалось посмотреть ее фрагмент. А что - для своего первого концерта “Эпидемия” смотрелась очень солидно и исполнила, с Мелисовым у микрофонной стойки, такие бессмертные хиты, как Helloween “I Want Out” (ура!), Metallica “Fade to Black” (ого-го) и Nirvana “Smells like a Teen Spirit” (брр!).



VM: До какого момента ты был основным вокалистом?

ЮМ: До сентября 97-го года, затем появился Паша…

ПО: Мы с Юрой познакомились на концерте в Р-Клубе. Я еще даже тогда не пил ничего спиртного, а Юра все пытался меня споить, спрашивая - “Купить тебе пивка, купить тебе пивка?” - а я отвечал - “А может, мне купить спрайтика?”

ЮМ: Паше было тогда 16 лет.

ПО: И Юра был настолько добр, что умудрился мне его купить.

ЮМ: Взять в группу я его захотел главным образом из-за имиджа - рост, длина волос и их цвет. Он мне отдаленно напоминал Михаэля Киске. Затем мы не общались месяца три, и потом, когда я его встречал в метро, чтобы позвать в группу, это оказался человек, стриженный под каре, и я очень обломился и дико расстроился.

ПО: Тогда как раз мы “выпили громадное количество пива” (см. историю группы на их сайте), это было еще весной 97-го… Тут надо отметить, что я тогда почти не пил, а Юра, как профессиональный спаиватель молодых дарований, закупился пивом, и я не мог отказаться, чтобы не ударить в грязь лицом перед таким большим и важным человеком.

Недолго думая, мы решили меня взять в группу. В это же время присоединился басист Коля Турунов.

ЮМ: Еще был и такой момент - когда Паша был у меня в гостях, я говорил по телефону с барабанщиком, а Паша сидел на кухне, выпивши пива, и пел Кинг Даймонда. Андрей Лаптев сказал - “Ого! Какой крутой вокалист!”

ПО: Это была Пристовская “The Reaper”, но в варианте Даймонда. Еще я любил петь “One with the World” Gamma Ray - там, где в конце Шиперс начинает дико вопить. И как раз… можно, я чуть-чуть поговорю?

ЮМ: Тогда гитаристом был еще Андрей Манько - мой одноклассник, он еще в восьмом классе научил меня играть на гитаре. (В “На Краю Времени” он был для нас почти вторым звукорежиссером, прописал несколько гитарных партий, так что он на первом месте в списке благодарностей…) Но он посчитал пауэр недостаточно серьезным для себя жанром, дал понять, что уйдет, и мы начали подыскивать гитариста на замену. А сейчас Андрей уезжает на ПМЖ во Францию. Рома же пришел на репетицию в августе 97-го года.

РЗ: Паша почему-то подумал, что я - новый вокалист, и дико ревновал, все время как-то на меня косился…

ЮМ: Еще меня умиляло, что я взял Рому, не зная, как он играет.

РЗ: Я пришел, послушал музыку, решил - клево, мне музыка такая близка. Юра подумал: “раз ты пришел к нам играть, значит, умеешь” и сказал мне: “Ну, ты нам подходишь”!

До этого я играл в одной группе с басистом, Николаем Туруновым - сначала он сам ушел в “Эпидемию”, а потом к ним порекомендовал им меня.

ЮМ: С Колей, конечно, был самый неприятный момент за всю историю группы - мне пришлось его уволить. Иначе либо группа распалась бы, либо ушел бы Паша. Были очень большие наезды - Турунову не нравилось, как Паша поет, он хотел, чтобы стиль изменился ближе к “просто хэви”. А я не могу, когда в группе какие-то трения!



VM: Ну уж затем, наверно, начался пауэр?

ЮМ: “Воля к Жизни” - переходной альбом от чистого хэви к пауэру. Пауэр был сперва только в моих мыслях - набор исполнителей не позволял нам его исполнять. Например, барабанщик тогда не умел играть на двух бочках. А какой пауэр может быть без двух бочек? Это потом я его заставил купить кардан и играть так, как нам нужно.



Но первый кассетный релиз “Эпидемии”, “Воля к Жизни”, был записан еще с Туруновым на бас-гитаре. Кстати, немногие в курсе, что лид-вокал на “Кольце Всевластья”, кроме медленной ее части, поет не Окунев, а Мелисов - их голоса настолько похожи, что даже вспоминается коронное сочетание вокалов Хенсли и Байрона в Uriah Heep.

Альбом был коротким, всего пять песен, но вышел на “пафосном” Мороз Рекордз. Имя лэйбла очень помогло тогда еще неизвестной группе - ведь на нем выходит и “Ария”, и, видя знакомый логотип, арийцы отнеслись к “Эпидемии” с должным почтением.

И многие из тех проникшихся пауэром арийцев составили прочную базу фэнов “Эпидемии”. В этом смогли убедиться, в частности, такие признанные ветераны, как группа “Мастер”. На концерте в январе 99-го эти две команды выступали вместе, и как раз на середине “Кольца Всевластья” зловредный звукорежиссер отключил “Эпидемии” электричество, утверждая, что времени совсем мало и пора, дескать, уступать место хэдлайнерам. Может быть, он думал, что, как это обычно бывает с разогревом, аудитория воспримет их уход с радостью и поприветствует “Мастер”? Как бы не так! Большая часть народу начала скандировать “Эпидемия!” и делала это до тех пор, пока звукорежиссер не сдался и дал группе сыграть, ко всеобщей радости, “Future World”.



VM: Я слышал, что вы не были довольны тем, как издана “Воля к Жизни”?

ЮМ: Нас очень подставили с кассетой - альбом растиражирован на “краснодарской” пленке. Ей накручивали в старые времена еще МК-60, так что уровень шума там превосходит все допустимые пределы. Эдакое “шшшшшшш”! Насмарку полетела немалая сумма в долларах (это было еще до кризиса), запись в “пафосной” студии. Первый альбом “Мороз” выпускал целиком за наши деньги. Можно сказать, что мы платили за лэйбл - и это стоит многого!



Что же - зато “На Краю Времени” получился “до мозга костей” пауэр-альбомом. На сей раз не было вечной студийной нервотрепки - ведь в роли студии был домашний компьютер Мелисова! Правда, отмена временных ограничений привела к тому, что материал был завершен на восемь месяцев позже ожидаемого срока. Зато среди более чем 70 минут записи каждый мог отобрать песни по вкусу - будь то хоть “толкинутая” трилогия, хоть превосходный мелодичный “боевик” “Звон Монет”, к которому был, кстати, снят видеоклип, хоть эпическая заглавная вещь (так полюбившаяся Алексею Арзамазову.) На ней мы можем слышать на подпевках, во-первых, Сергея Каюмова из Shadow Host, а во-вторых, молодого и талантливого оперного баса Григория Соловьева - по совместительству друга Паши.



VM: Когда нам ждать нового альбома и будет ли он тоже на “Мороз рекордз”?

ЮМ: Скорее всего, нет. Следующий альбом будет на каком-то другом лэйбле. Мы получили от “Мороза” все, что нам надо. Практически весь первый альбом, процентов 80 от тиража в 1000 экз., был роздан - после концертов Арии стояли наши люди и дарили кассеты. Народ видел лэйбл “Мороза”, слушал, понемногу въезжал в пауэр… Второй альбом мы выпустили, чтобы оправдаться за первый, где была плохая пленка, надо было показать, что мы умеем играть! Тогда уже по контракту “Мороз” выпустил его за свой счет, а записан и сведен он был вот в этой комнате - на моем компьютере. С ним мы достигли пика, когда все, кому надо о нас знать, кто может воспринимать пауэр-метал, уже о нас знают. И фэнов достаточно, чтобы выпустить неплохой тираж на том лэйбле, который нас устроит. Мы планируем начать писать альбом в июне, а когда закончим - зарекаться не буду. Там будет почти вдвое меньше трэков - восемь. Я хочу хотя бы свести его непременно на профессиональной студии, так что лучше сделать меньше, но качественнее. Ваш журнал правильно отметил, что материал надо проредить, я согласен - “На краю времени” звучит перенасыщенно.

VM: Что интересно, разные люди говорят, что надо “проредить” разные трэки. Да и просто человек не может концентрировать внимание целых 70 минут.

ЮМ: Вот! Я как раз “Nightfall in Middle Earth” не могу по этой причине слушать. Мне вообще не нравятся концептуальные альбомы, мне больше по душе “Batallions of Fear”, где все вещи душевные, быстрые, веселые и понятные для людей. Вот такой альбом нам сейчас и надо сделать. Мой любимый диск BG - “Somewhere Far Beyond”. Но нам еще слишком рано заниматься вещами такого рода…

VM: Авторство по-прежнему разделено между вами?

ЮМ: Большую часть по-прежнему буду писать я.

VM: Но ситуация все равно далека от того, чтобы лидер группы писал абсолютно все?

ЮМ: Ну мне надо же их чем-то привлечь, чтобы у них был стимул играть в “Эпидемии”!

РЗ: На самом деле, мне было бы неинтересно только играть чужие песни.

