TMN

Total Metal Net

Louder than before!
Rambler's Top100
Анонсы
Новости
Рецензии
Статьи
Группы
Викторина
Проект
TMN предлагает
К посетителям
ALIVE
Архив
Контакты

На правах рекламы:
Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Joe Lynn Turner: You Do Remember, And I'll Never Forget!

TOTAL METAL TALES

Spitfire

YOU DO REMEMBER, AND I'LL NEVER FORGET!

Джо Линн Тернер - один из самых харизматичных фронтмэнов, сотрудничавший с Ричи Блэкмором, Ингви Мальмстином и многими другими рок-величинами, по праву считается причастным к немногочисленной когорте классических рок-вокалистов. За годы, проведенные на сцене, у Джо накопилось немало увлекательнейших историй, которыми он решил поделиться с читателями ALIVE.

Spitfire: - Привет, Джо! Твои российские концерты в 1989-ом, когда ты выступал вместе с Ингви Мальмстиным, забыть просто невозможно! Был ли тот российский тур для тебя чем-то особенным?

Joe Lynn Turner: - Конечно, для меня эти концерты были исключительно особенным событием! В то время в вашей стране происходили огромные перемены - perestroyka, огромные изменения происходили в общественной и политической жизни, мир тогда словно стоял на перекрестке, и поехать в Россию именно тогда - это было нечто особенное. В России мы встречались с огромным количеством людей, мы нашли очень много новых друзей в России - это было просто потрясающе! Это навсегда изменило мою жизнь!

S.: - Правда?! Помнишь ли ты что-нибудь о тех выступлениях?

JLT: - Я помню абсолютно все! Я помню все, что касается концертов, я прекрасно помню все, что я чувствовал тогда, я помню все, что происходило тогда у меня в душе. Эта поездка очень сильно повлияла на меня, мой приезд в Россию был одним из самых потрясающих моментов в моей жизни.

S.: - А что тебя тебя особенно поразило?

JLT: - Люди. Русские - очень сердечные люди, у них - огромное сердце, под стать размерам вашей страны! Я это говорил тогда, я прекрасно помню это и сейчас. Русская публика очень эмоциональна, каждый вечер на наши концерты приходило по 19.000 - 20.000 человек, публика была просто потрясающая! И все, с кем я встречался и общался лично, оказывались просто великолепными людьми. Именно это меня больше всего впечатлило в России! Мы отыграли 20 концертов 11 - в Москве и 9 - в Ленинграде. Мы собирались записывать концертный альбом и видео в России, все было спланировано заранее - мы привезли камеры, аппаратуру и т.д. Это забавно, но каждый день случалось так, что что-нибудь обязательно выходило из строя - то одно, то другое. И мы уже стали подумывать - " а ладно, у нас ничего не получится…", но, если я не ошибаюсь, во время самого последнего нашего концерта в России, все заработало как надо, и мы записали концертник! Все это было запланировано, но нам уже начало казаться, что этого не произойдет, и вдруг… это была просто фантастика! И сейчас все это уже стало частью рок-истории.

S.: - Давай вернемся к самому началу твоей карьеры - как случилось так, что ты начал петь?

JLT: - Мои родители рассказывали мне, что я начал петь, когда мне было три года. Я был очень музыкальным ребенком - я пел, танцевал, учился играть на музыкальных инструментах. Наверное, была какая-то высшая сила, которая наделила меня восприимчивостью к музыке, талантом, или чем-то вроде этого. Сначала я стал гитаристом, и я до сих пор очень люблю играть на гитаре. А потом я начал петь, и когда я выходил на сцену с гитарой и стал петь партии лидер-вокалиста, я подумал: "Вот оно! Это то, что мне нужно!.." Мой настоящий прорыв произошел тогда, когда мы стали выступать с Ричи Блэкмором, но до этого я записал несколько альбомов с Fandango…

S.: - Это была единственная группа, где ты играл на гитаре…

JLT: - Да, абсолютно верно, у нас было два лидер-гитариста, и все мы были отличными музыкантами, но наши концертные выступления были намного лучше, чем наши студийные записи… Всегда, когда мы приходили в студию, у нас были то плохие продюсеры, то мы начинали двигаться не в том направлении, происходили мелкие стычки между участниками группы - каждый из нас считал, что он - самый главный…Fandango были хорошей группой, мы могли записывать великолепные песни, но… нам всегда чего-то не хватало, совсем чуть-чуть… После того, как я ушел из Fandango (тогда я жил в Нью-Йорке), я стал искать работу, и мне позвонил Ричи Блэкмор!..

S.: - Как это произошло?

JLT: - Это случилось очень неожиданно. Тогда я искал работу в качестве гитариста - я хотел устроиться в какую-нибудь группу, у которой был контракт с лэйблом, но у меня никак не получалось. Я приходил на прослушивания, старался изо всех сил, но меня не брали ни в одну группу - потому что я затмевал их вокалиста, ха-ха, самого главного человека в группе!.. Они смотрели, как я играю, как я пою, и оказывалось, что я пою чересчур хорошо, играю чересчур хорошо, и я всегда получал отказ, ха-ха! Поэтому меня никуда не брали, и единственным выходом для меня было найти группу, где я мог бы быть лидером на сцене. И как-то раз у меня дома раздался телефонный звонок, мне позвонил один человек и стал задавать разные вопросы. Я не был с ним знаком, и я спросил: "А кто ты?", он сказал: "Я друг Ричи Блэкмора, кстати, хочешь, с ним поговорить?" Я отвечаю: "Да, конечно!", этот человек передает трубку Блэкмору, и я у него спрашиваю: "Это правда Ричи Блэкмор?!", он отвечает: "Да, это я!", и говорит о том, что он - мой большой поклонник, у него есть альбомы Fandango, и он их часто слушает, а я ему отвечаю: "А я твой большой поклонник со времен Purple!" Он говорит: "Знаешь, мы сейчас репетируем в студии, и ищем вокалиста, так что приезжай!", а я говорю: "А разве у вас не Грэм Боннет поет?", а он говорит: "Давай приезжай", (смеется)! Он назвал адрес, я сел на метро и поехал. Студия находилась на Лонг-Айленде, и когда я переступил порог, я так нервничал, у меня просто коленки тряслись! Я вошел, и сразу же встал за микрофонную стойку, а они начали играть свои вещи - первой была 'I Surrender'. Спустя час Ричи взял пару пива, подошел ко мне и спросил: "Хочешь играть с нами в группе?", я говорю: "Да!", Ричи дает мне пиво и говорит: "Ну что ж - давай выпьем!.." Вот так все и случилось - я стал участником Rainbow! Невероятно, правда?!.

S.: - Да, точно! А тебя не "напрягало" исполнять со сцены песни Rainbow, которые были записаны с другими вокалистами?

JLT: - Ты знаешь, для меня это было просто удовольствием! До меня в Rainbow пели Ронни Дио и Грэм Боннет, а я ведь тогда был фэном Rainbow! Я никогда не думал: "Я - звезда, и я не буду петь их песни!", мне просто нравилось их исполнять, я просто ловил кайф от того, что происходит! К сожалению, ни Дио, ни Грэм Боннет, ни Ян Гиллан в Purple, никогда не стали бы петь мои песни. Я же всегда с огромным удовольствием пел их песни, я старался исполнить их в своей собственной манере, я не стремился никого из них копировать. Они - великолепные вокалисты, но нет никакого смысла их копировать и стремиться стать вторым Гилланом или Дио, я всегда стремился быть самим собой, и я старался дать вторую жизнь этим песням, исполняя их в своей манере. Кстати говоря, среди тех песен, которые сейчас скачивают в MP3 через Интернет, в жанре классического рока песня #1 - версия 'Smoke On The Water', которую мы записали вместе с Гленом Хьюзом, и это доказывает, что людям нравится слушать новые версии классических песен.

S.: - Когда ты только начал выступать с Rainbow на концертах, как тебя приняли фэны?

JLT: - Некоторые приняли меня очень хорошо, а некоторые - очень плохо - они кричали "Дио давай!", и, слыша все это, мне просто хотелось спрятаться. В прессе, особенно английской, которая всегда отличалась грубостью, писали что-то типа того: "Этого парня надо послать нахер! Хотя он и неплохой певец, но он не может петь в Rainbow, и вообще он 'голубой'", - в общем, про меня писали всевозможную чушь. И Ричи Блэкмор преподал мне урок - он сказал: "Посмотри на этих козлов. Не верь им, и не слушай их, верь только в себя, прислушайся только к тому, что говорит тебе твое собственное сердце. Я ведь тебя взял в группу, ты отличный вокалист, ты так же хорош, как и Пол Роджерс (из Bad Company - S.), у тебя отличный голос, ты прекрасно держишься на сцене. Не позволяй этим недоумкам вывести тебя из равновесия, ведь как только ты начнешь злиться - тут-то они тебя и подловят. Если дело дойдет до такого - просто разворачивайся и уходи, главное - верь в себя, и вот увидишь, однажды до них дойдет!" Это было отличным уроком, и я никогда его не забуду!

S.: - Ты записал с Rainbow три альбома, какой из них тебе нравится больше всех?

JLT: - Первый ("Difficult To Cure"(1981) - S.) для меня был чем-то особенным, к нему я испытываю особо теплые чувства, потому что это было моим самым первым альбомом с Rainbow. Но я должен сказать, что "Straight Between The Eyes" (1982) - просто великолепный альбом, а когда мы записали "Bent Out Of Shape" (1983), мы вышли на совершенно другой уровень в том, что касается написания песен, нам удалось уловить направление, в котором надо было двигаться, и я абсолютно уверен, что если бы мы записали еще один альбом, всего один, то мы бы стали коммерчески очень успешной heavy-группой. Чем-то вроде Foreigner или Journey, но более тяжелыми, и в то же время настолько же коммерчески успешными.

S.: - И вскоре все закончилось…Что это была за история с распадом Rainbow в '83-ем?

JLT: - Ну что ж, я расскажу тебе правду… На самом деле, это совсем не было распадом группы. Произошло вот что: в конце '83-его - начале '84-го, после окончания японского турне, мы возвращались в Штаты, и Брюс Пэйн, наш менеджер, сказал мне: "Тебе надо подписать контракт с Electra Records на выпуск сольного альбома. Ты можешь подписать контракт на выпуск своей сольной пластинки в Штатах, а тем временем Ричи и Роджер возродят вместе с ребятами Deep Purple, ты поедешь в сольное турне, они съездят в свое турне, а потом вы вместе снова возродите Rainbow!" Я сказал: "Отлично!" Я был очень доволен, ведь, во-первых, я мог пару лет заниматься своей сольной карьерой, во-вторых, я был очень рад посодействовать возрождению моей любимой группы - Deep Purple, и, в-третьих, мы в любом случае собирались через некоторое время возродить Rainbow! Все именно так и случилось, за исключением того, что в условленное время мы не собрались вместе. Это случилось потому, что наш менеджер сказал Ричи: "Джо больше не хочет выступать с Rainbow, он передумал возрождать группу, возомнил себя звездой и окончательно возгордился!", а вслед за этим он сказал мне: "Смотри, Ричи не хочет возрождать Rainbow!" Брюс Пэйн нас просто дурачил, и мы узнали об этом лишь пару лет назад! А тогда мы даже об этом и не подозревали, ведь, знаешь, мы между собой даже ни разу все это не обсуждали начистоту, внутри группы всегда присутствовала какая-то таинственная загадка. Три года назад с помощью одного из наших общих друзей мы выяснили, что Брюс Пэйн просто стравливал нас тогда между собой, и он одурачил нас обоих - мне он говорил одно, а Ричи - совершенно другое. И я, и Ричи были очень расстроены тогда, слыша все эти вещи от нашего менеджера, но ни то, что Брюс Пэйн говорил мне, ни то, что он говорил Ричи - ничто из этого не было правдой…

S.: - Да, вот она - изнанка шоу-бизнеса…

JLT: - Это точно, это ужасный бизнес, тебя при любой возможности пытаются обмануть… К сожалению, случилось то, что случилось, и именно так мы и разошлись. Но я до сих пор уверен, что тогда осталось что-то, что мы не закончили тогда, и нам обязательно надо это закончить… Все это немного напоминает любовный роман - когда люди расстаются, но тем не менее, в глубине души они хотят снова быть вместе…

S.: - Мне кажется, что всегда есть шанс…

JLT: - Я тоже на это надеюсь, и я абсолютно уверен, что эта глава осталась незавершенной!..

S.: - После распада Rainbow ты записывал вокальные партии на альбомах таких артистов, как Cher, Bonnie Tyler, Billy Joel, Don Johnson…кстати, это случайно не Дон Джонсон из сериала "Полицейские из Майами"?!..

JLT: - Да! (смеется) Я знаю, что в это невозможно поверить, но это так! (смеется)

S.: - Да, забавно!..

JLT: - Это точно, ха-ха!

S.: - Ты также записал множество рекламных джинглов, и работал со многими другими поп-исполнителями. Это не совсем обычно для рок-певца, почему ты решил поработать в этом направлении?

JLT: - Было много причин, во-первых, мне было просто интересно, ведь быть профессиональным музыкантом - значит уметь работать в разных стилях, необходимо заставлять себя оказываться в ситуации, которая для тебя непривычна. В этом случае ты, конечно же, чувствуешь себя некомфортно, но ты растешь и развиваешься как музыкант, ведь если ты всегда находишься в привычной для тебя среде, то ты не развиваешься. Это словно пара новых ботинок - необходимо походить в них какое-то время, прежде чем ты к ним привыкнешь. Мне нравится работать в непривычной для себя среде, непривычных условиях, я этим сам себе как бы бросаю вызов. Во вторых, за это мне платили очень неплохие деньги. И, наконец, третья причина - мне нравилось это делать, ведь я - певец, для меня это - работа, я люблю ее, этим я зарабатываю себе на жизнь, и у меня не было такого, чтобы мне приходилось делать над собой усилие. Знаешь, ведь я не рок-звезда, может быть, кто-то другой хочет быть рок-звездой, но только не я. Я хочу быть прежде всего певцом и музыкантом, который развивается и не стоит на месте. Я был рок-звездой на час, и ничего хорошего из этого не вышло. Сначала тебе кажется, что это очень здорово и клево, а потом ты начинаешь терять ощущение реальности, и, в конце концов, ты понимаешь, что в жизни есть вещи намного интересней, чем этот ореол рок-звезды.

S.: - А с кем из поп-артистов работать было интересней всего?

JLT: - Знаешь, самое замечательное в работе с такими супер-звездами, как Билли Джоэл, Бонни Тайлер, Шер, это то, что ты можешь очень многому у них научиться - как в личностном, так и в профессиональном плане. Опыт работы с такими людьми - просто неоценим, в процессе работы с ними всегда "всплывали" такие вещи, о существовании которых я раньше и не подозревал! Кстати, сейчас Себастьян Бах из Skid Row играет на Бродвее, и, на мой взгляд, это просто потрясающе - попробовать свои силы в чем-то абсолютно новом для себя! И когда это происходит - ты развиваешься и растешь над собой.

S.: - А ты видел его выступления в мюзикле "Доктор Джекилл и Мистер Хайд"?

JLT: - К сожалению, нет, но мне многие рассказывали, что это - просто фантастика!..

S.: - Правда?.. В это сложно поверить…

JLT: - Да, я знаю, мне тоже это кажется в некоторой степени нелепым, ведь Бродвей - это нечто особенное, порой он может быть глупым и наивным, но мои друзья в ответ на это говорили мне: "Нам кажется, что тебе бы это понравилось, Себастьян внес оттенок рок-н-ролла в этот мюзикл, он хорошо поет", и мне кажется, это делает ему честь, он играет в спектакле, исполняет сложные партии - он пробует себя в новой для себя области, приобретает опыт, и тем самым становится сильнее. А некоторые певцы и рок-звезды - просто канули в лету, они словно застыли в одиночестве в том замке, который сами для себя построили, и никому до них нет дела, они выдохлись, и в творческом плане они уже ничего из себя не представляют. На мой взгляд, нельзя сидеть на месте и жить прошлым, это просто невозможно! Я и по сей день очень часто езжу в Нью-Йоркские студии, записываюсь для кино, рекламы и т.д., я принимал участие в двух постановках, пару лет назад одну из них - "Nostradamus" - мы с Николо Котцевым хотели поставить на сцене - это просто великолепная вещь! А сейчас мы вместе с некоторыми музыкантами из Нью-Йорка работаем над проектом о Галилее, и мы также надеемся когда-нибудь поставить это на бродвейской сцене, для меня это - словно Эндрю Ллойд Вебер! Все это очень интересно - музыка, актерская игра, антураж, это просто фантастика! Никогда не стоит себя загонять в какие-либо рамки и тем самым ограничивать себя, вот если бы тебе кто-нибудь сказал: "ты - рок-журналист, так и пиши только о роке!", я уверен, что тебе это не понравилось бы (смеется), наверняка есть что-то еще, о чем тебе также хотелось бы написать, и если тебе нравится писать - пиши (смеется)!.. То же самое - и в отношении написания песен, если тебе нравится этим заниматься - так садись и пиши, и какая разница, о чем эта песня, ты пишешь ради того, чтобы выразить свои чувства!

