TMN

Total Metal Net

Louder than before!
Rambler's Top100
Анонсы
Новости
Рецензии
Статьи
Группы
Викторина
Проект
TMN предлагает
К посетителям
ALIVE
Архив
Контакты

На правах рекламы:
Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Symphony X: Гомеры наших дней

TOTAL METAL TALES

ShadowBarrell aka Lemmy

ГОМЕРЫ НАШИХ ДНЕЙ

Официальное издание последнего альбома американских прог-металлеров Symphony X "The Odyssey" дошло и до нашей страны, совершив путешествие по мировым просторам, сходное по масштабности с сюжетом заглавной песни альбома. Предвосхищая вопросы наших читателей о работе группы над этим альбомом и текущих делах команды, мы связались с основателем коллектива гитаристом Майклом Ромео.
Опубликовано в журнале Alive, №1 (11), 2003

ShadowBarrel: Привет, Майкл! Давай поговорим об альбоме "The Odyssey". Он кажется потяжелее, чем предыдущий "V - The New Mythology Suite" (2000)? Это было сделано сознательно?

Michael Romeo: - Абсолютно верно, это было сознательное решение. Мы изначально стараемся делать наши альбомы концептуальными. В этот раз мы решили сделать его немного более агрессивным, немного более воинственным. Хочется верить, что благодаря этим изменениям мы немного подросли, как группа и как исполнители. Стали более тяжелыми, использовали соответствующий гитарный материал. Но в то же время мы хотели, чтобы у нас остались и элементы прогрессива, и некоторые симфонические партии. Сейчас мне кажется, что нам удалось очень хорошо выдержать баланс всех этих составляющих нашего творчества, одновременно сумев показать, что хэви-металлическая составляющая альбома увеличилась настолько, насколько нужно, и только потому, что за прошедший отрезок времени "утяжелились" мы сами, оставив своим приоритетом симфоническое направление.

SB: Так было задумано изначально, или вы пришли к такой концепции звучания в процессе работы над альбомом, взяв в руки инструменты и поняв, что вы изменились?

MR: Пожалуй, решение это пришло к нам перед началом работы в студии. У нас был период отдыха, когда каждый набирался сил. Собравшись, мы почувствовали, что способны играть более энергично - материал сам по себе стал звучать именно так.

SB: Заглавная одноименная песня альбома, 24-минутная эпическая баллада, рассказывает нам о странствиях Одиссея. Почему именно эта тема?

MR: Ну, к моменту ее написания мы уже знали, что на нашем альбоме уже достаточно весьма тяжелых песен, и нам нужна была эпическая часть, чтобы разбавить все это.

SB: Ну да, немного эпики, полчасика, не больше!..

MR: Да разве это много, учитывая, что это то, что я люблю больше всего?.. Просто вышла очень лиричная вещь такой продолжительности, какой она и получилась. На самом деле, мы перебрали достаточно много различных идей и попробовали записать разный материал, пока не остановились на этой композиции. Ребята посовещались и решили, что это будет лучшим выбором, эта вещь была наиболее уместна. Да и сюжет сам по себе очень интересный, все эти злоключения, которые подстерегали мореплавателей: неизвестность, морские чудовища, стихия...

SB: Выходит, ты чаще всего черпаешь вдохновение из античной мифологии?

MR: И из нее тоже. Нам интересны самые разные вещи, даже столь современные как научная фантастика и фильмы ужасов. Но по моему личному мнению, при написании именно эпических вещей для создания неповторимой атмосферы и соответствующего душевного настроя очень хорошо подходит мифология. Она как нельзя кстати соответствует жанру масштабом материала и грандиозностью событий - на такие темы можно писать музыку бесконечно. Так что для меня древние мифы - лучший источник вдохновения. Впрочем, другие участники группы могут ответить по-своему...

SB: Альбом начинается с красивой сюиты, содержащей твои фирменные гитарные соло, которую некоторые сравнивают с "Временами года" Вивальди. Сказывается твоя любовь к классике?

MR: Первую вещь мы хотели сделать как дань уважения нашим классическим корням, и в тоже время - тяжелой. Поэтому-то она и получилась с небольшим налетом классики. Мне бы хотелось тут подчеркнуть: именно "с небольшим". Поэтому в ней слышен и прогрессив, и хэви. Наверное, композиция стала такой из-за нашего желания снабдить ее всеми этими элементами.

SB: А как вы работаете над песнями?

MR: У нас нет определенной формулы написания песен. Если я вдруг нахожу какой-то интересный для себя рифф здесь, в студии, то я могу одновременно иметь какие-то общие идеи относительно дальнейших партий и композиции в целом. А могу и посоветоваться с Пиннелла (Michael Pinnella, keyboards - SB). Идеи приходят всегда неожиданно: иногда легко и вроде бы ниоткуда, а иногда приходится заниматься тем, что давать друг другу пинка. Мы достаточно притерлись друг к другу в группе, чтобы понимать, о чем думает, и что хочет сказать тот или иной участник. Идею может подкинуть, кстати, и Джейсон, наш барабанщик. В большинстве случаев вначале пишется музыка, но иногда бывает, что первыми рождаются и тексты. У нас бывали случаи, когда работа над текстом композиции была полностью завершена до того, как мы приступали к написанию музыки. Все зависит от конкретной песни.

SB: Приятным сюрпризом звучит на альбоме 'Accolade II'. Это дань уважения поклонникам группы, которым полюбилась первая часть? Или какие-то иные мотивы побудили создать эту композицию?

MR: На создание этой вещи повлияло много разных факторов. Где бы мы ни были и с кем бы мы ни разговаривали, люди говорили, что им очень нравится 'Accolade'. И я подумал: "А почему бы не сделать вторую часть?" Тем более, сам я до конца в этой теме не наигрался. У меня не было сомнений, что у нас это получится и единственное, что мне пришлось сделать, это сказать: "парни, давайте-ка попробуем немного поиграть с этой мелодией!"

SB: То есть, теоретически возможна и третья ее часть?

MR: Да, ведь есть практически бесконечное количество вариантов для того, чтобы сделать ее, к примеру, более глубокой или, скажем, тяжелой по сравнению с "настоящей" 'Accolade'. Можно изменить партии вокала. Фактически, это всегда будет другим произведением, связанным с предшественниками общей темой, но, тем не менее - другим.

SB: Многочисленные оркестровки, звучащие на "The Odyssey", - это классические инструменты или вы использовали компьютерные технологии?