ЮМ: Я это прекрасно понимаю. А вторая причина - у него хорошие песни. А для меня был бы потерян смысл самой группы, если бы все писали другие люди - я создавал ее, чтобы реализовать свои идеи. Тогда мне пришлось бы, как Хансену, ее покинуть.

Кстати, на новом альбоме будет длинная десятиминутная вещь “Феанор”, музыка будет моя - а стихи напишет Рома. Его тексты мне очень нравятся. Он - поэт!

VM: В том же Gamma Ray, где ясно, что это группа Хансена, тем не менее и Шляхтер, и Рихтер пишут по несколько песен.

ЮМ: Да, к тому же, Хансен столько лет пишет песни, что запас идей понемногу иссякает. Он и на сторону пишет - Iron Savior, первый сольник Киске. Наверно, он больше всех в мире написал песен…



Тут надо сделать лирическое отступление - дальше речь пойдет о том, что слушает Юрий Мелисов - и во время разговора я все косился на полку сбоку, там. где лежали его видеокассеты. Большие надписи “Ace of Base” и “Aqua” на них не могли не броситься в глаза. Что это? Уже после интервью я все-таки спросил Юрия об этом. “Нет ничего удивительного - русскому слушателю нравится мелодичность, а будь то пауэр-металл или техно, непринципиально. Я даже написал техно-песню”. И мы послушали композицию “Mirror of your heart” - пожалуй, это все же пауэрная песня, с “тыц-тыц” и сэмплами вместо гитар, напомнившая мне первый Labyrinth. История ее появления достаточно печальна - она написана в память о погибшем Юрином котенке. Поется в ней, кстати, по-английски. Но вернемся к его металлическим воззрениям…



ЮМ: Для меня в пауэре существуют только три группы - Helloween, Gamma Ray, Blind Guardian - все остальное я не слушаю. Все остальное - компиляция разных стилей, которые были до того, очень грамотно смешанных.

VM: Раз ты их не слушаешь, фактически получается, ты не признаешь то, что было сделано в этом жанре в 90-е? И чем тогда оригинальна “Эпидемия”?

ЮМ: Вся музыка была написана 400 лет назад, созданы все гармонии. Сейчас меняются аранжировки, инструменты, голоса, манеры исполнения - но в принципе ничего не меняется. Единственное, чем “Эпидемия” оригинальна - это наше сочетание русскоязычности и пауэра. Я не буду хвастаться и говорить, что у нас есть свой стиль.

Многие считают, что они настолько гениальны и талантливы, что могут выйти на запад. А там такие группы - в каждом дворе.

VM: Можно ли сказать тогда, что вы играете просто чтобы порадовать нашу пауэрную аудиторию, у которой нет Хэлловина, который приедет и сыграет - а зато есть “Эпидемия”?

ЮМ: Нет, это очень низкая цель. Мы играем, пишем музыку, мы развиваемся. Нельзя сразу взять и создать что-то новое. Мы надеемся, что у нас стиль изменится, не будет такого ортодоксального пауэра, четырех бравурных аккордов, на которых сейчас 250 групп играют. Кай Хансен - он другой, он это придумал, создал!



Когда-то у “Эпидемии” были песни и на английском. “Be With Your Again”, например, это трэк #2 с “Воли к Жизни”. Даже на “На Краю Времени” есть один англоязычный трэк “Dragonheart” - правда, это бонустрэк, спетый Мелисовым, и впоследствии, если все сложится, он послужит заглавным трэком для будущего сольника Юрия.



VM: В истории группы было сказано об “алисоманстве” и “киссоманстве” Романа Захарова - это правда?

PЗ: Про “Алису” - больше шутка. Когда я пришел в “Эпидемию”, действительно, мне нравилась эта группа, но “алисоманом” я никогда не был. А про KISS - все правда.

ЮМ: Он всегда выступает на KISS-конвенциях - собирает сольный проект из каких-то неясных людей, и играет каверы вещей KISS, причем в одну гитару.

РЗ: Не так уж неясных - там есть люди из “Хиксальты”, наши друзья.

ПО: И что удивительно, я там даже иногда пою!

ЮМ: А вот Паша до группы слушал исключительно Iron Maiden. Захаров же не был фанатом ни Helloween, ни Gamma Ray.

ПО: На тот момент Юра был законченным и пробитым фэном Кая Хансена, он и меня “подсадил” на творчество этого человека.



Паша и сейчас остается большим поклонником Мэйден и лично Брюса Дикинсона. Как-то раз на концерте он решил воспроизвести его сценический образ и нарядился в лосины, гетры до колен и все бы ничего, да скины-охранники вознамерились после концерта его чуть ли не убить - пришлось скрываться окольными путями!



VM: Что за история с группой, в которой играл Паша до “Эпидемии”, и которая играла панк?

ПО: Истории как таковой не было - просто у меня на лестничной клетке жила соседка, она несколько устала от воплей, доносящихся из моей квартиры, и в один прекрасный момент спросила, не хотел бы я попеть в какой-нибудь группе. У нее были друзья, которые играли непонятно что - я приехал на прослушивание и спел им свой “коронный” “The Reaper” - потому коронный, что больше ничего “в арсенале” не было. Группа исполняла ортодоксальный панк с пошлыми текстами, играла на концертах кавер “Anarchy in UK”. Я пел у них скорее от безысходности, и как только познакомился с Юрой, из группы ушел. Зато у меня была запись с нашей “панковской” репетиции, я ее принес Юре и включил тогда… ему очень понравилось, может, потому он меня и взял в группу. Хотя запись была исключительно раздолбайская.

VM: Что скажет Паша по поводу упреков некоторых слушателей в том, что он “косит под Кипелова”?

ПО: Я стараюсь придерживаться канонов русской школы вокала. Петь пауэр-металл по-русски гораздо тяжелее, чем по-английски - и это подтвердит любой вокалист! Поэтому приходится совмещать. Но когда поешь партии типа того же Киске по-русски, волей-неволей получается что-то кипеловское.

VM: А откуда сюжет песни “Белый Сокол”?

ЮМ: Ну, наигрался я в Hexen и Heretic’a! “Черный маг, безумный гений”… Поединок в конце первого “Еретика”.

VM: Сейчас многие команды обращаются к подобным сказочным и эпическим сюжетам, а некоторые говорят о “языческих корнях”…

ЮМ: Я не люблю язычество, я верю в Христа! В песне есть строчки: “Тот, кто воскрес, смотрит с небес”, вот так.

РЗ: Одна из песен на альбоме называется “Вера”. Это история монаха, который теряет веру и его совращает дьявол. Но в конце он все отбрасывает и возвращается к богу. “Тени сомнения вновь обратятся в прах”.

ПО: Кстати, там есть “бормотания от лица дьявола” - это был Захаров! От момента написания песни до “бормотаний” прошло два года - он придумал это уже во время записи. А последний куплет “В Неведомой Стране” исполняет тоже Захаров - там, где поется от лица Сэма Гэмджи, слуги Фродо. “Возьми меня с собой”… (поет голосом юного хоббита).

РЗ: Наверно, это самая худшая вокальная партия на альбоме!



Думается мне, что здесь Захаров несколько скромничает. Многие слушатели отметили на альбоме именно “трилогию” на толкиновские темы - “В Неведомой Стране”, “Кольцо Всевластья” (переделанная с вокалом Окунева) и “Фродо”. Конечно, “эпидемийцы” тоже неравнодушны к творческому наследию Профессора, и в написании этих вещей участвовали все трое. А живьем группа устраивает целый unplugged-раздел (кого раздел?- Ю.М. и П.О.) шоу, когда Окунев и Мелисов поют дуэтом “В Неведомой Стране”, и я скажу, что это звучит весьма красиво! Затем звучит и “электрическая” “Кольцо Всевластия”, поселившаяся в сете уже давным давно.



VM: Можно ли, таким образом, назвать “Эпидемию” white-metal-группой?

ЮМ: Да, нас можно назвать “светлым металлом”, мы против зла. Так мы говорили, но это было до поры до времени - до песни “Белый Сокол”, когда я понял, что главное в мире - равновесие. Там поется - “Воин света, сын вселенной, призван равновесие хранить”.

ПО: Этот товарищ начитался Dragon Lance…

ЮМ: Никакой не Dragon Lance, а Муркока.

РЗ: Надо сначала вывести, что такое добро. Оно может быть абсолютным и может быть человеческим. Человек никогда не бывает абсолютно добрым и абсолютно злым…

VM: Не считали ли вы зазорным выступать с такими группами, как Сатариал?

ЮМ: Это вопрос скорее коммерческий - Андрей сказал, что все намечено, уплачено, надо прийти и играть с Сатариалом - ну что было делать? Я имел очень плохое представление о том, что они играют. Был такой инцидент - я подрался с рыцарем из Сатариала, который был весь в доспехах, в кольчуге, шлеме, латах… Он увидел у меня крест и посчитал его католическим, а он был тамплиером. Католики уничтожили орден тамплиеров в свое время, и рыцарь схватил меня за крест. Я его чуть не убил, меня оттащили - и я разбил себе пальцы об кольчугу. Я играл концерт, и у меня с рук капала кровь. Такого с нами еще не было - это был самый кошмарный концерт. Но я этого “рыцаря” поставил на место.