S.: - Давай вернемся немного назад, в конец '80-х. В те времена, когда ты пел в Rainbow, группа выпускала альбомы на Polygram. Правда ли то, что этот лэйбл настоял на том, чтобы ты присоединился к группе Ингви Мальмстина в 1988-ом?

JLT: - Можно и так сказать… В то время Polygram возглавлял Джон Льюис, он - просто фантастический человек!.. Кстати, после того, как он покинул Polygram, он стал менеджером Ингви. Ну а сейчас они оба, естественно, ненавидят друг друга (смеется) - взаимные подставы, украденные деньги и все такое, ха-ха!.. Ну так вот, тогда Джон Льюис подошел ко мне и сказал: "Это просто невероятная возможность, у нас есть этот гитарный гений, он просто великолепен!.." Я слышал до этого об Ингви - Ричи (Блэкмор - S.) показывал мне его фотографию в каком-то журнале и говорил при этом: "Посмотри на этого парня - он изо всех сил "косит" под меня!" Я тогда спросил у Ричи: "А как его зовут?" Ричи ответил: "Я даже имя его не могу произнести - Windy или что-то в этом роде!", (смеется). На той фотографии Ингви был с белым "Стратокастером", в белых ботинках, и я говорю Ричи: "Да, действительно похоже на то, что этот парень "косит" под тебя!" Так я и услышал впервые об Ингви Мальмстине, позднее я у кого-то взял послушать "Marching Out" (1985), и этот альбом меня по-настоящему меня впечатлил, Ингви - прекрасный гитарист, но я бы не сказал, что он звучит как Блэкмор!..

S.: - Кстати, ты - единственный певец, который работал и с Ричи Блэкмором, и с Ингви Мальмстиным, и умудрился после этого остаться в живых!..

JLT: - Абсолютно верно, спасибо за комплимент, (смеется)!..

S.: - Что общего в работе с этими гитаристами, и в чем их отличие?

JLT: - Хм… Знаешь, это похоже на то, когда тебе необходимо найти общий язык с диким зверем, когда ты заходишь прямо в клетку со львом - ты стараешься использовать психологию. На мой взгляд, главная причина того, что с этими людьми было очень непросто работать, заключалась в том, что в глубине своей души они очень похожи друг на друга. Ингви и Ричи очень похожи - они оба - перфекционисты, замкнуты, очень педантичны. Я воспринимал работу с ними как вызов, как возможность показать себя, и предъявить им нечто, на что они вынуждены были реагировать в ответ. Они относились ко мне с большим уважением, и именно в этом и заключалась изюминка наших взаимоотношений - когда такие люди относятся к тебе с уважением, они прислушиваются к твоему мнению, и говорят: "ОК, ты по-своему прав!", в этом они были очень похожи. Я абсолютно уверен в том, что и по сей день они относятся ко мне с огромным уважением. Я думаю, что вряд ли это справедливо в отношении тех вокалистов, которые пришли мне на замену. Кстати, перед записью альбома "Stranger In Us All", когда Ричи только-только взял в группу Дуги Уайта, они раздавали интервью. Мне попался журнал с одним из этих интервью, в нем журналист спросил Дуги, кого он считает лучшим вокалистом Rainbow, и, Дуги отвечает: "Конечно же, это Ронни Дио! Ронни Дио - это настоящий мужик!", и все такое. Журналист спрашивает: "А кто из вокалистов Rainbow тебе нравится меньше всего?", Дуги: "Джо Линн Тернер!". Вот дерьмо, а?! В это просто невозможно поверить, ведь Дуги Уайт старался звучать как Джо Линн Тернер!.. Следующий вопрос был уже задан Ричи: "А кто твой любимый вокалист в Rainbow?", Ричи ответил: "И по сей день - Джо Линн Тернер", ха-ха, представляешь?! Дуги словно получил ногой в зубы, как маленький щенок!.. Ричи сказал: "Джо Линн Тернер может спеть балладу, рок-номер, среднетемповую песню, он может спеть все, что угодно!", а Дуги сидел рядом и наверняка думал про себя: "О, Боже мой!.. Как же я так облажался!.." Вскоре после того, как я прочитал это интервью, кто-то из моих друзей сказал мне, что Дуги приезжает в Нью-Йорк, и пригласил меня попить с ними пивка, я сказал: "Конечно!", и когда мы встретились с Дуги, он спросил: "Ты, наверное, собираешься меня побить?..", я сказал: "Да нет, иди сюда, я собираюсь помочь тебе!", он подошел, а я ему и говорю: "Смотри, мальчик, ты еще молод, и просто не знаешь правил в этой игре! Ладно, давай выпьем, я возьму пивка!", услышав это, он был просто в шоке, он просто не мог поверить, что я на него не в обиде. И потом он понял, почему, и мы стали хорошими друзьями (смеется)!..

S.: - Здорово!

JLT: - А сейчас он поет в группе у Мальмстина - сейчас они записывают альбом!..

S.: - Мне казалось, что у Мальмстина сейчас поет Jorn Lande…

JLT: - Jorn Lande ушел из группы. Я репетировал в Нью-Йорке перед записью своего последнего сольника, и встретил Джона Макалузо - барабанщика Мальмстина. Джон репетировал в той же студии, и он рассказал мне, что Мальмстин не платит участникам группы, и т.д. После этого разговора я поговорил с Дуги и посоветовал ему брать деньги вперед (смеется)!.. Я сказал ему: "Петь у Мальмстина - очень хорошая работа, ты хороший вокалист, и тебе действительно нужна эта работа, но с Мальмстиным бывает очень, очень сложно, он может поступить с тобой очень подло…Так что бери деньги, беги в банк, клади их себе на счет - и только после этого приступай к работе! То, что произошло раньше с другими участниками группы, может произойти и с тобой". Мальмстин хочет, чтобы Дуги писал тексты, но он собирается заплатить Дуги, чтобы тот говорил, будто это Ингви написал тексты! И я знаю, отчего все это происходит - от желания Ингви контролировать все, абсолютно все! И если ты хочешь знать мое мнение, то я могу сказать, что с людьми, которые хотят все держать под своим контролем - очень, очень небезопасно…На мой взгляд, контроль абсолютно не нужен, все должно идти своим чередом, но когда возникает тотальный контроль - это признак того, что дела - швах…

S.: - Что ты почувствовал в декабре 1989-го, когда ты встал за микрофонную стойку в Deep Purple, в группе, кавера которой ты играл в юности?

JLT: - Это была мечта, ставшая явью!.. Я чувствовал себя так, будто моя жизнь достигла своего пика, в это просто невозможно было поверить! То, что я присоединился к группе, было абсолютной случайностью. Они очень долго искали вокалиста, они прослушали множество кандидатов, и в самый последний момент у меня дома раздался телефонный звонок - меня пригласили в репетиционную студию в Вермонте. Шел снег, дорогу замело, я ехал на машине около 5 часов. Стоило мне переступить порог студии, как Ричи сказал: "Привет!", и начал играть 'Hey Joe' Джимми Хендрикса. Я взял микрофон и начал петь. Озираясь по сторонам, я поприветствовал Джона (Лорда - S.) и Яна (Пэйса - S.) - до этого момента мы с ними никогда не встречались и не были знакомы. После первой песни Ян сказал: "Неплохо, давайте, попробуем что-нибудь еще!..", и тогда Ричи сказал мне: "Ты можешь сделать так, чтобы снова вернулись твоя магия и волшебство?.." Под этим он понимал то, что у меня всегда были полно идей к текстам песен, я постоянно писал стихи, маленькие поэмы и т.п. Они стали играть какой-то фрагмент, и я стал думать, какие тексты могут подойти к этой музыке. У меня были кое-какие идеи относительно текстов, и эта вещь потом вошла на альбом "Slaves And Masters" (1990) - это была 'The Cut Runs Deep'. Все, что тогда произошло - было очень странно, ведь я приехал в самую последнюю минуту, они решили: "OK, давайте попробуем с Джо!" лишь в самый последний момент. Они уже репетировали с Терри Броком, я его прекрасно знаю, он - отличный парень, он - мой друг и великолепный певец, и именно он должен был стать тогда вокалистом Deep Purple!..

S.: - Я слышал его сольный альбом, который он выпустил совсем недавно, альбом просто великолепен!

JLT: - Это тот, который вышел на Frontiers?

S.: - Ну да!..

JLT: - Да, альбом классный, кстати, на нем есть песня, которую написал я - 'Forever Now'. Терри приглашал меня записать партии бэк-вокала, но в тот момент меня не было в городе, я перезвонил ему из Калифорнии и сказал, что у меня никак не получается приехать, я сижу в Калифорнии, может быть, в следующий раз и все такое. Терри говорит: "Ну что ж, ладно, а можно мы запишем твою песню?", я говорю: "Да конечно! Это классная песня, очень коммерческая!"

S.: - По-моему, это одна из лучших вещей на альбоме…

JLT: - Спасибо!.. Так что вот такая история с Deep Purple, все это похоже на сказку, ведь все произошло в последний момент.

S.: - Правда ли, что перед тем, как тебя уволили из Deep Purple, вы записали несколько песен для альбома, который планировался к выходу после "Slaves And Masters"?

JLT: - Абсолютная правда! Но сначала я хотел бы прояснить ситуацию с моим уходом из Deep Purple в 1992-ом - одни говорят, что меня выгнали, другие - что я сам ушел... С Ричи у меня не было никаких проблем, но Роджер (Гловер - S.), Ян и Джон хотели, чтобы Гиллан вернулся, и этим они создали огромную проблему для меня. С одной стороны - они хотели выгнать меня, а с другой стороны - я сам хотел уйти. Желание расстаться было взаимным, и когда в один прекрасный день мне объявили, что группа отпускает меня на все четыре стороны, я сказал: "Наконец-то, спасибо и до свиданья!". К тому моменту все зашло слишком далеко - все эти разговоры за моей спиной, шушуканье, подковерная борьба и прочее дерьмо, происходившее в группе. Я поговорил об этом с Ричи, и он сказал: "Что я могу сделать? Я один, а их трое…". Они сказали ему: "Мы хотим, чтобы Ян Гиллан вернулся в группу!", Ричи сказал: "Ни за что! Я не хочу, чтобы он возвращался!", после этого они шесть месяцев искали нового вокалиста, но так и не нашли. Тогда Роджер, Ян и Джон призвали на помощь менеджемент и сказали Ричи: "Если ты позволишь вернуть Гиллана в группу, мы дадим тебе $2.000.000 и контракт на запись сольного альбома". Ричи сказал: "Да, конечно! Я согласен, давайте поговорим о деньгах!.." Так все и произошло. Ну а потом, как известно, они выпустили "The Battle Rages On" (1993) - мягко говоря, не самый лучший альбом Purple. Ну а что касается второй части твоего вопроса - да, при подготовке к записи следующего после "Slaves And Masters" альбома мы записали несколько великолепных песен.

S.: - Как ты считаешь, есть ли шанс, что они когда-нибудь их выпустят?

JLT: - Я считаю, что эти записи должны быть выпущены прежде всего для фэнов группы, ведь фэны заслуживают того, чтобы услышать эти песни. Но если принять во внимание ту политическую ситуацию, которая сейчас сложилась в группе - когда в Deep Purple играет Стив Морс - эти записи никогда не выйдут в свет, они их никогда не выпустят. У них сейчас новый виток карьеры - они играют со Стивом Морсом. На мой взгляд, они уже не звучат как Deep Purple, их саунд - нечто среднее между Ian Gillan Band и Dixie Dregs, они потеряли тот шарм, который был у Deep Purple, и у них теперь очень редко получается написать песню, которая звучала бы по-пепловски. И ты прекрасно знаешь, кто был тем человеком, на котором держалась вся магия группы - это был Ричи.

S.: - Тем не менее, на их концерты до сих пор приходит много людей, и Purple играют много старых вещей…

JLT: - А что им еще остается делать?! Если бы они не играли старые вещи, никому бы до них не было дела! И я хотел бы добавить ко всему этому кое-что еще…После того, как я ушел (или меня выставили - называйте как хотите) из группы, и они записали достаточно посредственный альбом "The Battle Rages On", вскоре после этого Ричи взял те деньги, которые они ему предлагали, и ушел из группы. Сейчас он записывает средневековую музыку, он уже заработал вполне достаточно денег, чтобы просто сидеть дома, ему не нужно работать. Вот что произошло, именно так все и было! А потом эти ребята из Purple стали поливать его грязью и смешивать с дерьмом. Да как после этого они могут исполнять со сцены его вещи?! Ведь это он написал все эти песни, и именно для того, чтобы услышать эти вещи, люди и приходят на их концерты! Все это напоминает то, как охотники пинают кости уже поверженного зверя, над которым уже начинают кружить стервятники. Эти ребята из Deep Purple именно этим сейчас и занимаются - они пинают кости Блэкмора, и всячески поносят его имя, но в то же время они продолжают делать на его имени деньги. Они говорят: "О, эти его закидоны!.." А ведь это он сделал так, что все они получают отчисления от переиздания песен, это - очень большие деньги, а кое-кто из них зачастую даже и не появлялся в репетиционной студии! Ричи рассказывал мне, что когда они работали над 'Strange Kind Of Woman', Джон Лорд целых три дня не показывался в студии, и появился только тогда, когда все уже было готово. Даже несмотря на это, Ричи включал всех членов группы в число авторов песен, и все они получали авторские отчисления, а это очень немаленькие суммы. Ричи как-то сказал мне: "Я давал этим ребятам деньги в течение многих лет, и это должно, наконец, прекратиться". Он сказал им: "Если вы будете работать, если вы будете сочинять песни - тогда вы и будете получать деньги". И это стало одной из причин, почему я вдруг стал представлять для них опасность - как только я стал предлагать свои идеи, сочинять что-то, они тотчас стали говорить: "О, это - Deep Rainbow!", а когда я обращался к Джону с просьбой помочь в написании песни, он то пил свое вино, то читал свою книжку, то слушал классическую музыку. И я подумал: "Да пошло это все на хер! Ричи прав, и я тоже не собираюсь им больше отдавать ни части авторства, пока они будут сидеть и попивать вино!" Либо ты работаешь, либо - не работаешь, разве я не прав?.. И Ричи, и меня это достало. В той ситуации всем остальным надо было выбрать козла отпущения, и я для них оказался самым подходящим кандидатом на эту роль, меня принесли в жертву, хотя это было и несправедливо. Они стали говорить, что я уже не могу больше петь так, как раньше, и это была полная херня! Именно это меня больше всего взбесило, уж лучше б они говорили, что я им не нравлюсь как человек, в конце концов, это их проблемы, но только не надо говорить, что я разучился петь! Лучше говорите правду! Именно так все и было, и я думаю, что теперь эти ребята будут выглядеть совершенно по-иному в глазах публики, ведь на самом деле как люди - они не очень-то приятны, они просто плюют тебе в спину, когда ты этого не видишь. Да ладно, хер со мной, но на самом-то деле от этого страдают фэны, страдает сама музыка! Ведь фэны хотят услышать те песни, которые мы тогда записали, там были такие клевые, такие классные номера, тогда они вполне могли вывести Deep Purple на абсолютно новый уровень! Писать те песни нам помогал Jim Peterik из Survivor, а он - просто великолепный автор! Я, Ричи и Джим сидели и работали над песнями, и у нас получались просто потрясающие номера! И это вызывало огромную ревность и раздражение у троих других участников Deep Purple.

S.: - Было очевидно, что когда-нибудь вы с Гленом Хьюзом обязательно пересечетесь в студии, ваш совместный проект был просто неизбежен. Можешь ли ты рассказать немного о Hughes-Turner Project?

