TMN

Total Metal Net

Louder than before!
Rambler's Top100
Анонсы
Новости
Рецензии
Статьи
Группы
Викторина
Проект
TMN предлагает
К посетителям
ALIVE
Архив
Контакты

На правах рекламы:
Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Kreator: Угрюмый человек Милле

TOTAL METAL TALES

Walter Lee Cross

УГРЮМЫЙ ЧЕЛОВЕК МИЛЛЕ

Читателям этой предельно лаконичной беседы будет небезынтересно узнать день, когда она имела место: 6 сентября 2001 года. Тогда казалось: о каких насильственных революциях в мире, кроме нового альбома Kreator, может идти речь? Прошло 5 дней, и все встало на места. Угрюмый и немногословный человек по имени Милле оказался мрачным пророком. Он словно чувствовал: 10 лет после очистительного дождя, смывшего коммунизм - не слишком ли это много для того, чтобы новые грозовые тучи не успели сгуститься над миром? Свидетельство прилагается.

WLC: О чем тебе самому нравится говорить: о музыке, или, скажем, идеологии - ты ведь известный специалист по этой части.

M: Точно.

WLC: Тогда, может, спрошу тебя сначала, ты, случаем не устал и от того и от другого, и может, лучше начать с личных вопросов - о жизни, о том, о сем?

M: Ну, как знаешь.

WLC: Ну, значит, поговорим о жизни.

M: Давай о жизни! Спрашивай - а я буду отвечать.

WLC: Ну... тогда вернемся к этому позже: вопросы об альбоме все же есть.

M: OK.

WLC: Вы сменили направление, сменили гитариста...

M: Да, мы и в самом деле сменили гитариста. Нового зовут Сами Юли-Сирнио, он играл в группе под названием Waltari. Он принес в группу огромное новое влияние.

WLC: С чем связана эта замена?

M: С личными проблемами. В основном - мы просто были недовольны положением дел. Он не был счастлив, играя в Kreator. Все просто.

WLC: Похоже на уход Марти Фридмана из Megadeth, ведь Томми - очень талантливый гитарист.

M: Определенно, талантливый - но, в конце концов, думаю, если кто-то не чувствует себя счастливым в рамках группы, какая от этого польза? Потому так оно лучше.

WLC: Читал, он был недоволен тем, что мало играл соло.

M: Нет, соло на его долю хватало. Он не так уж и хотел играть соло. Ему вообще не особенно хотелось играть.

WLC: Он был недоволен возвращением к обычному трэшу?

M: Нет, дело не в этом. Он здорово погрузился в свою студию - хотел уделять ей больше времени.

WLC: Но не реформировать Coroner?

M: Нет.

WLC. Понятно. А чем отличается преемник?

M: У нового гитариста гораздо больше энтузиазма, настоящий металлист. Ему нравится в Kreator, нравится вносить вклад в то, что мы делаем.

WLC: А с ним не выйдет так, как... - видел недавно Megadeth на сцене. Странное было сочетание: Эл Питрелли, хард-рокер с Лес Полом - и этот трэш. Здесь так не получится, или Сами - гитарист совсем другого типа?

M: Нет, с этим без проблем. Наоборот, он по-настоящему врубается в то, что мы делаем.

WLC: Теперь о музыке. Насколько радикально она поменялась по сравнению с недавними временами?

M: Я бы сказал, весьма приятная смесь старого Kreator и новой стилистики, Kreator 90-х и 80-х.

WLC: А что же с периодом от "Renewal" до "Endorama"? Он найдет свое отражение?

M: Думаю, сделать "Endorama" было необходимо, ведь "Endorama" - альбом, который привел нас к "Violent Revolution".

WLC: О заголовках: "Renewal", "Endorama", а теперь и "Violent Revolution" - настоящее эпическое полотно. Словно этапы жизненного пути.

M: Именно. Последний - нечто более прямолинейное, более агрессивное. Все это имеет отношение к состоянию моего ума в данный момент. Безусловно, это заявление в пользу цельности и личной свободы.

WLC: Но почему именно "Violent Revolution"? Ты и вправду ждешь насильственной революции?