ПО: Чтобы принизить пафос, скажу, что я рыцаря держал.

ЮМ: А меня сразу три человека держало.

РЗ: А я получил от Юры локтем в глаз… нечаянно.

ЮМ: Я больше не буду с такими группами играть - и не из-за самих групп, а из-за контингента, который ходит на эти концерты.



VM: А какие концерты, на которых вы были как зрители, вам запомнились больше всего?

ЮМ: Я вообще не хожу на концерты, кроме “Эпидемии”. Я был на обоих концертах U.D.O. и на концерте Accept, еще была Металлика-91 в Тушино. Все. А, да! Еще меня барабанщик затащил на концерт “Арии” вместе с “Ногу Свело” в МДМе, это вообще было непонятно что!

РЗ: Я недавно был на Мановаре.

ЮМ: Я на Мановар не пошел бы - я могу нажать кнопку на видеоплейере, и там будет тот же “Blood of the Kings”. Но я тогда лежал в больнице и все равно не смог бы пойти. А на втором концерте U.D.O. я был в первом ряду и даже хлопнул его по ладони.

VM: Я там тоже был и тоже хлопнул его по руке!

ЮМ: В первом ряду? Справа?

VM: Да, именно!

ПО: А я могу даже вспомнить свой первый концерт, мне было 9 лет, и это был Nazareth в Олимпийском, 89-й год. Это то, что меня сподвигло на рок-музыку.

VM: А какие у вас отношения с местными командами?

ЮМ: Shadow Host - группа, с которой мы наиболее часто общаемся - они смотрят на нас как на друзей, а не как на конкурентов. Ведь на нашем уровене конкуренция тоже очень жестокая - денег мало, фанатов не много, даже говорить об этом не хочется. Творятся очень неприятные вещи - мне хочется иногда все это просто бросить!

ПО: В лице Shadow Host мы нашли людей, которые нас поняли. Мы увидели, что в такой музыке могут быть и друзья, а не только конкуренты и враги. Еще есть Seducer’s Embrace, я помогаю им на концертах как приглашенный вокалист - пою по одной-две вещи одновременно с их основным вокалистом Джеймсом. Он – growling-ом, а я - сверхвысоким вокалом, получается очень прикольное сочетание.

А вообще - мы стараемся поддерживать хорошие отношения с большинством команд на нашей металлической сцене.

РЗ: В Германии одновременно слушают и Helloween, и Gamma Ray, и Blind Guardian…

VM: У них в этом смысле рай - много фэнов, много групп, а тут дееспособные коллективы в пауэре можно пересчитать по пальцам одной руки - нет смысла изображать суперзвезд.

ЮМ: Пальцы можно кидать, если ты что-то представляешь, и не в пределах Москвы или какой-то определенной группы людей в Москве. Вот мог бы кидать пальцы Кай Хансен, но я сомневаюсь, что он стал бы это делать.

ПО: Нам всем почему-то кажется, что Кай - человек душевный!

И тут мы все громко чокнулись!

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ






Rambler's Top100
[an error occurred while processing this directive]
Powered by ALIVE

ALIVE ARCHIVE

Impaler

БЕЛЫЙ СОКОЛ И ВСЕ-ВСЕ-ВСЕ…

Итак, я (Владимир Импалер) сижу в гостях в скромной обители гитарного героя и лидера группы Юрия Мелисова, а кроме него, с кружками пива в руках на диване примостились вокалист Павел Окунев и второй гитарист Роман Захаров. В углу - компьютер, рядом стойка аппаратуры, акустика и стоваттный Marshall - пожалуй, он только и напоминает нам, что несколько месяцев назад здесь и находилась та самая Meliss Records, на которой записывался диск “На Краю Времени”.

Юрий - основатель и безусловный лидер “Эпидемии”. Если музыканты Shadow Host (см. Alive#3) оказались почти сплошь математиками с высшим образованием, то Юра и профессией обладает вполне “художественной”, он работает режиссером на телевидении. На гитаре играет он еще со школы, и группу “ведет” уже 7 лет, будучи в ней сначала еще и вокалистом. Интересно, пробовал ли кто-нибудь разбудить его посреди ночи и спросить: “Кто твой любимый музыкант?” Я не сомневаюсь, что ответ был бы мгновенным: “Кай Хансен!!!”.

Павел - вокалист и фронтмэн с большой буквы - почти в два метра ростом, с длинным соломенного цвета хаером, и нетрудно предположить, что значительная часть успеха “Эпидемии” среди девичьей аудитории - на его совести. Для группы, которая во многом вдохновляется Helloween’ом, его вокал - настоящая находка: чистый, звучный, он обладает красивым тембром и позволяет с легкостью делать кавер-версии, скажем, бессмертной “Future World”. В обыденной жизни Паша - студент 3 курса (педагогический университет, ф-т инъяз), говорит громко, но в целом добродушен, кроток, как хоббит, и увлечен чтением разнообразных фэнтэзи.

Роман - наверно, самый скромный и незаметный участник группы, но именно он написал ставшую в редакции Элайва шлягером месяца “Королевство Слез”! Тоже, кстати, студент. А недавно, когда Юрий оказался в больнице, уже назначенный концерт “Эпидемии” пришлось играть в одну гитару - с этим заданием Рома блестяще справился, и даже сделал “на закуску” два кавера, включая бессмертный “Breaking the Law” Judas Priest. Девушки, пробравшиеся за кулисы, поймали Рому и не хотели его оттуда выпускать, пока он не поцелует их всех - что после долгих моральных терзаний и было сделано!



Познакомились? Теперь расспросим их об истории группы. Но сперва - предыстория. Первопричиной всего и “разносчиками хэви-металлической эпидемии” были группы Metallica и AC/DC, выступившие на памятном суперконцерте 28 сентября 1991 на аэродроме в Тушино перед многотысячной толпой металлюг, среди которых был и и Юра. Долго ли, коротко, а первая группа, куда его пригласили, нарезала, в духе времени, трэшняк с чернушными текстами. Музыку к ним писал Юра - будущий автор “Кольца Всевластия”, «Белого Сокола» и “Звона Монет”.

VM: Когда состоялся первый концерт “Эпидемии”?

ЮМ: Это было в 95-м, в ДК МЭИ. Но группа возникла еще в 93-м, когда я познакомился со своим земляком Арамом и мы сделали у него дома первую вещь - “Феникс”. Названия на тот момент не было - мы его собирались придумать как раз к первому концерту. Он мог состояться 8 Марта 1994, и я уже начал думать над названием группы, но тот клуб, где мы собирались выступать, как раз за неделю до концерта переоборудовали в кабак. Приехали крутые парни и решили, что выгоднее торговать водкой и играть в бильярд, чем слушать рок-музыку. До “Секстона” мы тогда не добрались. У нас тогда еще не было Андрея Лаптева, который действительно умело занимался менеджментом и устраивал выступления - а сам я человек робкий и ни на что бы не решился. Потом гитарист сломал руку и все заглохло почти на год. А в конце 94-го как раз и присоединился Лаптев. Тогда мы, по сути дела, начали все заново - старый состав распался, остался только басист. Мы написали еще пару новых песен и в мае 95-го - демо. Из вышедших затем на “Морозе” на этом демо были “Новый день” и “Меньше нас”.



Видеосъемка того самого выступления в ДК МЭИ 20 декабря 1995 дожила до наших дней и вашему покорному слуге даже удалось посмотреть ее фрагмент. А что - для своего первого концерта “Эпидемия” смотрелась очень солидно и исполнила, с Мелисовым у микрофонной стойки, такие бессмертные хиты, как Helloween “I Want Out” (ура!), Metallica “Fade to Black” (ого-го) и Nirvana “Smells like a Teen Spirit” (брр!).



VM: До какого момента ты был основным вокалистом?

ЮМ: До сентября 97-го года, затем появился Паша…

ПО: Мы с Юрой познакомились на концерте в Р-Клубе. Я еще даже тогда не пил ничего спиртного, а Юра все пытался меня споить, спрашивая - “Купить тебе пивка, купить тебе пивка?” - а я отвечал - “А может, мне купить спрайтика?”

ЮМ: Паше было тогда 16 лет.

ПО: И Юра был настолько добр, что умудрился мне его купить.

ЮМ: Взять в группу я его захотел главным образом из-за имиджа - рост, длина волос и их цвет. Он мне отдаленно напоминал Михаэля Киске. Затем мы не общались месяца три, и потом, когда я его встречал в метро, чтобы позвать в группу, это оказался человек, стриженный под каре, и я очень обломился и дико расстроился.

ПО: Тогда как раз мы “выпили громадное количество пива” (см. историю группы на их сайте), это было еще весной 97-го… Тут надо отметить, что я тогда почти не пил, а Юра, как профессиональный спаиватель молодых дарований, закупился пивом, и я не мог отказаться, чтобы не ударить в грязь лицом перед таким большим и важным человеком.

Недолго думая, мы решили меня взять в группу. В это же время присоединился басист Коля Турунов.

ЮМ: Еще был и такой момент - когда Паша был у меня в гостях, я говорил по телефону с барабанщиком, а Паша сидел на кухне, выпивши пива, и пел Кинг Даймонда. Андрей Лаптев сказал - “Ого! Какой крутой вокалист!”

