TMN

Total Metal Net

Louder than before!
Rambler's Top100
Анонсы
Новости
Рецензии
Статьи
Группы
Викторина
Проект
TMN предлагает
К посетителям
ALIVE
Архив
Контакты

На правах рекламы:
Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Mark Boals, Ring Of Fire: Boals To The Wall!

TOTAL METAL TALES

Spitfire

BOALS TO THE WALL!

Классический альбом Мальмстина "Trilogy" (1986) своим успехом был во многом обязан феноменальному вокалисту Марку Боулсу, словно комета промелькнувшему по небосклону хэви-метал в середине 80-х. Затем Марк ушел в тень, но в середине '90-х вернулся в мир рок-н-ролла, вновь присоединившись к группе главного неоклассического гитариста планеты. Недавно Марк Боулс попал в сводки новостей специализированных изданий по двум причинам - он выпустил сольный альбом под названием "Ring OF Fire" и почти одновременно ушел из группы Ингви, и этого для "ALIVE" было более чем достаточно, чтобы пробудить интерес к этой персоне. Ниже вашему вниманию предлагается стенограмма беседы с Марком Боулсом, для многих являющимся человеком-загадкой.
(опубликовано в журнале ALIVE, #1(7), 2001)

Spitfire: Первый вопрос напрашивается сам собой: почему ты так внезапно ушел из группы Ингви Мальмстина - сразу после записи альбома и за три недели до начала турне?

Mark Boals: Знаешь, я даже не знаю, что и сказать, все это было очень странно. Я уже сидел на чемоданах и был полностью готов отправиться в турне, но внезапно менеджер Мальмстина прекратил урегулирование всех вопросов, связанных с гастролями, и меня просто выперли из группы. Между нами даже не было никаких споров! Мне кажется, что они напряглись из-за того, что я выпустил сольный альбом.

S: Как ты начал заниматься музыкой?

MB: Я хотел стать певцом с пятилетнего возраста. Тогда я и начал петь, записывать свой голос на магнитофон и слушать эти записи. Как и всем остальным, в детстве мне хотелось стать то пожарником, то летчиком, но я всегда возвращался к своей мечте стать певцом.

S: Перед тем, как присоединиться к Yngwie Malmsteen's Rising Force в 1986-ом, ты работал с Тедом Ньюджентом и в Savoy Brown. Расскажи немного о тех временах.

MB: Я познакомился с Кимом Симмондсом (лидером Savoy Brown) в Кливленде, и работа в Savoy Brown была моей первой работой в серьезной группе. На прослушивании мне пришлось петь вещь Bogart, Beck & Appice 'Superstition', потому что до меня басистом и вокалистом в Savoy Brown был Тим Богарт! Я очень нервничал, но меня взяли в группу. Я пел в Savoy Brown два года, и мы записали вместе несколько вещей, но не смогли получить контракт на выпуск альбома, хотя мы много выступали, особенно в Штатах и Канаде. Но мне не очень нравилось петь блюз, на меня это нагоняло тоску. В 84-ом Тед Ньюджент пригласил меня присоединиться к своей группе, я долго не раздумывал, и мы практически тотчас же отправились в турне. Он просто безумный дикарь! Перед гастролями мы жили у него в доме, он раздал всем оружие и сказал, что если кто-то из нас захочет поесть - то пусть пойдет в лес, поохотится, и подстрелит себе что-нибудь на ужин! Он жил в самом центре Мичигана, в округе не было ни одного магазина, не говоря уж о Макдоналдсе, так что мы питались мясом диких кроликов, белочек и фазанов. Мы тратили уйму времени, чтобы хоть что-то подстрелить! На гастролях с ним было очень весело, это было мое первое крупное турне, и это было здорово!

S: Почему ты ушел из группы Мальмстина в сентябре '86-ого, прямо посреди Trilogy Tour?

MB: У нас с Ингви были очень большие разногласия, и он выгнал меня из группы. Я был очень подавлен этим, и на несколько лет "завязал" с музыкой.

S: У Ингви очень специфическая репутация, всем известно, что с ним очень трудно общаться...

MB: После нескольких лет работы с ним я привык к его...э-э... эксцентричности и капризам, и последние пару лет мы с ним неплохо ладили. С ним очень весело на сцене, его энергия просто заразительна, и с ним как с музыкантом очень интересно работать.

S: Ты единственный вокалист, который записал с ним 4 полноразмерных альбома - "Trilogy" (1986), "Inspiration" (1996), "Alchemy" (1999) и "War To End All Wars" (2000). Как тебе удавалось находить с Ингви общий язык так долго?

