TMN

Total Metal Net

Louder than before!
Rambler's Top100
Анонсы
Новости
Рецензии
Статьи
Группы
Викторина
Проект
TMN предлагает
К посетителям
ALIVE
Архив
Контакты

На правах рекламы:
Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Threshold: Критическая масса успеха

TOTAL METAL TALES

Walter Lee Cross

КРИТИЧЕСКАЯ МАССА УСПЕХА

Сколь долог путь из культовых групп в великие? Кому как повезет. У британских прог-металлистов Threshold давно есть все, кроме мирового признания - оттого и усилия на покорение новых высот прилагаются еще какие. Едва успел схлынуть восторг фэнов и критиков от прошлогоднего альбома "Hypothetical", как созрел новый, название которого говорит за себя. Впрочем, доставшийся нам в собеседники один из лидеров группы - клавишник Ричард Уэст считает, что в словах "Critical Mass" гораздо больше смысла, чем можно подумать.
Опубликовано в журнале Alive, №1 (10), 2002

Walter Lee Cross: В названии вашего нового альбома - "Critical Mass" - так и сквозит подтекст коммерческого успеха.

Richard West: Ха-ха... Всем бы критикам столько щедрости. Название связано с текстовками. В них проходят две концепции. Первая - о том, как человек воспринимает идею: поначалу он встречает ее критически, потом соглашается. И однажды набирается громкий хор людей, и идея достигает критической массы, становится религией или культом. Вторая концепция - более личная: о том, как мечта становится явью: ты чувствуешь, как загорается пламя, оно растет, растет и в один прекрасный день вырастает до критической массы. Внутренний голос достигает такой силы, что ты идешь и добиваешься всего, о чем мечтаешь.

WLC: То есть, тексты очень личные?

RW: Да. У меня есть мечта, взгляд на вещи, который проходит через половину текстов, которую я написал. Мой личный опыт. За долгие годы я устал каждый день отправляться работать, вечером смотреть телевизор, а потом идти спать. И так день за днем, никаких перемен. В тебе горит огонь, но ты ничего не можешь поделать со своей жизнью - мешают обстоятельства. Ты думаешь, что, может, на будущий год все пойдет лучше, будет больше денег или времени. Но ничего не меняется... Я смог изменить все на корню. У меня появилось то, о чем я не мог даже и мечтать. Это сложный процесс, в это тяжело поверить, но ты веришь - и говоришь: "Да!".

WLC: Так тебе удалось изменить жизнь, от повседневной рутины к достижению целей?

RW: Абсолютно. Я хотел все время заниматься музыкой, иметь большой дом в сельской местности - и в итоге путем упорного труда добился своего.

WLC: А что стало поворотным пунктом?

RW: Из года в год, оглядываясь на свою жизнь, я понимал, что ничего толком не достиг. Внутренний голос твердил это снова и снова - и в итоге я смог. И добился.

WLC: Тогда я по-настоящему завидую. Хороший пример для многих.

RW: Пока рано об этом говорить. Но, надеюсь, на альбоме Threshold есть вещи, которые помогут людям реализовать амбиции и претворить мечты в жизнь - тогда буду очень счастлив.

WLC: Половину текстов написал ты, половину - Джон Джири (басист группы - ред.)?

RW: Да.

WLC: В чем разница? Ты упоминал телевизор - на прошлом альбоме у вас была вещь о телевизоре ("Turn On, Tune In" - ред.), кажется, с текстовками Джона.

RW: Верно. Я смотрю, ты знаешь толк в Threshold.

WLC: Похоже, он боится смотреть телевизор, или это преувеличение?

RW: Джон просто пишет от сердца, - о том, каким инертным можно стать в телевизионной культуре. Ты делаешь то, что видишь по телевизору. Работая над текстами для нового альбома, я говорил об этом с Джоном. У него накопилась усталость - семья, надо зарабатывать. Он чувствует, что не может позволить себе смотреть телевизор, и в некотором роде боится, боюсь, что так.

WLC: В России от некоторых молодых интеллектуалов порой слышишь: "Ни за что не буду смотреть телевизор - я выше этого".

RW: По-моему, они заходят слишком далеко. Я сейчас живу в Чехии - как ты, наверно, знаешь, мы пережили наводнение. Я видел дождь, но если бы не смотрел телевизор, так и не узнал бы о том, что происходит. Так что иногда это очень полезно.

WLC: Так ты стал свидетелем бедствий в Праге?

RW: К счастью, я живу на холмистой местности. Но в низинах ужасное опустошение. Мне жаль людей, которые там жили.

WLC: В Праге до сих пор тяжело?

RW: Я живу далеко от Праги, и мне крупно повезло. Но, насколько я представляю, она сильно пострадала.

WLC: Мы в Москве легко отделались. Хотя погода была ужасной - сильная жара и смог (Своего бедствия под названием "терроризм" Москва дождалась месяца через полтора после беседы - ред.)

RW: Да, видел по телевизору.

WLC: У меня нет промо вашего альбома под рукой - в России очень боятся пиратов. А некоторые западные журналисты уже не только заполучили промо, но и понаписали рецензии с высокими оценками. Я слышал только одну вещь на MP3 - очень понравилось. Словно еще один трек с "Hypothetical" - тот же звук, тот же класс.

RW: Тот же звук? По-моему, мы стали более прогрессивными и чуть более атмосферными, чем на "Hypothetical". Там музыка держится на гитаристах; начинается вещь - и ты чувствуешь, куда она пойдет. В музыкальном плане "Critical Mass" более концептуален. По первой минуте композиции ни за что не догадаешься, каким будет продолжение. Каждая вещь - словно путешествие. Это очень заметно на "Falling Away", вещи, доступной через Интернет.

WLC: Это самая доступная вещь на всем альбоме? Покрутить бы ее на радио...

RW: Да, может, стоит сделать радиомикс. В точки зрения коммерческого успеха, альбомы Threshold неплохо продаются. Для нас это очень важно, но вместо того, чтобы писать трехминутные вещи с тремя, четырьмя или пятью куплетами и припевом, мы бороздим музыкальную ниву на самом высоком уровне, на какой способны. Нас не беспокоят длина вещей, смены тональностей и ритма. Просто исследуем музыку, не следуя за текстом. Не делим вещи пополам - делаем то, что считаем нужным.

WLC: Да, но при этом все равно делаете очень доступную музыку. Скажем, новый альбом Blind Guardian не столь доступен, как, ваш прошлый альбом и, возможно, нынешний - хотя все наверняка ждали обратного.

RW: Возможно, в карьере Threshold и наступит перелом. Музыкальный мир щедр на сюрпризы, нельзя загадывать, что будет.

WLC: Может, кого-то отпугивает ваш серьезный прогрессивный имидж? А потом люди послушают и скажут: "Ух ты, просто фантастика, и ничего сложного".

RW: Спасибо, надеюсь, так оно и будет.

WLC: Я тоже, хотя - похоже, в наше время чтобы стать успешной, музыка должна быть... грязной. Сначала грандж, потом Offspring, потом Nine Inch Nails, потом ню-метал, а как же вы? Как насчет настоящей музыки?

RW: Не знаю, как устроена музыкальная индустрия в России, но в остальном мире все чересчур привязано к трехминутному радиоформату. Мажорные лейблы строят весь рынок на трехминутном стандарте. Они решают, каким группам достанутся миллионы долларов. У нас даже самые короткие вещи - по 5-6 минут, а на радио и телевидении слишком короткие ниши. Нам тяжелее делать коммерческие вещи, но, если будем писать трехминутные, ничего не добьемся, ведь это будет уже не Threshold. Поэтому мы решили оставаться некоммерческими.