MR: В подавляющем своем большинстве все это было сделано на компьютере. То, что мы могли записать сами, мы писали вживую: клавишные, гитары... все остальное приходилось сочинять с использованием компьютера. Мне нравится с ним работать, и некоторое время назад я потратил много денег и времени на то, чтобы не только приобрести хорошую аппаратуру, но и научиться с ней работать. Прикупил себе все необходимое программное обеспечение, посидел в библиотеках...

SB: Это правда, что весь альбом был записан у тебя дома?

MR: Да.

SB: Почему ты назвал свою домашнюю студию "Подземельем" (Dungeon)? Она столь удручающе действует на тех, кто в нее попадает?..

MR: Она действительно находится в моем подвале! Там частенько бывает темно, потому что окон маловато, но это не столь уж плохое место, поверь мне! И свое название Подземелье несет с достоинством и гордостью!

SB: Ты говоришь о Подземелье так торжественно, как, наверное, отзывался бы почтенный хоббит о своей Норе...

MR: Да, с ничуть не меньшим трепетом!

SB: Ты лучше себя чувствуешь, когда полностью осуществляешь контроль за записью?

MR: Да, по всем параметрам. Иметь собственную студию более комфортно, потому что мы можем репетировать в любое время, когда захотим. Кроме того, мы можем записать все что угодно и когда угодно. Возможно, есть какие-то проблемы не с самой записью, а с сопутствующими вещами. Но когда надо, Расселл (Russell Allen, vocals - SB) живет у меня дома пару недель, и мы можем работать все это время без остановок. И никто не смотрит на часы и не говорит: "ребята, ваше время закончилось" или "надо платить сверхурочные персоналу" - такие вещи здорово отвлекают от работы. А у меня дома мы работаем ровно столько, сколько считаем нужным, после чего делаем перерыв и идем пить кофе и смотреть фильм! Для нас моя студия - очень хорошая творческая среда, способствующая рабочему процессу.

SB: Кстати, о Расселе. Сложно было найти подходящего вокалиста, когда Symphony X покинул Род Тайлер? Thomas Youngblood из Kamelot рассказывал о том, что для того, чтобы у них появился их нынешний вокалист Roy Khan, им пришлось просмотреть сотню певцов. Более того, под конец тестов музыканты заставили его спрыгнуть с ними с парашютом!

MR: Вот это история! Нет, мы не настолько экстремальны! Поиск Рассела был для нас всего лишь поиском хорошего музыканта.

SB: Согласен, и теперь его вокал прекрасно сочетается с музыкой Symphony X...

MR: Абсолютно сочетается. Рассел - очень талантливый парень. Кстати, он очень хорош и в качестве друга. Он всегда что-то напевает, суетливо и шумно чем-то занимается, крутится где-то неподалеку от тебя. И если кто-то гремит сковородками на твоей кухне и этот кто-то - не твоя жена, а какой-то парень, напевающий себе под нос, то, скорее всего, это - Аллен, когда он живет в моем доме при записи альбома. И всегда очень приятно, что есть друг, которому можно просто взять и крикнуть "Привет, Рассел", и получить в ответ жизнерадостное "Ага!". Впрочем, я очень горжусь и остальными ребятами, с которыми мы играем. А если говорить о нем как о вокалисте... мне кажется, что грани его таланта просто бесконечны. Он был бы хорош и в блюзе, и в роке, и в хард-роке. Он прекрасно смотрится, исполняя прогрессив-метал, это может услышать каждый, кто послушает наши альбомы. Рассел прекрасно осознает как исполнитель, что, как, и когда ему делать. Если он меняется, то всегда в нужную сторону, ему нравятся самые разные стили, это и кантри, и блюз. Похоже, всему, чем бы он ни занялся, гарантирован успех!

SB: В багаже Symphony X уже есть концертный CD. Не задумывались о DVD?

MR: Я думаю, что мы попробуем сделать достаточно материала для DVD в этом году. Попытаемся где-нибудь записаться. Для нас прошло не так уж много времени после записи двойного концертника "Live On The Edge of Forever", но мне кажется, что у нас уже есть достаточно "старого нового" материала, чтобы попытаться записать несколько вещей с нового альбома и каким-то образом скомпоновать все это.

SB: Расскажи, пожалуйста, о вашем совместном туре с Blind Guardian.

MR: Тур закончился в декабре, мы получили в ходе этих гастролей хороший опыт. Было интересно как посмотреть новые места, так и выступить перед новой аудиторией. Кое-где послушать нас приходили огромные толпы народа.

SB: Как там с планами на будущее? Какой ближайший тур?

MR: Да вот, продолжим со Stratovarius, наверное.

SB: Stratovarius, кстати, грозят добраться в мае и до Москвы. Вы с ними не подтянитесь?

MR: О, нет...

SB: Мы были бы рады!

MR: Нам тоже хотелось бы, но пока говорить о нашем приезде в Россию рано. К сожалению, не могу обнадежить или сказать что-нибудь определенное...

SB: Забудем на время о Symphony X, давай поговорим о самом начале. Как ты пришел к музыке? Почему выбрал для себя именно гитару?

MR: Ох, ну и вопрос!.. Знаешь, мне казалось, что я всегда любил музыку, с самого рождения. Когда я был маленький, я учился играть на фортепьяно. И мне всегда нравились гитары. И, в конце концов, победили они. Да ты и сам, наверное, представляешь, что такое быть подростком в тринадцать или четырнадцать лет! Я слушал всякую музыку типа Judas Priest и Black Sabbath. Конечно, сейчас я уже не могу точно назвать день, когда я начал играть на гитаре, но могу совершенно определенно сказать, что произошло это под влиянием той музыки, которую я тогда слушал. И в течении всего периода, что я играю на гитаре, находились достойные гитаристы, слушая которых всегда хотелось продолжать играть и совершенствоваться дальше.

SB: А какие-нибудь хобби у тебя есть?

MR: Помимо того, что я пишу материал для группы, я просто люблю все время сочинять. Поэтому я пишу, и пишу, и пишу! А еще я люблю смотреть фильмы по своему навороченному супер-пупер-DVD! Кажется, у меня не особо криминальные увлечения?!.

SB: Ты больше любишь концерты, или считаешь Symphony X студийной группой?

MR: К нам применимы оба этих понятия. В начале мы занимались в основном записями, постоянно были озабочены выпуском новых альбомов. Соответственно, проводили очень много времени в студии. Ну, а сейчас мы очень озабочены турами, даем живые выступления, и нам это очень нравится!

SB: Хотелось бы узнать тайну названия группы: Symphony X - значит ли это, что десятый альбом станет последним?