MB: Я думаю, причина того, что я так долго продержался - это наше взаимное уважение друг к другу. Несмотря на все трения и разногласия, мы по-настоящему уважаем друг друга как музыкантов.

S: Чем ты занимался в период с '86-го до '96-го года?

MB: Как я уже сказал, на время я забросил музыку, но ненадолго. Я записывал музыку для кинофильмов, телевидения. И в конце концов я снова стал работать над демо с разными рок-группами. Какие-то из них были неплохие, а какие-то - просто ужасные. Многие из этих записей так и не вышли за порог звукозаписывающих студий, а некоторые вышли в виде альбомов - это были альбомы "Paganini's Last Stand" (1992) с Алексом Грегори и Billionaire's Boys Club "Something Wicked Comes" (1993).

S: Перед записью "Inspiration" (1996) ты не работал с Ингви 10 лет. Как ваши пути пересеклись вновь?

MB: Так, как это обычно и бывает - он позвонил мне, и мы оба были счастливы вновь поработать вместе.

S: Те кавера, которые вошли на "Inspiration", отбирал сам Ингви, а если бы ты сам выбирал песни для своего собственного альбома каверов, какие бы песни ты выбрал?

MB: Я бы выбирал очень тщательно, и среди этих песен было бы много неожиданных вещей! Может быть, я когда-нибудь и запишу альбом каверов, так что я пока не буду выдавать секрет!

S: А что ты вообще думаешь обо всей этой трибьют-мании? Если бы тебе пришлось участвовать в записи трибьюта, почему бы ты согласился бы участвовать в этом?

MB: Если это будут песни, которые я люблю, и над этим трибьютом будут работать интересные музыканты - то почему бы и нет? Есть масса песен, которые мне очень нравятся и их кавера еще никто не играл, и есть множество музыкантов, с которыми я бы с удовольствием поработал!

S: "Alchemy" провозглашался как самый тяжелый альбом Ингви, а как насчет "War To End All Wars"?

MB: Мне кажется, Ингви старался записать тяжелый альбом, но с более запоминающимися мелодиями. Если честно - я очень разочарован тем, как альбом сведен - звук получился просто ужасный!

S: Недавно ты выпустил сольный альбом. Расскажи о тех музыкантах, которые тебе помогали в записи "Ring Of Fire?.

MB: После тесного сотрудничества с Ингви в течение последних нескольких лет я понял, что мне очень нравится сочинять сложную и навороченную музыку. Такого рода материал можно записывать только с высокопрофессиональными музыкантами, превосходно владеющими своими инструментами. Именно поэтому я и решил работать с Тони Макальпайном, Виталием Куприем и Верджилом Донати. Тони известен на весь мир как гитарный виртуоз, он также превосходный клавишник. Мне очень понравились с ним работать, и после записи альбома Тони сказал мне, что он очень доволен своими гитарными партиями на "Ring Of Fire", по его мнению - они одни из лучших за всю его карьеру. Виталий - пианист мирового класса, среди клавишников очень большая конкуренция, но он по праву считается одним из лучших. В мире неоклассической музыки он очень хорошо известен за работу над несколькими альбомами Artension и три сольных альбома. Мы здорово с ним сработались во время записи "Ring Of Fire"! Его клавишные соло - одни из самых оригинальных и экспрессивных, что я когда-либо слышал, он невероятно энергичный и заводной человек, к тому же он обладает прекрасным чувством юмора! Ну а Верджил Донати известен в своей родной Австралии как супер-барабанщик, ему даже дали прозвище - "Thunder From Down Under"!

S: Сколько времени у вас ушло на написание материала и на запись?

MB: Я написал несколько вещей в январе и феврале прошлого года. Потом мне надо было лететь во Флориду записывать альбом с Ингви. Это заняло много времени, и я вернулся в Лос-Анджелес только в июле. Я пригласил Тони и Виталия, и мы написали вместе несколько вещей. Альбом мы начали сводить в начале августа, и закончили к концу месяца.

S: Сколько вещей вы написали вместе?

MB: Вместе с Тони мы написали 6 песен, а с Виталием мы успели написать только одну - сроки записи поджимали. Верджил подкинул мне идею для одной вещи, но мы не успели ее доработать. Почти все песни были закончены до прихода в студию, но бывало так, что мы прямо во время записи добавляли финальные штрихи к композициям.

S: А какая песня была написана быстрее всех?

MB: 'Betrayer'. Я сочинил ее за один февральский вечер. Мне не приходилось выдавливать из себя песни, не было такого, чтобы я неделями бился над какой-нибудь вещью... Запись сольника была для меня словно глоток свежего воздуха. Это было возможностью показать, чего я на самом деле стою - ведь я не принимал участия в написании песен с "War To End All Wars".