JLT: - Я очень доволен тем, что мы наконец-то это сделали! Мы с Гленом дружим на протяжении 20 лет, но до недавнего момента у нас не было настоящей возможности поработать вместе. 10 лет назад мы написали вместе несколько песен в Калифорнии, но мы их не записывали, мы лишь сделали дешевое демо. Мы всегда хотели сделать этот проект, и когда год назад я пригласил Глена присоединиться ко мне во время гастролей по Японии, мы впервые оказались вместе с ним на одной сцене, и это была просто фантастика! Когда мы были в Японии, представитель одной из звукозаписывающих компаний поинтересовался у нас, не хотели бы мы записать вместе альбом, мы посмотрели друг на друга, и в один голос сказали: "Да, конечно!" Именно так все и началось, и после того, как мой менеджер урегулировал все вопросы, связанные с деньгами и т.п., мы записали просто великолепный альбом!

S.: - Вы уже играли с Гленом в Японии, планируете ли вы выступать вместе и в дальнейшем?

JLT: - Да. Глен недавно ездил в Россию, верно?

S.: - Да, он выступал в Москве в конце ноября.

JLT: - Он рассказал мне, что это было просто потрясающе, просто фантастический концерт! Он сказал мне, что с огромным удовольствием снова приехал бы к вам, и я уверен, что мы с ним в рамках Hughes Turner Project обязательно приедем в Россию!

S.: - Это было бы здорово! Пару дней назад я разговаривал с промоутером, который организовал выступления Глена в России, и, на мой взгляд, есть неплохая возможность, что он захочет поработать также и с Hughes Turner Project.

JLT: - Глен рассказывал мне, что этот промоутер - отличный парень, и у Глена не было никаких проблем во время его пребывания в России, так что он с удовольствием поработал бы с этим промоутером еще раз. Я, к сожалению, не знаю его имени, но ты знаешь, о ком я говорю, так что передавай ему от меня привет, и то, что я с удовольствием бы с ним поработал!

S.: - За последние 5 лет ты записал несколько альбомов с японскими музыкантами - это явилось результатом того, что основная часть твоих поклонников живет в Японии и ты проводишь там много времени, или есть другие причины?

JLT: - Да, ты прав, Япония и по сей день остается хорошим рынком, там много людей, которые любят и ценят мою музыку, но одна из главных причин, по которой я сотрудничал с Акирой Каджиямой - это то, что его манера игры на гитаре сильно напоминает манеру игры Блэкмора! Акира - просто потрясающий гитарист, он вырос на музыке Ричи, он может "снять" Блэкмора, "снять" Мальмстина, и в то же время, у него есть свой собственный почерк. Когда я услышал как он играет, я понял, что это - не "передирание" классики, это никакой не Rainbow, не Deep Purple, это - что-то новое, и пусть фэны сами определят, что же это такое. На моем последнем сольном альбоме "Slam" (2000) я решил упростить все до предела - четыре музыканта и вокалист, и играть прямолинейный хард-рок. Акира - просто великолепный гитарист, и у него есть та магия, которая отличает игру Блэкмора.

S.: - Общаешься ли ты со своими бывшими коллегами, с которыми ты играл раньше? Я уже понял относительно твоих взаимоотношений с Deep Purple, есть ли музыканты, среди тех, с кем ты играл раньше, которых ты считаешь своими друзьями?

JLT: - Да, те, кто проходил через эти группы, например, Chuck Burgi, David Rosental, Bobby Rondinelli - они прекрасные ребята, они и сейчас занимаются музыкой, и мы до сих пор общаемся с ними. Я часто общаюсь с Грегом Смитом, да и вообще, я бы назвал это сообществом Rainbow, сообществом Deep Purple - ведь так много музыкантов прошло через эти группы. Я и по сей день считаю Блэкмора своим другом, мы с ним всегда передаем друг другу приветы через наших общих друзей, когда возникает оказия. Хотя сейчас стало очень трудно дозвониться до Блэкмора, его теща, Кэрол Стивенс, охраняет его словно зеницу ока, ведь ее дочь сейчас поет с Блэкмором, и она хочет, чтобы ее дочь продолжала свою карьеру. Прошлой весной мы хотели возродить Rainbow, и я, Чак Берги, Дэйв Розенталь и Грег Смит, все мы пытались дозвониться до Ричи, но мы все время нарывались на автоответчик, и я знаю, что он не слышал тех сообщений, которые мы ему оставляли. В конце концов, трубку сняла его теща, и в очень грубой и категоричной форме заявила нам: "Нет, он не будет этим заниматься!" У нас с Блэкмором очень много общих друзей, и все мы сходимся во мнении, что в последнее время он стал настоящим затворником. Я уверен, что это не его собственное решение, это происходит из-за того, что его жена и теща ограждают его от всех внешних контактов, они охраняют его, как самое настоящее сокровище! Глен Хьюз, например, разговаривал недавно с Кэрол Стивенс по телефону, он звонил, чтобы предложить Блэкмору сыграть на одной из песен альбома Hughes Turner Project. Кэрол Стивенс заявила в ответ: "Он не захочет этим заниматься!", Глен спросил: "А вы не могли бы об этом спросить у него самого?", она ответила: "Даже не зачем об этом его и спрашивать!" Глен: "Что вы имеете в виду? Вы теперь принимаете за него решения?", и, представляешь, она отвечает: "Да! Он уже не играет такую музыку, он играет музыку эпохи ренессанса! До свидания!"

S.: - Ужас какой-то!..

JLT: - Да (смеется)! Ладно, посмотрим, что будет дальше!

S.: - Правда ли то, что в конце '80-х вы с Литой Форд были очень близки?

JLT: - Да, правда, было дело!.. Она… она просто потрясающий человек!.. Она достойна большого уважения, у нее огромное сердце, многие тогда просто этого не понимали и не видели.

S.: - Некоторое время назад ты присоединился к проекту The Voice Of Classic Rock - компании, которую образовали несколько вокалистов, не мог бы ты рассказать немного об этом проекте?

JLT: - Я очень горжусь тем, что я принимаю участие в этом проекте, в нем принимают участие прекрасные вокалисты из множества замечательных групп, например, из Survivor, Loverboy, Toto и многих других, я сам затащил в этот проект Глена Хьюза и еще кое-кого. Это великолепная компания, ты выходишь на сцену, исполняешь несколько классических песен, вслед за тобой эстафету подхватывает кто-то еще, потом ты поешь на подпевках, и все это просто здорово! Это потрясающее чувство! Мы нисколько не соревнуемся друг с другом, потому что то время, когда мы стремились друг друга перещеголять, уже ушло. Мы стали старше, мудрее и опытней, а та музыка осталась, она живет, она и по сей день - просто великолепна!

S.: - Вы выступаете только в Штатах?

JLT: - Вовсе нет, помимо Штатов мы играли в Южной Америке, Мексике, Канаде. Было бы здорово приехать с этим проектом в Европу, Россию, Японию. Если честно, сейчас у нас кое-какие проблемы связанные с бизнесом - менеджемент и все такое, и как только мы решим эти проблемы, я уверен, мы сможем вывести этот проект на международный уровень. Я знаю наверняка, что если бы мы приехали с этим проектом в Москву, это было бы нечто, публика просто сошла бы с ума, это было бы просто потрясающе!

S.: - Каким моментом в своей карьере ты гордишься больше всего?

JLT: - Wow…Глубокий вопрос!.. Я даже и не знаю… Хотя… Да, точно - когда я присоединился к Rainbow и поехал в мое первое турне с группой, мы были очень популярны и выступали в Нью-Йорке в Мэдисон Сквер Гарден, в этом огромном зале! К тому, чтобы выступить там, многие идут всю свою жизнь! На тот концерт пришли все мои друзья, все, кого я знал в Нью-Йорке, абсолютно все. Я никогда не забуду того чувства, которое я испытывал в тот вечер, я чувствовал, словно я забрался на вершину горы, это была мечта, ставшая явью, это было просто невероятно! Ни до, ни после я никогда не испытывал ничего подобного, по эмоциональному накалу это был самый сильный момент в моей жизни! Вскоре после этого я столкнулся с деловой стороной шоу-бизнеса, и я стал понимать, что все это на самом деле мало напоминает мечту, это - очень тяжелая работа. И многие люди, которых ты любишь и уважаешь, на самом деле не стоят этого, они - assholes (смеется)! И тебя постигает большое разочарование. Кстати, ты смотрел фильм "Рок-Звезда"?

S.: - Пока нет, я только слышал о нем…

JLT: - Не беда, в конце концов, не так уж этот фильм и хорош, главное в том, что он пародирует всю эту ситуацию. В конце фильма главный герой осознает, что не так уж и здорово быть рок-звездой, что в жизни есть гораздо более важные вещи - любовь, друзья, семья, он словно спускается с небес на землю. Я пережил это на своей собственной шкуре, я тоже понял, почему я так люблю музыку - потому что мне нравится этим заниматься, я это очень люблю, музыка - это часть меня, это - мое. Для меня никогда не было важным стать рок-звездой, покорить Вселенную и застыть, словно каменное изваяние (смеется)!

S.: - В России очень много поклонников твоей музыки, и все они ждут с нетерпением того момента, когда они снова смогут увидеть тебя в России. Хотел ли бы ты передать что-то своим российским фэнам?

JLT: - Да, конечно, но прежде всего я хотел бы сказать вот что. На моем сайте в Интернет недавно появился линк на русском - две замечательные русские девушки Ирина и Катя переводят на русский все то, что содержится на английской версии моего сайта. Совсем скоро они начнут переводить на русский мои интервью и статьи обо мне из англоязычной прессы. Совсем недавно я давал интервью для русской газеты из Нью-Йорка - ведь ты прекрасно знаешь, что в Нью-Йорке очень много русских. На следующей неделе я буду давать интервью на русскоязычном радио в Нью-Йорке. Я не уверен, будет ли эта запись отправлена потом в Россию, но они собираются транслировать ее для всего русскоязычного населения Нью-Йорка. Как видишь - русские проявляют очень большую активность к тому, что имеет отношение к рок-н-роллу и моей скромной персоне. Я верю в то, что Hughes Turner Project обязательно приедет в Россию, и если мы с помощью вашего промоутера, о котором мы сегодня уже говорили, зарядим несколько концертов, это будет просто фантастика!!! Я очень хочу снова встретиться с российскими фэнами, я никогда не забуду те концерты в '89-ом! Перефразируя название известной песни Мальмстина - 'You DO Remember, And I'll Never Forget'! Я никогда не забуду те потрясающие моменты во время моего приезда в Россию, они многое изменили в моей жизни, они значат для меня многое - и я говорю это от чистого сердца! Это было невероятно, и я очень хочу, чтобы это повторилось снова! Когда я снова приеду в Москву, мы это обязательно отметим, ОК?!

S.: - Да, конечно! Спасибо за прекрасное интервью!..

JLT: - Спасибо тебе и вашему журналу за то, что вы делаете, за то, что вы несете музыку людям, thank you for keeping rock'n'roll ALIVE!

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ






Rambler's Top100
[an error occurred while processing this directive]
Powered by ALIVE

TOTAL METAL TALES

Spitfire

YOU DO REMEMBER, AND I'LL NEVER FORGET!

Джо Линн Тернер - один из самых харизматичных фронтмэнов, сотрудничавший с Ричи Блэкмором, Ингви Мальмстином и многими другими рок-величинами, по праву считается причастным к немногочисленной когорте классических рок-вокалистов. За годы, проведенные на сцене, у Джо накопилось немало увлекательнейших историй, которыми он решил поделиться с читателями ALIVE.

Spitfire: - Привет, Джо! Твои российские концерты в 1989-ом, когда ты выступал вместе с Ингви Мальмстиным, забыть просто невозможно! Был ли тот российский тур для тебя чем-то особенным?

Joe Lynn Turner: - Конечно, для меня эти концерты были исключительно особенным событием! В то время в вашей стране происходили огромные перемены - perestroyka, огромные изменения происходили в общественной и политической жизни, мир тогда словно стоял на перекрестке, и поехать в Россию именно тогда - это было нечто особенное. В России мы встречались с огромным количеством людей, мы нашли очень много новых друзей в России - это было просто потрясающе! Это навсегда изменило мою жизнь!

S.: - Правда?! Помнишь ли ты что-нибудь о тех выступлениях?

JLT: - Я помню абсолютно все! Я помню все, что касается концертов, я прекрасно помню все, что я чувствовал тогда, я помню все, что происходило тогда у меня в душе. Эта поездка очень сильно повлияла на меня, мой приезд в Россию был одним из самых потрясающих моментов в моей жизни.

S.: - А что тебя тебя особенно поразило?

JLT: - Люди. Русские - очень сердечные люди, у них - огромное сердце, под стать размерам вашей страны! Я это говорил тогда, я прекрасно помню это и сейчас. Русская публика очень эмоциональна, каждый вечер на наши концерты приходило по 19.000 - 20.000 человек, публика была просто потрясающая! И все, с кем я встречался и общался лично, оказывались просто великолепными людьми. Именно это меня больше всего впечатлило в России! Мы отыграли 20 концертов 11 - в Москве и 9 - в Ленинграде. Мы собирались записывать концертный альбом и видео в России, все было спланировано заранее - мы привезли камеры, аппаратуру и т.д. Это забавно, но каждый день случалось так, что что-нибудь обязательно выходило из строя - то одно, то другое. И мы уже стали подумывать - " а ладно, у нас ничего не получится…", но, если я не ошибаюсь, во время самого последнего нашего концерта в России, все заработало как надо, и мы записали концертник! Все это было запланировано, но нам уже начало казаться, что этого не произойдет, и вдруг… это была просто фантастика! И сейчас все это уже стало частью рок-истории.

S.: - Давай вернемся к самому началу твоей карьеры - как случилось так, что ты начал петь?

JLT: - Мои родители рассказывали мне, что я начал петь, когда мне было три года. Я был очень музыкальным ребенком - я пел, танцевал, учился играть на музыкальных инструментах. Наверное, была какая-то высшая сила, которая наделила меня восприимчивостью к музыке, талантом, или чем-то вроде этого. Сначала я стал гитаристом, и я до сих пор очень люблю играть на гитаре. А потом я начал петь, и когда я выходил на сцену с гитарой и стал петь партии лидер-вокалиста, я подумал: "Вот оно! Это то, что мне нужно!.." Мой настоящий прорыв произошел тогда, когда мы стали выступать с Ричи Блэкмором, но до этого я записал несколько альбомов с Fandango…

S.: - Это была единственная группа, где ты играл на гитаре…

JLT: - Да, абсолютно верно, у нас было два лидер-гитариста, и все мы были отличными музыкантами, но наши концертные выступления были намного лучше, чем наши студийные записи… Всегда, когда мы приходили в студию, у нас были то плохие продюсеры, то мы начинали двигаться не в том направлении, происходили мелкие стычки между участниками группы - каждый из нас считал, что он - самый главный…Fandango были хорошей группой, мы могли записывать великолепные песни, но… нам всегда чего-то не хватало, совсем чуть-чуть… После того, как я ушел из Fandango (тогда я жил в Нью-Йорке), я стал искать работу, и мне позвонил Ричи Блэкмор!..

S.: - Как это произошло?

JLT: - Это случилось очень неожиданно. Тогда я искал работу в качестве гитариста - я хотел устроиться в какую-нибудь группу, у которой был контракт с лэйблом, но у меня никак не получалось. Я приходил на прослушивания, старался изо всех сил, но меня не брали ни в одну группу - потому что я затмевал их вокалиста, ха-ха, самого главного человека в группе!.. Они смотрели, как я играю, как я пою, и оказывалось, что я пою чересчур хорошо, играю чересчур хорошо, и я всегда получал отказ, ха-ха! Поэтому меня никуда не брали, и единственным выходом для меня было найти группу, где я мог бы быть лидером на сцене. И как-то раз у меня дома раздался телефонный звонок, мне позвонил один человек и стал задавать разные вопросы. Я не был с ним знаком, и я спросил: "А кто ты?", он сказал: "Я друг Ричи Блэкмора, кстати, хочешь, с ним поговорить?" Я отвечаю: "Да, конечно!", этот человек передает трубку Блэкмору, и я у него спрашиваю: "Это правда Ричи Блэкмор?!", он отвечает: "Да, это я!", и говорит о том, что он - мой большой поклонник, у него есть альбомы Fandango, и он их часто слушает, а я ему отвечаю: "А я твой большой поклонник со времен Purple!" Он говорит: "Знаешь, мы сейчас репетируем в студии, и ищем вокалиста, так что приезжай!", а я говорю: "А разве у вас не Грэм Боннет поет?", а он говорит: "Давай приезжай", (смеется)! Он назвал адрес, я сел на метро и поехал. Студия находилась на Лонг-Айленде, и когда я переступил порог, я так нервничал, у меня просто коленки тряслись! Я вошел, и сразу же встал за микрофонную стойку, а они начали играть свои вещи - первой была 'I Surrender'. Спустя час Ричи взял пару пива, подошел ко мне и спросил: "Хочешь играть с нами в группе?", я говорю: "Да!", Ричи дает мне пиво и говорит: "Ну что ж - давай выпьем!.." Вот так все и случилось - я стал участником Rainbow! Невероятно, правда?!.