M: Да, мы на самом деле ждем насильственной революции. "Violent Revolution" - о переменах в жизни. Может случиться расклад, когда в жизни надо что-то менять, и подчас насильственными методами. Если делать это по частям, что-то не сработает, и, если хочешь что-то изменить в текущей ситуации, и приходится продавливать. Революций в мире много.

WLC: То есть, это больше относится к жизни одного человека, чем к политике?

M: Возможно. Это мое мнение, мое человеческое ощущение.

WLC: Странное дело: сейчас я вспоминаю "Renewal". И такие вещи, как "Europe After The Rain". Уже лет 10, как мы живем после дождя. Россия без коммунизма, единая Германия, единая Европа - что ты думаешь о десятилетии после дождя?

M: Думаю, в целом все поменялось к лучшему. Есть много приятных перемен, но и очень много проблем. Для нас очень важно быть частью этого измерения, смотреть на жизнь сквозь это измерение. Нам было нужно выразить свое мнение.

WLC: А теперь жизнь все идет в том же направлении, что и в 92-м, или снова ждете новых насильственных перемен?

M: Да, думаю, мы ждем перемен в обществе. Особенно в связи с объединением Европы. Что-то, безусловно, должно измениться.

WLC: Что, например?

M: Меньше капитализма и больше индивидуализма.

WLC: Это близко и мне. Возможно, весь металл - об этом. Один человек против стереотипов общества.

M: Именно.

WLC: У вас оруэлловские мотивы в текстовках. Следы "Animal Farm" и "1984".

M: На нас это всегда сильно влияло. Знаешь, эти мрачные видения будущего - для нас есть особый смысл к этому возвращаться. Это сильно отразилось на альбоме.

WLC: Твои любимые вещи?

M: Безусловно, "Servant In Heaven - King In Hell", заглавная вещь "Violent Revolution" и "Reconquering the Throne".

WLC: Проблема в том, что в России журналистам легче раскопать новые вещи до выхода альбома через пиратов или охотников за MP3, чем получить промо.

M: Это не проблема. Если люди по-настоящему врубаются в группу, у них должна быть запись.

WLC: Но в России полно пиратства, а лейблы боятся давать промо до выхода. Обычная практика.

M: Тогда это проблема.

WLC: Знаю, что некоторые уже послушали альбом, раскопав пиратские MP3.

M: Для нас это тоже проблема. Но ничего не поделаешь - таков компьютерный век.

WLC: Ты сам теперь ощутил это на себе, или на Интернет нет?

M: Да, бываю в Интернете почти каждый день. Проверяю почту, различные вещи, все очень интересно.

WLC: Используешь ники, чтобы тебя не узнали?

M: Конечно, использую другой ник.

WLC: Тебя под ним узнавали?

M: Ни разу.

WLC: Ты успел узнать Россию лучше, чем многие другие музыканты: ты ведь играл здесь дважды.

M: Мне всегда нравится приезжать. Каждый раз, когда мы были здесь, это было захватывающее и опасное путешествие.

WLC: В чем разница между двумя шоу, в 94-м и в прошлом году?

M: Оба шоу удались на славу. Много энтузиазма, разницы не так много.

WLC: Был только на втором, полтора года назад. Возможно, самое профессиональное шоу на моей памяти.

M: Правда? Спасибо!

WLC: Но остался и большой вопрос, ведь вам пришлось играть очень разные вещи, от материала с "Endorama" в большом количестве до старых вещей.

M: Это было турне "Endorama" - и мы играли много вещей с этого альбома.

WLC: И что же при этом больше нравилось играть, материал с "Endorama" или старые вещи?

M: Старые.

WLC: На том концерте это было понятно в момент. Вообще, странное сочетание, от материала в духе Paradise Lost до трэша в одном пакете. Не знал, чего ждать.

M: Да, этого и следовало ожидать.

WLC: А в новом турне будет больше трэша?

M: Да, будет больше трэша. Приедем и в Россию. У нас 3 шоу, одно в Москве, одно в Минске, одно - в Санкт-Петербурге.

Как позже выяснилось, тройное российское шоу гигантов немецкого трэша готовилось, но сорвалось. - ред.

WLC: В какие дни?

M: Дней еще не знаю, это в январе.

WLC: А промоутеры - это всегда проблема.

M: Нет, это не проблема.

WLC: Вы ее решили?

M: Почти. Близки к этому.