WLC: Но вы же сделали "Keep My Head" - по-моему, очень коммерческую вещь.

RW: Да, но и она сделана по нашим меркам - 4 минуты, вполне на уровне Threshold. Работя над материалом, мы знать об этом не хотим. На "Critical Mass" заглавная вещь - на 13 минут, а "Keep My Head" - всего на 4. Выходит так, как выходит, а не так, как должно быть. По поводу "Keep My Head" многие решили, что она не очень в духе Threshold. Возможно, в стиле Элтона Джона или Робби Уильямса. Но нам понравилось, что она так отличается.

WLC: По-моему, она похожа на Queen.

RW: Queen? Да, согласен.

WLC: Это твоя вещь, Карла Грума или...

RW: Кто ее написал? Я. Но делал ее не для Threshold, хотел сыграть, как Элтон Джон, мне понравилось - к удивлению Карла. Он сказал: "Ну, давай сыграем ее группой, чтобы она была больше похожа на Threshold. Но, так и не сыграли."

WLC: Эта вещь - большой сюрприз. Простая, но сносит крышу. А в чем главный сюрприз на новом альбоме?

RW: Для фэнов? Думаю, проблема с "Hypothetical" в том, что весь мир решил, что это наш лучший альбом. "Как вы сможете сделать альбом лучше, чем "Hypothetical"? Вернувшись в студию, мы не могли ограничиться второй частью "Hypothetical". Предстояло сделать нечто иное, мы стали более прогрессивными и атмосферными. Думаю, фэны, ожидавшие еще одного альбома в духе "Hypothetical", удивились, как все поменялось. Но, надеюсь, это все равно Threshold.

WLC: По-моему, ваши альбомы все время меняются. "Psychadelicatessen" слегка похож на Savatage.

RW: Любопытно.

WLC: Он более американизированный.

RW: Не слышал подобных сравнений.

WLC: А ваш первый альбом похож на нечто среднее между Arena и Iron Maiden.

RW: Тоже интересное мнение. Я бы сказал, мы - Threshold, потому что в группе шесть человек. У каждого свои влияния, на каждом альбоме - новые.

WLC: По-моему, "Hypothetical" чем-то напоминает "Bark At The Moon" Оззи.

RW: Правда? Интересно. Я не слышал этот альбом, придется достать.

WLC: Странно, ведь это же классика. Материал чем-то похож на вещи Джейка Ли.

RW: Даже и не задумывался.

WLC: Многие называют вас британским ответом на Dream Theater. Хотя, по-моему, вы совершенно разные.

RW: По-моему, они - совсем другая группа. Это началось, когда в 1992 году Dream Theater выпустили "Images And Words", а мы - "Wounded Land" в 1993-м. Успех Dream Theater оказался столь велик, что было легко сказать: "А, Threshold - это всего лишь британская версия". С самого начала мы были очень разными, но нас засунули в ту же категорию прогрессивного металла. С каждым альбомом мы все больше отличались от Dream Theater, но сравнения все равно звучали - так ведь гораздо проще.

WLC: По-моему, последний альбом Dream Theater совсем на вас непохож.

RW: Последний? Да. По-моему, они стали делать очень классический прогрессив. С головой окунулись в 70-е в подходе к материалу. По части инструментала они велики: замысловатые темы, длинные переходы. А в Threshold доминирует мелодия и композиция. И припев. Хотя инструментальная работа у нас на должном уровне.

WLC: По-моему, вы точно не станете утверждать, что на вас повлияли Tool.

RW: Для меня это относительно новая группа. Но у меня есть последний альбом. По-моему, отличный. Они великолепны. Имея в составе всего лишь гитары, бас и барабаны, им удается сотворить из этого интересный, необычный звук. И вписываться в радиоформат. Хорошая группа - но не скажу, что они на меня повлияли.

WLC: Давным-давно я слышал одну вещь вашей старой группы с Карлом Грумом, Mercy Train.

RW: Ты это слышал? Это же трудно достать, большая редкость.

WLC: У меня были контакты с SI Music Records - году в 1994. Там была одна вещь, - кажется, печальная баллада. У вас все было в таком духе - тихий неопрог?

RW: Нет, в основном рок и поп. У нас была лишь пара прогрессивных вещей. Это было году в 1991 или 92-м. Как раз в это время Threshold записывали "Wounded Land". Так я и попал в Threshold, ведь я не особенно верил, что Mercy Train долго протянут. Они предложили отыграть клавишные партии - я согласился, но прошло уже 10 лет, а я до сих пор в группе. Но, думаю, Mercy Train открыли для меня английскую прогрессивную сцену. Я ведь тогда не был ее частью.

WLC: Вы играли попсу или хард-рок?

RW: Поп, хард, но никогда не пробовали быть прогрессивными. Просто делали музыку, отрывались на сцене. Было столько энергии, прыгали как сумасшедшие. Классные были шоу.

WLC: Кто твой любимый клавишник? Дон Эйри?

RW: Шопен, классический композитор.

WLC: Прямо, как у Тони Макалпайна, который записывает на каждом альбоме вещь Шопена на классическом фортепиано.

RW: О, да. Из клавишников назвал бы Кевина Мура. То, что он делал в Dream Theater на "Images And Words" - фантастика, ничего лучше не придумаешь. Великий клавишник.

WLC: А остальные их клавишники, Дерек Шеринян и Джордан Рудесс?

RW: Вот что интересно. Дерек, по-моему, великолепен, хотя никогда не вписывался в Dream Theater. Слишком разные люди. Но музыка у него прекрасная. Думаю, это он написал "Anna Lee", балладу на "Falling Into Infinity". Красивая вещь. Теперь у него проект Planet X, с которым он делает классные вещи. Но Джордан... Не могу понять, по-моему, в Dream Theater всегда было четыре безумца и человек, который держал все под контролем - сначала это был Кевин. Потом Дерек. Но в лице Джордана они получили пятого безумца. Теперь это пять абсолютно неуправляемых людей, они просто играют, как хотят. Не думаю, что это ключ к широкой популярности. Мне больше по душе контролирующая функция, которую вносил Кевин. Могу представить, как на записи альбомов Кевин подсказывал вернуться к припеву, не забывать о композиции. А теперь этого никто не делает.

WLC: По поводу Джордана, меня удивило видео, на котором он играет всего на одной клавиатуре, со множеством мозгов - вот какая теперь технология?

RW: Да, странно. Когда я начинал играть в группе Shadowland, у меня было пять клавиатур. Теперь всего две - ведь технологии ушли вперед, и можно этим ограничиться. Но я бы не стал использовать одну - маловато. Не думаю, что Threshold стоит уподобляться Dream Theater - они примеряют на себя роли инструменталистов-одиночек, вот им и нужна одна клавиатура.

WLC: Ты увлекаешься аналоговыми клавишами, как теперь модно?

RW: Меня это не особенно волнует. Моя роль в Threshold - скорее продюсера, чем клавишника. Меня скорее интересует, какого звука можно добиться в рамках группы. С помощью клавиш, компьютерных эффектов или гитар - не так уж важно. Я часто пишу вещи с небольшой долей клавиш в миксе, это не проблема. Так что, если дело доходит до выбора клавиш, меня не особенно беспокоит, аналоговые они или цифровые. Важно, насколько с ними можно добиться нужного звука. Знаю, есть люди, задвинутые на аналоговых синтезаторах 70-х, но это не для меня. Конечно, на этих клавишах выходят интересные звуки. Если среди них есть звуки, которые мне нужны - я их использую или покупаю.