S.: - Да, точно! А тебя не "напрягало" исполнять со сцены песни Rainbow, которые были записаны с другими вокалистами?

JLT: - Ты знаешь, для меня это было просто удовольствием! До меня в Rainbow пели Ронни Дио и Грэм Боннет, а я ведь тогда был фэном Rainbow! Я никогда не думал: "Я - звезда, и я не буду петь их песни!", мне просто нравилось их исполнять, я просто ловил кайф от того, что происходит! К сожалению, ни Дио, ни Грэм Боннет, ни Ян Гиллан в Purple, никогда не стали бы петь мои песни. Я же всегда с огромным удовольствием пел их песни, я старался исполнить их в своей собственной манере, я не стремился никого из них копировать. Они - великолепные вокалисты, но нет никакого смысла их копировать и стремиться стать вторым Гилланом или Дио, я всегда стремился быть самим собой, и я старался дать вторую жизнь этим песням, исполняя их в своей манере. Кстати говоря, среди тех песен, которые сейчас скачивают в MP3 через Интернет, в жанре классического рока песня #1 - версия 'Smoke On The Water', которую мы записали вместе с Гленом Хьюзом, и это доказывает, что людям нравится слушать новые версии классических песен.

S.: - Когда ты только начал выступать с Rainbow на концертах, как тебя приняли фэны?

JLT: - Некоторые приняли меня очень хорошо, а некоторые - очень плохо - они кричали "Дио давай!", и, слыша все это, мне просто хотелось спрятаться. В прессе, особенно английской, которая всегда отличалась грубостью, писали что-то типа того: "Этого парня надо послать нахер! Хотя он и неплохой певец, но он не может петь в Rainbow, и вообще он 'голубой'", - в общем, про меня писали всевозможную чушь. И Ричи Блэкмор преподал мне урок - он сказал: "Посмотри на этих козлов. Не верь им, и не слушай их, верь только в себя, прислушайся только к тому, что говорит тебе твое собственное сердце. Я ведь тебя взял в группу, ты отличный вокалист, ты так же хорош, как и Пол Роджерс (из Bad Company - S.), у тебя отличный голос, ты прекрасно держишься на сцене. Не позволяй этим недоумкам вывести тебя из равновесия, ведь как только ты начнешь злиться - тут-то они тебя и подловят. Если дело дойдет до такого - просто разворачивайся и уходи, главное - верь в себя, и вот увидишь, однажды до них дойдет!" Это было отличным уроком, и я никогда его не забуду!

S.: - Ты записал с Rainbow три альбома, какой из них тебе нравится больше всех?

JLT: - Первый ("Difficult To Cure"(1981) - S.) для меня был чем-то особенным, к нему я испытываю особо теплые чувства, потому что это было моим самым первым альбомом с Rainbow. Но я должен сказать, что "Straight Between The Eyes" (1982) - просто великолепный альбом, а когда мы записали "Bent Out Of Shape" (1983), мы вышли на совершенно другой уровень в том, что касается написания песен, нам удалось уловить направление, в котором надо было двигаться, и я абсолютно уверен, что если бы мы записали еще один альбом, всего один, то мы бы стали коммерчески очень успешной heavy-группой. Чем-то вроде Foreigner или Journey, но более тяжелыми, и в то же время настолько же коммерчески успешными.

S.: - И вскоре все закончилось…Что это была за история с распадом Rainbow в '83-ем?

JLT: - Ну что ж, я расскажу тебе правду… На самом деле, это совсем не было распадом группы. Произошло вот что: в конце '83-его - начале '84-го, после окончания японского турне, мы возвращались в Штаты, и Брюс Пэйн, наш менеджер, сказал мне: "Тебе надо подписать контракт с Electra Records на выпуск сольного альбома. Ты можешь подписать контракт на выпуск своей сольной пластинки в Штатах, а тем временем Ричи и Роджер возродят вместе с ребятами Deep Purple, ты поедешь в сольное турне, они съездят в свое турне, а потом вы вместе снова возродите Rainbow!" Я сказал: "Отлично!" Я был очень доволен, ведь, во-первых, я мог пару лет заниматься своей сольной карьерой, во-вторых, я был очень рад посодействовать возрождению моей любимой группы - Deep Purple, и, в-третьих, мы в любом случае собирались через некоторое время возродить Rainbow! Все именно так и случилось, за исключением того, что в условленное время мы не собрались вместе. Это случилось потому, что наш менеджер сказал Ричи: "Джо больше не хочет выступать с Rainbow, он передумал возрождать группу, возомнил себя звездой и окончательно возгордился!", а вслед за этим он сказал мне: "Смотри, Ричи не хочет возрождать Rainbow!" Брюс Пэйн нас просто дурачил, и мы узнали об этом лишь пару лет назад! А тогда мы даже об этом и не подозревали, ведь, знаешь, мы между собой даже ни разу все это не обсуждали начистоту, внутри группы всегда присутствовала какая-то таинственная загадка. Три года назад с помощью одного из наших общих друзей мы выяснили, что Брюс Пэйн просто стравливал нас тогда между собой, и он одурачил нас обоих - мне он говорил одно, а Ричи - совершенно другое. И я, и Ричи были очень расстроены тогда, слыша все эти вещи от нашего менеджера, но ни то, что Брюс Пэйн говорил мне, ни то, что он говорил Ричи - ничто из этого не было правдой…

S.: - Да, вот она - изнанка шоу-бизнеса…

JLT: - Это точно, это ужасный бизнес, тебя при любой возможности пытаются обмануть… К сожалению, случилось то, что случилось, и именно так мы и разошлись. Но я до сих пор уверен, что тогда осталось что-то, что мы не закончили тогда, и нам обязательно надо это закончить… Все это немного напоминает любовный роман - когда люди расстаются, но тем не менее, в глубине души они хотят снова быть вместе…

S.: - Мне кажется, что всегда есть шанс…

JLT: - Я тоже на это надеюсь, и я абсолютно уверен, что эта глава осталась незавершенной!..

S.: - После распада Rainbow ты записывал вокальные партии на альбомах таких артистов, как Cher, Bonnie Tyler, Billy Joel, Don Johnson…кстати, это случайно не Дон Джонсон из сериала "Полицейские из Майами"?!..

JLT: - Да! (смеется) Я знаю, что в это невозможно поверить, но это так! (смеется)

S.: - Да, забавно!..

JLT: - Это точно, ха-ха!

S.: - Ты также записал множество рекламных джинглов, и работал со многими другими поп-исполнителями. Это не совсем обычно для рок-певца, почему ты решил поработать в этом направлении?

JLT: - Было много причин, во-первых, мне было просто интересно, ведь быть профессиональным музыкантом - значит уметь работать в разных стилях, необходимо заставлять себя оказываться в ситуации, которая для тебя непривычна. В этом случае ты, конечно же, чувствуешь себя некомфортно, но ты растешь и развиваешься как музыкант, ведь если ты всегда находишься в привычной для тебя среде, то ты не развиваешься. Это словно пара новых ботинок - необходимо походить в них какое-то время, прежде чем ты к ним привыкнешь. Мне нравится работать в непривычной для себя среде, непривычных условиях, я этим сам себе как бы бросаю вызов. Во вторых, за это мне платили очень неплохие деньги. И, наконец, третья причина - мне нравилось это делать, ведь я - певец, для меня это - работа, я люблю ее, этим я зарабатываю себе на жизнь, и у меня не было такого, чтобы мне приходилось делать над собой усилие. Знаешь, ведь я не рок-звезда, может быть, кто-то другой хочет быть рок-звездой, но только не я. Я хочу быть прежде всего певцом и музыкантом, который развивается и не стоит на месте. Я был рок-звездой на час, и ничего хорошего из этого не вышло. Сначала тебе кажется, что это очень здорово и клево, а потом ты начинаешь терять ощущение реальности, и, в конце концов, ты понимаешь, что в жизни есть вещи намного интересней, чем этот ореол рок-звезды.

S.: - А с кем из поп-артистов работать было интересней всего?

JLT: - Знаешь, самое замечательное в работе с такими супер-звездами, как Билли Джоэл, Бонни Тайлер, Шер, это то, что ты можешь очень многому у них научиться - как в личностном, так и в профессиональном плане. Опыт работы с такими людьми - просто неоценим, в процессе работы с ними всегда "всплывали" такие вещи, о существовании которых я раньше и не подозревал! Кстати, сейчас Себастьян Бах из Skid Row играет на Бродвее, и, на мой взгляд, это просто потрясающе - попробовать свои силы в чем-то абсолютно новом для себя! И когда это происходит - ты развиваешься и растешь над собой.

S.: - А ты видел его выступления в мюзикле "Доктор Джекилл и Мистер Хайд"?

JLT: - К сожалению, нет, но мне многие рассказывали, что это - просто фантастика!..

S.: - Правда?.. В это сложно поверить…

JLT: - Да, я знаю, мне тоже это кажется в некоторой степени нелепым, ведь Бродвей - это нечто особенное, порой он может быть глупым и наивным, но мои друзья в ответ на это говорили мне: "Нам кажется, что тебе бы это понравилось, Себастьян внес оттенок рок-н-ролла в этот мюзикл, он хорошо поет", и мне кажется, это делает ему честь, он играет в спектакле, исполняет сложные партии - он пробует себя в новой для себя области, приобретает опыт, и тем самым становится сильнее. А некоторые певцы и рок-звезды - просто канули в лету, они словно застыли в одиночестве в том замке, который сами для себя построили, и никому до них нет дела, они выдохлись, и в творческом плане они уже ничего из себя не представляют. На мой взгляд, нельзя сидеть на месте и жить прошлым, это просто невозможно! Я и по сей день очень часто езжу в Нью-Йоркские студии, записываюсь для кино, рекламы и т.д., я принимал участие в двух постановках, пару лет назад одну из них - "Nostradamus" - мы с Николо Котцевым хотели поставить на сцене - это просто великолепная вещь! А сейчас мы вместе с некоторыми музыкантами из Нью-Йорка работаем над проектом о Галилее, и мы также надеемся когда-нибудь поставить это на бродвейской сцене, для меня это - словно Эндрю Ллойд Вебер! Все это очень интересно - музыка, актерская игра, антураж, это просто фантастика! Никогда не стоит себя загонять в какие-либо рамки и тем самым ограничивать себя, вот если бы тебе кто-нибудь сказал: "ты - рок-журналист, так и пиши только о роке!", я уверен, что тебе это не понравилось бы (смеется), наверняка есть что-то еще, о чем тебе также хотелось бы написать, и если тебе нравится писать - пиши (смеется)!.. То же самое - и в отношении написания песен, если тебе нравится этим заниматься - так садись и пиши, и какая разница, о чем эта песня, ты пишешь ради того, чтобы выразить свои чувства!

S.: - Давай вернемся немного назад, в конец '80-х. В те времена, когда ты пел в Rainbow, группа выпускала альбомы на Polygram. Правда ли то, что этот лэйбл настоял на том, чтобы ты присоединился к группе Ингви Мальмстина в 1988-ом?

JLT: - Можно и так сказать… В то время Polygram возглавлял Джон Льюис, он - просто фантастический человек!.. Кстати, после того, как он покинул Polygram, он стал менеджером Ингви. Ну а сейчас они оба, естественно, ненавидят друг друга (смеется) - взаимные подставы, украденные деньги и все такое, ха-ха!.. Ну так вот, тогда Джон Льюис подошел ко мне и сказал: "Это просто невероятная возможность, у нас есть этот гитарный гений, он просто великолепен!.." Я слышал до этого об Ингви - Ричи (Блэкмор - S.) показывал мне его фотографию в каком-то журнале и говорил при этом: "Посмотри на этого парня - он изо всех сил "косит" под меня!" Я тогда спросил у Ричи: "А как его зовут?" Ричи ответил: "Я даже имя его не могу произнести - Windy или что-то в этом роде!", (смеется). На той фотографии Ингви был с белым "Стратокастером", в белых ботинках, и я говорю Ричи: "Да, действительно похоже на то, что этот парень "косит" под тебя!" Так я и услышал впервые об Ингви Мальмстине, позднее я у кого-то взял послушать "Marching Out" (1985), и этот альбом меня по-настоящему меня впечатлил, Ингви - прекрасный гитарист, но я бы не сказал, что он звучит как Блэкмор!..

S.: - Кстати, ты - единственный певец, который работал и с Ричи Блэкмором, и с Ингви Мальмстиным, и умудрился после этого остаться в живых!..

JLT: - Абсолютно верно, спасибо за комплимент, (смеется)!..

S.: - Что общего в работе с этими гитаристами, и в чем их отличие?

JLT: - Хм… Знаешь, это похоже на то, когда тебе необходимо найти общий язык с диким зверем, когда ты заходишь прямо в клетку со львом - ты стараешься использовать психологию. На мой взгляд, главная причина того, что с этими людьми было очень непросто работать, заключалась в том, что в глубине своей души они очень похожи друг на друга. Ингви и Ричи очень похожи - они оба - перфекционисты, замкнуты, очень педантичны. Я воспринимал работу с ними как вызов, как возможность показать себя, и предъявить им нечто, на что они вынуждены были реагировать в ответ. Они относились ко мне с большим уважением, и именно в этом и заключалась изюминка наших взаимоотношений - когда такие люди относятся к тебе с уважением, они прислушиваются к твоему мнению, и говорят: "ОК, ты по-своему прав!", в этом они были очень похожи. Я абсолютно уверен в том, что и по сей день они относятся ко мне с огромным уважением. Я думаю, что вряд ли это справедливо в отношении тех вокалистов, которые пришли мне на замену. Кстати, перед записью альбома "Stranger In Us All", когда Ричи только-только взял в группу Дуги Уайта, они раздавали интервью. Мне попался журнал с одним из этих интервью, в нем журналист спросил Дуги, кого он считает лучшим вокалистом Rainbow, и, Дуги отвечает: "Конечно же, это Ронни Дио! Ронни Дио - это настоящий мужик!", и все такое. Журналист спрашивает: "А кто из вокалистов Rainbow тебе нравится меньше всего?", Дуги: "Джо Линн Тернер!". Вот дерьмо, а?! В это просто невозможно поверить, ведь Дуги Уайт старался звучать как Джо Линн Тернер!.. Следующий вопрос был уже задан Ричи: "А кто твой любимый вокалист в Rainbow?", Ричи ответил: "И по сей день - Джо Линн Тернер", ха-ха, представляешь?! Дуги словно получил ногой в зубы, как маленький щенок!.. Ричи сказал: "Джо Линн Тернер может спеть балладу, рок-номер, среднетемповую песню, он может спеть все, что угодно!", а Дуги сидел рядом и наверняка думал про себя: "О, Боже мой!.. Как же я так облажался!.." Вскоре после того, как я прочитал это интервью, кто-то из моих друзей сказал мне, что Дуги приезжает в Нью-Йорк, и пригласил меня попить с ними пивка, я сказал: "Конечно!", и когда мы встретились с Дуги, он спросил: "Ты, наверное, собираешься меня побить?..", я сказал: "Да нет, иди сюда, я собираюсь помочь тебе!", он подошел, а я ему и говорю: "Смотри, мальчик, ты еще молод, и просто не знаешь правил в этой игре! Ладно, давай выпьем, я возьму пивка!", услышав это, он был просто в шоке, он просто не мог поверить, что я на него не в обиде. И потом он понял, почему, и мы стали хорошими друзьями (смеется)!..

S.: - Здорово!

JLT: - А сейчас он поет в группе у Мальмстина - сейчас они записывают альбом!..