S: А кому посвящена 'Betrayer' ("Предатель")?

MB: У этой вещи нет конкретного прототипа, она просто о таких людях в целом. Я знаю очень много людей, которые похожи на человека, которого я описал в этой песне. Каждый, кто когда-либо работал в музыкальном бизнесе, поймет, что я имею в виду.

S: Название твоего альбома - "Ring Of Fire" - и обложка воскрешают в памяти славные '80-е. Кто работал над обложкой твоей пластинки?

MB: Один художник из Бельгии - его зовут Eric Philippe, который работал над обложками альбомов Rhapsody, Stratovarius, Riot и Gamma Ray. Я рад, что обложка тебе понравилась!

S: Не было ли у тебя мыслей привлечь к работе над сольником музыкантов, с которыми ты играл в группе у Мальмстина?

MB: Конечно же, я думал об этом, но, поразмыслив, я решил отказаться от этой идеи, потому что это неизбежно вызвало бы множество сравнений. Хотя, если честно, я бы с удовольствием повидался со многими из этих старых друзей!

S: Тексты песен "Ring Of Fire" - это дайджест на тему фантазийной лирики - магия, драконы, колдуньи и пр. Почему ты выбрал именно эти темы для своих текстов?

MB: Мне кажется, что такие тексты подходят как нельзя лучше к моим песням и тем вещам, что мы сочиняли вместе с ребятами. Мне нравится писать мистические и фантазийные тексты, я сильно увлечен всем этим, среди моих любимых книг много исторических романов и книг о мистике.

S: А ты когда-нибудь сочинял тексты для Мальмстина?

MB: Он всегда обещал писать песни вместе со мной, но никогда не сдерживал свои обещания. Он никогда не хотел делиться с кем-то еще, он всегда хотел все делать сам. Такое положение вещей меня очень расстраивало, потому что мне всегда хотелось написать с ним что-нибудь вместе, это было бы так же здорово, как и играть с ним на концертах!

S: Если бы тебе предложили бы выпустить сингл с альбома, какую бы песню ты выбрал?

MB: Мне кажется, я не лучший судья своим песням, я все-таки очень близок к этому материалу, и мне трудно взглянуть на альбом со стороны, но мне кажется, что "Bringer Of Pain" неплохо подошла бы для сингла.

S: Когда ты решил привлечь к работе над "Ring Of Fire" Тони Макальпайна, не боялся ли ты, что его станут сравнивать с Ингви?

MB: Нет, потому что Тони записал множество альбомов в абсолютно разных направлениях, не только в стиле нео-классики, у него есть несколько работ в джаз-фьюжн и других стилях, так что его нельзя назвать двойником Мальмстина. И это даже не важно, какой именно гитарист играл бы у меня в группе, я столько лет работал с Ингви, одним из лучших и самых знаменитых гитаристов мира, так что с кем бы я ни работал, его неизбежно стали бы сравнивать с Ингви.

S: В чем основное отличие работы с Ингви и записью сольного альбома?

MB: В группе Мальмстина все мы были наемными музыкантами без права голоса. Он много раз обещал мне писать песни вместе, но всегда писал все песни сам и никогда не давал нам ни единого шанса. Мне приходилось стараться изо всех сил, когда я записывал песни, которые он написал, и Ингви никогда не позволял в них что-то менять. На запись "War To End All Wars" ушло больше времени, чем обычно. Работа над альбомом проходила так: Ингви работал вместе с Матсом (Олауссоном, keyboards - S.) над аранжировками, затем он приглашал меня, чтобы опробовать вокальные линии и тексты, которые он сочинил. Обычно на этой стадии он сам не знал, чего от меня хотел, и мне приходилось сидеть и ждать, когда он сочинит что-то определенное. Меня это ожидание всегда доставало, ведь я чувствовал, что вокальные партии я могу сочинить сам, и сочинить их быстрее, чем он. Но Yngwie Malmsteen's Rising Force всегда была сольным проектом во всех возможных аспектах, так что мне приходилось сидеть тихо и не высовываться до тех пор, пока он не "родит" что-нибудь. Как только основные партии были сочинены, мы записывали черновое демо всех песен с драм-машиной. И наконец, мы записывали все то же самое, но уже с барабанщиком. Что касается записи моего сольника, то я записывал все партии инструментов с драм-машиной для тех песен, где я был единственным автором. Все остальные песни мы записывали с Тони и Виталием, и они сами сочиняли свои партии. Затем мы отправлялись в студию и вместе с Верджилом записывали партии барабанов. Потом на барабанный "подклад" мы накладывали наши собственные партии - так и получались песни. Тони Макальпайн записал все соло в своей собственной студии, а клавишные партии Виталия и партии вокала мы записали у меня в студии.