MR: Ха-ха-ха! Вообще, знаешь, если мы будем продолжать в таком же темпе, их будет гораздо больше!

SB: Не планируете сыграть каверы на какие-нибудь композиции?

MR: Ну, если говорить о том, какие композиции хотел бы переиграть я, это вышел бы практически бесконечный список, а так, навскидку, например, Black Sabbath 'Heaven And Hell', что-нибудь еще из Rush (я ведь уже участвовал в записи Tribute to Rush "Working Man"), или... нет, такой список будет просто бесконечным!

SB: В России много поклонников вашего творчества. Любопытный факт: творчество Symphony X в прошлом году было рассмотрено в одной из курсовых студенческих работ на композиторском факультете московской консерватории - на вашем примере изучалась интеллектуализация рок-музыки. Это не шутка!

MR: Правда?! Это очень и очень здорово, кто бы мог подумать!!! Может быть, тебе будет трудно поверить, но мы очень и очень серьезно относимся к собственному творчеству, и если я расскажу это парням, то даже и не знаю, как они на это будут реагировать: засмеются или всплакнут... А если серьезно, для меня эта новость очень приятная!

SB: А что слышно про новый альбом Symphony X? Не собираетесь в ближайшем времени еще что-нибудь выпустить?

MR: Сейчас мы находимся на некоем подготовительном этапе накопления задумок и пожеланий всех участников Symphony X. Мне вот кажется, что нам стоит сохранить тяжелое звучание, присущее некоторым фрагментам "The Odyssey".

SB: В Symphony X три сотрудника носят имя Mайкл или Майк: ты, Пиннелла (Michael Pinnella) и ЛеПонд (Mike LePond). Как же вы обращаетесь друг к другу?

MR: А у нас у всех есть сокращения. Пиннеллу мы всегда зовем просто Пи, по первой букве фамилии. ЛеПонд привык отзываться на ЛеПонд. Ну а я - Майк, просто Майк.

SB: Официальный сайт группы в Интернете назван в честь композиции 'The Edge Of Forever'. Вы считаете эту песню своей классической композицией?

MR: Нет, но я знаю много людей, кому она очень нравится. В принципе, хорошая песня, но лично я не считаю ее лучшей. Название же композиции оказалось столь хорошим и сильным, что им было не стыдно не только назвать сайт, но и впоследствии озаглавить концертный двойник! А вообще - очень хорошая песня, неплохая.

SB: Вы исполняли "The Odyssey" на концертах в туре с Blind Guardian? И вообще, как тебе кажется, подобные композиции, продолжающиеся по 24 минуты, они приемлемы на концертах?

MR: Нет, в турах, подобных турам с Blind Guardian или Stratovarius, на наше выступление отводится, как правило, 45 минут. Правда, с молчаливого согласия наших коллег мы обычно растягиваем это время до часа. Так что для разнообразия мы играем не очень длинные вещи.

SB: Ты можешь сравнить ваши альбомы между собой?

MR: Ну, с точки зрения моего нынешнего отношения к музыке, этот альбом - мой любимый. Просто потому, что это - "The Odyssey": он разный, он звучит таким, каким мы хотели его сделать. Мы хотели, чтобы он ревел, и он стал таким. Гитары стали более агрессивными, изменился вокал. А если говорить об остальных альбомах...В первом "Symphony X" (1994) мне нравится музыка, но он был плохо записан и сведен. Второй альбом "The Damnation Game" (1995) в этом смысле был получше. В "The Divine Wings of Tragedy" (1996) мы уже смогли добиться того звучания, которое меня устраивало, песни на этом альбоме тоже весьма неплохи! Там же мы попробовали экспериментировать с продолжительными композициями, записав одноименную названию вещь. В целом, мы старались с каждым своим альбомом подниматься на новый, каждый раз более высокий уровень.

SB: А есть какие-то любимые фрагменты на последнем альбоме?

MR: Любимое место у меня - сама "The Odyssey". Там есть одно местечко, где мне очень нравится, как звучат вокал Рассела, звуки фортепиано и перебор струн гитары!..

SB: Майкл, спасибо тебе за прекрасную беседу. Рад был тебя услышать и надеюсь когда-нибудь увидеть живьем!

MR: Спасибо! У нас есть определенные планы заехать к вам! Просто сейчас я не могу сказать ничего конкретного.

SB: До свидания!

MR: Пока!

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ






Rambler's Top100
[an error occurred while processing this directive]
Powered by ALIVE

TOTAL METAL TALES

ShadowBarrell aka Lemmy

ГОМЕРЫ НАШИХ ДНЕЙ

Официальное издание последнего альбома американских прог-металлеров Symphony X "The Odyssey" дошло и до нашей страны, совершив путешествие по мировым просторам, сходное по масштабности с сюжетом заглавной песни альбома. Предвосхищая вопросы наших читателей о работе группы над этим альбомом и текущих делах команды, мы связались с основателем коллектива гитаристом Майклом Ромео.
Опубликовано в журнале Alive, №1 (11), 2003

ShadowBarrel: Привет, Майкл! Давай поговорим об альбоме "The Odyssey". Он кажется потяжелее, чем предыдущий "V - The New Mythology Suite" (2000)? Это было сделано сознательно?

Michael Romeo: - Абсолютно верно, это было сознательное решение. Мы изначально стараемся делать наши альбомы концептуальными. В этот раз мы решили сделать его немного более агрессивным, немного более воинственным. Хочется верить, что благодаря этим изменениям мы немного подросли, как группа и как исполнители. Стали более тяжелыми, использовали соответствующий гитарный материал. Но в то же время мы хотели, чтобы у нас остались и элементы прогрессива, и некоторые симфонические партии. Сейчас мне кажется, что нам удалось очень хорошо выдержать баланс всех этих составляющих нашего творчества, одновременно сумев показать, что хэви-металлическая составляющая альбома увеличилась настолько, насколько нужно, и только потому, что за прошедший отрезок времени "утяжелились" мы сами, оставив своим приоритетом симфоническое направление.

SB: Так было задумано изначально, или вы пришли к такой концепции звучания в процессе работы над альбомом, взяв в руки инструменты и поняв, что вы изменились?

MR: Пожалуй, решение это пришло к нам перед началом работы в студии. У нас был период отдыха, когда каждый набирался сил. Собравшись, мы почувствовали, что способны играть более энергично - материал сам по себе стал звучать именно так.

SB: Заглавная одноименная песня альбома, 24-минутная эпическая баллада, рассказывает нам о странствиях Одиссея. Почему именно эта тема?