S.: - Мне казалось, что у Мальмстина сейчас поет Jorn Lande…

JLT: - Jorn Lande ушел из группы. Я репетировал в Нью-Йорке перед записью своего последнего сольника, и встретил Джона Макалузо - барабанщика Мальмстина. Джон репетировал в той же студии, и он рассказал мне, что Мальмстин не платит участникам группы, и т.д. После этого разговора я поговорил с Дуги и посоветовал ему брать деньги вперед (смеется)!.. Я сказал ему: "Петь у Мальмстина - очень хорошая работа, ты хороший вокалист, и тебе действительно нужна эта работа, но с Мальмстиным бывает очень, очень сложно, он может поступить с тобой очень подло…Так что бери деньги, беги в банк, клади их себе на счет - и только после этого приступай к работе! То, что произошло раньше с другими участниками группы, может произойти и с тобой". Мальмстин хочет, чтобы Дуги писал тексты, но он собирается заплатить Дуги, чтобы тот говорил, будто это Ингви написал тексты! И я знаю, отчего все это происходит - от желания Ингви контролировать все, абсолютно все! И если ты хочешь знать мое мнение, то я могу сказать, что с людьми, которые хотят все держать под своим контролем - очень, очень небезопасно…На мой взгляд, контроль абсолютно не нужен, все должно идти своим чередом, но когда возникает тотальный контроль - это признак того, что дела - швах…

S.: - Что ты почувствовал в декабре 1989-го, когда ты встал за микрофонную стойку в Deep Purple, в группе, кавера которой ты играл в юности?

JLT: - Это была мечта, ставшая явью!.. Я чувствовал себя так, будто моя жизнь достигла своего пика, в это просто невозможно было поверить! То, что я присоединился к группе, было абсолютной случайностью. Они очень долго искали вокалиста, они прослушали множество кандидатов, и в самый последний момент у меня дома раздался телефонный звонок - меня пригласили в репетиционную студию в Вермонте. Шел снег, дорогу замело, я ехал на машине около 5 часов. Стоило мне переступить порог студии, как Ричи сказал: "Привет!", и начал играть 'Hey Joe' Джимми Хендрикса. Я взял микрофон и начал петь. Озираясь по сторонам, я поприветствовал Джона (Лорда - S.) и Яна (Пэйса - S.) - до этого момента мы с ними никогда не встречались и не были знакомы. После первой песни Ян сказал: "Неплохо, давайте, попробуем что-нибудь еще!..", и тогда Ричи сказал мне: "Ты можешь сделать так, чтобы снова вернулись твоя магия и волшебство?.." Под этим он понимал то, что у меня всегда были полно идей к текстам песен, я постоянно писал стихи, маленькие поэмы и т.п. Они стали играть какой-то фрагмент, и я стал думать, какие тексты могут подойти к этой музыке. У меня были кое-какие идеи относительно текстов, и эта вещь потом вошла на альбом "Slaves And Masters" (1990) - это была 'The Cut Runs Deep'. Все, что тогда произошло - было очень странно, ведь я приехал в самую последнюю минуту, они решили: "OK, давайте попробуем с Джо!" лишь в самый последний момент. Они уже репетировали с Терри Броком, я его прекрасно знаю, он - отличный парень, он - мой друг и великолепный певец, и именно он должен был стать тогда вокалистом Deep Purple!..

S.: - Я слышал его сольный альбом, который он выпустил совсем недавно, альбом просто великолепен!

JLT: - Это тот, который вышел на Frontiers?

S.: - Ну да!..

JLT: - Да, альбом классный, кстати, на нем есть песня, которую написал я - 'Forever Now'. Терри приглашал меня записать партии бэк-вокала, но в тот момент меня не было в городе, я перезвонил ему из Калифорнии и сказал, что у меня никак не получается приехать, я сижу в Калифорнии, может быть, в следующий раз и все такое. Терри говорит: "Ну что ж, ладно, а можно мы запишем твою песню?", я говорю: "Да конечно! Это классная песня, очень коммерческая!"

S.: - По-моему, это одна из лучших вещей на альбоме…

JLT: - Спасибо!.. Так что вот такая история с Deep Purple, все это похоже на сказку, ведь все произошло в последний момент.

S.: - Правда ли, что перед тем, как тебя уволили из Deep Purple, вы записали несколько песен для альбома, который планировался к выходу после "Slaves And Masters"?

JLT: - Абсолютная правда! Но сначала я хотел бы прояснить ситуацию с моим уходом из Deep Purple в 1992-ом - одни говорят, что меня выгнали, другие - что я сам ушел... С Ричи у меня не было никаких проблем, но Роджер (Гловер - S.), Ян и Джон хотели, чтобы Гиллан вернулся, и этим они создали огромную проблему для меня. С одной стороны - они хотели выгнать меня, а с другой стороны - я сам хотел уйти. Желание расстаться было взаимным, и когда в один прекрасный день мне объявили, что группа отпускает меня на все четыре стороны, я сказал: "Наконец-то, спасибо и до свиданья!". К тому моменту все зашло слишком далеко - все эти разговоры за моей спиной, шушуканье, подковерная борьба и прочее дерьмо, происходившее в группе. Я поговорил об этом с Ричи, и он сказал: "Что я могу сделать? Я один, а их трое…". Они сказали ему: "Мы хотим, чтобы Ян Гиллан вернулся в группу!", Ричи сказал: "Ни за что! Я не хочу, чтобы он возвращался!", после этого они шесть месяцев искали нового вокалиста, но так и не нашли. Тогда Роджер, Ян и Джон призвали на помощь менеджемент и сказали Ричи: "Если ты позволишь вернуть Гиллана в группу, мы дадим тебе $2.000.000 и контракт на запись сольного альбома". Ричи сказал: "Да, конечно! Я согласен, давайте поговорим о деньгах!.." Так все и произошло. Ну а потом, как известно, они выпустили "The Battle Rages On" (1993) - мягко говоря, не самый лучший альбом Purple. Ну а что касается второй части твоего вопроса - да, при подготовке к записи следующего после "Slaves And Masters" альбома мы записали несколько великолепных песен.

S.: - Как ты считаешь, есть ли шанс, что они когда-нибудь их выпустят?

JLT: - Я считаю, что эти записи должны быть выпущены прежде всего для фэнов группы, ведь фэны заслуживают того, чтобы услышать эти песни. Но если принять во внимание ту политическую ситуацию, которая сейчас сложилась в группе - когда в Deep Purple играет Стив Морс - эти записи никогда не выйдут в свет, они их никогда не выпустят. У них сейчас новый виток карьеры - они играют со Стивом Морсом. На мой взгляд, они уже не звучат как Deep Purple, их саунд - нечто среднее между Ian Gillan Band и Dixie Dregs, они потеряли тот шарм, который был у Deep Purple, и у них теперь очень редко получается написать песню, которая звучала бы по-пепловски. И ты прекрасно знаешь, кто был тем человеком, на котором держалась вся магия группы - это был Ричи.

S.: - Тем не менее, на их концерты до сих пор приходит много людей, и Purple играют много старых вещей…

JLT: - А что им еще остается делать?! Если бы они не играли старые вещи, никому бы до них не было дела! И я хотел бы добавить ко всему этому кое-что еще…После того, как я ушел (или меня выставили - называйте как хотите) из группы, и они записали достаточно посредственный альбом "The Battle Rages On", вскоре после этого Ричи взял те деньги, которые они ему предлагали, и ушел из группы. Сейчас он записывает средневековую музыку, он уже заработал вполне достаточно денег, чтобы просто сидеть дома, ему не нужно работать. Вот что произошло, именно так все и было! А потом эти ребята из Purple стали поливать его грязью и смешивать с дерьмом. Да как после этого они могут исполнять со сцены его вещи?! Ведь это он написал все эти песни, и именно для того, чтобы услышать эти вещи, люди и приходят на их концерты! Все это напоминает то, как охотники пинают кости уже поверженного зверя, над которым уже начинают кружить стервятники. Эти ребята из Deep Purple именно этим сейчас и занимаются - они пинают кости Блэкмора, и всячески поносят его имя, но в то же время они продолжают делать на его имени деньги. Они говорят: "О, эти его закидоны!.." А ведь это он сделал так, что все они получают отчисления от переиздания песен, это - очень большие деньги, а кое-кто из них зачастую даже и не появлялся в репетиционной студии! Ричи рассказывал мне, что когда они работали над 'Strange Kind Of Woman', Джон Лорд целых три дня не показывался в студии, и появился только тогда, когда все уже было готово. Даже несмотря на это, Ричи включал всех членов группы в число авторов песен, и все они получали авторские отчисления, а это очень немаленькие суммы. Ричи как-то сказал мне: "Я давал этим ребятам деньги в течение многих лет, и это должно, наконец, прекратиться". Он сказал им: "Если вы будете работать, если вы будете сочинять песни - тогда вы и будете получать деньги". И это стало одной из причин, почему я вдруг стал представлять для них опасность - как только я стал предлагать свои идеи, сочинять что-то, они тотчас стали говорить: "О, это - Deep Rainbow!", а когда я обращался к Джону с просьбой помочь в написании песни, он то пил свое вино, то читал свою книжку, то слушал классическую музыку. И я подумал: "Да пошло это все на хер! Ричи прав, и я тоже не собираюсь им больше отдавать ни части авторства, пока они будут сидеть и попивать вино!" Либо ты работаешь, либо - не работаешь, разве я не прав?.. И Ричи, и меня это достало. В той ситуации всем остальным надо было выбрать козла отпущения, и я для них оказался самым подходящим кандидатом на эту роль, меня принесли в жертву, хотя это было и несправедливо. Они стали говорить, что я уже не могу больше петь так, как раньше, и это была полная херня! Именно это меня больше всего взбесило, уж лучше б они говорили, что я им не нравлюсь как человек, в конце концов, это их проблемы, но только не надо говорить, что я разучился петь! Лучше говорите правду! Именно так все и было, и я думаю, что теперь эти ребята будут выглядеть совершенно по-иному в глазах публики, ведь на самом деле как люди - они не очень-то приятны, они просто плюют тебе в спину, когда ты этого не видишь. Да ладно, хер со мной, но на самом-то деле от этого страдают фэны, страдает сама музыка! Ведь фэны хотят услышать те песни, которые мы тогда записали, там были такие клевые, такие классные номера, тогда они вполне могли вывести Deep Purple на абсолютно новый уровень! Писать те песни нам помогал Jim Peterik из Survivor, а он - просто великолепный автор! Я, Ричи и Джим сидели и работали над песнями, и у нас получались просто потрясающие номера! И это вызывало огромную ревность и раздражение у троих других участников Deep Purple.

S.: - Было очевидно, что когда-нибудь вы с Гленом Хьюзом обязательно пересечетесь в студии, ваш совместный проект был просто неизбежен. Можешь ли ты рассказать немного о Hughes-Turner Project?

JLT: - Я очень доволен тем, что мы наконец-то это сделали! Мы с Гленом дружим на протяжении 20 лет, но до недавнего момента у нас не было настоящей возможности поработать вместе. 10 лет назад мы написали вместе несколько песен в Калифорнии, но мы их не записывали, мы лишь сделали дешевое демо. Мы всегда хотели сделать этот проект, и когда год назад я пригласил Глена присоединиться ко мне во время гастролей по Японии, мы впервые оказались вместе с ним на одной сцене, и это была просто фантастика! Когда мы были в Японии, представитель одной из звукозаписывающих компаний поинтересовался у нас, не хотели бы мы записать вместе альбом, мы посмотрели друг на друга, и в один голос сказали: "Да, конечно!" Именно так все и началось, и после того, как мой менеджер урегулировал все вопросы, связанные с деньгами и т.п., мы записали просто великолепный альбом!

S.: - Вы уже играли с Гленом в Японии, планируете ли вы выступать вместе и в дальнейшем?

JLT: - Да. Глен недавно ездил в Россию, верно?

S.: - Да, он выступал в Москве в конце ноября.

JLT: - Он рассказал мне, что это было просто потрясающе, просто фантастический концерт! Он сказал мне, что с огромным удовольствием снова приехал бы к вам, и я уверен, что мы с ним в рамках Hughes Turner Project обязательно приедем в Россию!

S.: - Это было бы здорово! Пару дней назад я разговаривал с промоутером, который организовал выступления Глена в России, и, на мой взгляд, есть неплохая возможность, что он захочет поработать также и с Hughes Turner Project.

JLT: - Глен рассказывал мне, что этот промоутер - отличный парень, и у Глена не было никаких проблем во время его пребывания в России, так что он с удовольствием поработал бы с этим промоутером еще раз. Я, к сожалению, не знаю его имени, но ты знаешь, о ком я говорю, так что передавай ему от меня привет, и то, что я с удовольствием бы с ним поработал!

S.: - За последние 5 лет ты записал несколько альбомов с японскими музыкантами - это явилось результатом того, что основная часть твоих поклонников живет в Японии и ты проводишь там много времени, или есть другие причины?

JLT: - Да, ты прав, Япония и по сей день остается хорошим рынком, там много людей, которые любят и ценят мою музыку, но одна из главных причин, по которой я сотрудничал с Акирой Каджиямой - это то, что его манера игры на гитаре сильно напоминает манеру игры Блэкмора! Акира - просто потрясающий гитарист, он вырос на музыке Ричи, он может "снять" Блэкмора, "снять" Мальмстина, и в то же время, у него есть свой собственный почерк. Когда я услышал как он играет, я понял, что это - не "передирание" классики, это никакой не Rainbow, не Deep Purple, это - что-то новое, и пусть фэны сами определят, что же это такое. На моем последнем сольном альбоме "Slam" (2000) я решил упростить все до предела - четыре музыканта и вокалист, и играть прямолинейный хард-рок. Акира - просто великолепный гитарист, и у него есть та магия, которая отличает игру Блэкмора.

S.: - Общаешься ли ты со своими бывшими коллегами, с которыми ты играл раньше? Я уже понял относительно твоих взаимоотношений с Deep Purple, есть ли музыканты, среди тех, с кем ты играл раньше, которых ты считаешь своими друзьями?

JLT: - Да, те, кто проходил через эти группы, например, Chuck Burgi, David Rosental, Bobby Rondinelli - они прекрасные ребята, они и сейчас занимаются музыкой, и мы до сих пор общаемся с ними. Я часто общаюсь с Грегом Смитом, да и вообще, я бы назвал это сообществом Rainbow, сообществом Deep Purple - ведь так много музыкантов прошло через эти группы. Я и по сей день считаю Блэкмора своим другом, мы с ним всегда передаем друг другу приветы через наших общих друзей, когда возникает оказия. Хотя сейчас стало очень трудно дозвониться до Блэкмора, его теща, Кэрол Стивенс, охраняет его словно зеницу ока, ведь ее дочь сейчас поет с Блэкмором, и она хочет, чтобы ее дочь продолжала свою карьеру. Прошлой весной мы хотели возродить Rainbow, и я, Чак Берги, Дэйв Розенталь и Грег Смит, все мы пытались дозвониться до Ричи, но мы все время нарывались на автоответчик, и я знаю, что он не слышал тех сообщений, которые мы ему оставляли. В конце концов, трубку сняла его теща, и в очень грубой и категоричной форме заявила нам: "Нет, он не будет этим заниматься!" У нас с Блэкмором очень много общих друзей, и все мы сходимся во мнении, что в последнее время он стал настоящим затворником. Я уверен, что это не его собственное решение, это происходит из-за того, что его жена и теща ограждают его от всех внешних контактов, они охраняют его, как самое настоящее сокровище! Глен Хьюз, например, разговаривал недавно с Кэрол Стивенс по телефону, он звонил, чтобы предложить Блэкмору сыграть на одной из песен альбома Hughes Turner Project. Кэрол Стивенс заявила в ответ: "Он не захочет этим заниматься!", Глен спросил: "А вы не могли бы об этом спросить у него самого?", она ответила: "Даже не зачем об этом его и спрашивать!" Глен: "Что вы имеете в виду? Вы теперь принимаете за него решения?", и, представляешь, она отвечает: "Да! Он уже не играет такую музыку, он играет музыку эпохи ренессанса! До свидания!"

S.: - Ужас какой-то!..

JLT: - Да (смеется)! Ладно, посмотрим, что будет дальше!

S.: - Правда ли то, что в конце '80-х вы с Литой Форд были очень близки?

JLT: - Да, правда, было дело!.. Она… она просто потрясающий человек!.. Она достойна большого уважения, у нее огромное сердце, многие тогда просто этого не понимали и не видели.

S.: - Некоторое время назад ты присоединился к проекту The Voice Of Classic Rock - компании, которую образовали несколько вокалистов, не мог бы ты рассказать немного об этом проекте?