WLC: Не боишься, что некоторые скажут, что ты пребываешь в тени Клайва Нолана, - возможно, клавишника №1 британской прогрессивной сцены?

RW: Рад за Клайва. Мы начинали в одной группе Shadowland (группе с Клайвом Ноланом в роли ведущего вокалиста - ред.). С тех пор наши пути разошлись по сторонам: у него - Arena, у меня - Threshold. Похоже, наши фэны - очень разные люди. Если Клайв - номер 1, очень рад за него. Хотя... Рик Уэйкман всегда при деле.

WLC: В Москве с Риком Уэйкманом я встречал Дэмьена Уилсона (бывшего вокалиста Threshold - ред.).

RW: Шоу удалось?

WLC: Не особо: ведь дело было в Кремле, а это очень неподходящее место для рок-концертов. Другой момент: днем раньше я сходил на Гленна Хьюза. Конечно, Дэмьен - очень хороший певец, но на фоне Гленна Хьюза трудности возникнут у любого.

RW: Насколько я знаю, Дэмьен - большой поклонник Гленна Хьюза. По-моему, он первым с этим согласится.

WLC: А мне очень нравится Глинн Морган.

RW: Мне тоже. С нами он сделал великий альбом. И основал новую группу, Mindfeed. Люблю оба их альбома, отличная работа. Он начинал писать материал для третьего, жаль, что так и не закончил.

WLC: А в чем проблема?

RW: Общался с ним в прошлом году. Он поведал, что дела с новым альбом никогда не шли гладко - не было то нужных музыкантов, то материала, то чего-то еще. Когда я с ним говорил, он только вернулся из Америки. Провел неделю в доме Оззи Осборна. Где - вот это сюрприз - обсуждал с Оззи возможность писать для него вещи. Потом в свет вышли "The Osbournes". Не знаю, как в России, а в Америке это шоу пользуется грандиозным успехом, - с местом действия в том самом доме. Должно быть, интересно смотреть на это глазами Глинна.

WLC: Так он попал в шоу "The Osbournes"?

RW: Нет, дело было на несколько месяцев раньше.

WLC: Недавно общался с Куртом Вандерхуфом из Metal Church. Посоветовал откопать Глинна на место Дэвида Уэйна. Не знаю, что будет, но идея ему понравилась.

RW: Неплохо, хотя не знаю, пойдет ли на это Глинн. По-моему, он до сих пор пишет вещи. Не срослось с Осборном - значит, найдет кого-то еще. Он даже не берет это в голову, ведь он делает классную музыку, и у него великий голос. Думаю, он еще заявит о себе.

WLC: Нравится его вещь "Innocent" - похоже на то, что теперь делает Кевин Мур.

RW: Да, очень похоже. Классная баллада для сингла.

WLC: Ты рассказывал про свою студию. Threshold когда-нибудь отправятся туда на запись вместо Thin Ice?

RW: Нет. Студия Threshold - это Thin Ice. На ней все здорово запрограммировано. Она недалеко от базы группы. А моя студия в Чехии, где я живу с женой. Собираюсь в будущем году записать там альбом.

WLC: Ты живешь в стране, где много русских.

RW: Приятная страна. Но люди удивляются, ведь чаще чехи стремятся в Англию. Так зачем англичанину перебираться в Чехию? По-моему, каждый ищет страну, в которой лучше живется. Чехи восторгаются Англией. А мне наскучила Англия, и я нахожу в Чехии много приятных вещей. Здесь здорово.

WLC: Надеюсь, приедете играть в Россию.

RW: Да, это был бы приятный день. Надеюсь, не в Кремле, а на нормальной рок-сцене.

WLC: У нас есть места и получше.

RW: Мы в каждом турне пробираемся все дальше на восток. В октябре отыграем в Словакии. Возможно, как-нибудь.

WLC: Боюсь, что наши промоутеры боятся прогрессивных групп. Они могут подумать: "придет мало народу с большими амбициями".

RW: Возможно. Но мир меняется, так что, надеюсь, в один прекрасный день...

WLC: Хотелось бы вас увидеть. Может, стоит скооперироваться с Arena по поводу совместного шоу?

RW: Выйдет неплохо.

WLC: Или с Blind Guardian, которые едут сюда во второй раз.

RW: У нас будет пара шоу с Blind Guardian, может, потом и еще.

WLC: А пока дело идет к тому, что в России по лицензии выйдет дешевая версия вашего нового альбома. Очень хорошая практика. Помогает бороться с пиратством. Теперь альбомы Inside Out будут выходить в России.

RW: Правда? Это хорошо, хотел бы, чтобы это развивалось.

WLC: Так что, надеюсь, вы все же достигнете критической массы коммерческого успеха.

RW: Спасибо. Было приятно пообщаться.

WLC: Спасибо, и удачи!

Благодарим отдел иностранного репертуара концерна "Группа Союз" за организацию интервью.

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ






Rambler's Top100
[an error occurred while processing this directive]
Powered by ALIVE

TOTAL METAL TALES

Walter Lee Cross

КРИТИЧЕСКАЯ МАССА УСПЕХА

Сколь долог путь из культовых групп в великие? Кому как повезет. У британских прог-металлистов Threshold давно есть все, кроме мирового признания - оттого и усилия на покорение новых высот прилагаются еще какие. Едва успел схлынуть восторг фэнов и критиков от прошлогоднего альбома "Hypothetical", как созрел новый, название которого говорит за себя. Впрочем, доставшийся нам в собеседники один из лидеров группы - клавишник Ричард Уэст считает, что в словах "Critical Mass" гораздо больше смысла, чем можно подумать.
Опубликовано в журнале Alive, №1 (10), 2002

Walter Lee Cross: В названии вашего нового альбома - "Critical Mass" - так и сквозит подтекст коммерческого успеха.

Richard West: Ха-ха... Всем бы критикам столько щедрости. Название связано с текстовками. В них проходят две концепции. Первая - о том, как человек воспринимает идею: поначалу он встречает ее критически, потом соглашается. И однажды набирается громкий хор людей, и идея достигает критической массы, становится религией или культом. Вторая концепция - более личная: о том, как мечта становится явью: ты чувствуешь, как загорается пламя, оно растет, растет и в один прекрасный день вырастает до критической массы. Внутренний голос достигает такой силы, что ты идешь и добиваешься всего, о чем мечтаешь.

WLC: То есть, тексты очень личные?

RW: Да. У меня есть мечта, взгляд на вещи, который проходит через половину текстов, которую я написал. Мой личный опыт. За долгие годы я устал каждый день отправляться работать, вечером смотреть телевизор, а потом идти спать. И так день за днем, никаких перемен. В тебе горит огонь, но ты ничего не можешь поделать со своей жизнью - мешают обстоятельства. Ты думаешь, что, может, на будущий год все пойдет лучше, будет больше денег или времени. Но ничего не меняется... Я смог изменить все на корню. У меня появилось то, о чем я не мог даже и мечтать. Это сложный процесс, в это тяжело поверить, но ты веришь - и говоришь: "Да!".

WLC: Так тебе удалось изменить жизнь, от повседневной рутины к достижению целей?

RW: Абсолютно. Я хотел все время заниматься музыкой, иметь большой дом в сельской местности - и в итоге путем упорного труда добился своего.

WLC: А что стало поворотным пунктом?

RW: Из года в год, оглядываясь на свою жизнь, я понимал, что ничего толком не достиг. Внутренний голос твердил это снова и снова - и в итоге я смог. И добился.