ПО: Это была Пристовская “The Reaper”, но в варианте Даймонда. Еще я любил петь “One with the World” Gamma Ray - там, где в конце Шиперс начинает дико вопить. И как раз… можно, я чуть-чуть поговорю?

ЮМ: Тогда гитаристом был еще Андрей Манько - мой одноклассник, он еще в восьмом классе научил меня играть на гитаре. (В “На Краю Времени” он был для нас почти вторым звукорежиссером, прописал несколько гитарных партий, так что он на первом месте в списке благодарностей…) Но он посчитал пауэр недостаточно серьезным для себя жанром, дал понять, что уйдет, и мы начали подыскивать гитариста на замену. А сейчас Андрей уезжает на ПМЖ во Францию. Рома же пришел на репетицию в августе 97-го года.

РЗ: Паша почему-то подумал, что я - новый вокалист, и дико ревновал, все время как-то на меня косился…

ЮМ: Еще меня умиляло, что я взял Рому, не зная, как он играет.

РЗ: Я пришел, послушал музыку, решил - клево, мне музыка такая близка. Юра подумал: “раз ты пришел к нам играть, значит, умеешь” и сказал мне: “Ну, ты нам подходишь”!

До этого я играл в одной группе с басистом, Николаем Туруновым - сначала он сам ушел в “Эпидемию”, а потом к ним порекомендовал им меня.

ЮМ: С Колей, конечно, был самый неприятный момент за всю историю группы - мне пришлось его уволить. Иначе либо группа распалась бы, либо ушел бы Паша. Были очень большие наезды - Турунову не нравилось, как Паша поет, он хотел, чтобы стиль изменился ближе к “просто хэви”. А я не могу, когда в группе какие-то трения!



VM: Ну уж затем, наверно, начался пауэр?

ЮМ: “Воля к Жизни” - переходной альбом от чистого хэви к пауэру. Пауэр был сперва только в моих мыслях - набор исполнителей не позволял нам его исполнять. Например, барабанщик тогда не умел играть на двух бочках. А какой пауэр может быть без двух бочек? Это потом я его заставил купить кардан и играть так, как нам нужно.



Но первый кассетный релиз “Эпидемии”, “Воля к Жизни”, был записан еще с Туруновым на бас-гитаре. Кстати, немногие в курсе, что лид-вокал на “Кольце Всевластья”, кроме медленной ее части, поет не Окунев, а Мелисов - их голоса настолько похожи, что даже вспоминается коронное сочетание вокалов Хенсли и Байрона в Uriah Heep.

Альбом был коротким, всего пять песен, но вышел на “пафосном” Мороз Рекордз. Имя лэйбла очень помогло тогда еще неизвестной группе - ведь на нем выходит и “Ария”, и, видя знакомый логотип, арийцы отнеслись к “Эпидемии” с должным почтением.

И многие из тех проникшихся пауэром арийцев составили прочную базу фэнов “Эпидемии”. В этом смогли убедиться, в частности, такие признанные ветераны, как группа “Мастер”. На концерте в январе 99-го эти две команды выступали вместе, и как раз на середине “Кольца Всевластья” зловредный звукорежиссер отключил “Эпидемии” электричество, утверждая, что времени совсем мало и пора, дескать, уступать место хэдлайнерам. Может быть, он думал, что, как это обычно бывает с разогревом, аудитория воспримет их уход с радостью и поприветствует “Мастер”? Как бы не так! Большая часть народу начала скандировать “Эпидемия!” и делала это до тех пор, пока звукорежиссер не сдался и дал группе сыграть, ко всеобщей радости, “Future World”.



VM: Я слышал, что вы не были довольны тем, как издана “Воля к Жизни”?

ЮМ: Нас очень подставили с кассетой - альбом растиражирован на “краснодарской” пленке. Ей накручивали в старые времена еще МК-60, так что уровень шума там превосходит все допустимые пределы. Эдакое “шшшшшшш”! Насмарку полетела немалая сумма в долларах (это было еще до кризиса), запись в “пафосной” студии. Первый альбом “Мороз” выпускал целиком за наши деньги. Можно сказать, что мы платили за лэйбл - и это стоит многого!



Что же - зато “На Краю Времени” получился “до мозга костей” пауэр-альбомом. На сей раз не было вечной студийной нервотрепки - ведь в роли студии был домашний компьютер Мелисова! Правда, отмена временных ограничений привела к тому, что материал был завершен на восемь месяцев позже ожидаемого срока. Зато среди более чем 70 минут записи каждый мог отобрать песни по вкусу - будь то хоть “толкинутая” трилогия, хоть превосходный мелодичный “боевик” “Звон Монет”, к которому был, кстати, снят видеоклип, хоть эпическая заглавная вещь (так полюбившаяся Алексею Арзамазову.) На ней мы можем слышать на подпевках, во-первых, Сергея Каюмова из Shadow Host, а во-вторых, молодого и талантливого оперного баса Григория Соловьева - по совместительству друга Паши.



VM: Когда нам ждать нового альбома и будет ли он тоже на “Мороз рекордз”?

ЮМ: Скорее всего, нет. Следующий альбом будет на каком-то другом лэйбле. Мы получили от “Мороза” все, что нам надо. Практически весь первый альбом, процентов 80 от тиража в 1000 экз., был роздан - после концертов Арии стояли наши люди и дарили кассеты. Народ видел лэйбл “Мороза”, слушал, понемногу въезжал в пауэр… Второй альбом мы выпустили, чтобы оправдаться за первый, где была плохая пленка, надо было показать, что мы умеем играть! Тогда уже по контракту “Мороз” выпустил его за свой счет, а записан и сведен он был вот в этой комнате - на моем компьютере. С ним мы достигли пика, когда все, кому надо о нас знать, кто может воспринимать пауэр-метал, уже о нас знают. И фэнов достаточно, чтобы выпустить неплохой тираж на том лэйбле, который нас устроит. Мы планируем начать писать альбом в июне, а когда закончим - зарекаться не буду. Там будет почти вдвое меньше трэков - восемь. Я хочу хотя бы свести его непременно на профессиональной студии, так что лучше сделать меньше, но качественнее. Ваш журнал правильно отметил, что материал надо проредить, я согласен - “На краю времени” звучит перенасыщенно.

VM: Что интересно, разные люди говорят, что надо “проредить” разные трэки. Да и просто человек не может концентрировать внимание целых 70 минут.

ЮМ: Вот! Я как раз “Nightfall in Middle Earth” не могу по этой причине слушать. Мне вообще не нравятся концептуальные альбомы, мне больше по душе “Batallions of Fear”, где все вещи душевные, быстрые, веселые и понятные для людей. Вот такой альбом нам сейчас и надо сделать. Мой любимый диск BG - “Somewhere Far Beyond”. Но нам еще слишком рано заниматься вещами такого рода…

VM: Авторство по-прежнему разделено между вами?

ЮМ: Большую часть по-прежнему буду писать я.

VM: Но ситуация все равно далека от того, чтобы лидер группы писал абсолютно все?

ЮМ: Ну мне надо же их чем-то привлечь, чтобы у них был стимул играть в “Эпидемии”!

РЗ: На самом деле, мне было бы неинтересно только играть чужие песни.

ЮМ: Я это прекрасно понимаю. А вторая причина - у него хорошие песни. А для меня был бы потерян смысл самой группы, если бы все писали другие люди - я создавал ее, чтобы реализовать свои идеи. Тогда мне пришлось бы, как Хансену, ее покинуть.

Кстати, на новом альбоме будет длинная десятиминутная вещь “Феанор”, музыка будет моя - а стихи напишет Рома. Его тексты мне очень нравятся. Он - поэт!

VM: В том же Gamma Ray, где ясно, что это группа Хансена, тем не менее и Шляхтер, и Рихтер пишут по несколько песен.

ЮМ: Да, к тому же, Хансен столько лет пишет песни, что запас идей понемногу иссякает. Он и на сторону пишет - Iron Savior, первый сольник Киске. Наверно, он больше всех в мире написал песен…



Тут надо сделать лирическое отступление - дальше речь пойдет о том, что слушает Юрий Мелисов - и во время разговора я все косился на полку сбоку, там. где лежали его видеокассеты. Большие надписи “Ace of Base” и “Aqua” на них не могли не броситься в глаза. Что это? Уже после интервью я все-таки спросил Юрия об этом. “Нет ничего удивительного - русскому слушателю нравится мелодичность, а будь то пауэр-металл или техно, непринципиально. Я даже написал техно-песню”. И мы послушали композицию “Mirror of your heart” - пожалуй, это все же пауэрная песня, с “тыц-тыц” и сэмплами вместо гитар, напомнившая мне первый Labyrinth. История ее появления достаточно печальна - она написана в память о погибшем Юрином котенке. Поется в ней, кстати, по-английски. Но вернемся к его металлическим воззрениям…



ЮМ: Для меня в пауэре существуют только три группы - Helloween, Gamma Ray, Blind Guardian - все остальное я не слушаю. Все остальное - компиляция разных стилей, которые были до того, очень грамотно смешанных.