S: Ты поедешь в турне в поддержку "Ring Of Fire"

MB: Да, я хотел поехать в турне сразу после выхода альбома, но, к сожалению, гастроли пришлось отложить. Я решил собрать группу под названием "Ring Of Fire", и я надеюсь, что скоро мы поедем в турне. Изначально на месте гитариста я хотел видеть Тони Макальпайна, но это оказалось невозможным из-за его обязательств перед другими артистами, и я пригласил в группу Джорджа Белласа, еще одного известного гитарного виртуоза. Кроме него со мной в турне поедут Виталий, Верджил, а Barry Dunaway (ex-Yngwie Malmsteen's Rising Force) будет играть на басу. Если Тони сможет выкроить время и присоединиться к нам во время тура в качестве гостя - я буду только счастлив!

S: Что для тебя было лучшим аспектом, когда ты пел в группе у Мальмстина, и в чем основной плюс твоего теперешнего статуса как сольного артиста?

MB: Конечно же, самое лучшее при работе с Мальмстином - это играть с ним на концертах. Когда он в турне - он просто счастлив и ловит кайф от каждого выступления. Как я уже говорил, находясь рядом с ним на сцене, получаешь огромный заряд энергии. Работа в качестве сольного артиста или полноправного участника "нормальной" группы позволяет мне реализовать свой потенциал и писать как сольные вещи, так и песни в соавторстве с другими музыкантами. Мне очень нравится сочинять музыку, и я люблю это делать в соавторстве с кем-то еще, ведь одна голова - хорошо, а две - лучше!

S: Как ты относишься к Napster и распространению музыкальных файлов через Интернет?

MB: Все это так быстро меняется, и трудно сказать, куда это может зайти. Я думаю, что главное преимущество Напстера - в том, что люди получили легкий доступ к записям многих новых групп, которые стоит послушать. А главный минус Napster - в том, что многих из этих артистов лучше никогда не слушать! (Смеется) С помощью Napster люди могут послушать альбом перед тем, как его купить. Я надеюсь, что несмотря на возможность бесплатно скачать песни из Интернета, люди все равно будут покупать альбомы, иначе музыканты просто не смогут зарабатывать на жизнь! Что касается Интернета в целом, то я считаю, что это классная штука!

S: Сейчас ходит много разговоров о возрождении хэви-метал. Видишь ли ты какие-нибудь признаки пробуждения интереса к тяжелой музыке в Америке?

MB: Да, во многих уголках страны интерес к металлу потихоньку начинает расти. В "Биллборде" недавно была большая статья, посвященная хэви-метал. После долгого забвения в Штатах металл начинает подавать признаки жизни. Как видишь, я большой оптимист!

S: Как ты считаешь, есть ли сейчас молодые группы, которые способны потрясти мир так же, как сделали это Metallica, Maiden, Priest в '80-е?

MB: Пока я не слышал таких молодых групп, но я уверен, что они есть, но для того, чтобы им совершить прорыв, надо чтобы в них кто-то поверил, и помог им прорваться на большую сцену. Сейчас молодым группам очень трудно подписать контракт с крупным лэйблом... Я считаю, что основная проблема музыкального бизнеса в Америке (и это касается не только металла) - в том, что звукозаписывающие компании возглавляют люди, которым наплевать на музыку, их волнует только получение быстрой прибыли. Никто не хочет вкладывать деньги в новые команды.

S: Где ты сейчас живешь?

MB: Последние 16 лет я живу в Лос-Анджелесе.

S: Что для тебя важнее - семья или музыка?

MB: Конечно же, семья, семья для меня - самое главное.

S: Какой момент в твоей певческой карьере был самым запоминающимся, есть ли то, чем ты особенно гордишься?

MB: Мне очень повезло с карьерой, и у меня было много таких моментов. Один из самых потрясающих концертов в моей жизни был во время недавнего тура по Японии с Ингви, когда во время выступления я исполнял оперную арию и весь зал плакал! Также я недавно был очень польщен, когда занял первое место в читательском опросе журнала "Burrn!" (Япония) в категории "вокалист года".

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ






Rambler's Top100
[an error occurred while processing this directive]
Powered by ALIVE

TOTAL METAL TALES

Spitfire

BOALS TO THE WALL!