WLC: Тогда я по-настоящему завидую. Хороший пример для многих.

RW: Пока рано об этом говорить. Но, надеюсь, на альбоме Threshold есть вещи, которые помогут людям реализовать амбиции и претворить мечты в жизнь - тогда буду очень счастлив.

WLC: Половину текстов написал ты, половину - Джон Джири (басист группы - ред.)?

RW: Да.

WLC: В чем разница? Ты упоминал телевизор - на прошлом альбоме у вас была вещь о телевизоре ("Turn On, Tune In" - ред.), кажется, с текстовками Джона.

RW: Верно. Я смотрю, ты знаешь толк в Threshold.

WLC: Похоже, он боится смотреть телевизор, или это преувеличение?

RW: Джон просто пишет от сердца, - о том, каким инертным можно стать в телевизионной культуре. Ты делаешь то, что видишь по телевизору. Работая над текстами для нового альбома, я говорил об этом с Джоном. У него накопилась усталость - семья, надо зарабатывать. Он чувствует, что не может позволить себе смотреть телевизор, и в некотором роде боится, боюсь, что так.

WLC: В России от некоторых молодых интеллектуалов порой слышишь: "Ни за что не буду смотреть телевизор - я выше этого".

RW: По-моему, они заходят слишком далеко. Я сейчас живу в Чехии - как ты, наверно, знаешь, мы пережили наводнение. Я видел дождь, но если бы не смотрел телевизор, так и не узнал бы о том, что происходит. Так что иногда это очень полезно.

WLC: Так ты стал свидетелем бедствий в Праге?

RW: К счастью, я живу на холмистой местности. Но в низинах ужасное опустошение. Мне жаль людей, которые там жили.

WLC: В Праге до сих пор тяжело?

RW: Я живу далеко от Праги, и мне крупно повезло. Но, насколько я представляю, она сильно пострадала.

WLC: Мы в Москве легко отделались. Хотя погода была ужасной - сильная жара и смог (Своего бедствия под названием "терроризм" Москва дождалась месяца через полтора после беседы - ред.)

RW: Да, видел по телевизору.

WLC: У меня нет промо вашего альбома под рукой - в России очень боятся пиратов. А некоторые западные журналисты уже не только заполучили промо, но и понаписали рецензии с высокими оценками. Я слышал только одну вещь на MP3 - очень понравилось. Словно еще один трек с "Hypothetical" - тот же звук, тот же класс.

RW: Тот же звук? По-моему, мы стали более прогрессивными и чуть более атмосферными, чем на "Hypothetical". Там музыка держится на гитаристах; начинается вещь - и ты чувствуешь, куда она пойдет. В музыкальном плане "Critical Mass" более концептуален. По первой минуте композиции ни за что не догадаешься, каким будет продолжение. Каждая вещь - словно путешествие. Это очень заметно на "Falling Away", вещи, доступной через Интернет.

WLC: Это самая доступная вещь на всем альбоме? Покрутить бы ее на радио...

RW: Да, может, стоит сделать радиомикс. В точки зрения коммерческого успеха, альбомы Threshold неплохо продаются. Для нас это очень важно, но вместо того, чтобы писать трехминутные вещи с тремя, четырьмя или пятью куплетами и припевом, мы бороздим музыкальную ниву на самом высоком уровне, на какой способны. Нас не беспокоят длина вещей, смены тональностей и ритма. Просто исследуем музыку, не следуя за текстом. Не делим вещи пополам - делаем то, что считаем нужным.

WLC: Да, но при этом все равно делаете очень доступную музыку. Скажем, новый альбом Blind Guardian не столь доступен, как, ваш прошлый альбом и, возможно, нынешний - хотя все наверняка ждали обратного.

RW: Возможно, в карьере Threshold и наступит перелом. Музыкальный мир щедр на сюрпризы, нельзя загадывать, что будет.

WLC: Может, кого-то отпугивает ваш серьезный прогрессивный имидж? А потом люди послушают и скажут: "Ух ты, просто фантастика, и ничего сложного".

RW: Спасибо, надеюсь, так оно и будет.

WLC: Я тоже, хотя - похоже, в наше время чтобы стать успешной, музыка должна быть... грязной. Сначала грандж, потом Offspring, потом Nine Inch Nails, потом ню-метал, а как же вы? Как насчет настоящей музыки?

RW: Не знаю, как устроена музыкальная индустрия в России, но в остальном мире все чересчур привязано к трехминутному радиоформату. Мажорные лейблы строят весь рынок на трехминутном стандарте. Они решают, каким группам достанутся миллионы долларов. У нас даже самые короткие вещи - по 5-6 минут, а на радио и телевидении слишком короткие ниши. Нам тяжелее делать коммерческие вещи, но, если будем писать трехминутные, ничего не добьемся, ведь это будет уже не Threshold. Поэтому мы решили оставаться некоммерческими.

WLC: Но вы же сделали "Keep My Head" - по-моему, очень коммерческую вещь.

RW: Да, но и она сделана по нашим меркам - 4 минуты, вполне на уровне Threshold. Работя над материалом, мы знать об этом не хотим. На "Critical Mass" заглавная вещь - на 13 минут, а "Keep My Head" - всего на 4. Выходит так, как выходит, а не так, как должно быть. По поводу "Keep My Head" многие решили, что она не очень в духе Threshold. Возможно, в стиле Элтона Джона или Робби Уильямса. Но нам понравилось, что она так отличается.

WLC: По-моему, она похожа на Queen.

RW: Queen? Да, согласен.

WLC: Это твоя вещь, Карла Грума или...

RW: Кто ее написал? Я. Но делал ее не для Threshold, хотел сыграть, как Элтон Джон, мне понравилось - к удивлению Карла. Он сказал: "Ну, давай сыграем ее группой, чтобы она была больше похожа на Threshold. Но, так и не сыграли."

WLC: Эта вещь - большой сюрприз. Простая, но сносит крышу. А в чем главный сюрприз на новом альбоме?

RW: Для фэнов? Думаю, проблема с "Hypothetical" в том, что весь мир решил, что это наш лучший альбом. "Как вы сможете сделать альбом лучше, чем "Hypothetical"? Вернувшись в студию, мы не могли ограничиться второй частью "Hypothetical". Предстояло сделать нечто иное, мы стали более прогрессивными и атмосферными. Думаю, фэны, ожидавшие еще одного альбома в духе "Hypothetical", удивились, как все поменялось. Но, надеюсь, это все равно Threshold.

WLC: По-моему, ваши альбомы все время меняются. "Psychadelicatessen" слегка похож на Savatage.

RW: Любопытно.

WLC: Он более американизированный.

RW: Не слышал подобных сравнений.

WLC: А ваш первый альбом похож на нечто среднее между Arena и Iron Maiden.

RW: Тоже интересное мнение. Я бы сказал, мы - Threshold, потому что в группе шесть человек. У каждого свои влияния, на каждом альбоме - новые.

WLC: По-моему, "Hypothetical" чем-то напоминает "Bark At The Moon" Оззи.

RW: Правда? Интересно. Я не слышал этот альбом, придется достать.

WLC: Странно, ведь это же классика. Материал чем-то похож на вещи Джейка Ли.

RW: Даже и не задумывался.

WLC: Многие называют вас британским ответом на Dream Theater. Хотя, по-моему, вы совершенно разные.