WLC: У многих команд с этим проблемы. Похоже, в России вообще нет нормальных промоутеров.

M: Заню, но одного нашли.

WLC: Можешь ли назвать?

M: Еще нет.

WLC: Это будут три трэшевых команды, с Sodom и Destruction?

M: Да, Sodom, Destruction и Kreator.

WLC: И сколько времени на каждую группу, около часа?

M: Полтора.

WLC: Это у вас, как хедлайнеров?

M: Да.

WLC: Кстати, я недавно беседовал со Шмиром. Он был преисполнен энтузиазма. Разница в том, что он большой тру-металлист.

M: Да, он настоящий истинный металлист. На все 100%. Металл во плоти. Он весь сделан из металла.

WLC: А ты совсем другой?

M: Да, совсем другой. Я поразнообразнее, чем Шмир.

WLC: Вот и опять о переменах. О том, как изменилась металлическая сцена.

M: Да, металлическая сцена сильно изменилась. К лучшему.

WLC: Но и здесь есть проблемы: континентальная Европа с традиционным металлом и Америка с "нью-металлом" - металл металлу рознь?

M: Это не проблема, ведь люди, которые слушают "нью-металл", подчас любят и металл как таковой, а люди, которые любят металл, любят и "нью-металл". Есть немало людей, которым по душе и "нью-металл", и истинный металл Шмира.

WLC: Помню, в твой прошлый визит в Россию не было пресс-конференции.

M: Точно, не было.

WLC: По твоей инициативе или по инициативе промоутеров?

M: По инициативе промоутеров.

WLC: Жаль, мне тогда было интересно поспрошать тебя и того же Томми о многих вещах, будь на то возможность.

M: Меня пресс-конференции не особо смущают.

WLC: Тогда за неделю до вас у нас играли Annihilator и Overkill. Классный был день. А насколько популярными будут тройные шоу в Америке?

M: Мы и туда собираемся.

WLC: Сколько народу придет?

M: Не знаю. Еще не пробовали.

WLC: А сколько пришло в последний ваш визит в Америку?

M: Много народу. Две тысячи.

WLC: На вас как хедлайнеров?

M: Да.

WLC: Класс... Я собирался было начать с персональных вопросов... У вас в турне были приколы, можешь что-нибудь припомнить?

M: Много чего было, но знаешь, я не самый прикольный человек, и всегда их забываю.

WLC: Ты слывешь угрюмым человеком?

M: Да, я очень угрюмый человек...

Cенсационное признание! Зашедшая было в тупик беседа подала признаки жизни... как раз в момент, когда вмешался сидевший рядом с Милле представитель SPV, напомнив, что пора переходить к следующему интервью. Быть угрюмым - так до конца!

M: …извини, у меня следующее интервью. Надеюсь, увидимся в России.

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ






Rambler's Top100
[an error occurred while processing this directive]
Powered by ALIVE

TOTAL METAL TALES

Walter Lee Cross

УГРЮМЫЙ ЧЕЛОВЕК МИЛЛЕ

Читателям этой предельно лаконичной беседы будет небезынтересно узнать день, когда она имела место: 6 сентября 2001 года. Тогда казалось: о каких насильственных революциях в мире, кроме нового альбома Kreator, может идти речь? Прошло 5 дней, и все встало на места. Угрюмый и немногословный человек по имени Милле оказался мрачным пророком. Он словно чувствовал: 10 лет после очистительного дождя, смывшего коммунизм - не слишком ли это много для того, чтобы новые грозовые тучи не успели сгуститься над миром? Свидетельство прилагается.

WLC: О чем тебе самому нравится говорить: о музыке, или, скажем, идеологии - ты ведь известный специалист по этой части.

M: Точно.

WLC: Тогда, может, спрошу тебя сначала, ты, случаем не устал и от того и от другого, и может, лучше начать с личных вопросов - о жизни, о том, о сем?

M: Ну, как знаешь.

WLC: Ну, значит, поговорим о жизни.

M: Давай о жизни! Спрашивай - а я буду отвечать.

WLC: Ну... тогда вернемся к этому позже: вопросы об альбоме все же есть.

M: OK.

WLC: Вы сменили направление, сменили гитариста...

M: Да, мы и в самом деле сменили гитариста. Нового зовут Сами Юли-Сирнио, он играл в группе под названием Waltari. Он принес в группу огромное новое влияние.