Классический альбом Мальмстина "Trilogy" (1986) своим успехом был во многом обязан феноменальному вокалисту Марку Боулсу, словно комета промелькнувшему по небосклону хэви-метал в середине 80-х. Затем Марк ушел в тень, но в середине '90-х вернулся в мир рок-н-ролла, вновь присоединившись к группе главного неоклассического гитариста планеты. Недавно Марк Боулс попал в сводки новостей специализированных изданий по двум причинам - он выпустил сольный альбом под названием "Ring OF Fire" и почти одновременно ушел из группы Ингви, и этого для "ALIVE" было более чем достаточно, чтобы пробудить интерес к этой персоне. Ниже вашему вниманию предлагается стенограмма беседы с Марком Боулсом, для многих являющимся человеком-загадкой.
(опубликовано в журнале ALIVE, #1(7), 2001)

Spitfire: Первый вопрос напрашивается сам собой: почему ты так внезапно ушел из группы Ингви Мальмстина - сразу после записи альбома и за три недели до начала турне?

Mark Boals: Знаешь, я даже не знаю, что и сказать, все это было очень странно. Я уже сидел на чемоданах и был полностью готов отправиться в турне, но внезапно менеджер Мальмстина прекратил урегулирование всех вопросов, связанных с гастролями, и меня просто выперли из группы. Между нами даже не было никаких споров! Мне кажется, что они напряглись из-за того, что я выпустил сольный альбом.

S: Как ты начал заниматься музыкой?

MB: Я хотел стать певцом с пятилетнего возраста. Тогда я и начал петь, записывать свой голос на магнитофон и слушать эти записи. Как и всем остальным, в детстве мне хотелось стать то пожарником, то летчиком, но я всегда возвращался к своей мечте стать певцом.

S: Перед тем, как присоединиться к Yngwie Malmsteen's Rising Force в 1986-ом, ты работал с Тедом Ньюджентом и в Savoy Brown. Расскажи немного о тех временах.

MB: Я познакомился с Кимом Симмондсом (лидером Savoy Brown) в Кливленде, и работа в Savoy Brown была моей первой работой в серьезной группе. На прослушивании мне пришлось петь вещь Bogart, Beck & Appice 'Superstition', потому что до меня басистом и вокалистом в Savoy Brown был Тим Богарт! Я очень нервничал, но меня взяли в группу. Я пел в Savoy Brown два года, и мы записали вместе несколько вещей, но не смогли получить контракт на выпуск альбома, хотя мы много выступали, особенно в Штатах и Канаде. Но мне не очень нравилось петь блюз, на меня это нагоняло тоску. В 84-ом Тед Ньюджент пригласил меня присоединиться к своей группе, я долго не раздумывал, и мы практически тотчас же отправились в турне. Он просто безумный дикарь! Перед гастролями мы жили у него в доме, он раздал всем оружие и сказал, что если кто-то из нас захочет поесть - то пусть пойдет в лес, поохотится, и подстрелит себе что-нибудь на ужин! Он жил в самом центре Мичигана, в округе не было ни одного магазина, не говоря уж о Макдоналдсе, так что мы питались мясом диких кроликов, белочек и фазанов. Мы тратили уйму времени, чтобы хоть что-то подстрелить! На гастролях с ним было очень весело, это было мое первое крупное турне, и это было здорово!

S: Почему ты ушел из группы Мальмстина в сентябре '86-ого, прямо посреди Trilogy Tour?

MB: У нас с Ингви были очень большие разногласия, и он выгнал меня из группы. Я был очень подавлен этим, и на несколько лет "завязал" с музыкой.

S: У Ингви очень специфическая репутация, всем известно, что с ним очень трудно общаться...

MB: После нескольких лет работы с ним я привык к его...э-э... эксцентричности и капризам, и последние пару лет мы с ним неплохо ладили. С ним очень весело на сцене, его энергия просто заразительна, и с ним как с музыкантом очень интересно работать.

S: Ты единственный вокалист, который записал с ним 4 полноразмерных альбома - "Trilogy" (1986), "Inspiration" (1996), "Alchemy" (1999) и "War To End All Wars" (2000). Как тебе удавалось находить с Ингви общий язык так долго?

MB: Я думаю, причина того, что я так долго продержался - это наше взаимное уважение друг к другу. Несмотря на все трения и разногласия, мы по-настоящему уважаем друг друга как музыкантов.

S: Чем ты занимался в период с '86-го до '96-го года?

MB: Как я уже сказал, на время я забросил музыку, но ненадолго. Я записывал музыку для кинофильмов, телевидения. И в конце концов я снова стал работать над демо с разными рок-группами. Какие-то из них были неплохие, а какие-то - просто ужасные. Многие из этих записей так и не вышли за порог звукозаписывающих студий, а некоторые вышли в виде альбомов - это были альбомы "Paganini's Last Stand" (1992) с Алексом Грегори и Billionaire's Boys Club "Something Wicked Comes" (1993).