RW: По-моему, они - совсем другая группа. Это началось, когда в 1992 году Dream Theater выпустили "Images And Words", а мы - "Wounded Land" в 1993-м. Успех Dream Theater оказался столь велик, что было легко сказать: "А, Threshold - это всего лишь британская версия". С самого начала мы были очень разными, но нас засунули в ту же категорию прогрессивного металла. С каждым альбомом мы все больше отличались от Dream Theater, но сравнения все равно звучали - так ведь гораздо проще.

WLC: По-моему, последний альбом Dream Theater совсем на вас непохож.

RW: Последний? Да. По-моему, они стали делать очень классический прогрессив. С головой окунулись в 70-е в подходе к материалу. По части инструментала они велики: замысловатые темы, длинные переходы. А в Threshold доминирует мелодия и композиция. И припев. Хотя инструментальная работа у нас на должном уровне.

WLC: По-моему, вы точно не станете утверждать, что на вас повлияли Tool.

RW: Для меня это относительно новая группа. Но у меня есть последний альбом. По-моему, отличный. Они великолепны. Имея в составе всего лишь гитары, бас и барабаны, им удается сотворить из этого интересный, необычный звук. И вписываться в радиоформат. Хорошая группа - но не скажу, что они на меня повлияли.

WLC: Давным-давно я слышал одну вещь вашей старой группы с Карлом Грумом, Mercy Train.

RW: Ты это слышал? Это же трудно достать, большая редкость.

WLC: У меня были контакты с SI Music Records - году в 1994. Там была одна вещь, - кажется, печальная баллада. У вас все было в таком духе - тихий неопрог?

RW: Нет, в основном рок и поп. У нас была лишь пара прогрессивных вещей. Это было году в 1991 или 92-м. Как раз в это время Threshold записывали "Wounded Land". Так я и попал в Threshold, ведь я не особенно верил, что Mercy Train долго протянут. Они предложили отыграть клавишные партии - я согласился, но прошло уже 10 лет, а я до сих пор в группе. Но, думаю, Mercy Train открыли для меня английскую прогрессивную сцену. Я ведь тогда не был ее частью.

WLC: Вы играли попсу или хард-рок?

RW: Поп, хард, но никогда не пробовали быть прогрессивными. Просто делали музыку, отрывались на сцене. Было столько энергии, прыгали как сумасшедшие. Классные были шоу.

WLC: Кто твой любимый клавишник? Дон Эйри?

RW: Шопен, классический композитор.

WLC: Прямо, как у Тони Макалпайна, который записывает на каждом альбоме вещь Шопена на классическом фортепиано.

RW: О, да. Из клавишников назвал бы Кевина Мура. То, что он делал в Dream Theater на "Images And Words" - фантастика, ничего лучше не придумаешь. Великий клавишник.

WLC: А остальные их клавишники, Дерек Шеринян и Джордан Рудесс?

RW: Вот что интересно. Дерек, по-моему, великолепен, хотя никогда не вписывался в Dream Theater. Слишком разные люди. Но музыка у него прекрасная. Думаю, это он написал "Anna Lee", балладу на "Falling Into Infinity". Красивая вещь. Теперь у него проект Planet X, с которым он делает классные вещи. Но Джордан... Не могу понять, по-моему, в Dream Theater всегда было четыре безумца и человек, который держал все под контролем - сначала это был Кевин. Потом Дерек. Но в лице Джордана они получили пятого безумца. Теперь это пять абсолютно неуправляемых людей, они просто играют, как хотят. Не думаю, что это ключ к широкой популярности. Мне больше по душе контролирующая функция, которую вносил Кевин. Могу представить, как на записи альбомов Кевин подсказывал вернуться к припеву, не забывать о композиции. А теперь этого никто не делает.

WLC: По поводу Джордана, меня удивило видео, на котором он играет всего на одной клавиатуре, со множеством мозгов - вот какая теперь технология?

RW: Да, странно. Когда я начинал играть в группе Shadowland, у меня было пять клавиатур. Теперь всего две - ведь технологии ушли вперед, и можно этим ограничиться. Но я бы не стал использовать одну - маловато. Не думаю, что Threshold стоит уподобляться Dream Theater - они примеряют на себя роли инструменталистов-одиночек, вот им и нужна одна клавиатура.

WLC: Ты увлекаешься аналоговыми клавишами, как теперь модно?

RW: Меня это не особенно волнует. Моя роль в Threshold - скорее продюсера, чем клавишника. Меня скорее интересует, какого звука можно добиться в рамках группы. С помощью клавиш, компьютерных эффектов или гитар - не так уж важно. Я часто пишу вещи с небольшой долей клавиш в миксе, это не проблема. Так что, если дело доходит до выбора клавиш, меня не особенно беспокоит, аналоговые они или цифровые. Важно, насколько с ними можно добиться нужного звука. Знаю, есть люди, задвинутые на аналоговых синтезаторах 70-х, но это не для меня. Конечно, на этих клавишах выходят интересные звуки. Если среди них есть звуки, которые мне нужны - я их использую или покупаю.

WLC: Не боишься, что некоторые скажут, что ты пребываешь в тени Клайва Нолана, - возможно, клавишника №1 британской прогрессивной сцены?

RW: Рад за Клайва. Мы начинали в одной группе Shadowland (группе с Клайвом Ноланом в роли ведущего вокалиста - ред.). С тех пор наши пути разошлись по сторонам: у него - Arena, у меня - Threshold. Похоже, наши фэны - очень разные люди. Если Клайв - номер 1, очень рад за него. Хотя... Рик Уэйкман всегда при деле.

WLC: В Москве с Риком Уэйкманом я встречал Дэмьена Уилсона (бывшего вокалиста Threshold - ред.).

RW: Шоу удалось?

WLC: Не особо: ведь дело было в Кремле, а это очень неподходящее место для рок-концертов. Другой момент: днем раньше я сходил на Гленна Хьюза. Конечно, Дэмьен - очень хороший певец, но на фоне Гленна Хьюза трудности возникнут у любого.

RW: Насколько я знаю, Дэмьен - большой поклонник Гленна Хьюза. По-моему, он первым с этим согласится.

WLC: А мне очень нравится Глинн Морган.

RW: Мне тоже. С нами он сделал великий альбом. И основал новую группу, Mindfeed. Люблю оба их альбома, отличная работа. Он начинал писать материал для третьего, жаль, что так и не закончил.

WLC: А в чем проблема?

RW: Общался с ним в прошлом году. Он поведал, что дела с новым альбом никогда не шли гладко - не было то нужных музыкантов, то материала, то чего-то еще. Когда я с ним говорил, он только вернулся из Америки. Провел неделю в доме Оззи Осборна. Где - вот это сюрприз - обсуждал с Оззи возможность писать для него вещи. Потом в свет вышли "The Osbournes". Не знаю, как в России, а в Америке это шоу пользуется грандиозным успехом, - с местом действия в том самом доме. Должно быть, интересно смотреть на это глазами Глинна.

WLC: Так он попал в шоу "The Osbournes"?

RW: Нет, дело было на несколько месяцев раньше.

WLC: Недавно общался с Куртом Вандерхуфом из Metal Church. Посоветовал откопать Глинна на место Дэвида Уэйна. Не знаю, что будет, но идея ему понравилась.

RW: Неплохо, хотя не знаю, пойдет ли на это Глинн. По-моему, он до сих пор пишет вещи. Не срослось с Осборном - значит, найдет кого-то еще. Он даже не берет это в голову, ведь он делает классную музыку, и у него великий голос. Думаю, он еще заявит о себе.

WLC: Нравится его вещь "Innocent" - похоже на то, что теперь делает Кевин Мур.

RW: Да, очень похоже. Классная баллада для сингла.