WLC: С чем связана эта замена?

M: С личными проблемами. В основном - мы просто были недовольны положением дел. Он не был счастлив, играя в Kreator. Все просто.

WLC: Похоже на уход Марти Фридмана из Megadeth, ведь Томми - очень талантливый гитарист.

M: Определенно, талантливый - но, в конце концов, думаю, если кто-то не чувствует себя счастливым в рамках группы, какая от этого польза? Потому так оно лучше.

WLC: Читал, он был недоволен тем, что мало играл соло.

M: Нет, соло на его долю хватало. Он не так уж и хотел играть соло. Ему вообще не особенно хотелось играть.

WLC: Он был недоволен возвращением к обычному трэшу?

M: Нет, дело не в этом. Он здорово погрузился в свою студию - хотел уделять ей больше времени.

WLC: Но не реформировать Coroner?

M: Нет.

WLC. Понятно. А чем отличается преемник?

M: У нового гитариста гораздо больше энтузиазма, настоящий металлист. Ему нравится в Kreator, нравится вносить вклад в то, что мы делаем.

WLC: А с ним не выйдет так, как... - видел недавно Megadeth на сцене. Странное было сочетание: Эл Питрелли, хард-рокер с Лес Полом - и этот трэш. Здесь так не получится, или Сами - гитарист совсем другого типа?

M: Нет, с этим без проблем. Наоборот, он по-настоящему врубается в то, что мы делаем.

WLC: Теперь о музыке. Насколько радикально она поменялась по сравнению с недавними временами?

M: Я бы сказал, весьма приятная смесь старого Kreator и новой стилистики, Kreator 90-х и 80-х.

WLC: А что же с периодом от "Renewal" до "Endorama"? Он найдет свое отражение?

M: Думаю, сделать "Endorama" было необходимо, ведь "Endorama" - альбом, который привел нас к "Violent Revolution".

WLC: О заголовках: "Renewal", "Endorama", а теперь и "Violent Revolution" - настоящее эпическое полотно. Словно этапы жизненного пути.

M: Именно. Последний - нечто более прямолинейное, более агрессивное. Все это имеет отношение к состоянию моего ума в данный момент. Безусловно, это заявление в пользу цельности и личной свободы.

WLC: Но почему именно "Violent Revolution"? Ты и вправду ждешь насильственной революции?

M: Да, мы на самом деле ждем насильственной революции. "Violent Revolution" - о переменах в жизни. Может случиться расклад, когда в жизни надо что-то менять, и подчас насильственными методами. Если делать это по частям, что-то не сработает, и, если хочешь что-то изменить в текущей ситуации, и приходится продавливать. Революций в мире много.

WLC: То есть, это больше относится к жизни одного человека, чем к политике?

M: Возможно. Это мое мнение, мое человеческое ощущение.

WLC: Странное дело: сейчас я вспоминаю "Renewal". И такие вещи, как "Europe After The Rain". Уже лет 10, как мы живем после дождя. Россия без коммунизма, единая Германия, единая Европа - что ты думаешь о десятилетии после дождя?

M: Думаю, в целом все поменялось к лучшему. Есть много приятных перемен, но и очень много проблем. Для нас очень важно быть частью этого измерения, смотреть на жизнь сквозь это измерение. Нам было нужно выразить свое мнение.

WLC: А теперь жизнь все идет в том же направлении, что и в 92-м, или снова ждете новых насильственных перемен?

M: Да, думаю, мы ждем перемен в обществе. Особенно в связи с объединением Европы. Что-то, безусловно, должно измениться.

WLC: Что, например?

M: Меньше капитализма и больше индивидуализма.

WLC: Это близко и мне. Возможно, весь металл - об этом. Один человек против стереотипов общества.

M: Именно.

WLC: У вас оруэлловские мотивы в текстовках. Следы "Animal Farm" и "1984".

M: На нас это всегда сильно влияло. Знаешь, эти мрачные видения будущего - для нас есть особый смысл к этому возвращаться. Это сильно отразилось на альбоме.

WLC: Твои любимые вещи?

M: Безусловно, "Servant In Heaven - King In Hell", заглавная вещь "Violent Revolution" и "Reconquering the Throne".