S: Перед записью "Inspiration" (1996) ты не работал с Ингви 10 лет. Как ваши пути пересеклись вновь?

MB: Так, как это обычно и бывает - он позвонил мне, и мы оба были счастливы вновь поработать вместе.

S: Те кавера, которые вошли на "Inspiration", отбирал сам Ингви, а если бы ты сам выбирал песни для своего собственного альбома каверов, какие бы песни ты выбрал?

MB: Я бы выбирал очень тщательно, и среди этих песен было бы много неожиданных вещей! Может быть, я когда-нибудь и запишу альбом каверов, так что я пока не буду выдавать секрет!

S: А что ты вообще думаешь обо всей этой трибьют-мании? Если бы тебе пришлось участвовать в записи трибьюта, почему бы ты согласился бы участвовать в этом?

MB: Если это будут песни, которые я люблю, и над этим трибьютом будут работать интересные музыканты - то почему бы и нет? Есть масса песен, которые мне очень нравятся и их кавера еще никто не играл, и есть множество музыкантов, с которыми я бы с удовольствием поработал!

S: "Alchemy" провозглашался как самый тяжелый альбом Ингви, а как насчет "War To End All Wars"?

MB: Мне кажется, Ингви старался записать тяжелый альбом, но с более запоминающимися мелодиями. Если честно - я очень разочарован тем, как альбом сведен - звук получился просто ужасный!

S: Недавно ты выпустил сольный альбом. Расскажи о тех музыкантах, которые тебе помогали в записи "Ring Of Fire?.

MB: После тесного сотрудничества с Ингви в течение последних нескольких лет я понял, что мне очень нравится сочинять сложную и навороченную музыку. Такого рода материал можно записывать только с высокопрофессиональными музыкантами, превосходно владеющими своими инструментами. Именно поэтому я и решил работать с Тони Макальпайном, Виталием Куприем и Верджилом Донати. Тони известен на весь мир как гитарный виртуоз, он также превосходный клавишник. Мне очень понравились с ним работать, и после записи альбома Тони сказал мне, что он очень доволен своими гитарными партиями на "Ring Of Fire", по его мнению - они одни из лучших за всю его карьеру. Виталий - пианист мирового класса, среди клавишников очень большая конкуренция, но он по праву считается одним из лучших. В мире неоклассической музыки он очень хорошо известен за работу над несколькими альбомами Artension и три сольных альбома. Мы здорово с ним сработались во время записи "Ring Of Fire"! Его клавишные соло - одни из самых оригинальных и экспрессивных, что я когда-либо слышал, он невероятно энергичный и заводной человек, к тому же он обладает прекрасным чувством юмора! Ну а Верджил Донати известен в своей родной Австралии как супер-барабанщик, ему даже дали прозвище - "Thunder From Down Under"!

S: Сколько времени у вас ушло на написание материала и на запись?

MB: Я написал несколько вещей в январе и феврале прошлого года. Потом мне надо было лететь во Флориду записывать альбом с Ингви. Это заняло много времени, и я вернулся в Лос-Анджелес только в июле. Я пригласил Тони и Виталия, и мы написали вместе несколько вещей. Альбом мы начали сводить в начале августа, и закончили к концу месяца.

S: Сколько вещей вы написали вместе?

MB: Вместе с Тони мы написали 6 песен, а с Виталием мы успели написать только одну - сроки записи поджимали. Верджил подкинул мне идею для одной вещи, но мы не успели ее доработать. Почти все песни были закончены до прихода в студию, но бывало так, что мы прямо во время записи добавляли финальные штрихи к композициям.

S: А какая песня была написана быстрее всех?

MB: 'Betrayer'. Я сочинил ее за один февральский вечер. Мне не приходилось выдавливать из себя песни, не было такого, чтобы я неделями бился над какой-нибудь вещью... Запись сольника была для меня словно глоток свежего воздуха. Это было возможностью показать, чего я на самом деле стою - ведь я не принимал участия в написании песен с "War To End All Wars".

S: А кому посвящена 'Betrayer' ("Предатель")?

MB: У этой вещи нет конкретного прототипа, она просто о таких людях в целом. Я знаю очень много людей, которые похожи на человека, которого я описал в этой песне. Каждый, кто когда-либо работал в музыкальном бизнесе, поймет, что я имею в виду.

S: Название твоего альбома - "Ring Of Fire" - и обложка воскрешают в памяти славные '80-е. Кто работал над обложкой твоей пластинки?