WLC: Ты рассказывал про свою студию. Threshold когда-нибудь отправятся туда на запись вместо Thin Ice?

RW: Нет. Студия Threshold - это Thin Ice. На ней все здорово запрограммировано. Она недалеко от базы группы. А моя студия в Чехии, где я живу с женой. Собираюсь в будущем году записать там альбом.

WLC: Ты живешь в стране, где много русских.

RW: Приятная страна. Но люди удивляются, ведь чаще чехи стремятся в Англию. Так зачем англичанину перебираться в Чехию? По-моему, каждый ищет страну, в которой лучше живется. Чехи восторгаются Англией. А мне наскучила Англия, и я нахожу в Чехии много приятных вещей. Здесь здорово.

WLC: Надеюсь, приедете играть в Россию.

RW: Да, это был бы приятный день. Надеюсь, не в Кремле, а на нормальной рок-сцене.

WLC: У нас есть места и получше.

RW: Мы в каждом турне пробираемся все дальше на восток. В октябре отыграем в Словакии. Возможно, как-нибудь.

WLC: Боюсь, что наши промоутеры боятся прогрессивных групп. Они могут подумать: "придет мало народу с большими амбициями".

RW: Возможно. Но мир меняется, так что, надеюсь, в один прекрасный день...

WLC: Хотелось бы вас увидеть. Может, стоит скооперироваться с Arena по поводу совместного шоу?

RW: Выйдет неплохо.

WLC: Или с Blind Guardian, которые едут сюда во второй раз.

RW: У нас будет пара шоу с Blind Guardian, может, потом и еще.

WLC: А пока дело идет к тому, что в России по лицензии выйдет дешевая версия вашего нового альбома. Очень хорошая практика. Помогает бороться с пиратством. Теперь альбомы Inside Out будут выходить в России.

RW: Правда? Это хорошо, хотел бы, чтобы это развивалось.

WLC: Так что, надеюсь, вы все же достигнете критической массы коммерческого успеха.

RW: Спасибо. Было приятно пообщаться.

WLC: Спасибо, и удачи!

Благодарим отдел иностранного репертуара концерна "Группа Союз" за организацию интервью.

<<  >>


Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Threshold: Критическая масса успеха

TOTAL METAL TALES

Walter Lee Cross

КРИТИЧЕСКАЯ МАССА УСПЕХА

Сколь долог путь из культовых групп в великие? Кому как повезет. У британских прог-металлистов Threshold давно есть все, кроме мирового признания - оттого и усилия на покорение новых высот прилагаются еще какие. Едва успел схлынуть восторг фэнов и критиков от прошлогоднего альбома "Hypothetical", как созрел новый, название которого говорит за себя. Впрочем, доставшийся нам в собеседники один из лидеров группы - клавишник Ричард Уэст считает, что в словах "Critical Mass" гораздо больше смысла, чем можно подумать.
Опубликовано в журнале Alive, №1 (10), 2002

Walter Lee Cross: В названии вашего нового альбома - "Critical Mass" - так и сквозит подтекст коммерческого успеха.

Richard West: Ха-ха... Всем бы критикам столько щедрости. Название связано с текстовками. В них проходят две концепции. Первая - о том, как человек воспринимает идею: поначалу он встречает ее критически, потом соглашается. И однажды набирается громкий хор людей, и идея достигает критической массы, становится религией или культом. Вторая концепция - более личная: о том, как мечта становится явью: ты чувствуешь, как загорается пламя, оно растет, растет и в один прекрасный день вырастает до критической массы. Внутренний голос достигает такой силы, что ты идешь и добиваешься всего, о чем мечтаешь.

WLC: То есть, тексты очень личные?

RW: Да. У меня есть мечта, взгляд на вещи, который проходит через половину текстов, которую я написал. Мой личный опыт. За долгие годы я устал каждый день отправляться работать, вечером смотреть телевизор, а потом идти спать. И так день за днем, никаких перемен. В тебе горит огонь, но ты ничего не можешь поделать со своей жизнью - мешают обстоятельства. Ты думаешь, что, может, на будущий год все пойдет лучше, будет больше денег или времени. Но ничего не меняется... Я смог изменить все на корню. У меня появилось то, о чем я не мог даже и мечтать. Это сложный процесс, в это тяжело поверить, но ты веришь - и говоришь: "Да!".

WLC: Так тебе удалось изменить жизнь, от повседневной рутины к достижению целей?

RW: Абсолютно. Я хотел все время заниматься музыкой, иметь большой дом в сельской местности - и в итоге путем упорного труда добился своего.

WLC: А что стало поворотным пунктом?

RW: Из года в год, оглядываясь на свою жизнь, я понимал, что ничего толком не достиг. Внутренний голос твердил это снова и снова - и в итоге я смог. И добился.

WLC: Тогда я по-настоящему завидую. Хороший пример для многих.

RW: Пока рано об этом говорить. Но, надеюсь, на альбоме Threshold есть вещи, которые помогут людям реализовать амбиции и претворить мечты в жизнь - тогда буду очень счастлив.

WLC: Половину текстов написал ты, половину - Джон Джири (басист группы - ред.)?

RW: Да.

WLC: В чем разница? Ты упоминал телевизор - на прошлом альбоме у вас была вещь о телевизоре ("Turn On, Tune In" - ред.), кажется, с текстовками Джона.

RW: Верно. Я смотрю, ты знаешь толк в Threshold.

WLC: Похоже, он боится смотреть телевизор, или это преувеличение?

RW: Джон просто пишет от сердца, - о том, каким инертным можно стать в телевизионной культуре. Ты делаешь то, что видишь по телевизору. Работая над текстами для нового альбома, я говорил об этом с Джоном. У него накопилась усталость - семья, надо зарабатывать. Он чувствует, что не может позволить себе смотреть телевизор, и в некотором роде боится, боюсь, что так.

WLC: В России от некоторых молодых интеллектуалов порой слышишь: "Ни за что не буду смотреть телевизор - я выше этого".

RW: По-моему, они заходят слишком далеко. Я сейчас живу в Чехии - как ты, наверно, знаешь, мы пережили наводнение. Я видел дождь, но если бы не смотрел телевизор, так и не узнал бы о том, что происходит. Так что иногда это очень полезно.

WLC: Так ты стал свидетелем бедствий в Праге?

RW: К счастью, я живу на холмистой местности. Но в низинах ужасное опустошение. Мне жаль людей, которые там жили.

WLC: В Праге до сих пор тяжело?

RW: Я живу далеко от Праги, и мне крупно повезло. Но, насколько я представляю, она сильно пострадала.

WLC: Мы в Москве легко отделались. Хотя погода была ужасной - сильная жара и смог (Своего бедствия под названием "терроризм" Москва дождалась месяца через полтора после беседы - ред.)

RW: Да, видел по телевизору.

WLC: У меня нет промо вашего альбома под рукой - в России очень боятся пиратов. А некоторые западные журналисты уже не только заполучили промо, но и понаписали рецензии с высокими оценками. Я слышал только одну вещь на MP3 - очень понравилось. Словно еще один трек с "Hypothetical" - тот же звук, тот же класс.

RW: Тот же звук? По-моему, мы стали более прогрессивными и чуть более атмосферными, чем на "Hypothetical". Там музыка держится на гитаристах; начинается вещь - и ты чувствуешь, куда она пойдет. В музыкальном плане "Critical Mass" более концептуален. По первой минуте композиции ни за что не догадаешься, каким будет продолжение. Каждая вещь - словно путешествие. Это очень заметно на "Falling Away", вещи, доступной через Интернет.