MR: Ну, к моменту ее написания мы уже знали, что на нашем альбоме уже достаточно весьма тяжелых песен, и нам нужна была эпическая часть, чтобы разбавить все это.

SB: Ну да, немного эпики, полчасика, не больше!..

MR: Да разве это много, учитывая, что это то, что я люблю больше всего?.. Просто вышла очень лиричная вещь такой продолжительности, какой она и получилась. На самом деле, мы перебрали достаточно много различных идей и попробовали записать разный материал, пока не остановились на этой композиции. Ребята посовещались и решили, что это будет лучшим выбором, эта вещь была наиболее уместна. Да и сюжет сам по себе очень интересный, все эти злоключения, которые подстерегали мореплавателей: неизвестность, морские чудовища, стихия...

SB: Выходит, ты чаще всего черпаешь вдохновение из античной мифологии?

MR: И из нее тоже. Нам интересны самые разные вещи, даже столь современные как научная фантастика и фильмы ужасов. Но по моему личному мнению, при написании именно эпических вещей для создания неповторимой атмосферы и соответствующего душевного настроя очень хорошо подходит мифология. Она как нельзя кстати соответствует жанру масштабом материала и грандиозностью событий - на такие темы можно писать музыку бесконечно. Так что для меня древние мифы - лучший источник вдохновения. Впрочем, другие участники группы могут ответить по-своему...

SB: Альбом начинается с красивой сюиты, содержащей твои фирменные гитарные соло, которую некоторые сравнивают с "Временами года" Вивальди. Сказывается твоя любовь к классике?

MR: Первую вещь мы хотели сделать как дань уважения нашим классическим корням, и в тоже время - тяжелой. Поэтому-то она и получилась с небольшим налетом классики. Мне бы хотелось тут подчеркнуть: именно "с небольшим". Поэтому в ней слышен и прогрессив, и хэви. Наверное, композиция стала такой из-за нашего желания снабдить ее всеми этими элементами.

SB: А как вы работаете над песнями?

MR: У нас нет определенной формулы написания песен. Если я вдруг нахожу какой-то интересный для себя рифф здесь, в студии, то я могу одновременно иметь какие-то общие идеи относительно дальнейших партий и композиции в целом. А могу и посоветоваться с Пиннелла (Michael Pinnella, keyboards - SB). Идеи приходят всегда неожиданно: иногда легко и вроде бы ниоткуда, а иногда приходится заниматься тем, что давать друг другу пинка. Мы достаточно притерлись друг к другу в группе, чтобы понимать, о чем думает, и что хочет сказать тот или иной участник. Идею может подкинуть, кстати, и Джейсон, наш барабанщик. В большинстве случаев вначале пишется музыка, но иногда бывает, что первыми рождаются и тексты. У нас бывали случаи, когда работа над текстом композиции была полностью завершена до того, как мы приступали к написанию музыки. Все зависит от конкретной песни.

SB: Приятным сюрпризом звучит на альбоме 'Accolade II'. Это дань уважения поклонникам группы, которым полюбилась первая часть? Или какие-то иные мотивы побудили создать эту композицию?

MR: На создание этой вещи повлияло много разных факторов. Где бы мы ни были и с кем бы мы ни разговаривали, люди говорили, что им очень нравится 'Accolade'. И я подумал: "А почему бы не сделать вторую часть?" Тем более, сам я до конца в этой теме не наигрался. У меня не было сомнений, что у нас это получится и единственное, что мне пришлось сделать, это сказать: "парни, давайте-ка попробуем немного поиграть с этой мелодией!"

SB: То есть, теоретически возможна и третья ее часть?

MR: Да, ведь есть практически бесконечное количество вариантов для того, чтобы сделать ее, к примеру, более глубокой или, скажем, тяжелой по сравнению с "настоящей" 'Accolade'. Можно изменить партии вокала. Фактически, это всегда будет другим произведением, связанным с предшественниками общей темой, но, тем не менее - другим.

SB: Многочисленные оркестровки, звучащие на "The Odyssey", - это классические инструменты или вы использовали компьютерные технологии?

MR: В подавляющем своем большинстве все это было сделано на компьютере. То, что мы могли записать сами, мы писали вживую: клавишные, гитары... все остальное приходилось сочинять с использованием компьютера. Мне нравится с ним работать, и некоторое время назад я потратил много денег и времени на то, чтобы не только приобрести хорошую аппаратуру, но и научиться с ней работать. Прикупил себе все необходимое программное обеспечение, посидел в библиотеках...

SB: Это правда, что весь альбом был записан у тебя дома?

MR: Да.

SB: Почему ты назвал свою домашнюю студию "Подземельем" (Dungeon)? Она столь удручающе действует на тех, кто в нее попадает?..

MR: Она действительно находится в моем подвале! Там частенько бывает темно, потому что окон маловато, но это не столь уж плохое место, поверь мне! И свое название Подземелье несет с достоинством и гордостью!

SB: Ты говоришь о Подземелье так торжественно, как, наверное, отзывался бы почтенный хоббит о своей Норе...

MR: Да, с ничуть не меньшим трепетом!

SB: Ты лучше себя чувствуешь, когда полностью осуществляешь контроль за записью?

MR: Да, по всем параметрам. Иметь собственную студию более комфортно, потому что мы можем репетировать в любое время, когда захотим. Кроме того, мы можем записать все что угодно и когда угодно. Возможно, есть какие-то проблемы не с самой записью, а с сопутствующими вещами. Но когда надо, Расселл (Russell Allen, vocals - SB) живет у меня дома пару недель, и мы можем работать все это время без остановок. И никто не смотрит на часы и не говорит: "ребята, ваше время закончилось" или "надо платить сверхурочные персоналу" - такие вещи здорово отвлекают от работы. А у меня дома мы работаем ровно столько, сколько считаем нужным, после чего делаем перерыв и идем пить кофе и смотреть фильм! Для нас моя студия - очень хорошая творческая среда, способствующая рабочему процессу.

SB: Кстати, о Расселе. Сложно было найти подходящего вокалиста, когда Symphony X покинул Род Тайлер? Thomas Youngblood из Kamelot рассказывал о том, что для того, чтобы у них появился их нынешний вокалист Roy Khan, им пришлось просмотреть сотню певцов. Более того, под конец тестов музыканты заставили его спрыгнуть с ними с парашютом!

MR: Вот это история! Нет, мы не настолько экстремальны! Поиск Рассела был для нас всего лишь поиском хорошего музыканта.

SB: Согласен, и теперь его вокал прекрасно сочетается с музыкой Symphony X...