VM: Раз ты их не слушаешь, фактически получается, ты не признаешь то, что было сделано в этом жанре в 90-е? И чем тогда оригинальна “Эпидемия”?

ЮМ: Вся музыка была написана 400 лет назад, созданы все гармонии. Сейчас меняются аранжировки, инструменты, голоса, манеры исполнения - но в принципе ничего не меняется. Единственное, чем “Эпидемия” оригинальна - это наше сочетание русскоязычности и пауэра. Я не буду хвастаться и говорить, что у нас есть свой стиль.

Многие считают, что они настолько гениальны и талантливы, что могут выйти на запад. А там такие группы - в каждом дворе.

VM: Можно ли сказать тогда, что вы играете просто чтобы порадовать нашу пауэрную аудиторию, у которой нет Хэлловина, который приедет и сыграет - а зато есть “Эпидемия”?

ЮМ: Нет, это очень низкая цель. Мы играем, пишем музыку, мы развиваемся. Нельзя сразу взять и создать что-то новое. Мы надеемся, что у нас стиль изменится, не будет такого ортодоксального пауэра, четырех бравурных аккордов, на которых сейчас 250 групп играют. Кай Хансен - он другой, он это придумал, создал!



Когда-то у “Эпидемии” были песни и на английском. “Be With Your Again”, например, это трэк #2 с “Воли к Жизни”. Даже на “На Краю Времени” есть один англоязычный трэк “Dragonheart” - правда, это бонустрэк, спетый Мелисовым, и впоследствии, если все сложится, он послужит заглавным трэком для будущего сольника Юрия.



VM: В истории группы было сказано об “алисоманстве” и “киссоманстве” Романа Захарова - это правда?

PЗ: Про “Алису” - больше шутка. Когда я пришел в “Эпидемию”, действительно, мне нравилась эта группа, но “алисоманом” я никогда не был. А про KISS - все правда.

ЮМ: Он всегда выступает на KISS-конвенциях - собирает сольный проект из каких-то неясных людей, и играет каверы вещей KISS, причем в одну гитару.

РЗ: Не так уж неясных - там есть люди из “Хиксальты”, наши друзья.

ПО: И что удивительно, я там даже иногда пою!

ЮМ: А вот Паша до группы слушал исключительно Iron Maiden. Захаров же не был фанатом ни Helloween, ни Gamma Ray.

ПО: На тот момент Юра был законченным и пробитым фэном Кая Хансена, он и меня “подсадил” на творчество этого человека.



Паша и сейчас остается большим поклонником Мэйден и лично Брюса Дикинсона. Как-то раз на концерте он решил воспроизвести его сценический образ и нарядился в лосины, гетры до колен и все бы ничего, да скины-охранники вознамерились после концерта его чуть ли не убить - пришлось скрываться окольными путями!



VM: Что за история с группой, в которой играл Паша до “Эпидемии”, и которая играла панк?

ПО: Истории как таковой не было - просто у меня на лестничной клетке жила соседка, она несколько устала от воплей, доносящихся из моей квартиры, и в один прекрасный момент спросила, не хотел бы я попеть в какой-нибудь группе. У нее были друзья, которые играли непонятно что - я приехал на прослушивание и спел им свой “коронный” “The Reaper” - потому коронный, что больше ничего “в арсенале” не было. Группа исполняла ортодоксальный панк с пошлыми текстами, играла на концертах кавер “Anarchy in UK”. Я пел у них скорее от безысходности, и как только познакомился с Юрой, из группы ушел. Зато у меня была запись с нашей “панковской” репетиции, я ее принес Юре и включил тогда… ему очень понравилось, может, потому он меня и взял в группу. Хотя запись была исключительно раздолбайская.

VM: Что скажет Паша по поводу упреков некоторых слушателей в том, что он “косит под Кипелова”?

ПО: Я стараюсь придерживаться канонов русской школы вокала. Петь пауэр-металл по-русски гораздо тяжелее, чем по-английски - и это подтвердит любой вокалист! Поэтому приходится совмещать. Но когда поешь партии типа того же Киске по-русски, волей-неволей получается что-то кипеловское.

VM: А откуда сюжет песни “Белый Сокол”?

ЮМ: Ну, наигрался я в Hexen и Heretic’a! “Черный маг, безумный гений”… Поединок в конце первого “Еретика”.

VM: Сейчас многие команды обращаются к подобным сказочным и эпическим сюжетам, а некоторые говорят о “языческих корнях”…

ЮМ: Я не люблю язычество, я верю в Христа! В песне есть строчки: “Тот, кто воскрес, смотрит с небес”, вот так.

РЗ: Одна из песен на альбоме называется “Вера”. Это история монаха, который теряет веру и его совращает дьявол. Но в конце он все отбрасывает и возвращается к богу. “Тени сомнения вновь обратятся в прах”.

ПО: Кстати, там есть “бормотания от лица дьявола” - это был Захаров! От момента написания песни до “бормотаний” прошло два года - он придумал это уже во время записи. А последний куплет “В Неведомой Стране” исполняет тоже Захаров - там, где поется от лица Сэма Гэмджи, слуги Фродо. “Возьми меня с собой”… (поет голосом юного хоббита).

РЗ: Наверно, это самая худшая вокальная партия на альбоме!



Думается мне, что здесь Захаров несколько скромничает. Многие слушатели отметили на альбоме именно “трилогию” на толкиновские темы - “В Неведомой Стране”, “Кольцо Всевластья” (переделанная с вокалом Окунева) и “Фродо”. Конечно, “эпидемийцы” тоже неравнодушны к творческому наследию Профессора, и в написании этих вещей участвовали все трое. А живьем группа устраивает целый unplugged-раздел (кого раздел?- Ю.М. и П.О.) шоу, когда Окунев и Мелисов поют дуэтом “В Неведомой Стране”, и я скажу, что это звучит весьма красиво! Затем звучит и “электрическая” “Кольцо Всевластия”, поселившаяся в сете уже давным давно.



VM: Можно ли, таким образом, назвать “Эпидемию” white-metal-группой?

ЮМ: Да, нас можно назвать “светлым металлом”, мы против зла. Так мы говорили, но это было до поры до времени - до песни “Белый Сокол”, когда я понял, что главное в мире - равновесие. Там поется - “Воин света, сын вселенной, призван равновесие хранить”.

ПО: Этот товарищ начитался Dragon Lance…

ЮМ: Никакой не Dragon Lance, а Муркока.

РЗ: Надо сначала вывести, что такое добро. Оно может быть абсолютным и может быть человеческим. Человек никогда не бывает абсолютно добрым и абсолютно злым…

VM: Не считали ли вы зазорным выступать с такими группами, как Сатариал?

ЮМ: Это вопрос скорее коммерческий - Андрей сказал, что все намечено, уплачено, надо прийти и играть с Сатариалом - ну что было делать? Я имел очень плохое представление о том, что они играют. Был такой инцидент - я подрался с рыцарем из Сатариала, который был весь в доспехах, в кольчуге, шлеме, латах… Он увидел у меня крест и посчитал его католическим, а он был тамплиером. Католики уничтожили орден тамплиеров в свое время, и рыцарь схватил меня за крест. Я его чуть не убил, меня оттащили - и я разбил себе пальцы об кольчугу. Я играл концерт, и у меня с рук капала кровь. Такого с нами еще не было - это был самый кошмарный концерт. Но я этого “рыцаря” поставил на место.

ПО: Чтобы принизить пафос, скажу, что я рыцаря держал.

ЮМ: А меня сразу три человека держало.

РЗ: А я получил от Юры локтем в глаз… нечаянно.

ЮМ: Я больше не буду с такими группами играть - и не из-за самих групп, а из-за контингента, который ходит на эти концерты.



VM: А какие концерты, на которых вы были как зрители, вам запомнились больше всего?

ЮМ: Я вообще не хожу на концерты, кроме “Эпидемии”. Я был на обоих концертах U.D.O. и на концерте Accept, еще была Металлика-91 в Тушино. Все. А, да! Еще меня барабанщик затащил на концерт “Арии” вместе с “Ногу Свело” в МДМе, это вообще было непонятно что!

РЗ: Я недавно был на Мановаре.

ЮМ: Я на Мановар не пошел бы - я могу нажать кнопку на видеоплейере, и там будет тот же “Blood of the Kings”. Но я тогда лежал в больнице и все равно не смог бы пойти. А на втором концерте U.D.O. я был в первом ряду и даже хлопнул его по ладони.

VM: Я там тоже был и тоже хлопнул его по руке!

ЮМ: В первом ряду? Справа?

VM: Да, именно!

ПО: А я могу даже вспомнить свой первый концерт, мне было 9 лет, и это был Nazareth в Олимпийском, 89-й год. Это то, что меня сподвигло на рок-музыку.

VM: А какие у вас отношения с местными командами?

ЮМ: Shadow Host - группа, с которой мы наиболее часто общаемся - они смотрят на нас как на друзей, а не как на конкурентов. Ведь на нашем уровене конкуренция тоже очень жестокая - денег мало, фанатов не много, даже говорить об этом не хочется. Творятся очень неприятные вещи - мне хочется иногда все это просто бросить!