MB: Один художник из Бельгии - его зовут Eric Philippe, который работал над обложками альбомов Rhapsody, Stratovarius, Riot и Gamma Ray. Я рад, что обложка тебе понравилась!

S: Не было ли у тебя мыслей привлечь к работе над сольником музыкантов, с которыми ты играл в группе у Мальмстина?

MB: Конечно же, я думал об этом, но, поразмыслив, я решил отказаться от этой идеи, потому что это неизбежно вызвало бы множество сравнений. Хотя, если честно, я бы с удовольствием повидался со многими из этих старых друзей!

S: Тексты песен "Ring Of Fire" - это дайджест на тему фантазийной лирики - магия, драконы, колдуньи и пр. Почему ты выбрал именно эти темы для своих текстов?

MB: Мне кажется, что такие тексты подходят как нельзя лучше к моим песням и тем вещам, что мы сочиняли вместе с ребятами. Мне нравится писать мистические и фантазийные тексты, я сильно увлечен всем этим, среди моих любимых книг много исторических романов и книг о мистике.

S: А ты когда-нибудь сочинял тексты для Мальмстина?

MB: Он всегда обещал писать песни вместе со мной, но никогда не сдерживал свои обещания. Он никогда не хотел делиться с кем-то еще, он всегда хотел все делать сам. Такое положение вещей меня очень расстраивало, потому что мне всегда хотелось написать с ним что-нибудь вместе, это было бы так же здорово, как и играть с ним на концертах!

S: Если бы тебе предложили бы выпустить сингл с альбома, какую бы песню ты выбрал?

MB: Мне кажется, я не лучший судья своим песням, я все-таки очень близок к этому материалу, и мне трудно взглянуть на альбом со стороны, но мне кажется, что "Bringer Of Pain" неплохо подошла бы для сингла.

S: Когда ты решил привлечь к работе над "Ring Of Fire" Тони Макальпайна, не боялся ли ты, что его станут сравнивать с Ингви?

MB: Нет, потому что Тони записал множество альбомов в абсолютно разных направлениях, не только в стиле нео-классики, у него есть несколько работ в джаз-фьюжн и других стилях, так что его нельзя назвать двойником Мальмстина. И это даже не важно, какой именно гитарист играл бы у меня в группе, я столько лет работал с Ингви, одним из лучших и самых знаменитых гитаристов мира, так что с кем бы я ни работал, его неизбежно стали бы сравнивать с Ингви.

S: В чем основное отличие работы с Ингви и записью сольного альбома?

MB: В группе Мальмстина все мы были наемными музыкантами без права голоса. Он много раз обещал мне писать песни вместе, но всегда писал все песни сам и никогда не давал нам ни единого шанса. Мне приходилось стараться изо всех сил, когда я записывал песни, которые он написал, и Ингви никогда не позволял в них что-то менять. На запись "War To End All Wars" ушло больше времени, чем обычно. Работа над альбомом проходила так: Ингви работал вместе с Матсом (Олауссоном, keyboards - S.) над аранжировками, затем он приглашал меня, чтобы опробовать вокальные линии и тексты, которые он сочинил. Обычно на этой стадии он сам не знал, чего от меня хотел, и мне приходилось сидеть и ждать, когда он сочинит что-то определенное. Меня это ожидание всегда доставало, ведь я чувствовал, что вокальные партии я могу сочинить сам, и сочинить их быстрее, чем он. Но Yngwie Malmsteen's Rising Force всегда была сольным проектом во всех возможных аспектах, так что мне приходилось сидеть тихо и не высовываться до тех пор, пока он не "родит" что-нибудь. Как только основные партии были сочинены, мы записывали черновое демо всех песен с драм-машиной. И наконец, мы записывали все то же самое, но уже с барабанщиком. Что касается записи моего сольника, то я записывал все партии инструментов с драм-машиной для тех песен, где я был единственным автором. Все остальные песни мы записывали с Тони и Виталием, и они сами сочиняли свои партии. Затем мы отправлялись в студию и вместе с Верджилом записывали партии барабанов. Потом на барабанный "подклад" мы накладывали наши собственные партии - так и получались песни. Тони Макальпайн записал все соло в своей собственной студии, а клавишные партии Виталия и партии вокала мы записали у меня в студии.