MR: Абсолютно сочетается. Рассел - очень талантливый парень. Кстати, он очень хорош и в качестве друга. Он всегда что-то напевает, суетливо и шумно чем-то занимается, крутится где-то неподалеку от тебя. И если кто-то гремит сковородками на твоей кухне и этот кто-то - не твоя жена, а какой-то парень, напевающий себе под нос, то, скорее всего, это - Аллен, когда он живет в моем доме при записи альбома. И всегда очень приятно, что есть друг, которому можно просто взять и крикнуть "Привет, Рассел", и получить в ответ жизнерадостное "Ага!". Впрочем, я очень горжусь и остальными ребятами, с которыми мы играем. А если говорить о нем как о вокалисте... мне кажется, что грани его таланта просто бесконечны. Он был бы хорош и в блюзе, и в роке, и в хард-роке. Он прекрасно смотрится, исполняя прогрессив-метал, это может услышать каждый, кто послушает наши альбомы. Рассел прекрасно осознает как исполнитель, что, как, и когда ему делать. Если он меняется, то всегда в нужную сторону, ему нравятся самые разные стили, это и кантри, и блюз. Похоже, всему, чем бы он ни занялся, гарантирован успех!

SB: В багаже Symphony X уже есть концертный CD. Не задумывались о DVD?

MR: Я думаю, что мы попробуем сделать достаточно материала для DVD в этом году. Попытаемся где-нибудь записаться. Для нас прошло не так уж много времени после записи двойного концертника "Live On The Edge of Forever", но мне кажется, что у нас уже есть достаточно "старого нового" материала, чтобы попытаться записать несколько вещей с нового альбома и каким-то образом скомпоновать все это.

SB: Расскажи, пожалуйста, о вашем совместном туре с Blind Guardian.

MR: Тур закончился в декабре, мы получили в ходе этих гастролей хороший опыт. Было интересно как посмотреть новые места, так и выступить перед новой аудиторией. Кое-где послушать нас приходили огромные толпы народа.

SB: Как там с планами на будущее? Какой ближайший тур?

MR: Да вот, продолжим со Stratovarius, наверное.

SB: Stratovarius, кстати, грозят добраться в мае и до Москвы. Вы с ними не подтянитесь?

MR: О, нет...

SB: Мы были бы рады!

MR: Нам тоже хотелось бы, но пока говорить о нашем приезде в Россию рано. К сожалению, не могу обнадежить или сказать что-нибудь определенное...

SB: Забудем на время о Symphony X, давай поговорим о самом начале. Как ты пришел к музыке? Почему выбрал для себя именно гитару?

MR: Ох, ну и вопрос!.. Знаешь, мне казалось, что я всегда любил музыку, с самого рождения. Когда я был маленький, я учился играть на фортепьяно. И мне всегда нравились гитары. И, в конце концов, победили они. Да ты и сам, наверное, представляешь, что такое быть подростком в тринадцать или четырнадцать лет! Я слушал всякую музыку типа Judas Priest и Black Sabbath. Конечно, сейчас я уже не могу точно назвать день, когда я начал играть на гитаре, но могу совершенно определенно сказать, что произошло это под влиянием той музыки, которую я тогда слушал. И в течении всего периода, что я играю на гитаре, находились достойные гитаристы, слушая которых всегда хотелось продолжать играть и совершенствоваться дальше.

SB: А какие-нибудь хобби у тебя есть?

MR: Помимо того, что я пишу материал для группы, я просто люблю все время сочинять. Поэтому я пишу, и пишу, и пишу! А еще я люблю смотреть фильмы по своему навороченному супер-пупер-DVD! Кажется, у меня не особо криминальные увлечения?!.

SB: Ты больше любишь концерты, или считаешь Symphony X студийной группой?

MR: К нам применимы оба этих понятия. В начале мы занимались в основном записями, постоянно были озабочены выпуском новых альбомов. Соответственно, проводили очень много времени в студии. Ну, а сейчас мы очень озабочены турами, даем живые выступления, и нам это очень нравится!

SB: Хотелось бы узнать тайну названия группы: Symphony X - значит ли это, что десятый альбом станет последним?

MR: Ха-ха-ха! Вообще, знаешь, если мы будем продолжать в таком же темпе, их будет гораздо больше!

SB: Не планируете сыграть каверы на какие-нибудь композиции?

MR: Ну, если говорить о том, какие композиции хотел бы переиграть я, это вышел бы практически бесконечный список, а так, навскидку, например, Black Sabbath 'Heaven And Hell', что-нибудь еще из Rush (я ведь уже участвовал в записи Tribute to Rush "Working Man"), или... нет, такой список будет просто бесконечным!

SB: В России много поклонников вашего творчества. Любопытный факт: творчество Symphony X в прошлом году было рассмотрено в одной из курсовых студенческих работ на композиторском факультете московской консерватории - на вашем примере изучалась интеллектуализация рок-музыки. Это не шутка!

MR: Правда?! Это очень и очень здорово, кто бы мог подумать!!! Может быть, тебе будет трудно поверить, но мы очень и очень серьезно относимся к собственному творчеству, и если я расскажу это парням, то даже и не знаю, как они на это будут реагировать: засмеются или всплакнут... А если серьезно, для меня эта новость очень приятная!

SB: А что слышно про новый альбом Symphony X? Не собираетесь в ближайшем времени еще что-нибудь выпустить?

MR: Сейчас мы находимся на некоем подготовительном этапе накопления задумок и пожеланий всех участников Symphony X. Мне вот кажется, что нам стоит сохранить тяжелое звучание, присущее некоторым фрагментам "The Odyssey".

SB: В Symphony X три сотрудника носят имя Mайкл или Майк: ты, Пиннелла (Michael Pinnella) и ЛеПонд (Mike LePond). Как же вы обращаетесь друг к другу?

MR: А у нас у всех есть сокращения. Пиннеллу мы всегда зовем просто Пи, по первой букве фамилии. ЛеПонд привык отзываться на ЛеПонд. Ну а я - Майк, просто Майк.

SB: Официальный сайт группы в Интернете назван в честь композиции 'The Edge Of Forever'. Вы считаете эту песню своей классической композицией?

MR: Нет, но я знаю много людей, кому она очень нравится. В принципе, хорошая песня, но лично я не считаю ее лучшей. Название же композиции оказалось столь хорошим и сильным, что им было не стыдно не только назвать сайт, но и впоследствии озаглавить концертный двойник! А вообще - очень хорошая песня, неплохая.

SB: Вы исполняли "The Odyssey" на концертах в туре с Blind Guardian? И вообще, как тебе кажется, подобные композиции, продолжающиеся по 24 минуты, они приемлемы на концертах?