ПО: В лице Shadow Host мы нашли людей, которые нас поняли. Мы увидели, что в такой музыке могут быть и друзья, а не только конкуренты и враги. Еще есть Seducer’s Embrace, я помогаю им на концертах как приглашенный вокалист - пою по одной-две вещи одновременно с их основным вокалистом Джеймсом. Он – growling-ом, а я - сверхвысоким вокалом, получается очень прикольное сочетание.

А вообще - мы стараемся поддерживать хорошие отношения с большинством команд на нашей металлической сцене.

РЗ: В Германии одновременно слушают и Helloween, и Gamma Ray, и Blind Guardian…

VM: У них в этом смысле рай - много фэнов, много групп, а тут дееспособные коллективы в пауэре можно пересчитать по пальцам одной руки - нет смысла изображать суперзвезд.

ЮМ: Пальцы можно кидать, если ты что-то представляешь, и не в пределах Москвы или какой-то определенной группы людей в Москве. Вот мог бы кидать пальцы Кай Хансен, но я сомневаюсь, что он стал бы это делать.

ПО: Нам всем почему-то кажется, что Кай - человек душевный!

И тут мы все громко чокнулись!

<<  >>


Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Эпидемия: Белый Сокол и все-все-все…

ALIVE ARCHIVE

Impaler

БЕЛЫЙ СОКОЛ И ВСЕ-ВСЕ-ВСЕ…

Итак, я (Владимир Импалер) сижу в гостях в скромной обители гитарного героя и лидера группы Юрия Мелисова, а кроме него, с кружками пива в руках на диване примостились вокалист Павел Окунев и второй гитарист Роман Захаров. В углу - компьютер, рядом стойка аппаратуры, акустика и стоваттный Marshall - пожалуй, он только и напоминает нам, что несколько месяцев назад здесь и находилась та самая Meliss Records, на которой записывался диск “На Краю Времени”.

Юрий - основатель и безусловный лидер “Эпидемии”. Если музыканты Shadow Host (см. Alive#3) оказались почти сплошь математиками с высшим образованием, то Юра и профессией обладает вполне “художественной”, он работает режиссером на телевидении. На гитаре играет он еще со школы, и группу “ведет” уже 7 лет, будучи в ней сначала еще и вокалистом. Интересно, пробовал ли кто-нибудь разбудить его посреди ночи и спросить: “Кто твой любимый музыкант?” Я не сомневаюсь, что ответ был бы мгновенным: “Кай Хансен!!!”.

Павел - вокалист и фронтмэн с большой буквы - почти в два метра ростом, с длинным соломенного цвета хаером, и нетрудно предположить, что значительная часть успеха “Эпидемии” среди девичьей аудитории - на его совести. Для группы, которая во многом вдохновляется Helloween’ом, его вокал - настоящая находка: чистый, звучный, он обладает красивым тембром и позволяет с легкостью делать кавер-версии, скажем, бессмертной “Future World”. В обыденной жизни Паша - студент 3 курса (педагогический университет, ф-т инъяз), говорит громко, но в целом добродушен, кроток, как хоббит, и увлечен чтением разнообразных фэнтэзи.

Роман - наверно, самый скромный и незаметный участник группы, но именно он написал ставшую в редакции Элайва шлягером месяца “Королевство Слез”! Тоже, кстати, студент. А недавно, когда Юрий оказался в больнице, уже назначенный концерт “Эпидемии” пришлось играть в одну гитару - с этим заданием Рома блестяще справился, и даже сделал “на закуску” два кавера, включая бессмертный “Breaking the Law” Judas Priest. Девушки, пробравшиеся за кулисы, поймали Рому и не хотели его оттуда выпускать, пока он не поцелует их всех - что после долгих моральных терзаний и было сделано!



Познакомились? Теперь расспросим их об истории группы. Но сперва - предыстория. Первопричиной всего и “разносчиками хэви-металлической эпидемии” были группы Metallica и AC/DC, выступившие на памятном суперконцерте 28 сентября 1991 на аэродроме в Тушино перед многотысячной толпой металлюг, среди которых был и и Юра. Долго ли, коротко, а первая группа, куда его пригласили, нарезала, в духе времени, трэшняк с чернушными текстами. Музыку к ним писал Юра - будущий автор “Кольца Всевластия”, «Белого Сокола» и “Звона Монет”.

VM: Когда состоялся первый концерт “Эпидемии”?

ЮМ: Это было в 95-м, в ДК МЭИ. Но группа возникла еще в 93-м, когда я познакомился со своим земляком Арамом и мы сделали у него дома первую вещь - “Феникс”. Названия на тот момент не было - мы его собирались придумать как раз к первому концерту. Он мог состояться 8 Марта 1994, и я уже начал думать над названием группы, но тот клуб, где мы собирались выступать, как раз за неделю до концерта переоборудовали в кабак. Приехали крутые парни и решили, что выгоднее торговать водкой и играть в бильярд, чем слушать рок-музыку. До “Секстона” мы тогда не добрались. У нас тогда еще не было Андрея Лаптева, который действительно умело занимался менеджментом и устраивал выступления - а сам я человек робкий и ни на что бы не решился. Потом гитарист сломал руку и все заглохло почти на год. А в конце 94-го как раз и присоединился Лаптев. Тогда мы, по сути дела, начали все заново - старый состав распался, остался только басист. Мы написали еще пару новых песен и в мае 95-го - демо. Из вышедших затем на “Морозе” на этом демо были “Новый день” и “Меньше нас”.



Видеосъемка того самого выступления в ДК МЭИ 20 декабря 1995 дожила до наших дней и вашему покорному слуге даже удалось посмотреть ее фрагмент. А что - для своего первого концерта “Эпидемия” смотрелась очень солидно и исполнила, с Мелисовым у микрофонной стойки, такие бессмертные хиты, как Helloween “I Want Out” (ура!), Metallica “Fade to Black” (ого-го) и Nirvana “Smells like a Teen Spirit” (брр!).



VM: До какого момента ты был основным вокалистом?

ЮМ: До сентября 97-го года, затем появился Паша…

ПО: Мы с Юрой познакомились на концерте в Р-Клубе. Я еще даже тогда не пил ничего спиртного, а Юра все пытался меня споить, спрашивая - “Купить тебе пивка, купить тебе пивка?” - а я отвечал - “А может, мне купить спрайтика?”

ЮМ: Паше было тогда 16 лет.

ПО: И Юра был настолько добр, что умудрился мне его купить.

ЮМ: Взять в группу я его захотел главным образом из-за имиджа - рост, длина волос и их цвет. Он мне отдаленно напоминал Михаэля Киске. Затем мы не общались месяца три, и потом, когда я его встречал в метро, чтобы позвать в группу, это оказался человек, стриженный под каре, и я очень обломился и дико расстроился.

ПО: Тогда как раз мы “выпили громадное количество пива” (см. историю группы на их сайте), это было еще весной 97-го… Тут надо отметить, что я тогда почти не пил, а Юра, как профессиональный спаиватель молодых дарований, закупился пивом, и я не мог отказаться, чтобы не ударить в грязь лицом перед таким большим и важным человеком.

Недолго думая, мы решили меня взять в группу. В это же время присоединился басист Коля Турунов.

ЮМ: Еще был и такой момент - когда Паша был у меня в гостях, я говорил по телефону с барабанщиком, а Паша сидел на кухне, выпивши пива, и пел Кинг Даймонда. Андрей Лаптев сказал - “Ого! Какой крутой вокалист!”

ПО: Это была Пристовская “The Reaper”, но в варианте Даймонда. Еще я любил петь “One with the World” Gamma Ray - там, где в конце Шиперс начинает дико вопить. И как раз… можно, я чуть-чуть поговорю?

ЮМ: Тогда гитаристом был еще Андрей Манько - мой одноклассник, он еще в восьмом классе научил меня играть на гитаре. (В “На Краю Времени” он был для нас почти вторым звукорежиссером, прописал несколько гитарных партий, так что он на первом месте в списке благодарностей…) Но он посчитал пауэр недостаточно серьезным для себя жанром, дал понять, что уйдет, и мы начали подыскивать гитариста на замену. А сейчас Андрей уезжает на ПМЖ во Францию. Рома же пришел на репетицию в августе 97-го года.

РЗ: Паша почему-то подумал, что я - новый вокалист, и дико ревновал, все время как-то на меня косился…

ЮМ: Еще меня умиляло, что я взял Рому, не зная, как он играет.

РЗ: Я пришел, послушал музыку, решил - клево, мне музыка такая близка. Юра подумал: “раз ты пришел к нам играть, значит, умеешь” и сказал мне: “Ну, ты нам подходишь”!

До этого я играл в одной группе с басистом, Николаем Туруновым - сначала он сам ушел в “Эпидемию”, а потом к ним порекомендовал им меня.

ЮМ: С Колей, конечно, был самый неприятный момент за всю историю группы - мне пришлось его уволить. Иначе либо группа распалась бы, либо ушел бы Паша. Были очень большие наезды - Турунову не нравилось, как Паша поет, он хотел, чтобы стиль изменился ближе к “просто хэви”. А я не могу, когда в группе какие-то трения!



VM: Ну уж затем, наверно, начался пауэр?