WLC: Проблема в том, что в России журналистам легче раскопать новые вещи до выхода альбома через пиратов или охотников за MP3, чем получить промо.

M: Это не проблема. Если люди по-настоящему врубаются в группу, у них должна быть запись.

WLC: Но в России полно пиратства, а лейблы боятся давать промо до выхода. Обычная практика.

M: Тогда это проблема.

WLC: Знаю, что некоторые уже послушали альбом, раскопав пиратские MP3.

M: Для нас это тоже проблема. Но ничего не поделаешь - таков компьютерный век.

WLC: Ты сам теперь ощутил это на себе, или на Интернет нет?

M: Да, бываю в Интернете почти каждый день. Проверяю почту, различные вещи, все очень интересно.

WLC: Используешь ники, чтобы тебя не узнали?

M: Конечно, использую другой ник.

WLC: Тебя под ним узнавали?

M: Ни разу.

WLC: Ты успел узнать Россию лучше, чем многие другие музыканты: ты ведь играл здесь дважды.

M: Мне всегда нравится приезжать. Каждый раз, когда мы были здесь, это было захватывающее и опасное путешествие.

WLC: В чем разница между двумя шоу, в 94-м и в прошлом году?

M: Оба шоу удались на славу. Много энтузиазма, разницы не так много.

WLC: Был только на втором, полтора года назад. Возможно, самое профессиональное шоу на моей памяти.

M: Правда? Спасибо!

WLC: Но остался и большой вопрос, ведь вам пришлось играть очень разные вещи, от материала с "Endorama" в большом количестве до старых вещей.

M: Это было турне "Endorama" - и мы играли много вещей с этого альбома.

WLC: И что же при этом больше нравилось играть, материал с "Endorama" или старые вещи?

M: Старые.

WLC: На том концерте это было понятно в момент. Вообще, странное сочетание, от материала в духе Paradise Lost до трэша в одном пакете. Не знал, чего ждать.

M: Да, этого и следовало ожидать.

WLC: А в новом турне будет больше трэша?

M: Да, будет больше трэша. Приедем и в Россию. У нас 3 шоу, одно в Москве, одно в Минске, одно - в Санкт-Петербурге.

Как позже выяснилось, тройное российское шоу гигантов немецкого трэша готовилось, но сорвалось. - ред.

WLC: В какие дни?

M: Дней еще не знаю, это в январе.

WLC: А промоутеры - это всегда проблема.

M: Нет, это не проблема.

WLC: Вы ее решили?

M: Почти. Близки к этому.

WLC: У многих команд с этим проблемы. Похоже, в России вообще нет нормальных промоутеров.

M: Заню, но одного нашли.

WLC: Можешь ли назвать?

M: Еще нет.

WLC: Это будут три трэшевых команды, с Sodom и Destruction?

M: Да, Sodom, Destruction и Kreator.

WLC: И сколько времени на каждую группу, около часа?

M: Полтора.

WLC: Это у вас, как хедлайнеров?

M: Да.

WLC: Кстати, я недавно беседовал со Шмиром. Он был преисполнен энтузиазма. Разница в том, что он большой тру-металлист.

M: Да, он настоящий истинный металлист. На все 100%. Металл во плоти. Он весь сделан из металла.

WLC: А ты совсем другой?

M: Да, совсем другой. Я поразнообразнее, чем Шмир.

WLC: Вот и опять о переменах. О том, как изменилась металлическая сцена.

M: Да, металлическая сцена сильно изменилась. К лучшему.

WLC: Но и здесь есть проблемы: континентальная Европа с традиционным металлом и Америка с "нью-металлом" - металл металлу рознь?

M: Это не проблема, ведь люди, которые слушают "нью-металл", подчас любят и металл как таковой, а люди, которые любят металл, любят и "нью-металл". Есть немало людей, которым по душе и "нью-металл", и истинный металл Шмира.

WLC: Помню, в твой прошлый визит в Россию не было пресс-конференции.

M: Точно, не было.

WLC: По твоей инициативе или по инициативе промоутеров?

M: По инициативе промоутеров.

WLC: Жаль, мне тогда было интересно поспрошать тебя и того же Томми о многих вещах, будь на то возможность.

M: Меня пресс-конференции не особо смущают.