MR: Нет, в турах, подобных турам с Blind Guardian или Stratovarius, на наше выступление отводится, как правило, 45 минут. Правда, с молчаливого согласия наших коллег мы обычно растягиваем это время до часа. Так что для разнообразия мы играем не очень длинные вещи.

SB: Ты можешь сравнить ваши альбомы между собой?

MR: Ну, с точки зрения моего нынешнего отношения к музыке, этот альбом - мой любимый. Просто потому, что это - "The Odyssey": он разный, он звучит таким, каким мы хотели его сделать. Мы хотели, чтобы он ревел, и он стал таким. Гитары стали более агрессивными, изменился вокал. А если говорить об остальных альбомах...В первом "Symphony X" (1994) мне нравится музыка, но он был плохо записан и сведен. Второй альбом "The Damnation Game" (1995) в этом смысле был получше. В "The Divine Wings of Tragedy" (1996) мы уже смогли добиться того звучания, которое меня устраивало, песни на этом альбоме тоже весьма неплохи! Там же мы попробовали экспериментировать с продолжительными композициями, записав одноименную названию вещь. В целом, мы старались с каждым своим альбомом подниматься на новый, каждый раз более высокий уровень.

SB: А есть какие-то любимые фрагменты на последнем альбоме?

MR: Любимое место у меня - сама "The Odyssey". Там есть одно местечко, где мне очень нравится, как звучат вокал Рассела, звуки фортепиано и перебор струн гитары!..

SB: Майкл, спасибо тебе за прекрасную беседу. Рад был тебя услышать и надеюсь когда-нибудь увидеть живьем!

MR: Спасибо! У нас есть определенные планы заехать к вам! Просто сейчас я не могу сказать ничего конкретного.

SB: До свидания!

MR: Пока!

<<  >>


Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Symphony X: Гомеры наших дней

TOTAL METAL TALES

ShadowBarrell aka Lemmy

ГОМЕРЫ НАШИХ ДНЕЙ

Официальное издание последнего альбома американских прог-металлеров Symphony X "The Odyssey" дошло и до нашей страны, совершив путешествие по мировым просторам, сходное по масштабности с сюжетом заглавной песни альбома. Предвосхищая вопросы наших читателей о работе группы над этим альбомом и текущих делах команды, мы связались с основателем коллектива гитаристом Майклом Ромео.
Опубликовано в журнале Alive, №1 (11), 2003

ShadowBarrel: Привет, Майкл! Давай поговорим об альбоме "The Odyssey". Он кажется потяжелее, чем предыдущий "V - The New Mythology Suite" (2000)? Это было сделано сознательно?

Michael Romeo: - Абсолютно верно, это было сознательное решение. Мы изначально стараемся делать наши альбомы концептуальными. В этот раз мы решили сделать его немного более агрессивным, немного более воинственным. Хочется верить, что благодаря этим изменениям мы немного подросли, как группа и как исполнители. Стали более тяжелыми, использовали соответствующий гитарный материал. Но в то же время мы хотели, чтобы у нас остались и элементы прогрессива, и некоторые симфонические партии. Сейчас мне кажется, что нам удалось очень хорошо выдержать баланс всех этих составляющих нашего творчества, одновременно сумев показать, что хэви-металлическая составляющая альбома увеличилась настолько, насколько нужно, и только потому, что за прошедший отрезок времени "утяжелились" мы сами, оставив своим приоритетом симфоническое направление.

SB: Так было задумано изначально, или вы пришли к такой концепции звучания в процессе работы над альбомом, взяв в руки инструменты и поняв, что вы изменились?

MR: Пожалуй, решение это пришло к нам перед началом работы в студии. У нас был период отдыха, когда каждый набирался сил. Собравшись, мы почувствовали, что способны играть более энергично - материал сам по себе стал звучать именно так.

SB: Заглавная одноименная песня альбома, 24-минутная эпическая баллада, рассказывает нам о странствиях Одиссея. Почему именно эта тема?

MR: Ну, к моменту ее написания мы уже знали, что на нашем альбоме уже достаточно весьма тяжелых песен, и нам нужна была эпическая часть, чтобы разбавить все это.

SB: Ну да, немного эпики, полчасика, не больше!..

MR: Да разве это много, учитывая, что это то, что я люблю больше всего?.. Просто вышла очень лиричная вещь такой продолжительности, какой она и получилась. На самом деле, мы перебрали достаточно много различных идей и попробовали записать разный материал, пока не остановились на этой композиции. Ребята посовещались и решили, что это будет лучшим выбором, эта вещь была наиболее уместна. Да и сюжет сам по себе очень интересный, все эти злоключения, которые подстерегали мореплавателей: неизвестность, морские чудовища, стихия...

SB: Выходит, ты чаще всего черпаешь вдохновение из античной мифологии?

MR: И из нее тоже. Нам интересны самые разные вещи, даже столь современные как научная фантастика и фильмы ужасов. Но по моему личному мнению, при написании именно эпических вещей для создания неповторимой атмосферы и соответствующего душевного настроя очень хорошо подходит мифология. Она как нельзя кстати соответствует жанру масштабом материала и грандиозностью событий - на такие темы можно писать музыку бесконечно. Так что для меня древние мифы - лучший источник вдохновения. Впрочем, другие участники группы могут ответить по-своему...

SB: Альбом начинается с красивой сюиты, содержащей твои фирменные гитарные соло, которую некоторые сравнивают с "Временами года" Вивальди. Сказывается твоя любовь к классике?

MR: Первую вещь мы хотели сделать как дань уважения нашим классическим корням, и в тоже время - тяжелой. Поэтому-то она и получилась с небольшим налетом классики. Мне бы хотелось тут подчеркнуть: именно "с небольшим". Поэтому в ней слышен и прогрессив, и хэви. Наверное, композиция стала такой из-за нашего желания снабдить ее всеми этими элементами.

SB: А как вы работаете над песнями?

MR: У нас нет определенной формулы написания песен. Если я вдруг нахожу какой-то интересный для себя рифф здесь, в студии, то я могу одновременно иметь какие-то общие идеи относительно дальнейших партий и композиции в целом. А могу и посоветоваться с Пиннелла (Michael Pinnella, keyboards - SB). Идеи приходят всегда неожиданно: иногда легко и вроде бы ниоткуда, а иногда приходится заниматься тем, что давать друг другу пинка. Мы достаточно притерлись друг к другу в группе, чтобы понимать, о чем думает, и что хочет сказать тот или иной участник. Идею может подкинуть, кстати, и Джейсон, наш барабанщик. В большинстве случаев вначале пишется музыка, но иногда бывает, что первыми рождаются и тексты. У нас бывали случаи, когда работа над текстом композиции была полностью завершена до того, как мы приступали к написанию музыки. Все зависит от конкретной песни.