ЮМ: “Воля к Жизни” - переходной альбом от чистого хэви к пауэру. Пауэр был сперва только в моих мыслях - набор исполнителей не позволял нам его исполнять. Например, барабанщик тогда не умел играть на двух бочках. А какой пауэр может быть без двух бочек? Это потом я его заставил купить кардан и играть так, как нам нужно.



Но первый кассетный релиз “Эпидемии”, “Воля к Жизни”, был записан еще с Туруновым на бас-гитаре. Кстати, немногие в курсе, что лид-вокал на “Кольце Всевластья”, кроме медленной ее части, поет не Окунев, а Мелисов - их голоса настолько похожи, что даже вспоминается коронное сочетание вокалов Хенсли и Байрона в Uriah Heep.

Альбом был коротким, всего пять песен, но вышел на “пафосном” Мороз Рекордз. Имя лэйбла очень помогло тогда еще неизвестной группе - ведь на нем выходит и “Ария”, и, видя знакомый логотип, арийцы отнеслись к “Эпидемии” с должным почтением.

И многие из тех проникшихся пауэром арийцев составили прочную базу фэнов “Эпидемии”. В этом смогли убедиться, в частности, такие признанные ветераны, как группа “Мастер”. На концерте в январе 99-го эти две команды выступали вместе, и как раз на середине “Кольца Всевластья” зловредный звукорежиссер отключил “Эпидемии” электричество, утверждая, что времени совсем мало и пора, дескать, уступать место хэдлайнерам. Может быть, он думал, что, как это обычно бывает с разогревом, аудитория воспримет их уход с радостью и поприветствует “Мастер”? Как бы не так! Большая часть народу начала скандировать “Эпидемия!” и делала это до тех пор, пока звукорежиссер не сдался и дал группе сыграть, ко всеобщей радости, “Future World”.



VM: Я слышал, что вы не были довольны тем, как издана “Воля к Жизни”?

ЮМ: Нас очень подставили с кассетой - альбом растиражирован на “краснодарской” пленке. Ей накручивали в старые времена еще МК-60, так что уровень шума там превосходит все допустимые пределы. Эдакое “шшшшшшш”! Насмарку полетела немалая сумма в долларах (это было еще до кризиса), запись в “пафосной” студии. Первый альбом “Мороз” выпускал целиком за наши деньги. Можно сказать, что мы платили за лэйбл - и это стоит многого!



Что же - зато “На Краю Времени” получился “до мозга костей” пауэр-альбомом. На сей раз не было вечной студийной нервотрепки - ведь в роли студии был домашний компьютер Мелисова! Правда, отмена временных ограничений привела к тому, что материал был завершен на восемь месяцев позже ожидаемого срока. Зато среди более чем 70 минут записи каждый мог отобрать песни по вкусу - будь то хоть “толкинутая” трилогия, хоть превосходный мелодичный “боевик” “Звон Монет”, к которому был, кстати, снят видеоклип, хоть эпическая заглавная вещь (так полюбившаяся Алексею Арзамазову.) На ней мы можем слышать на подпевках, во-первых, Сергея Каюмова из Shadow Host, а во-вторых, молодого и талантливого оперного баса Григория Соловьева - по совместительству друга Паши.



VM: Когда нам ждать нового альбома и будет ли он тоже на “Мороз рекордз”?

ЮМ: Скорее всего, нет. Следующий альбом будет на каком-то другом лэйбле. Мы получили от “Мороза” все, что нам надо. Практически весь первый альбом, процентов 80 от тиража в 1000 экз., был роздан - после концертов Арии стояли наши люди и дарили кассеты. Народ видел лэйбл “Мороза”, слушал, понемногу въезжал в пауэр… Второй альбом мы выпустили, чтобы оправдаться за первый, где была плохая пленка, надо было показать, что мы умеем играть! Тогда уже по контракту “Мороз” выпустил его за свой счет, а записан и сведен он был вот в этой комнате - на моем компьютере. С ним мы достигли пика, когда все, кому надо о нас знать, кто может воспринимать пауэр-метал, уже о нас знают. И фэнов достаточно, чтобы выпустить неплохой тираж на том лэйбле, который нас устроит. Мы планируем начать писать альбом в июне, а когда закончим - зарекаться не буду. Там будет почти вдвое меньше трэков - восемь. Я хочу хотя бы свести его непременно на профессиональной студии, так что лучше сделать меньше, но качественнее. Ваш журнал правильно отметил, что материал надо проредить, я согласен - “На краю времени” звучит перенасыщенно.

VM: Что интересно, разные люди говорят, что надо “проредить” разные трэки. Да и просто человек не может концентрировать внимание целых 70 минут.

ЮМ: Вот! Я как раз “Nightfall in Middle Earth” не могу по этой причине слушать. Мне вообще не нравятся концептуальные альбомы, мне больше по душе “Batallions of Fear”, где все вещи душевные, быстрые, веселые и понятные для людей. Вот такой альбом нам сейчас и надо сделать. Мой любимый диск BG - “Somewhere Far Beyond”. Но нам еще слишком рано заниматься вещами такого рода…

VM: Авторство по-прежнему разделено между вами?

ЮМ: Большую часть по-прежнему буду писать я.

VM: Но ситуация все равно далека от того, чтобы лидер группы писал абсолютно все?

ЮМ: Ну мне надо же их чем-то привлечь, чтобы у них был стимул играть в “Эпидемии”!

РЗ: На самом деле, мне было бы неинтересно только играть чужие песни.

ЮМ: Я это прекрасно понимаю. А вторая причина - у него хорошие песни. А для меня был бы потерян смысл самой группы, если бы все писали другие люди - я создавал ее, чтобы реализовать свои идеи. Тогда мне пришлось бы, как Хансену, ее покинуть.

Кстати, на новом альбоме будет длинная десятиминутная вещь “Феанор”, музыка будет моя - а стихи напишет Рома. Его тексты мне очень нравятся. Он - поэт!

VM: В том же Gamma Ray, где ясно, что это группа Хансена, тем не менее и Шляхтер, и Рихтер пишут по несколько песен.

ЮМ: Да, к тому же, Хансен столько лет пишет песни, что запас идей понемногу иссякает. Он и на сторону пишет - Iron Savior, первый сольник Киске. Наверно, он больше всех в мире написал песен…



Тут надо сделать лирическое отступление - дальше речь пойдет о том, что слушает Юрий Мелисов - и во время разговора я все косился на полку сбоку, там. где лежали его видеокассеты. Большие надписи “Ace of Base” и “Aqua” на них не могли не броситься в глаза. Что это? Уже после интервью я все-таки спросил Юрия об этом. “Нет ничего удивительного - русскому слушателю нравится мелодичность, а будь то пауэр-металл или техно, непринципиально. Я даже написал техно-песню”. И мы послушали композицию “Mirror of your heart” - пожалуй, это все же пауэрная песня, с “тыц-тыц” и сэмплами вместо гитар, напомнившая мне первый Labyrinth. История ее появления достаточно печальна - она написана в память о погибшем Юрином котенке. Поется в ней, кстати, по-английски. Но вернемся к его металлическим воззрениям…



ЮМ: Для меня в пауэре существуют только три группы - Helloween, Gamma Ray, Blind Guardian - все остальное я не слушаю. Все остальное - компиляция разных стилей, которые были до того, очень грамотно смешанных.

VM: Раз ты их не слушаешь, фактически получается, ты не признаешь то, что было сделано в этом жанре в 90-е? И чем тогда оригинальна “Эпидемия”?

ЮМ: Вся музыка была написана 400 лет назад, созданы все гармонии. Сейчас меняются аранжировки, инструменты, голоса, манеры исполнения - но в принципе ничего не меняется. Единственное, чем “Эпидемия” оригинальна - это наше сочетание русскоязычности и пауэра. Я не буду хвастаться и говорить, что у нас есть свой стиль.

Многие считают, что они настолько гениальны и талантливы, что могут выйти на запад. А там такие группы - в каждом дворе.

VM: Можно ли сказать тогда, что вы играете просто чтобы порадовать нашу пауэрную аудиторию, у которой нет Хэлловина, который приедет и сыграет - а зато есть “Эпидемия”?

ЮМ: Нет, это очень низкая цель. Мы играем, пишем музыку, мы развиваемся. Нельзя сразу взять и создать что-то новое. Мы надеемся, что у нас стиль изменится, не будет такого ортодоксального пауэра, четырех бравурных аккордов, на которых сейчас 250 групп играют. Кай Хансен - он другой, он это придумал, создал!



Когда-то у “Эпидемии” были песни и на английском. “Be With Your Again”, например, это трэк #2 с “Воли к Жизни”. Даже на “На Краю Времени” есть один англоязычный трэк “Dragonheart” - правда, это бонустрэк, спетый Мелисовым, и впоследствии, если все сложится, он послужит заглавным трэком для будущего сольника Юрия.



VM: В истории группы было сказано об “алисоманстве” и “киссоманстве” Романа Захарова - это правда?

PЗ: Про “Алису” - больше шутка. Когда я пришел в “Эпидемию”, действительно, мне нравилась эта группа, но “алисоманом” я никогда не был. А про KISS - все правда.