WLC: Тогда за неделю до вас у нас играли Annihilator и Overkill. Классный был день. А насколько популярными будут тройные шоу в Америке?

M: Мы и туда собираемся.

WLC: Сколько народу придет?

M: Не знаю. Еще не пробовали.

WLC: А сколько пришло в последний ваш визит в Америку?

M: Много народу. Две тысячи.

WLC: На вас как хедлайнеров?

M: Да.

WLC: Класс... Я собирался было начать с персональных вопросов... У вас в турне были приколы, можешь что-нибудь припомнить?

M: Много чего было, но знаешь, я не самый прикольный человек, и всегда их забываю.

WLC: Ты слывешь угрюмым человеком?

M: Да, я очень угрюмый человек...

Cенсационное признание! Зашедшая было в тупик беседа подала признаки жизни... как раз в момент, когда вмешался сидевший рядом с Милле представитель SPV, напомнив, что пора переходить к следующему интервью. Быть угрюмым - так до конца!

M: …извини, у меня следующее интервью. Надеюсь, увидимся в России.

<<  >>


Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Kreator: Угрюмый человек Милле

TOTAL METAL TALES

Walter Lee Cross

УГРЮМЫЙ ЧЕЛОВЕК МИЛЛЕ

Читателям этой предельно лаконичной беседы будет небезынтересно узнать день, когда она имела место: 6 сентября 2001 года. Тогда казалось: о каких насильственных революциях в мире, кроме нового альбома Kreator, может идти речь? Прошло 5 дней, и все встало на места. Угрюмый и немногословный человек по имени Милле оказался мрачным пророком. Он словно чувствовал: 10 лет после очистительного дождя, смывшего коммунизм - не слишком ли это много для того, чтобы новые грозовые тучи не успели сгуститься над миром? Свидетельство прилагается.

WLC: О чем тебе самому нравится говорить: о музыке, или, скажем, идеологии - ты ведь известный специалист по этой части.

M: Точно.

WLC: Тогда, может, спрошу тебя сначала, ты, случаем не устал и от того и от другого, и может, лучше начать с личных вопросов - о жизни, о том, о сем?

M: Ну, как знаешь.

WLC: Ну, значит, поговорим о жизни.

M: Давай о жизни! Спрашивай - а я буду отвечать.

WLC: Ну... тогда вернемся к этому позже: вопросы об альбоме все же есть.

M: OK.

WLC: Вы сменили направление, сменили гитариста...

M: Да, мы и в самом деле сменили гитариста. Нового зовут Сами Юли-Сирнио, он играл в группе под названием Waltari. Он принес в группу огромное новое влияние.

WLC: С чем связана эта замена?

M: С личными проблемами. В основном - мы просто были недовольны положением дел. Он не был счастлив, играя в Kreator. Все просто.

WLC: Похоже на уход Марти Фридмана из Megadeth, ведь Томми - очень талантливый гитарист.

M: Определенно, талантливый - но, в конце концов, думаю, если кто-то не чувствует себя счастливым в рамках группы, какая от этого польза? Потому так оно лучше.

WLC: Читал, он был недоволен тем, что мало играл соло.

M: Нет, соло на его долю хватало. Он не так уж и хотел играть соло. Ему вообще не особенно хотелось играть.

WLC: Он был недоволен возвращением к обычному трэшу?

M: Нет, дело не в этом. Он здорово погрузился в свою студию - хотел уделять ей больше времени.

WLC: Но не реформировать Coroner?

M: Нет.

WLC. Понятно. А чем отличается преемник?

M: У нового гитариста гораздо больше энтузиазма, настоящий металлист. Ему нравится в Kreator, нравится вносить вклад в то, что мы делаем.

WLC: А с ним не выйдет так, как... - видел недавно Megadeth на сцене. Странное было сочетание: Эл Питрелли, хард-рокер с Лес Полом - и этот трэш. Здесь так не получится, или Сами - гитарист совсем другого типа?

M: Нет, с этим без проблем. Наоборот, он по-настоящему врубается в то, что мы делаем.

WLC: Теперь о музыке. Насколько радикально она поменялась по сравнению с недавними временами?

M: Я бы сказал, весьма приятная смесь старого Kreator и новой стилистики, Kreator 90-х и 80-х.