SB: Приятным сюрпризом звучит на альбоме 'Accolade II'. Это дань уважения поклонникам группы, которым полюбилась первая часть? Или какие-то иные мотивы побудили создать эту композицию?

MR: На создание этой вещи повлияло много разных факторов. Где бы мы ни были и с кем бы мы ни разговаривали, люди говорили, что им очень нравится 'Accolade'. И я подумал: "А почему бы не сделать вторую часть?" Тем более, сам я до конца в этой теме не наигрался. У меня не было сомнений, что у нас это получится и единственное, что мне пришлось сделать, это сказать: "парни, давайте-ка попробуем немного поиграть с этой мелодией!"

SB: То есть, теоретически возможна и третья ее часть?

MR: Да, ведь есть практически бесконечное количество вариантов для того, чтобы сделать ее, к примеру, более глубокой или, скажем, тяжелой по сравнению с "настоящей" 'Accolade'. Можно изменить партии вокала. Фактически, это всегда будет другим произведением, связанным с предшественниками общей темой, но, тем не менее - другим.

SB: Многочисленные оркестровки, звучащие на "The Odyssey", - это классические инструменты или вы использовали компьютерные технологии?

MR: В подавляющем своем большинстве все это было сделано на компьютере. То, что мы могли записать сами, мы писали вживую: клавишные, гитары... все остальное приходилось сочинять с использованием компьютера. Мне нравится с ним работать, и некоторое время назад я потратил много денег и времени на то, чтобы не только приобрести хорошую аппаратуру, но и научиться с ней работать. Прикупил себе все необходимое программное обеспечение, посидел в библиотеках...

SB: Это правда, что весь альбом был записан у тебя дома?

MR: Да.

SB: Почему ты назвал свою домашнюю студию "Подземельем" (Dungeon)? Она столь удручающе действует на тех, кто в нее попадает?..

MR: Она действительно находится в моем подвале! Там частенько бывает темно, потому что окон маловато, но это не столь уж плохое место, поверь мне! И свое название Подземелье несет с достоинством и гордостью!

SB: Ты говоришь о Подземелье так торжественно, как, наверное, отзывался бы почтенный хоббит о своей Норе...

MR: Да, с ничуть не меньшим трепетом!

SB: Ты лучше себя чувствуешь, когда полностью осуществляешь контроль за записью?

MR: Да, по всем параметрам. Иметь собственную студию более комфортно, потому что мы можем репетировать в любое время, когда захотим. Кроме того, мы можем записать все что угодно и когда угодно. Возможно, есть какие-то проблемы не с самой записью, а с сопутствующими вещами. Но когда надо, Расселл (Russell Allen, vocals - SB) живет у меня дома пару недель, и мы можем работать все это время без остановок. И никто не смотрит на часы и не говорит: "ребята, ваше время закончилось" или "надо платить сверхурочные персоналу" - такие вещи здорово отвлекают от работы. А у меня дома мы работаем ровно столько, сколько считаем нужным, после чего делаем перерыв и идем пить кофе и смотреть фильм! Для нас моя студия - очень хорошая творческая среда, способствующая рабочему процессу.

SB: Кстати, о Расселе. Сложно было найти подходящего вокалиста, когда Symphony X покинул Род Тайлер? Thomas Youngblood из Kamelot рассказывал о том, что для того, чтобы у них появился их нынешний вокалист Roy Khan, им пришлось просмотреть сотню певцов. Более того, под конец тестов музыканты заставили его спрыгнуть с ними с парашютом!

MR: Вот это история! Нет, мы не настолько экстремальны! Поиск Рассела был для нас всего лишь поиском хорошего музыканта.

SB: Согласен, и теперь его вокал прекрасно сочетается с музыкой Symphony X...

MR: Абсолютно сочетается. Рассел - очень талантливый парень. Кстати, он очень хорош и в качестве друга. Он всегда что-то напевает, суетливо и шумно чем-то занимается, крутится где-то неподалеку от тебя. И если кто-то гремит сковородками на твоей кухне и этот кто-то - не твоя жена, а какой-то парень, напевающий себе под нос, то, скорее всего, это - Аллен, когда он живет в моем доме при записи альбома. И всегда очень приятно, что есть друг, которому можно просто взять и крикнуть "Привет, Рассел", и получить в ответ жизнерадостное "Ага!". Впрочем, я очень горжусь и остальными ребятами, с которыми мы играем. А если говорить о нем как о вокалисте... мне кажется, что грани его таланта просто бесконечны. Он был бы хорош и в блюзе, и в роке, и в хард-роке. Он прекрасно смотрится, исполняя прогрессив-метал, это может услышать каждый, кто послушает наши альбомы. Рассел прекрасно осознает как исполнитель, что, как, и когда ему делать. Если он меняется, то всегда в нужную сторону, ему нравятся самые разные стили, это и кантри, и блюз. Похоже, всему, чем бы он ни занялся, гарантирован успех!

SB: В багаже Symphony X уже есть концертный CD. Не задумывались о DVD?

MR: Я думаю, что мы попробуем сделать достаточно материала для DVD в этом году. Попытаемся где-нибудь записаться. Для нас прошло не так уж много времени после записи двойного концертника "Live On The Edge of Forever", но мне кажется, что у нас уже есть достаточно "старого нового" материала, чтобы попытаться записать несколько вещей с нового альбома и каким-то образом скомпоновать все это.

SB: Расскажи, пожалуйста, о вашем совместном туре с Blind Guardian.

MR: Тур закончился в декабре, мы получили в ходе этих гастролей хороший опыт. Было интересно как посмотреть новые места, так и выступить перед новой аудиторией. Кое-где послушать нас приходили огромные толпы народа.

SB: Как там с планами на будущее? Какой ближайший тур?

MR: Да вот, продолжим со Stratovarius, наверное.

SB: Stratovarius, кстати, грозят добраться в мае и до Москвы. Вы с ними не подтянитесь?

MR: О, нет...

SB: Мы были бы рады!

MR: Нам тоже хотелось бы, но пока говорить о нашем приезде в Россию рано. К сожалению, не могу обнадежить или сказать что-нибудь определенное...

SB: Забудем на время о Symphony X, давай поговорим о самом начале. Как ты пришел к музыке? Почему выбрал для себя именно гитару?