WLC: Это самая доступная вещь на всем альбоме? Покрутить бы ее на радио...

RW: Да, может, стоит сделать радиомикс. В точки зрения коммерческого успеха, альбомы Threshold неплохо продаются. Для нас это очень важно, но вместо того, чтобы писать трехминутные вещи с тремя, четырьмя или пятью куплетами и припевом, мы бороздим музыкальную ниву на самом высоком уровне, на какой способны. Нас не беспокоят длина вещей, смены тональностей и ритма. Просто исследуем музыку, не следуя за текстом. Не делим вещи пополам - делаем то, что считаем нужным.

WLC: Да, но при этом все равно делаете очень доступную музыку. Скажем, новый альбом Blind Guardian не столь доступен, как, ваш прошлый альбом и, возможно, нынешний - хотя все наверняка ждали обратного.

RW: Возможно, в карьере Threshold и наступит перелом. Музыкальный мир щедр на сюрпризы, нельзя загадывать, что будет.

WLC: Может, кого-то отпугивает ваш серьезный прогрессивный имидж? А потом люди послушают и скажут: "Ух ты, просто фантастика, и ничего сложного".

RW: Спасибо, надеюсь, так оно и будет.

WLC: Я тоже, хотя - похоже, в наше время чтобы стать успешной, музыка должна быть... грязной. Сначала грандж, потом Offspring, потом Nine Inch Nails, потом ню-метал, а как же вы? Как насчет настоящей музыки?

RW: Не знаю, как устроена музыкальная индустрия в России, но в остальном мире все чересчур привязано к трехминутному радиоформату. Мажорные лейблы строят весь рынок на трехминутном стандарте. Они решают, каким группам достанутся миллионы долларов. У нас даже самые короткие вещи - по 5-6 минут, а на радио и телевидении слишком короткие ниши. Нам тяжелее делать коммерческие вещи, но, если будем писать трехминутные, ничего не добьемся, ведь это будет уже не Threshold. Поэтому мы решили оставаться некоммерческими.

WLC: Но вы же сделали "Keep My Head" - по-моему, очень коммерческую вещь.

RW: Да, но и она сделана по нашим меркам - 4 минуты, вполне на уровне Threshold. Работя над материалом, мы знать об этом не хотим. На "Critical Mass" заглавная вещь - на 13 минут, а "Keep My Head" - всего на 4. Выходит так, как выходит, а не так, как должно быть. По поводу "Keep My Head" многие решили, что она не очень в духе Threshold. Возможно, в стиле Элтона Джона или Робби Уильямса. Но нам понравилось, что она так отличается.

WLC: По-моему, она похожа на Queen.

RW: Queen? Да, согласен.

WLC: Это твоя вещь, Карла Грума или...

RW: Кто ее написал? Я. Но делал ее не для Threshold, хотел сыграть, как Элтон Джон, мне понравилось - к удивлению Карла. Он сказал: "Ну, давай сыграем ее группой, чтобы она была больше похожа на Threshold. Но, так и не сыграли."

WLC: Эта вещь - большой сюрприз. Простая, но сносит крышу. А в чем главный сюрприз на новом альбоме?

RW: Для фэнов? Думаю, проблема с "Hypothetical" в том, что весь мир решил, что это наш лучший альбом. "Как вы сможете сделать альбом лучше, чем "Hypothetical"? Вернувшись в студию, мы не могли ограничиться второй частью "Hypothetical". Предстояло сделать нечто иное, мы стали более прогрессивными и атмосферными. Думаю, фэны, ожидавшие еще одного альбома в духе "Hypothetical", удивились, как все поменялось. Но, надеюсь, это все равно Threshold.

WLC: По-моему, ваши альбомы все время меняются. "Psychadelicatessen" слегка похож на Savatage.

RW: Любопытно.

WLC: Он более американизированный.

RW: Не слышал подобных сравнений.

WLC: А ваш первый альбом похож на нечто среднее между Arena и Iron Maiden.

RW: Тоже интересное мнение. Я бы сказал, мы - Threshold, потому что в группе шесть человек. У каждого свои влияния, на каждом альбоме - новые.

WLC: По-моему, "Hypothetical" чем-то напоминает "Bark At The Moon" Оззи.

RW: Правда? Интересно. Я не слышал этот альбом, придется достать.

WLC: Странно, ведь это же классика. Материал чем-то похож на вещи Джейка Ли.

RW: Даже и не задумывался.

WLC: Многие называют вас британским ответом на Dream Theater. Хотя, по-моему, вы совершенно разные.

RW: По-моему, они - совсем другая группа. Это началось, когда в 1992 году Dream Theater выпустили "Images And Words", а мы - "Wounded Land" в 1993-м. Успех Dream Theater оказался столь велик, что было легко сказать: "А, Threshold - это всего лишь британская версия". С самого начала мы были очень разными, но нас засунули в ту же категорию прогрессивного металла. С каждым альбомом мы все больше отличались от Dream Theater, но сравнения все равно звучали - так ведь гораздо проще.

WLC: По-моему, последний альбом Dream Theater совсем на вас непохож.

RW: Последний? Да. По-моему, они стали делать очень классический прогрессив. С головой окунулись в 70-е в подходе к материалу. По части инструментала они велики: замысловатые темы, длинные переходы. А в Threshold доминирует мелодия и композиция. И припев. Хотя инструментальная работа у нас на должном уровне.

WLC: По-моему, вы точно не станете утверждать, что на вас повлияли Tool.

RW: Для меня это относительно новая группа. Но у меня есть последний альбом. По-моему, отличный. Они великолепны. Имея в составе всего лишь гитары, бас и барабаны, им удается сотворить из этого интересный, необычный звук. И вписываться в радиоформат. Хорошая группа - но не скажу, что они на меня повлияли.

WLC: Давным-давно я слышал одну вещь вашей старой группы с Карлом Грумом, Mercy Train.

RW: Ты это слышал? Это же трудно достать, большая редкость.

WLC: У меня были контакты с SI Music Records - году в 1994. Там была одна вещь, - кажется, печальная баллада. У вас все было в таком духе - тихий неопрог?

RW: Нет, в основном рок и поп. У нас была лишь пара прогрессивных вещей. Это было году в 1991 или 92-м. Как раз в это время Threshold записывали "Wounded Land". Так я и попал в Threshold, ведь я не особенно верил, что Mercy Train долго протянут. Они предложили отыграть клавишные партии - я согласился, но прошло уже 10 лет, а я до сих пор в группе. Но, думаю, Mercy Train открыли для меня английскую прогрессивную сцену. Я ведь тогда не был ее частью.

WLC: Вы играли попсу или хард-рок?

RW: Поп, хард, но никогда не пробовали быть прогрессивными. Просто делали музыку, отрывались на сцене. Было столько энергии, прыгали как сумасшедшие. Классные были шоу.

WLC: Кто твой любимый клавишник? Дон Эйри?

RW: Шопен, классический композитор.

WLC: Прямо, как у Тони Макалпайна, который записывает на каждом альбоме вещь Шопена на классическом фортепиано.

RW: О, да. Из клавишников назвал бы Кевина Мура. То, что он делал в Dream Theater на "Images And Words" - фантастика, ничего лучше не придумаешь. Великий клавишник.

WLC: А остальные их клавишники, Дерек Шеринян и Джордан Рудесс?