WLC: А что же с периодом от "Renewal" до "Endorama"? Он найдет свое отражение?

M: Думаю, сделать "Endorama" было необходимо, ведь "Endorama" - альбом, который привел нас к "Violent Revolution".

WLC: О заголовках: "Renewal", "Endorama", а теперь и "Violent Revolution" - настоящее эпическое полотно. Словно этапы жизненного пути.

M: Именно. Последний - нечто более прямолинейное, более агрессивное. Все это имеет отношение к состоянию моего ума в данный момент. Безусловно, это заявление в пользу цельности и личной свободы.

WLC: Но почему именно "Violent Revolution"? Ты и вправду ждешь насильственной революции?

M: Да, мы на самом деле ждем насильственной революции. "Violent Revolution" - о переменах в жизни. Может случиться расклад, когда в жизни надо что-то менять, и подчас насильственными методами. Если делать это по частям, что-то не сработает, и, если хочешь что-то изменить в текущей ситуации, и приходится продавливать. Революций в мире много.

WLC: То есть, это больше относится к жизни одного человека, чем к политике?

M: Возможно. Это мое мнение, мое человеческое ощущение.

WLC: Странное дело: сейчас я вспоминаю "Renewal". И такие вещи, как "Europe After The Rain". Уже лет 10, как мы живем после дождя. Россия без коммунизма, единая Германия, единая Европа - что ты думаешь о десятилетии после дождя?

M: Думаю, в целом все поменялось к лучшему. Есть много приятных перемен, но и очень много проблем. Для нас очень важно быть частью этого измерения, смотреть на жизнь сквозь это измерение. Нам было нужно выразить свое мнение.

WLC: А теперь жизнь все идет в том же направлении, что и в 92-м, или снова ждете новых насильственных перемен?

M: Да, думаю, мы ждем перемен в обществе. Особенно в связи с объединением Европы. Что-то, безусловно, должно измениться.

WLC: Что, например?

M: Меньше капитализма и больше индивидуализма.

WLC: Это близко и мне. Возможно, весь металл - об этом. Один человек против стереотипов общества.

M: Именно.

WLC: У вас оруэлловские мотивы в текстовках. Следы "Animal Farm" и "1984".

M: На нас это всегда сильно влияло. Знаешь, эти мрачные видения будущего - для нас есть особый смысл к этому возвращаться. Это сильно отразилось на альбоме.

WLC: Твои любимые вещи?

M: Безусловно, "Servant In Heaven - King In Hell", заглавная вещь "Violent Revolution" и "Reconquering the Throne".

WLC: Проблема в том, что в России журналистам легче раскопать новые вещи до выхода альбома через пиратов или охотников за MP3, чем получить промо.

M: Это не проблема. Если люди по-настоящему врубаются в группу, у них должна быть запись.

WLC: Но в России полно пиратства, а лейблы боятся давать промо до выхода. Обычная практика.

M: Тогда это проблема.

WLC: Знаю, что некоторые уже послушали альбом, раскопав пиратские MP3.

M: Для нас это тоже проблема. Но ничего не поделаешь - таков компьютерный век.

WLC: Ты сам теперь ощутил это на себе, или на Интернет нет?

M: Да, бываю в Интернете почти каждый день. Проверяю почту, различные вещи, все очень интересно.

WLC: Используешь ники, чтобы тебя не узнали?

M: Конечно, использую другой ник.

WLC: Тебя под ним узнавали?

M: Ни разу.

WLC: Ты успел узнать Россию лучше, чем многие другие музыканты: ты ведь играл здесь дважды.

M: Мне всегда нравится приезжать. Каждый раз, когда мы были здесь, это было захватывающее и опасное путешествие.

WLC: В чем разница между двумя шоу, в 94-м и в прошлом году?

M: Оба шоу удались на славу. Много энтузиазма, разницы не так много.

WLC: Был только на втором, полтора года назад. Возможно, самое профессиональное шоу на моей памяти.

M: Правда? Спасибо!

WLC: Но остался и большой вопрос, ведь вам пришлось играть очень разные вещи, от материала с "Endorama" в большом количестве до старых вещей.

M: Это было турне "Endorama" - и мы играли много вещей с этого альбома.

WLC: И что же при этом больше нравилось играть, материал с "Endorama" или старые вещи?