JLT: - Я очень горжусь тем, что я принимаю участие в этом проекте, в нем принимают участие прекрасные вокалисты из множества замечательных групп, например, из Survivor, Loverboy, Toto и многих других, я сам затащил в этот проект Глена Хьюза и еще кое-кого. Это великолепная компания, ты выходишь на сцену, исполняешь несколько классических песен, вслед за тобой эстафету подхватывает кто-то еще, потом ты поешь на подпевках, и все это просто здорово! Это потрясающее чувство! Мы нисколько не соревнуемся друг с другом, потому что то время, когда мы стремились друг друга перещеголять, уже ушло. Мы стали старше, мудрее и опытней, а та музыка осталась, она живет, она и по сей день - просто великолепна!

S.: - Вы выступаете только в Штатах?

JLT: - Вовсе нет, помимо Штатов мы играли в Южной Америке, Мексике, Канаде. Было бы здорово приехать с этим проектом в Европу, Россию, Японию. Если честно, сейчас у нас кое-какие проблемы связанные с бизнесом - менеджемент и все такое, и как только мы решим эти проблемы, я уверен, мы сможем вывести этот проект на международный уровень. Я знаю наверняка, что если бы мы приехали с этим проектом в Москву, это было бы нечто, публика просто сошла бы с ума, это было бы просто потрясающе!

S.: - Каким моментом в своей карьере ты гордишься больше всего?

JLT: - Wow…Глубокий вопрос!.. Я даже и не знаю… Хотя… Да, точно - когда я присоединился к Rainbow и поехал в мое первое турне с группой, мы были очень популярны и выступали в Нью-Йорке в Мэдисон Сквер Гарден, в этом огромном зале! К тому, чтобы выступить там, многие идут всю свою жизнь! На тот концерт пришли все мои друзья, все, кого я знал в Нью-Йорке, абсолютно все. Я никогда не забуду того чувства, которое я испытывал в тот вечер, я чувствовал, словно я забрался на вершину горы, это была мечта, ставшая явью, это было просто невероятно! Ни до, ни после я никогда не испытывал ничего подобного, по эмоциональному накалу это был самый сильный момент в моей жизни! Вскоре после этого я столкнулся с деловой стороной шоу-бизнеса, и я стал понимать, что все это на самом деле мало напоминает мечту, это - очень тяжелая работа. И многие люди, которых ты любишь и уважаешь, на самом деле не стоят этого, они - assholes (смеется)! И тебя постигает большое разочарование. Кстати, ты смотрел фильм "Рок-Звезда"?

S.: - Пока нет, я только слышал о нем…

JLT: - Не беда, в конце концов, не так уж этот фильм и хорош, главное в том, что он пародирует всю эту ситуацию. В конце фильма главный герой осознает, что не так уж и здорово быть рок-звездой, что в жизни есть гораздо более важные вещи - любовь, друзья, семья, он словно спускается с небес на землю. Я пережил это на своей собственной шкуре, я тоже понял, почему я так люблю музыку - потому что мне нравится этим заниматься, я это очень люблю, музыка - это часть меня, это - мое. Для меня никогда не было важным стать рок-звездой, покорить Вселенную и застыть, словно каменное изваяние (смеется)!

S.: - В России очень много поклонников твоей музыки, и все они ждут с нетерпением того момента, когда они снова смогут увидеть тебя в России. Хотел ли бы ты передать что-то своим российским фэнам?

JLT: - Да, конечно, но прежде всего я хотел бы сказать вот что. На моем сайте в Интернет недавно появился линк на русском - две замечательные русские девушки Ирина и Катя переводят на русский все то, что содержится на английской версии моего сайта. Совсем скоро они начнут переводить на русский мои интервью и статьи обо мне из англоязычной прессы. Совсем недавно я давал интервью для русской газеты из Нью-Йорка - ведь ты прекрасно знаешь, что в Нью-Йорке очень много русских. На следующей неделе я буду давать интервью на русскоязычном радио в Нью-Йорке. Я не уверен, будет ли эта запись отправлена потом в Россию, но они собираются транслировать ее для всего русскоязычного населения Нью-Йорка. Как видишь - русские проявляют очень большую активность к тому, что имеет отношение к рок-н-роллу и моей скромной персоне. Я верю в то, что Hughes Turner Project обязательно приедет в Россию, и если мы с помощью вашего промоутера, о котором мы сегодня уже говорили, зарядим несколько концертов, это будет просто фантастика!!! Я очень хочу снова встретиться с российскими фэнами, я никогда не забуду те концерты в '89-ом! Перефразируя название известной песни Мальмстина - 'You DO Remember, And I'll Never Forget'! Я никогда не забуду те потрясающие моменты во время моего приезда в Россию, они многое изменили в моей жизни, они значат для меня многое - и я говорю это от чистого сердца! Это было невероятно, и я очень хочу, чтобы это повторилось снова! Когда я снова приеду в Москву, мы это обязательно отметим, ОК?!

S.: - Да, конечно! Спасибо за прекрасное интервью!..

JLT: - Спасибо тебе и вашему журналу за то, что вы делаете, за то, что вы несете музыку людям, thank you for keeping rock'n'roll ALIVE!

<<  >>


Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Joe Lynn Turner: You Do Remember, And I'll Never Forget!

TOTAL METAL TALES

Spitfire

YOU DO REMEMBER, AND I'LL NEVER FORGET!

Джо Линн Тернер - один из самых харизматичных фронтмэнов, сотрудничавший с Ричи Блэкмором, Ингви Мальмстином и многими другими рок-величинами, по праву считается причастным к немногочисленной когорте классических рок-вокалистов. За годы, проведенные на сцене, у Джо накопилось немало увлекательнейших историй, которыми он решил поделиться с читателями ALIVE.

Spitfire: - Привет, Джо! Твои российские концерты в 1989-ом, когда ты выступал вместе с Ингви Мальмстиным, забыть просто невозможно! Был ли тот российский тур для тебя чем-то особенным?

Joe Lynn Turner: - Конечно, для меня эти концерты были исключительно особенным событием! В то время в вашей стране происходили огромные перемены - perestroyka, огромные изменения происходили в общественной и политической жизни, мир тогда словно стоял на перекрестке, и поехать в Россию именно тогда - это было нечто особенное. В России мы встречались с огромным количеством людей, мы нашли очень много новых друзей в России - это было просто потрясающе! Это навсегда изменило мою жизнь!

S.: - Правда?! Помнишь ли ты что-нибудь о тех выступлениях?

JLT: - Я помню абсолютно все! Я помню все, что касается концертов, я прекрасно помню все, что я чувствовал тогда, я помню все, что происходило тогда у меня в душе. Эта поездка очень сильно повлияла на меня, мой приезд в Россию был одним из самых потрясающих моментов в моей жизни.

S.: - А что тебя тебя особенно поразило?

JLT: - Люди. Русские - очень сердечные люди, у них - огромное сердце, под стать размерам вашей страны! Я это говорил тогда, я прекрасно помню это и сейчас. Русская публика очень эмоциональна, каждый вечер на наши концерты приходило по 19.000 - 20.000 человек, публика была просто потрясающая! И все, с кем я встречался и общался лично, оказывались просто великолепными людьми. Именно это меня больше всего впечатлило в России! Мы отыграли 20 концертов 11 - в Москве и 9 - в Ленинграде. Мы собирались записывать концертный альбом и видео в России, все было спланировано заранее - мы привезли камеры, аппаратуру и т.д. Это забавно, но каждый день случалось так, что что-нибудь обязательно выходило из строя - то одно, то другое. И мы уже стали подумывать - " а ладно, у нас ничего не получится…", но, если я не ошибаюсь, во время самого последнего нашего концерта в России, все заработало как надо, и мы записали концертник! Все это было запланировано, но нам уже начало казаться, что этого не произойдет, и вдруг… это была просто фантастика! И сейчас все это уже стало частью рок-истории.

S.: - Давай вернемся к самому началу твоей карьеры - как случилось так, что ты начал петь?

JLT: - Мои родители рассказывали мне, что я начал петь, когда мне было три года. Я был очень музыкальным ребенком - я пел, танцевал, учился играть на музыкальных инструментах. Наверное, была какая-то высшая сила, которая наделила меня восприимчивостью к музыке, талантом, или чем-то вроде этого. Сначала я стал гитаристом, и я до сих пор очень люблю играть на гитаре. А потом я начал петь, и когда я выходил на сцену с гитарой и стал петь партии лидер-вокалиста, я подумал: "Вот оно! Это то, что мне нужно!.." Мой настоящий прорыв произошел тогда, когда мы стали выступать с Ричи Блэкмором, но до этого я записал несколько альбомов с Fandango…

S.: - Это была единственная группа, где ты играл на гитаре…

JLT: - Да, абсолютно верно, у нас было два лидер-гитариста, и все мы были отличными музыкантами, но наши концертные выступления были намного лучше, чем наши студийные записи… Всегда, когда мы приходили в студию, у нас были то плохие продюсеры, то мы начинали двигаться не в том направлении, происходили мелкие стычки между участниками группы - каждый из нас считал, что он - самый главный…Fandango были хорошей группой, мы могли записывать великолепные песни, но… нам всегда чего-то не хватало, совсем чуть-чуть… После того, как я ушел из Fandango (тогда я жил в Нью-Йорке), я стал искать работу, и мне позвонил Ричи Блэкмор!..

S.: - Как это произошло?

JLT: - Это случилось очень неожиданно. Тогда я искал работу в качестве гитариста - я хотел устроиться в какую-нибудь группу, у которой был контракт с лэйблом, но у меня никак не получалось. Я приходил на прослушивания, старался изо всех сил, но меня не брали ни в одну группу - потому что я затмевал их вокалиста, ха-ха, самого главного человека в группе!.. Они смотрели, как я играю, как я пою, и оказывалось, что я пою чересчур хорошо, играю чересчур хорошо, и я всегда получал отказ, ха-ха! Поэтому меня никуда не брали, и единственным выходом для меня было найти группу, где я мог бы быть лидером на сцене. И как-то раз у меня дома раздался телефонный звонок, мне позвонил один человек и стал задавать разные вопросы. Я не был с ним знаком, и я спросил: "А кто ты?", он сказал: "Я друг Ричи Блэкмора, кстати, хочешь, с ним поговорить?" Я отвечаю: "Да, конечно!", этот человек передает трубку Блэкмору, и я у него спрашиваю: "Это правда Ричи Блэкмор?!", он отвечает: "Да, это я!", и говорит о том, что он - мой большой поклонник, у него есть альбомы Fandango, и он их часто слушает, а я ему отвечаю: "А я твой большой поклонник со времен Purple!" Он говорит: "Знаешь, мы сейчас репетируем в студии, и ищем вокалиста, так что приезжай!", а я говорю: "А разве у вас не Грэм Боннет поет?", а он говорит: "Давай приезжай", (смеется)! Он назвал адрес, я сел на метро и поехал. Студия находилась на Лонг-Айленде, и когда я переступил порог, я так нервничал, у меня просто коленки тряслись! Я вошел, и сразу же встал за микрофонную стойку, а они начали играть свои вещи - первой была 'I Surrender'. Спустя час Ричи взял пару пива, подошел ко мне и спросил: "Хочешь играть с нами в группе?", я говорю: "Да!", Ричи дает мне пиво и говорит: "Ну что ж - давай выпьем!.." Вот так все и случилось - я стал участником Rainbow! Невероятно, правда?!.

S.: - Да, точно! А тебя не "напрягало" исполнять со сцены песни Rainbow, которые были записаны с другими вокалистами?

JLT: - Ты знаешь, для меня это было просто удовольствием! До меня в Rainbow пели Ронни Дио и Грэм Боннет, а я ведь тогда был фэном Rainbow! Я никогда не думал: "Я - звезда, и я не буду петь их песни!", мне просто нравилось их исполнять, я просто ловил кайф от того, что происходит! К сожалению, ни Дио, ни Грэм Боннет, ни Ян Гиллан в Purple, никогда не стали бы петь мои песни. Я же всегда с огромным удовольствием пел их песни, я старался исполнить их в своей собственной манере, я не стремился никого из них копировать. Они - великолепные вокалисты, но нет никакого смысла их копировать и стремиться стать вторым Гилланом или Дио, я всегда стремился быть самим собой, и я старался дать вторую жизнь этим песням, исполняя их в своей манере. Кстати говоря, среди тех песен, которые сейчас скачивают в MP3 через Интернет, в жанре классического рока песня #1 - версия 'Smoke On The Water', которую мы записали вместе с Гленом Хьюзом, и это доказывает, что людям нравится слушать новые версии классических песен.

S.: - Когда ты только начал выступать с Rainbow на концертах, как тебя приняли фэны?

JLT: - Некоторые приняли меня очень хорошо, а некоторые - очень плохо - они кричали "Дио давай!", и, слыша все это, мне просто хотелось спрятаться. В прессе, особенно английской, которая всегда отличалась грубостью, писали что-то типа того: "Этого парня надо послать нахер! Хотя он и неплохой певец, но он не может петь в Rainbow, и вообще он 'голубой'", - в общем, про меня писали всевозможную чушь. И Ричи Блэкмор преподал мне урок - он сказал: "Посмотри на этих козлов. Не верь им, и не слушай их, верь только в себя, прислушайся только к тому, что говорит тебе твое собственное сердце. Я ведь тебя взял в группу, ты отличный вокалист, ты так же хорош, как и Пол Роджерс (из Bad Company - S.), у тебя отличный голос, ты прекрасно держишься на сцене. Не позволяй этим недоумкам вывести тебя из равновесия, ведь как только ты начнешь злиться - тут-то они тебя и подловят. Если дело дойдет до такого - просто разворачивайся и уходи, главное - верь в себя, и вот увидишь, однажды до них дойдет!" Это было отличным уроком, и я никогда его не забуду!

S.: - Ты записал с Rainbow три альбома, какой из них тебе нравится больше всех?

JLT: - Первый ("Difficult To Cure"(1981) - S.) для меня был чем-то особенным, к нему я испытываю особо теплые чувства, потому что это было моим самым первым альбомом с Rainbow. Но я должен сказать, что "Straight Between The Eyes" (1982) - просто великолепный альбом, а когда мы записали "Bent Out Of Shape" (1983), мы вышли на совершенно другой уровень в том, что касается написания песен, нам удалось уловить направление, в котором надо было двигаться, и я абсолютно уверен, что если бы мы записали еще один альбом, всего один, то мы бы стали коммерчески очень успешной heavy-группой. Чем-то вроде Foreigner или Journey, но более тяжелыми, и в то же время настолько же коммерчески успешными.

S.: - И вскоре все закончилось…Что это была за история с распадом Rainbow в '83-ем?

JLT: - Ну что ж, я расскажу тебе правду… На самом деле, это совсем не было распадом группы. Произошло вот что: в конце '83-его - начале '84-го, после окончания японского турне, мы возвращались в Штаты, и Брюс Пэйн, наш менеджер, сказал мне: "Тебе надо подписать контракт с Electra Records на выпуск сольного альбома. Ты можешь подписать контракт на выпуск своей сольной пластинки в Штатах, а тем временем Ричи и Роджер возродят вместе с ребятами Deep Purple, ты поедешь в сольное турне, они съездят в свое турне, а потом вы вместе снова возродите Rainbow!" Я сказал: "Отлично!" Я был очень доволен, ведь, во-первых, я мог пару лет заниматься своей сольной карьерой, во-вторых, я был очень рад посодействовать возрождению моей любимой группы - Deep Purple, и, в-третьих, мы в любом случае собирались через некоторое время возродить Rainbow! Все именно так и случилось, за исключением того, что в условленное время мы не собрались вместе. Это случилось потому, что наш менеджер сказал Ричи: "Джо больше не хочет выступать с Rainbow, он передумал возрождать группу, возомнил себя звездой и окончательно возгордился!", а вслед за этим он сказал мне: "Смотри, Ричи не хочет возрождать Rainbow!" Брюс Пэйн нас просто дурачил, и мы узнали об этом лишь пару лет назад! А тогда мы даже об этом и не подозревали, ведь, знаешь, мы между собой даже ни разу все это не обсуждали начистоту, внутри группы всегда присутствовала какая-то таинственная загадка. Три года назад с помощью одного из наших общих друзей мы выяснили, что Брюс Пэйн просто стравливал нас тогда между собой, и он одурачил нас обоих - мне он говорил одно, а Ричи - совершенно другое. И я, и Ричи были очень расстроены тогда, слыша все эти вещи от нашего менеджера, но ни то, что Брюс Пэйн говорил мне, ни то, что он говорил Ричи - ничто из этого не было правдой…

S.: - Да, вот она - изнанка шоу-бизнеса…

JLT: - Это точно, это ужасный бизнес, тебя при любой возможности пытаются обмануть… К сожалению, случилось то, что случилось, и именно так мы и разошлись. Но я до сих пор уверен, что тогда осталось что-то, что мы не закончили тогда, и нам обязательно надо это закончить… Все это немного напоминает любовный роман - когда люди расстаются, но тем не менее, в глубине души они хотят снова быть вместе…

S.: - Мне кажется, что всегда есть шанс…

JLT: - Я тоже на это надеюсь, и я абсолютно уверен, что эта глава осталась незавершенной!..