RW: Вот что интересно. Дерек, по-моему, великолепен, хотя никогда не вписывался в Dream Theater. Слишком разные люди. Но музыка у него прекрасная. Думаю, это он написал "Anna Lee", балладу на "Falling Into Infinity". Красивая вещь. Теперь у него проект Planet X, с которым он делает классные вещи. Но Джордан... Не могу понять, по-моему, в Dream Theater всегда было четыре безумца и человек, который держал все под контролем - сначала это был Кевин. Потом Дерек. Но в лице Джордана они получили пятого безумца. Теперь это пять абсолютно неуправляемых людей, они просто играют, как хотят. Не думаю, что это ключ к широкой популярности. Мне больше по душе контролирующая функция, которую вносил Кевин. Могу представить, как на записи альбомов Кевин подсказывал вернуться к припеву, не забывать о композиции. А теперь этого никто не делает.

WLC: По поводу Джордана, меня удивило видео, на котором он играет всего на одной клавиатуре, со множеством мозгов - вот какая теперь технология?

RW: Да, странно. Когда я начинал играть в группе Shadowland, у меня было пять клавиатур. Теперь всего две - ведь технологии ушли вперед, и можно этим ограничиться. Но я бы не стал использовать одну - маловато. Не думаю, что Threshold стоит уподобляться Dream Theater - они примеряют на себя роли инструменталистов-одиночек, вот им и нужна одна клавиатура.

WLC: Ты увлекаешься аналоговыми клавишами, как теперь модно?

RW: Меня это не особенно волнует. Моя роль в Threshold - скорее продюсера, чем клавишника. Меня скорее интересует, какого звука можно добиться в рамках группы. С помощью клавиш, компьютерных эффектов или гитар - не так уж важно. Я часто пишу вещи с небольшой долей клавиш в миксе, это не проблема. Так что, если дело доходит до выбора клавиш, меня не особенно беспокоит, аналоговые они или цифровые. Важно, насколько с ними можно добиться нужного звука. Знаю, есть люди, задвинутые на аналоговых синтезаторах 70-х, но это не для меня. Конечно, на этих клавишах выходят интересные звуки. Если среди них есть звуки, которые мне нужны - я их использую или покупаю.

WLC: Не боишься, что некоторые скажут, что ты пребываешь в тени Клайва Нолана, - возможно, клавишника №1 британской прогрессивной сцены?

RW: Рад за Клайва. Мы начинали в одной группе Shadowland (группе с Клайвом Ноланом в роли ведущего вокалиста - ред.). С тех пор наши пути разошлись по сторонам: у него - Arena, у меня - Threshold. Похоже, наши фэны - очень разные люди. Если Клайв - номер 1, очень рад за него. Хотя... Рик Уэйкман всегда при деле.

WLC: В Москве с Риком Уэйкманом я встречал Дэмьена Уилсона (бывшего вокалиста Threshold - ред.).

RW: Шоу удалось?

WLC: Не особо: ведь дело было в Кремле, а это очень неподходящее место для рок-концертов. Другой момент: днем раньше я сходил на Гленна Хьюза. Конечно, Дэмьен - очень хороший певец, но на фоне Гленна Хьюза трудности возникнут у любого.

RW: Насколько я знаю, Дэмьен - большой поклонник Гленна Хьюза. По-моему, он первым с этим согласится.

WLC: А мне очень нравится Глинн Морган.

RW: Мне тоже. С нами он сделал великий альбом. И основал новую группу, Mindfeed. Люблю оба их альбома, отличная работа. Он начинал писать материал для третьего, жаль, что так и не закончил.

WLC: А в чем проблема?

RW: Общался с ним в прошлом году. Он поведал, что дела с новым альбом никогда не шли гладко - не было то нужных музыкантов, то материала, то чего-то еще. Когда я с ним говорил, он только вернулся из Америки. Провел неделю в доме Оззи Осборна. Где - вот это сюрприз - обсуждал с Оззи возможность писать для него вещи. Потом в свет вышли "The Osbournes". Не знаю, как в России, а в Америке это шоу пользуется грандиозным успехом, - с местом действия в том самом доме. Должно быть, интересно смотреть на это глазами Глинна.

WLC: Так он попал в шоу "The Osbournes"?

RW: Нет, дело было на несколько месяцев раньше.

WLC: Недавно общался с Куртом Вандерхуфом из Metal Church. Посоветовал откопать Глинна на место Дэвида Уэйна. Не знаю, что будет, но идея ему понравилась.

RW: Неплохо, хотя не знаю, пойдет ли на это Глинн. По-моему, он до сих пор пишет вещи. Не срослось с Осборном - значит, найдет кого-то еще. Он даже не берет это в голову, ведь он делает классную музыку, и у него великий голос. Думаю, он еще заявит о себе.

WLC: Нравится его вещь "Innocent" - похоже на то, что теперь делает Кевин Мур.

RW: Да, очень похоже. Классная баллада для сингла.

WLC: Ты рассказывал про свою студию. Threshold когда-нибудь отправятся туда на запись вместо Thin Ice?

RW: Нет. Студия Threshold - это Thin Ice. На ней все здорово запрограммировано. Она недалеко от базы группы. А моя студия в Чехии, где я живу с женой. Собираюсь в будущем году записать там альбом.

WLC: Ты живешь в стране, где много русских.

RW: Приятная страна. Но люди удивляются, ведь чаще чехи стремятся в Англию. Так зачем англичанину перебираться в Чехию? По-моему, каждый ищет страну, в которой лучше живется. Чехи восторгаются Англией. А мне наскучила Англия, и я нахожу в Чехии много приятных вещей. Здесь здорово.

WLC: Надеюсь, приедете играть в Россию.

RW: Да, это был бы приятный день. Надеюсь, не в Кремле, а на нормальной рок-сцене.

WLC: У нас есть места и получше.

RW: Мы в каждом турне пробираемся все дальше на восток. В октябре отыграем в Словакии. Возможно, как-нибудь.

WLC: Боюсь, что наши промоутеры боятся прогрессивных групп. Они могут подумать: "придет мало народу с большими амбициями".

RW: Возможно. Но мир меняется, так что, надеюсь, в один прекрасный день...

WLC: Хотелось бы вас увидеть. Может, стоит скооперироваться с Arena по поводу совместного шоу?

RW: Выйдет неплохо.

WLC: Или с Blind Guardian, которые едут сюда во второй раз.

RW: У нас будет пара шоу с Blind Guardian, может, потом и еще.

WLC: А пока дело идет к тому, что в России по лицензии выйдет дешевая версия вашего нового альбома. Очень хорошая практика. Помогает бороться с пиратством. Теперь альбомы Inside Out будут выходить в России.

RW: Правда? Это хорошо, хотел бы, чтобы это развивалось.

WLC: Так что, надеюсь, вы все же достигнете критической массы коммерческого успеха.

RW: Спасибо. Было приятно пообщаться.

WLC: Спасибо, и удачи!

Благодарим отдел иностранного репертуара концерна "Группа Союз" за организацию интервью.

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ



ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

Всё о мире тяжёлой музыки, металле, альтернативе и Ню-метале. Добро пожаловать на территорию для настоящих хардкорных мужчин, которые знают толк в железных рифах. Последние новости отечественной и зарубежной рок-сцены, обзоры новых музыкальных альбомов, дебюты и возрождения, распады и воссоединения самых заметных и талантливых групп этого и прошлого столетия! Металлика уже не торт? Дэйв Гролл – лучший барабанщик планеты? Что думает Оззи Осборн о Джастине Бибере? Это ТОТАЛМЕТАЛ! Это – мы! Добро пожаловать!

... A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-Я

Created by TMN Team, MCMXCXIX-MMVIII