M: Старые.

WLC: На том концерте это было понятно в момент. Вообще, странное сочетание, от материала в духе Paradise Lost до трэша в одном пакете. Не знал, чего ждать.

M: Да, этого и следовало ожидать.

WLC: А в новом турне будет больше трэша?

M: Да, будет больше трэша. Приедем и в Россию. У нас 3 шоу, одно в Москве, одно в Минске, одно - в Санкт-Петербурге.

Как позже выяснилось, тройное российское шоу гигантов немецкого трэша готовилось, но сорвалось. - ред.

WLC: В какие дни?

M: Дней еще не знаю, это в январе.

WLC: А промоутеры - это всегда проблема.

M: Нет, это не проблема.

WLC: Вы ее решили?

M: Почти. Близки к этому.

WLC: У многих команд с этим проблемы. Похоже, в России вообще нет нормальных промоутеров.

M: Заню, но одного нашли.

WLC: Можешь ли назвать?

M: Еще нет.

WLC: Это будут три трэшевых команды, с Sodom и Destruction?

M: Да, Sodom, Destruction и Kreator.

WLC: И сколько времени на каждую группу, около часа?

M: Полтора.

WLC: Это у вас, как хедлайнеров?

M: Да.

WLC: Кстати, я недавно беседовал со Шмиром. Он был преисполнен энтузиазма. Разница в том, что он большой тру-металлист.

M: Да, он настоящий истинный металлист. На все 100%. Металл во плоти. Он весь сделан из металла.

WLC: А ты совсем другой?

M: Да, совсем другой. Я поразнообразнее, чем Шмир.

WLC: Вот и опять о переменах. О том, как изменилась металлическая сцена.

M: Да, металлическая сцена сильно изменилась. К лучшему.

WLC: Но и здесь есть проблемы: континентальная Европа с традиционным металлом и Америка с "нью-металлом" - металл металлу рознь?

M: Это не проблема, ведь люди, которые слушают "нью-металл", подчас любят и металл как таковой, а люди, которые любят металл, любят и "нью-металл". Есть немало людей, которым по душе и "нью-металл", и истинный металл Шмира.

WLC: Помню, в твой прошлый визит в Россию не было пресс-конференции.

M: Точно, не было.

WLC: По твоей инициативе или по инициативе промоутеров?

M: По инициативе промоутеров.

WLC: Жаль, мне тогда было интересно поспрошать тебя и того же Томми о многих вещах, будь на то возможность.

M: Меня пресс-конференции не особо смущают.

WLC: Тогда за неделю до вас у нас играли Annihilator и Overkill. Классный был день. А насколько популярными будут тройные шоу в Америке?

M: Мы и туда собираемся.

WLC: Сколько народу придет?

M: Не знаю. Еще не пробовали.

WLC: А сколько пришло в последний ваш визит в Америку?

M: Много народу. Две тысячи.

WLC: На вас как хедлайнеров?

M: Да.

WLC: Класс... Я собирался было начать с персональных вопросов... У вас в турне были приколы, можешь что-нибудь припомнить?

M: Много чего было, но знаешь, я не самый прикольный человек, и всегда их забываю.

WLC: Ты слывешь угрюмым человеком?

M: Да, я очень угрюмый человек...

Cенсационное признание! Зашедшая было в тупик беседа подала признаки жизни... как раз в момент, когда вмешался сидевший рядом с Милле представитель SPV, напомнив, что пора переходить к следующему интервью. Быть угрюмым - так до конца!

M: …извини, у меня следующее интервью. Надеюсь, увидимся в России.

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ



ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

Всё о мире тяжёлой музыки, металле, альтернативе и Ню-метале. Добро пожаловать на территорию для настоящих хардкорных мужчин, которые знают толк в железных рифах. Последние новости отечественной и зарубежной рок-сцены, обзоры новых музыкальных альбомов, дебюты и возрождения, распады и воссоединения самых заметных и талантливых групп этого и прошлого столетия! Металлика уже не торт? Дэйв Гролл – лучший барабанщик планеты? Что думает Оззи Осборн о Джастине Бибере? Это ТОТАЛМЕТАЛ! Это – мы! Добро пожаловать!

... A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-Я

Created by TMN Team, MCMXCXIX-MMVIII