S.: - После распада Rainbow ты записывал вокальные партии на альбомах таких артистов, как Cher, Bonnie Tyler, Billy Joel, Don Johnson…кстати, это случайно не Дон Джонсон из сериала "Полицейские из Майами"?!..

JLT: - Да! (смеется) Я знаю, что в это невозможно поверить, но это так! (смеется)

S.: - Да, забавно!..

JLT: - Это точно, ха-ха!

S.: - Ты также записал множество рекламных джинглов, и работал со многими другими поп-исполнителями. Это не совсем обычно для рок-певца, почему ты решил поработать в этом направлении?

JLT: - Было много причин, во-первых, мне было просто интересно, ведь быть профессиональным музыкантом - значит уметь работать в разных стилях, необходимо заставлять себя оказываться в ситуации, которая для тебя непривычна. В этом случае ты, конечно же, чувствуешь себя некомфортно, но ты растешь и развиваешься как музыкант, ведь если ты всегда находишься в привычной для тебя среде, то ты не развиваешься. Это словно пара новых ботинок - необходимо походить в них какое-то время, прежде чем ты к ним привыкнешь. Мне нравится работать в непривычной для себя среде, непривычных условиях, я этим сам себе как бы бросаю вызов. Во вторых, за это мне платили очень неплохие деньги. И, наконец, третья причина - мне нравилось это делать, ведь я - певец, для меня это - работа, я люблю ее, этим я зарабатываю себе на жизнь, и у меня не было такого, чтобы мне приходилось делать над собой усилие. Знаешь, ведь я не рок-звезда, может быть, кто-то другой хочет быть рок-звездой, но только не я. Я хочу быть прежде всего певцом и музыкантом, который развивается и не стоит на месте. Я был рок-звездой на час, и ничего хорошего из этого не вышло. Сначала тебе кажется, что это очень здорово и клево, а потом ты начинаешь терять ощущение реальности, и, в конце концов, ты понимаешь, что в жизни есть вещи намного интересней, чем этот ореол рок-звезды.

S.: - А с кем из поп-артистов работать было интересней всего?

JLT: - Знаешь, самое замечательное в работе с такими супер-звездами, как Билли Джоэл, Бонни Тайлер, Шер, это то, что ты можешь очень многому у них научиться - как в личностном, так и в профессиональном плане. Опыт работы с такими людьми - просто неоценим, в процессе работы с ними всегда "всплывали" такие вещи, о существовании которых я раньше и не подозревал! Кстати, сейчас Себастьян Бах из Skid Row играет на Бродвее, и, на мой взгляд, это просто потрясающе - попробовать свои силы в чем-то абсолютно новом для себя! И когда это происходит - ты развиваешься и растешь над собой.

S.: - А ты видел его выступления в мюзикле "Доктор Джекилл и Мистер Хайд"?

JLT: - К сожалению, нет, но мне многие рассказывали, что это - просто фантастика!..

S.: - Правда?.. В это сложно поверить…

JLT: - Да, я знаю, мне тоже это кажется в некоторой степени нелепым, ведь Бродвей - это нечто особенное, порой он может быть глупым и наивным, но мои друзья в ответ на это говорили мне: "Нам кажется, что тебе бы это понравилось, Себастьян внес оттенок рок-н-ролла в этот мюзикл, он хорошо поет", и мне кажется, это делает ему честь, он играет в спектакле, исполняет сложные партии - он пробует себя в новой для себя области, приобретает опыт, и тем самым становится сильнее. А некоторые певцы и рок-звезды - просто канули в лету, они словно застыли в одиночестве в том замке, который сами для себя построили, и никому до них нет дела, они выдохлись, и в творческом плане они уже ничего из себя не представляют. На мой взгляд, нельзя сидеть на месте и жить прошлым, это просто невозможно! Я и по сей день очень часто езжу в Нью-Йоркские студии, записываюсь для кино, рекламы и т.д., я принимал участие в двух постановках, пару лет назад одну из них - "Nostradamus" - мы с Николо Котцевым хотели поставить на сцене - это просто великолепная вещь! А сейчас мы вместе с некоторыми музыкантами из Нью-Йорка работаем над проектом о Галилее, и мы также надеемся когда-нибудь поставить это на бродвейской сцене, для меня это - словно Эндрю Ллойд Вебер! Все это очень интересно - музыка, актерская игра, антураж, это просто фантастика! Никогда не стоит себя загонять в какие-либо рамки и тем самым ограничивать себя, вот если бы тебе кто-нибудь сказал: "ты - рок-журналист, так и пиши только о роке!", я уверен, что тебе это не понравилось бы (смеется), наверняка есть что-то еще, о чем тебе также хотелось бы написать, и если тебе нравится писать - пиши (смеется)!.. То же самое - и в отношении написания песен, если тебе нравится этим заниматься - так садись и пиши, и какая разница, о чем эта песня, ты пишешь ради того, чтобы выразить свои чувства!

S.: - Давай вернемся немного назад, в конец '80-х. В те времена, когда ты пел в Rainbow, группа выпускала альбомы на Polygram. Правда ли то, что этот лэйбл настоял на том, чтобы ты присоединился к группе Ингви Мальмстина в 1988-ом?

JLT: - Можно и так сказать… В то время Polygram возглавлял Джон Льюис, он - просто фантастический человек!.. Кстати, после того, как он покинул Polygram, он стал менеджером Ингви. Ну а сейчас они оба, естественно, ненавидят друг друга (смеется) - взаимные подставы, украденные деньги и все такое, ха-ха!.. Ну так вот, тогда Джон Льюис подошел ко мне и сказал: "Это просто невероятная возможность, у нас есть этот гитарный гений, он просто великолепен!.." Я слышал до этого об Ингви - Ричи (Блэкмор - S.) показывал мне его фотографию в каком-то журнале и говорил при этом: "Посмотри на этого парня - он изо всех сил "косит" под меня!" Я тогда спросил у Ричи: "А как его зовут?" Ричи ответил: "Я даже имя его не могу произнести - Windy или что-то в этом роде!", (смеется). На той фотографии Ингви был с белым "Стратокастером", в белых ботинках, и я говорю Ричи: "Да, действительно похоже на то, что этот парень "косит" под тебя!" Так я и услышал впервые об Ингви Мальмстине, позднее я у кого-то взял послушать "Marching Out" (1985), и этот альбом меня по-настоящему меня впечатлил, Ингви - прекрасный гитарист, но я бы не сказал, что он звучит как Блэкмор!..

S.: - Кстати, ты - единственный певец, который работал и с Ричи Блэкмором, и с Ингви Мальмстиным, и умудрился после этого остаться в живых!..

JLT: - Абсолютно верно, спасибо за комплимент, (смеется)!..

S.: - Что общего в работе с этими гитаристами, и в чем их отличие?

JLT: - Хм… Знаешь, это похоже на то, когда тебе необходимо найти общий язык с диким зверем, когда ты заходишь прямо в клетку со львом - ты стараешься использовать психологию. На мой взгляд, главная причина того, что с этими людьми было очень непросто работать, заключалась в том, что в глубине своей души они очень похожи друг на друга. Ингви и Ричи очень похожи - они оба - перфекционисты, замкнуты, очень педантичны. Я воспринимал работу с ними как вызов, как возможность показать себя, и предъявить им нечто, на что они вынуждены были реагировать в ответ. Они относились ко мне с большим уважением, и именно в этом и заключалась изюминка наших взаимоотношений - когда такие люди относятся к тебе с уважением, они прислушиваются к твоему мнению, и говорят: "ОК, ты по-своему прав!", в этом они были очень похожи. Я абсолютно уверен в том, что и по сей день они относятся ко мне с огромным уважением. Я думаю, что вряд ли это справедливо в отношении тех вокалистов, которые пришли мне на замену. Кстати, перед записью альбома "Stranger In Us All", когда Ричи только-только взял в группу Дуги Уайта, они раздавали интервью. Мне попался журнал с одним из этих интервью, в нем журналист спросил Дуги, кого он считает лучшим вокалистом Rainbow, и, Дуги отвечает: "Конечно же, это Ронни Дио! Ронни Дио - это настоящий мужик!", и все такое. Журналист спрашивает: "А кто из вокалистов Rainbow тебе нравится меньше всего?", Дуги: "Джо Линн Тернер!". Вот дерьмо, а?! В это просто невозможно поверить, ведь Дуги Уайт старался звучать как Джо Линн Тернер!.. Следующий вопрос был уже задан Ричи: "А кто твой любимый вокалист в Rainbow?", Ричи ответил: "И по сей день - Джо Линн Тернер", ха-ха, представляешь?! Дуги словно получил ногой в зубы, как маленький щенок!.. Ричи сказал: "Джо Линн Тернер может спеть балладу, рок-номер, среднетемповую песню, он может спеть все, что угодно!", а Дуги сидел рядом и наверняка думал про себя: "О, Боже мой!.. Как же я так облажался!.." Вскоре после того, как я прочитал это интервью, кто-то из моих друзей сказал мне, что Дуги приезжает в Нью-Йорк, и пригласил меня попить с ними пивка, я сказал: "Конечно!", и когда мы встретились с Дуги, он спросил: "Ты, наверное, собираешься меня побить?..", я сказал: "Да нет, иди сюда, я собираюсь помочь тебе!", он подошел, а я ему и говорю: "Смотри, мальчик, ты еще молод, и просто не знаешь правил в этой игре! Ладно, давай выпьем, я возьму пивка!", услышав это, он был просто в шоке, он просто не мог поверить, что я на него не в обиде. И потом он понял, почему, и мы стали хорошими друзьями (смеется)!..

S.: - Здорово!

JLT: - А сейчас он поет в группе у Мальмстина - сейчас они записывают альбом!..

S.: - Мне казалось, что у Мальмстина сейчас поет Jorn Lande…

JLT: - Jorn Lande ушел из группы. Я репетировал в Нью-Йорке перед записью своего последнего сольника, и встретил Джона Макалузо - барабанщика Мальмстина. Джон репетировал в той же студии, и он рассказал мне, что Мальмстин не платит участникам группы, и т.д. После этого разговора я поговорил с Дуги и посоветовал ему брать деньги вперед (смеется)!.. Я сказал ему: "Петь у Мальмстина - очень хорошая работа, ты хороший вокалист, и тебе действительно нужна эта работа, но с Мальмстиным бывает очень, очень сложно, он может поступить с тобой очень подло…Так что бери деньги, беги в банк, клади их себе на счет - и только после этого приступай к работе! То, что произошло раньше с другими участниками группы, может произойти и с тобой". Мальмстин хочет, чтобы Дуги писал тексты, но он собирается заплатить Дуги, чтобы тот говорил, будто это Ингви написал тексты! И я знаю, отчего все это происходит - от желания Ингви контролировать все, абсолютно все! И если ты хочешь знать мое мнение, то я могу сказать, что с людьми, которые хотят все держать под своим контролем - очень, очень небезопасно…На мой взгляд, контроль абсолютно не нужен, все должно идти своим чередом, но когда возникает тотальный контроль - это признак того, что дела - швах…

S.: - Что ты почувствовал в декабре 1989-го, когда ты встал за микрофонную стойку в Deep Purple, в группе, кавера которой ты играл в юности?

JLT: - Это была мечта, ставшая явью!.. Я чувствовал себя так, будто моя жизнь достигла своего пика, в это просто невозможно было поверить! То, что я присоединился к группе, было абсолютной случайностью. Они очень долго искали вокалиста, они прослушали множество кандидатов, и в самый последний момент у меня дома раздался телефонный звонок - меня пригласили в репетиционную студию в Вермонте. Шел снег, дорогу замело, я ехал на машине около 5 часов. Стоило мне переступить порог студии, как Ричи сказал: "Привет!", и начал играть 'Hey Joe' Джимми Хендрикса. Я взял микрофон и начал петь. Озираясь по сторонам, я поприветствовал Джона (Лорда - S.) и Яна (Пэйса - S.) - до этого момента мы с ними никогда не встречались и не были знакомы. После первой песни Ян сказал: "Неплохо, давайте, попробуем что-нибудь еще!..", и тогда Ричи сказал мне: "Ты можешь сделать так, чтобы снова вернулись твоя магия и волшебство?.." Под этим он понимал то, что у меня всегда были полно идей к текстам песен, я постоянно писал стихи, маленькие поэмы и т.п. Они стали играть какой-то фрагмент, и я стал думать, какие тексты могут подойти к этой музыке. У меня были кое-какие идеи относительно текстов, и эта вещь потом вошла на альбом "Slaves And Masters" (1990) - это была 'The Cut Runs Deep'. Все, что тогда произошло - было очень странно, ведь я приехал в самую последнюю минуту, они решили: "OK, давайте попробуем с Джо!" лишь в самый последний момент. Они уже репетировали с Терри Броком, я его прекрасно знаю, он - отличный парень, он - мой друг и великолепный певец, и именно он должен был стать тогда вокалистом Deep Purple!..

S.: - Я слышал его сольный альбом, который он выпустил совсем недавно, альбом просто великолепен!

JLT: - Это тот, который вышел на Frontiers?

S.: - Ну да!..

JLT: - Да, альбом классный, кстати, на нем есть песня, которую написал я - 'Forever Now'. Терри приглашал меня записать партии бэк-вокала, но в тот момент меня не было в городе, я перезвонил ему из Калифорнии и сказал, что у меня никак не получается приехать, я сижу в Калифорнии, может быть, в следующий раз и все такое. Терри говорит: "Ну что ж, ладно, а можно мы запишем твою песню?", я говорю: "Да конечно! Это классная песня, очень коммерческая!"

S.: - По-моему, это одна из лучших вещей на альбоме…

JLT: - Спасибо!.. Так что вот такая история с Deep Purple, все это похоже на сказку, ведь все произошло в последний момент.

S.: - Правда ли, что перед тем, как тебя уволили из Deep Purple, вы записали несколько песен для альбома, который планировался к выходу после "Slaves And Masters"?

JLT: - Абсолютная правда! Но сначала я хотел бы прояснить ситуацию с моим уходом из Deep Purple в 1992-ом - одни говорят, что меня выгнали, другие - что я сам ушел... С Ричи у меня не было никаких проблем, но Роджер (Гловер - S.), Ян и Джон хотели, чтобы Гиллан вернулся, и этим они создали огромную проблему для меня. С одной стороны - они хотели выгнать меня, а с другой стороны - я сам хотел уйти. Желание расстаться было взаимным, и когда в один прекрасный день мне объявили, что группа отпускает меня на все четыре стороны, я сказал: "Наконец-то, спасибо и до свиданья!". К тому моменту все зашло слишком далеко - все эти разговоры за моей спиной, шушуканье, подковерная борьба и прочее дерьмо, происходившее в группе. Я поговорил об этом с Ричи, и он сказал: "Что я могу сделать? Я один, а их трое…". Они сказали ему: "Мы хотим, чтобы Ян Гиллан вернулся в группу!", Ричи сказал: "Ни за что! Я не хочу, чтобы он возвращался!", после этого они шесть месяцев искали нового вокалиста, но так и не нашли. Тогда Роджер, Ян и Джон призвали на помощь менеджемент и сказали Ричи: "Если ты позволишь вернуть Гиллана в группу, мы дадим тебе $2.000.000 и контракт на запись сольного альбома". Ричи сказал: "Да, конечно! Я согласен, давайте поговорим о деньгах!.." Так все и произошло. Ну а потом, как известно, они выпустили "The Battle Rages On" (1993) - мягко говоря, не самый лучший альбом Purple. Ну а что касается второй части твоего вопроса - да, при подготовке к записи следующего после "Slaves And Masters" альбома мы записали несколько великолепных песен.