ЮМ: Он всегда выступает на KISS-конвенциях - собирает сольный проект из каких-то неясных людей, и играет каверы вещей KISS, причем в одну гитару.

РЗ: Не так уж неясных - там есть люди из “Хиксальты”, наши друзья.

ПО: И что удивительно, я там даже иногда пою!

ЮМ: А вот Паша до группы слушал исключительно Iron Maiden. Захаров же не был фанатом ни Helloween, ни Gamma Ray.

ПО: На тот момент Юра был законченным и пробитым фэном Кая Хансена, он и меня “подсадил” на творчество этого человека.



Паша и сейчас остается большим поклонником Мэйден и лично Брюса Дикинсона. Как-то раз на концерте он решил воспроизвести его сценический образ и нарядился в лосины, гетры до колен и все бы ничего, да скины-охранники вознамерились после концерта его чуть ли не убить - пришлось скрываться окольными путями!



VM: Что за история с группой, в которой играл Паша до “Эпидемии”, и которая играла панк?

ПО: Истории как таковой не было - просто у меня на лестничной клетке жила соседка, она несколько устала от воплей, доносящихся из моей квартиры, и в один прекрасный момент спросила, не хотел бы я попеть в какой-нибудь группе. У нее были друзья, которые играли непонятно что - я приехал на прослушивание и спел им свой “коронный” “The Reaper” - потому коронный, что больше ничего “в арсенале” не было. Группа исполняла ортодоксальный панк с пошлыми текстами, играла на концертах кавер “Anarchy in UK”. Я пел у них скорее от безысходности, и как только познакомился с Юрой, из группы ушел. Зато у меня была запись с нашей “панковской” репетиции, я ее принес Юре и включил тогда… ему очень понравилось, может, потому он меня и взял в группу. Хотя запись была исключительно раздолбайская.

VM: Что скажет Паша по поводу упреков некоторых слушателей в том, что он “косит под Кипелова”?

ПО: Я стараюсь придерживаться канонов русской школы вокала. Петь пауэр-металл по-русски гораздо тяжелее, чем по-английски - и это подтвердит любой вокалист! Поэтому приходится совмещать. Но когда поешь партии типа того же Киске по-русски, волей-неволей получается что-то кипеловское.

VM: А откуда сюжет песни “Белый Сокол”?

ЮМ: Ну, наигрался я в Hexen и Heretic’a! “Черный маг, безумный гений”… Поединок в конце первого “Еретика”.

VM: Сейчас многие команды обращаются к подобным сказочным и эпическим сюжетам, а некоторые говорят о “языческих корнях”…

ЮМ: Я не люблю язычество, я верю в Христа! В песне есть строчки: “Тот, кто воскрес, смотрит с небес”, вот так.

РЗ: Одна из песен на альбоме называется “Вера”. Это история монаха, который теряет веру и его совращает дьявол. Но в конце он все отбрасывает и возвращается к богу. “Тени сомнения вновь обратятся в прах”.

ПО: Кстати, там есть “бормотания от лица дьявола” - это был Захаров! От момента написания песни до “бормотаний” прошло два года - он придумал это уже во время записи. А последний куплет “В Неведомой Стране” исполняет тоже Захаров - там, где поется от лица Сэма Гэмджи, слуги Фродо. “Возьми меня с собой”… (поет голосом юного хоббита).

РЗ: Наверно, это самая худшая вокальная партия на альбоме!



Думается мне, что здесь Захаров несколько скромничает. Многие слушатели отметили на альбоме именно “трилогию” на толкиновские темы - “В Неведомой Стране”, “Кольцо Всевластья” (переделанная с вокалом Окунева) и “Фродо”. Конечно, “эпидемийцы” тоже неравнодушны к творческому наследию Профессора, и в написании этих вещей участвовали все трое. А живьем группа устраивает целый unplugged-раздел (кого раздел?- Ю.М. и П.О.) шоу, когда Окунев и Мелисов поют дуэтом “В Неведомой Стране”, и я скажу, что это звучит весьма красиво! Затем звучит и “электрическая” “Кольцо Всевластия”, поселившаяся в сете уже давным давно.



VM: Можно ли, таким образом, назвать “Эпидемию” white-metal-группой?

ЮМ: Да, нас можно назвать “светлым металлом”, мы против зла. Так мы говорили, но это было до поры до времени - до песни “Белый Сокол”, когда я понял, что главное в мире - равновесие. Там поется - “Воин света, сын вселенной, призван равновесие хранить”.

ПО: Этот товарищ начитался Dragon Lance…

ЮМ: Никакой не Dragon Lance, а Муркока.

РЗ: Надо сначала вывести, что такое добро. Оно может быть абсолютным и может быть человеческим. Человек никогда не бывает абсолютно добрым и абсолютно злым…

VM: Не считали ли вы зазорным выступать с такими группами, как Сатариал?

ЮМ: Это вопрос скорее коммерческий - Андрей сказал, что все намечено, уплачено, надо прийти и играть с Сатариалом - ну что было делать? Я имел очень плохое представление о том, что они играют. Был такой инцидент - я подрался с рыцарем из Сатариала, который был весь в доспехах, в кольчуге, шлеме, латах… Он увидел у меня крест и посчитал его католическим, а он был тамплиером. Католики уничтожили орден тамплиеров в свое время, и рыцарь схватил меня за крест. Я его чуть не убил, меня оттащили - и я разбил себе пальцы об кольчугу. Я играл концерт, и у меня с рук капала кровь. Такого с нами еще не было - это был самый кошмарный концерт. Но я этого “рыцаря” поставил на место.

ПО: Чтобы принизить пафос, скажу, что я рыцаря держал.

ЮМ: А меня сразу три человека держало.

РЗ: А я получил от Юры локтем в глаз… нечаянно.

ЮМ: Я больше не буду с такими группами играть - и не из-за самих групп, а из-за контингента, который ходит на эти концерты.



VM: А какие концерты, на которых вы были как зрители, вам запомнились больше всего?

ЮМ: Я вообще не хожу на концерты, кроме “Эпидемии”. Я был на обоих концертах U.D.O. и на концерте Accept, еще была Металлика-91 в Тушино. Все. А, да! Еще меня барабанщик затащил на концерт “Арии” вместе с “Ногу Свело” в МДМе, это вообще было непонятно что!

РЗ: Я недавно был на Мановаре.

ЮМ: Я на Мановар не пошел бы - я могу нажать кнопку на видеоплейере, и там будет тот же “Blood of the Kings”. Но я тогда лежал в больнице и все равно не смог бы пойти. А на втором концерте U.D.O. я был в первом ряду и даже хлопнул его по ладони.

VM: Я там тоже был и тоже хлопнул его по руке!

ЮМ: В первом ряду? Справа?

VM: Да, именно!

ПО: А я могу даже вспомнить свой первый концерт, мне было 9 лет, и это был Nazareth в Олимпийском, 89-й год. Это то, что меня сподвигло на рок-музыку.

VM: А какие у вас отношения с местными командами?

ЮМ: Shadow Host - группа, с которой мы наиболее часто общаемся - они смотрят на нас как на друзей, а не как на конкурентов. Ведь на нашем уровене конкуренция тоже очень жестокая - денег мало, фанатов не много, даже говорить об этом не хочется. Творятся очень неприятные вещи - мне хочется иногда все это просто бросить!

ПО: В лице Shadow Host мы нашли людей, которые нас поняли. Мы увидели, что в такой музыке могут быть и друзья, а не только конкуренты и враги. Еще есть Seducer’s Embrace, я помогаю им на концертах как приглашенный вокалист - пою по одной-две вещи одновременно с их основным вокалистом Джеймсом. Он – growling-ом, а я - сверхвысоким вокалом, получается очень прикольное сочетание.

А вообще - мы стараемся поддерживать хорошие отношения с большинством команд на нашей металлической сцене.

РЗ: В Германии одновременно слушают и Helloween, и Gamma Ray, и Blind Guardian…

VM: У них в этом смысле рай - много фэнов, много групп, а тут дееспособные коллективы в пауэре можно пересчитать по пальцам одной руки - нет смысла изображать суперзвезд.

ЮМ: Пальцы можно кидать, если ты что-то представляешь, и не в пределах Москвы или какой-то определенной группы людей в Москве. Вот мог бы кидать пальцы Кай Хансен, но я сомневаюсь, что он стал бы это делать.

ПО: Нам всем почему-то кажется, что Кай - человек душевный!

И тут мы все громко чокнулись!

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ



ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

Всё о мире тяжёлой музыки, металле, альтернативе и Ню-метале. Добро пожаловать на территорию для настоящих хардкорных мужчин, которые знают толк в железных рифах. Последние новости отечественной и зарубежной рок-сцены, обзоры новых музыкальных альбомов, дебюты и возрождения, распады и воссоединения самых заметных и талантливых групп этого и прошлого столетия! Металлика уже не торт? Дэйв Гролл – лучший барабанщик планеты? Что думает Оззи Осборн о Джастине Бибере? Это ТОТАЛМЕТАЛ! Это – мы! Добро пожаловать!

... A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-Я

Created by TMN Team, MCMXCXIX-MMVIII