MR: Ох, ну и вопрос!.. Знаешь, мне казалось, что я всегда любил музыку, с самого рождения. Когда я был маленький, я учился играть на фортепьяно. И мне всегда нравились гитары. И, в конце концов, победили они. Да ты и сам, наверное, представляешь, что такое быть подростком в тринадцать или четырнадцать лет! Я слушал всякую музыку типа Judas Priest и Black Sabbath. Конечно, сейчас я уже не могу точно назвать день, когда я начал играть на гитаре, но могу совершенно определенно сказать, что произошло это под влиянием той музыки, которую я тогда слушал. И в течении всего периода, что я играю на гитаре, находились достойные гитаристы, слушая которых всегда хотелось продолжать играть и совершенствоваться дальше.

SB: А какие-нибудь хобби у тебя есть?

MR: Помимо того, что я пишу материал для группы, я просто люблю все время сочинять. Поэтому я пишу, и пишу, и пишу! А еще я люблю смотреть фильмы по своему навороченному супер-пупер-DVD! Кажется, у меня не особо криминальные увлечения?!.

SB: Ты больше любишь концерты, или считаешь Symphony X студийной группой?

MR: К нам применимы оба этих понятия. В начале мы занимались в основном записями, постоянно были озабочены выпуском новых альбомов. Соответственно, проводили очень много времени в студии. Ну, а сейчас мы очень озабочены турами, даем живые выступления, и нам это очень нравится!

SB: Хотелось бы узнать тайну названия группы: Symphony X - значит ли это, что десятый альбом станет последним?

MR: Ха-ха-ха! Вообще, знаешь, если мы будем продолжать в таком же темпе, их будет гораздо больше!

SB: Не планируете сыграть каверы на какие-нибудь композиции?

MR: Ну, если говорить о том, какие композиции хотел бы переиграть я, это вышел бы практически бесконечный список, а так, навскидку, например, Black Sabbath 'Heaven And Hell', что-нибудь еще из Rush (я ведь уже участвовал в записи Tribute to Rush "Working Man"), или... нет, такой список будет просто бесконечным!

SB: В России много поклонников вашего творчества. Любопытный факт: творчество Symphony X в прошлом году было рассмотрено в одной из курсовых студенческих работ на композиторском факультете московской консерватории - на вашем примере изучалась интеллектуализация рок-музыки. Это не шутка!

MR: Правда?! Это очень и очень здорово, кто бы мог подумать!!! Может быть, тебе будет трудно поверить, но мы очень и очень серьезно относимся к собственному творчеству, и если я расскажу это парням, то даже и не знаю, как они на это будут реагировать: засмеются или всплакнут... А если серьезно, для меня эта новость очень приятная!

SB: А что слышно про новый альбом Symphony X? Не собираетесь в ближайшем времени еще что-нибудь выпустить?

MR: Сейчас мы находимся на некоем подготовительном этапе накопления задумок и пожеланий всех участников Symphony X. Мне вот кажется, что нам стоит сохранить тяжелое звучание, присущее некоторым фрагментам "The Odyssey".

SB: В Symphony X три сотрудника носят имя Mайкл или Майк: ты, Пиннелла (Michael Pinnella) и ЛеПонд (Mike LePond). Как же вы обращаетесь друг к другу?

MR: А у нас у всех есть сокращения. Пиннеллу мы всегда зовем просто Пи, по первой букве фамилии. ЛеПонд привык отзываться на ЛеПонд. Ну а я - Майк, просто Майк.

SB: Официальный сайт группы в Интернете назван в честь композиции 'The Edge Of Forever'. Вы считаете эту песню своей классической композицией?

MR: Нет, но я знаю много людей, кому она очень нравится. В принципе, хорошая песня, но лично я не считаю ее лучшей. Название же композиции оказалось столь хорошим и сильным, что им было не стыдно не только назвать сайт, но и впоследствии озаглавить концертный двойник! А вообще - очень хорошая песня, неплохая.

SB: Вы исполняли "The Odyssey" на концертах в туре с Blind Guardian? И вообще, как тебе кажется, подобные композиции, продолжающиеся по 24 минуты, они приемлемы на концертах?

MR: Нет, в турах, подобных турам с Blind Guardian или Stratovarius, на наше выступление отводится, как правило, 45 минут. Правда, с молчаливого согласия наших коллег мы обычно растягиваем это время до часа. Так что для разнообразия мы играем не очень длинные вещи.

SB: Ты можешь сравнить ваши альбомы между собой?

MR: Ну, с точки зрения моего нынешнего отношения к музыке, этот альбом - мой любимый. Просто потому, что это - "The Odyssey": он разный, он звучит таким, каким мы хотели его сделать. Мы хотели, чтобы он ревел, и он стал таким. Гитары стали более агрессивными, изменился вокал. А если говорить об остальных альбомах...В первом "Symphony X" (1994) мне нравится музыка, но он был плохо записан и сведен. Второй альбом "The Damnation Game" (1995) в этом смысле был получше. В "The Divine Wings of Tragedy" (1996) мы уже смогли добиться того звучания, которое меня устраивало, песни на этом альбоме тоже весьма неплохи! Там же мы попробовали экспериментировать с продолжительными композициями, записав одноименную названию вещь. В целом, мы старались с каждым своим альбомом подниматься на новый, каждый раз более высокий уровень.

SB: А есть какие-то любимые фрагменты на последнем альбоме?

MR: Любимое место у меня - сама "The Odyssey". Там есть одно местечко, где мне очень нравится, как звучат вокал Рассела, звуки фортепиано и перебор струн гитары!..

SB: Майкл, спасибо тебе за прекрасную беседу. Рад был тебя услышать и надеюсь когда-нибудь увидеть живьем!

MR: Спасибо! У нас есть определенные планы заехать к вам! Просто сейчас я не могу сказать ничего конкретного.

SB: До свидания!

MR: Пока!

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ



ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

Всё о мире тяжёлой музыки, металле, альтернативе и Ню-метале. Добро пожаловать на территорию для настоящих хардкорных мужчин, которые знают толк в железных рифах. Последние новости отечественной и зарубежной рок-сцены, обзоры новых музыкальных альбомов, дебюты и возрождения, распады и воссоединения самых заметных и талантливых групп этого и прошлого столетия! Металлика уже не торт? Дэйв Гролл – лучший барабанщик планеты? Что думает Оззи Осборн о Джастине Бибере? Это ТОТАЛМЕТАЛ! Это – мы! Добро пожаловать!

... A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-Я

Created by TMN Team, MCMXCXIX-MMVIII