S.: - Как ты считаешь, есть ли шанс, что они когда-нибудь их выпустят?

JLT: - Я считаю, что эти записи должны быть выпущены прежде всего для фэнов группы, ведь фэны заслуживают того, чтобы услышать эти песни. Но если принять во внимание ту политическую ситуацию, которая сейчас сложилась в группе - когда в Deep Purple играет Стив Морс - эти записи никогда не выйдут в свет, они их никогда не выпустят. У них сейчас новый виток карьеры - они играют со Стивом Морсом. На мой взгляд, они уже не звучат как Deep Purple, их саунд - нечто среднее между Ian Gillan Band и Dixie Dregs, они потеряли тот шарм, который был у Deep Purple, и у них теперь очень редко получается написать песню, которая звучала бы по-пепловски. И ты прекрасно знаешь, кто был тем человеком, на котором держалась вся магия группы - это был Ричи.

S.: - Тем не менее, на их концерты до сих пор приходит много людей, и Purple играют много старых вещей…

JLT: - А что им еще остается делать?! Если бы они не играли старые вещи, никому бы до них не было дела! И я хотел бы добавить ко всему этому кое-что еще…После того, как я ушел (или меня выставили - называйте как хотите) из группы, и они записали достаточно посредственный альбом "The Battle Rages On", вскоре после этого Ричи взял те деньги, которые они ему предлагали, и ушел из группы. Сейчас он записывает средневековую музыку, он уже заработал вполне достаточно денег, чтобы просто сидеть дома, ему не нужно работать. Вот что произошло, именно так все и было! А потом эти ребята из Purple стали поливать его грязью и смешивать с дерьмом. Да как после этого они могут исполнять со сцены его вещи?! Ведь это он написал все эти песни, и именно для того, чтобы услышать эти вещи, люди и приходят на их концерты! Все это напоминает то, как охотники пинают кости уже поверженного зверя, над которым уже начинают кружить стервятники. Эти ребята из Deep Purple именно этим сейчас и занимаются - они пинают кости Блэкмора, и всячески поносят его имя, но в то же время они продолжают делать на его имени деньги. Они говорят: "О, эти его закидоны!.." А ведь это он сделал так, что все они получают отчисления от переиздания песен, это - очень большие деньги, а кое-кто из них зачастую даже и не появлялся в репетиционной студии! Ричи рассказывал мне, что когда они работали над 'Strange Kind Of Woman', Джон Лорд целых три дня не показывался в студии, и появился только тогда, когда все уже было готово. Даже несмотря на это, Ричи включал всех членов группы в число авторов песен, и все они получали авторские отчисления, а это очень немаленькие суммы. Ричи как-то сказал мне: "Я давал этим ребятам деньги в течение многих лет, и это должно, наконец, прекратиться". Он сказал им: "Если вы будете работать, если вы будете сочинять песни - тогда вы и будете получать деньги". И это стало одной из причин, почему я вдруг стал представлять для них опасность - как только я стал предлагать свои идеи, сочинять что-то, они тотчас стали говорить: "О, это - Deep Rainbow!", а когда я обращался к Джону с просьбой помочь в написании песни, он то пил свое вино, то читал свою книжку, то слушал классическую музыку. И я подумал: "Да пошло это все на хер! Ричи прав, и я тоже не собираюсь им больше отдавать ни части авторства, пока они будут сидеть и попивать вино!" Либо ты работаешь, либо - не работаешь, разве я не прав?.. И Ричи, и меня это достало. В той ситуации всем остальным надо было выбрать козла отпущения, и я для них оказался самым подходящим кандидатом на эту роль, меня принесли в жертву, хотя это было и несправедливо. Они стали говорить, что я уже не могу больше петь так, как раньше, и это была полная херня! Именно это меня больше всего взбесило, уж лучше б они говорили, что я им не нравлюсь как человек, в конце концов, это их проблемы, но только не надо говорить, что я разучился петь! Лучше говорите правду! Именно так все и было, и я думаю, что теперь эти ребята будут выглядеть совершенно по-иному в глазах публики, ведь на самом деле как люди - они не очень-то приятны, они просто плюют тебе в спину, когда ты этого не видишь. Да ладно, хер со мной, но на самом-то деле от этого страдают фэны, страдает сама музыка! Ведь фэны хотят услышать те песни, которые мы тогда записали, там были такие клевые, такие классные номера, тогда они вполне могли вывести Deep Purple на абсолютно новый уровень! Писать те песни нам помогал Jim Peterik из Survivor, а он - просто великолепный автор! Я, Ричи и Джим сидели и работали над песнями, и у нас получались просто потрясающие номера! И это вызывало огромную ревность и раздражение у троих других участников Deep Purple.

S.: - Было очевидно, что когда-нибудь вы с Гленом Хьюзом обязательно пересечетесь в студии, ваш совместный проект был просто неизбежен. Можешь ли ты рассказать немного о Hughes-Turner Project?

JLT: - Я очень доволен тем, что мы наконец-то это сделали! Мы с Гленом дружим на протяжении 20 лет, но до недавнего момента у нас не было настоящей возможности поработать вместе. 10 лет назад мы написали вместе несколько песен в Калифорнии, но мы их не записывали, мы лишь сделали дешевое демо. Мы всегда хотели сделать этот проект, и когда год назад я пригласил Глена присоединиться ко мне во время гастролей по Японии, мы впервые оказались вместе с ним на одной сцене, и это была просто фантастика! Когда мы были в Японии, представитель одной из звукозаписывающих компаний поинтересовался у нас, не хотели бы мы записать вместе альбом, мы посмотрели друг на друга, и в один голос сказали: "Да, конечно!" Именно так все и началось, и после того, как мой менеджер урегулировал все вопросы, связанные с деньгами и т.п., мы записали просто великолепный альбом!

S.: - Вы уже играли с Гленом в Японии, планируете ли вы выступать вместе и в дальнейшем?

JLT: - Да. Глен недавно ездил в Россию, верно?

S.: - Да, он выступал в Москве в конце ноября.

JLT: - Он рассказал мне, что это было просто потрясающе, просто фантастический концерт! Он сказал мне, что с огромным удовольствием снова приехал бы к вам, и я уверен, что мы с ним в рамках Hughes Turner Project обязательно приедем в Россию!

S.: - Это было бы здорово! Пару дней назад я разговаривал с промоутером, который организовал выступления Глена в России, и, на мой взгляд, есть неплохая возможность, что он захочет поработать также и с Hughes Turner Project.

JLT: - Глен рассказывал мне, что этот промоутер - отличный парень, и у Глена не было никаких проблем во время его пребывания в России, так что он с удовольствием поработал бы с этим промоутером еще раз. Я, к сожалению, не знаю его имени, но ты знаешь, о ком я говорю, так что передавай ему от меня привет, и то, что я с удовольствием бы с ним поработал!

S.: - За последние 5 лет ты записал несколько альбомов с японскими музыкантами - это явилось результатом того, что основная часть твоих поклонников живет в Японии и ты проводишь там много времени, или есть другие причины?

JLT: - Да, ты прав, Япония и по сей день остается хорошим рынком, там много людей, которые любят и ценят мою музыку, но одна из главных причин, по которой я сотрудничал с Акирой Каджиямой - это то, что его манера игры на гитаре сильно напоминает манеру игры Блэкмора! Акира - просто потрясающий гитарист, он вырос на музыке Ричи, он может "снять" Блэкмора, "снять" Мальмстина, и в то же время, у него есть свой собственный почерк. Когда я услышал как он играет, я понял, что это - не "передирание" классики, это никакой не Rainbow, не Deep Purple, это - что-то новое, и пусть фэны сами определят, что же это такое. На моем последнем сольном альбоме "Slam" (2000) я решил упростить все до предела - четыре музыканта и вокалист, и играть прямолинейный хард-рок. Акира - просто великолепный гитарист, и у него есть та магия, которая отличает игру Блэкмора.

S.: - Общаешься ли ты со своими бывшими коллегами, с которыми ты играл раньше? Я уже понял относительно твоих взаимоотношений с Deep Purple, есть ли музыканты, среди тех, с кем ты играл раньше, которых ты считаешь своими друзьями?

JLT: - Да, те, кто проходил через эти группы, например, Chuck Burgi, David Rosental, Bobby Rondinelli - они прекрасные ребята, они и сейчас занимаются музыкой, и мы до сих пор общаемся с ними. Я часто общаюсь с Грегом Смитом, да и вообще, я бы назвал это сообществом Rainbow, сообществом Deep Purple - ведь так много музыкантов прошло через эти группы. Я и по сей день считаю Блэкмора своим другом, мы с ним всегда передаем друг другу приветы через наших общих друзей, когда возникает оказия. Хотя сейчас стало очень трудно дозвониться до Блэкмора, его теща, Кэрол Стивенс, охраняет его словно зеницу ока, ведь ее дочь сейчас поет с Блэкмором, и она хочет, чтобы ее дочь продолжала свою карьеру. Прошлой весной мы хотели возродить Rainbow, и я, Чак Берги, Дэйв Розенталь и Грег Смит, все мы пытались дозвониться до Ричи, но мы все время нарывались на автоответчик, и я знаю, что он не слышал тех сообщений, которые мы ему оставляли. В конце концов, трубку сняла его теща, и в очень грубой и категоричной форме заявила нам: "Нет, он не будет этим заниматься!" У нас с Блэкмором очень много общих друзей, и все мы сходимся во мнении, что в последнее время он стал настоящим затворником. Я уверен, что это не его собственное решение, это происходит из-за того, что его жена и теща ограждают его от всех внешних контактов, они охраняют его, как самое настоящее сокровище! Глен Хьюз, например, разговаривал недавно с Кэрол Стивенс по телефону, он звонил, чтобы предложить Блэкмору сыграть на одной из песен альбома Hughes Turner Project. Кэрол Стивенс заявила в ответ: "Он не захочет этим заниматься!", Глен спросил: "А вы не могли бы об этом спросить у него самого?", она ответила: "Даже не зачем об этом его и спрашивать!" Глен: "Что вы имеете в виду? Вы теперь принимаете за него решения?", и, представляешь, она отвечает: "Да! Он уже не играет такую музыку, он играет музыку эпохи ренессанса! До свидания!"

S.: - Ужас какой-то!..

JLT: - Да (смеется)! Ладно, посмотрим, что будет дальше!

S.: - Правда ли то, что в конце '80-х вы с Литой Форд были очень близки?

JLT: - Да, правда, было дело!.. Она… она просто потрясающий человек!.. Она достойна большого уважения, у нее огромное сердце, многие тогда просто этого не понимали и не видели.

S.: - Некоторое время назад ты присоединился к проекту The Voice Of Classic Rock - компании, которую образовали несколько вокалистов, не мог бы ты рассказать немного об этом проекте?

JLT: - Я очень горжусь тем, что я принимаю участие в этом проекте, в нем принимают участие прекрасные вокалисты из множества замечательных групп, например, из Survivor, Loverboy, Toto и многих других, я сам затащил в этот проект Глена Хьюза и еще кое-кого. Это великолепная компания, ты выходишь на сцену, исполняешь несколько классических песен, вслед за тобой эстафету подхватывает кто-то еще, потом ты поешь на подпевках, и все это просто здорово! Это потрясающее чувство! Мы нисколько не соревнуемся друг с другом, потому что то время, когда мы стремились друг друга перещеголять, уже ушло. Мы стали старше, мудрее и опытней, а та музыка осталась, она живет, она и по сей день - просто великолепна!

S.: - Вы выступаете только в Штатах?

JLT: - Вовсе нет, помимо Штатов мы играли в Южной Америке, Мексике, Канаде. Было бы здорово приехать с этим проектом в Европу, Россию, Японию. Если честно, сейчас у нас кое-какие проблемы связанные с бизнесом - менеджемент и все такое, и как только мы решим эти проблемы, я уверен, мы сможем вывести этот проект на международный уровень. Я знаю наверняка, что если бы мы приехали с этим проектом в Москву, это было бы нечто, публика просто сошла бы с ума, это было бы просто потрясающе!

S.: - Каким моментом в своей карьере ты гордишься больше всего?

JLT: - Wow…Глубокий вопрос!.. Я даже и не знаю… Хотя… Да, точно - когда я присоединился к Rainbow и поехал в мое первое турне с группой, мы были очень популярны и выступали в Нью-Йорке в Мэдисон Сквер Гарден, в этом огромном зале! К тому, чтобы выступить там, многие идут всю свою жизнь! На тот концерт пришли все мои друзья, все, кого я знал в Нью-Йорке, абсолютно все. Я никогда не забуду того чувства, которое я испытывал в тот вечер, я чувствовал, словно я забрался на вершину горы, это была мечта, ставшая явью, это было просто невероятно! Ни до, ни после я никогда не испытывал ничего подобного, по эмоциональному накалу это был самый сильный момент в моей жизни! Вскоре после этого я столкнулся с деловой стороной шоу-бизнеса, и я стал понимать, что все это на самом деле мало напоминает мечту, это - очень тяжелая работа. И многие люди, которых ты любишь и уважаешь, на самом деле не стоят этого, они - assholes (смеется)! И тебя постигает большое разочарование. Кстати, ты смотрел фильм "Рок-Звезда"?

S.: - Пока нет, я только слышал о нем…

JLT: - Не беда, в конце концов, не так уж этот фильм и хорош, главное в том, что он пародирует всю эту ситуацию. В конце фильма главный герой осознает, что не так уж и здорово быть рок-звездой, что в жизни есть гораздо более важные вещи - любовь, друзья, семья, он словно спускается с небес на землю. Я пережил это на своей собственной шкуре, я тоже понял, почему я так люблю музыку - потому что мне нравится этим заниматься, я это очень люблю, музыка - это часть меня, это - мое. Для меня никогда не было важным стать рок-звездой, покорить Вселенную и застыть, словно каменное изваяние (смеется)!

S.: - В России очень много поклонников твоей музыки, и все они ждут с нетерпением того момента, когда они снова смогут увидеть тебя в России. Хотел ли бы ты передать что-то своим российским фэнам?

JLT: - Да, конечно, но прежде всего я хотел бы сказать вот что. На моем сайте в Интернет недавно появился линк на русском - две замечательные русские девушки Ирина и Катя переводят на русский все то, что содержится на английской версии моего сайта. Совсем скоро они начнут переводить на русский мои интервью и статьи обо мне из англоязычной прессы. Совсем недавно я давал интервью для русской газеты из Нью-Йорка - ведь ты прекрасно знаешь, что в Нью-Йорке очень много русских. На следующей неделе я буду давать интервью на русскоязычном радио в Нью-Йорке. Я не уверен, будет ли эта запись отправлена потом в Россию, но они собираются транслировать ее для всего русскоязычного населения Нью-Йорка. Как видишь - русские проявляют очень большую активность к тому, что имеет отношение к рок-н-роллу и моей скромной персоне. Я верю в то, что Hughes Turner Project обязательно приедет в Россию, и если мы с помощью вашего промоутера, о котором мы сегодня уже говорили, зарядим несколько концертов, это будет просто фантастика!!! Я очень хочу снова встретиться с российскими фэнами, я никогда не забуду те концерты в '89-ом! Перефразируя название известной песни Мальмстина - 'You DO Remember, And I'll Never Forget'! Я никогда не забуду те потрясающие моменты во время моего приезда в Россию, они многое изменили в моей жизни, они значат для меня многое - и я говорю это от чистого сердца! Это было невероятно, и я очень хочу, чтобы это повторилось снова! Когда я снова приеду в Москву, мы это обязательно отметим, ОК?!

S.: - Да, конечно! Спасибо за прекрасное интервью!..

JLT: - Спасибо тебе и вашему журналу за то, что вы делаете, за то, что вы несете музыку людям, thank you for keeping rock'n'roll ALIVE!

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ



ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

Всё о мире тяжёлой музыки, металле, альтернативе и Ню-метале. Добро пожаловать на территорию для настоящих хардкорных мужчин, которые знают толк в железных рифах. Последние новости отечественной и зарубежной рок-сцены, обзоры новых музыкальных альбомов, дебюты и возрождения, распады и воссоединения самых заметных и талантливых групп этого и прошлого столетия! Металлика уже не торт? Дэйв Гролл – лучший барабанщик планеты? Что думает Оззи Осборн о Джастине Бибере? Это ТОТАЛМЕТАЛ! Это – мы! Добро пожаловать!

... A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-Я

Created by TMN Team, MCMXCXIX-MMVIII