S: Ты поедешь в турне в поддержку "Ring Of Fire"

MB: Да, я хотел поехать в турне сразу после выхода альбома, но, к сожалению, гастроли пришлось отложить. Я решил собрать группу под названием "Ring Of Fire", и я надеюсь, что скоро мы поедем в турне. Изначально на месте гитариста я хотел видеть Тони Макальпайна, но это оказалось невозможным из-за его обязательств перед другими артистами, и я пригласил в группу Джорджа Белласа, еще одного известного гитарного виртуоза. Кроме него со мной в турне поедут Виталий, Верджил, а Barry Dunaway (ex-Yngwie Malmsteen's Rising Force) будет играть на басу. Если Тони сможет выкроить время и присоединиться к нам во время тура в качестве гостя - я буду только счастлив!

S: Что для тебя было лучшим аспектом, когда ты пел в группе у Мальмстина, и в чем основной плюс твоего теперешнего статуса как сольного артиста?

MB: Конечно же, самое лучшее при работе с Мальмстином - это играть с ним на концертах. Когда он в турне - он просто счастлив и ловит кайф от каждого выступления. Как я уже говорил, находясь рядом с ним на сцене, получаешь огромный заряд энергии. Работа в качестве сольного артиста или полноправного участника "нормальной" группы позволяет мне реализовать свой потенциал и писать как сольные вещи, так и песни в соавторстве с другими музыкантами. Мне очень нравится сочинять музыку, и я люблю это делать в соавторстве с кем-то еще, ведь одна голова - хорошо, а две - лучше!

S: Как ты относишься к Napster и распространению музыкальных файлов через Интернет?

MB: Все это так быстро меняется, и трудно сказать, куда это может зайти. Я думаю, что главное преимущество Напстера - в том, что люди получили легкий доступ к записям многих новых групп, которые стоит послушать. А главный минус Napster - в том, что многих из этих артистов лучше никогда не слушать! (Смеется) С помощью Napster люди могут послушать альбом перед тем, как его купить. Я надеюсь, что несмотря на возможность бесплатно скачать песни из Интернета, люди все равно будут покупать альбомы, иначе музыканты просто не смогут зарабатывать на жизнь! Что касается Интернета в целом, то я считаю, что это классная штука!

S: Сейчас ходит много разговоров о возрождении хэви-метал. Видишь ли ты какие-нибудь признаки пробуждения интереса к тяжелой музыке в Америке?

MB: Да, во многих уголках страны интерес к металлу потихоньку начинает расти. В "Биллборде" недавно была большая статья, посвященная хэви-метал. После долгого забвения в Штатах металл начинает подавать признаки жизни. Как видишь, я большой оптимист!

S: Как ты считаешь, есть ли сейчас молодые группы, которые способны потрясти мир так же, как сделали это Metallica, Maiden, Priest в '80-е?

MB: Пока я не слышал таких молодых групп, но я уверен, что они есть, но для того, чтобы им совершить прорыв, надо чтобы в них кто-то поверил, и помог им прорваться на большую сцену. Сейчас молодым группам очень трудно подписать контракт с крупным лэйблом... Я считаю, что основная проблема музыкального бизнеса в Америке (и это касается не только металла) - в том, что звукозаписывающие компании возглавляют люди, которым наплевать на музыку, их волнует только получение быстрой прибыли. Никто не хочет вкладывать деньги в новые команды.

S: Где ты сейчас живешь?

MB: Последние 16 лет я живу в Лос-Анджелесе.

S: Что для тебя важнее - семья или музыка?

MB: Конечно же, семья, семья для меня - самое главное.

S: Какой момент в твоей певческой карьере был самым запоминающимся, есть ли то, чем ты особенно гордишься?

MB: Мне очень повезло с карьерой, и у меня было много таких моментов. Один из самых потрясающих концертов в моей жизни был во время недавнего тура по Японии с Ингви, когда во время выступления я исполнял оперную арию и весь зал плакал! Также я недавно был очень польщен, когда занял первое место в читательском опросе журнала "Burrn!" (Япония) в категории "вокалист года".

<<  >>


Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Mark Boals, Ring Of Fire: Boals To The Wall!

TOTAL METAL TALES

Spitfire

BOALS TO THE WALL!

Классический альбом Мальмстина "Trilogy" (1986) своим успехом был во многом обязан феноменальному вокалисту Марку Боулсу, словно комета промелькнувшему по небосклону хэви-метал в середине 80-х. Затем Марк ушел в тень, но в середине '90-х вернулся в мир рок-н-ролла, вновь присоединившись к группе главного неоклассического гитариста планеты. Недавно Марк Боулс попал в сводки новостей специализированных изданий по двум причинам - он выпустил сольный альбом под названием "Ring OF Fire" и почти одновременно ушел из группы Ингви, и этого для "ALIVE" было более чем достаточно, чтобы пробудить интерес к этой персоне. Ниже вашему вниманию предлагается стенограмма беседы с Марком Боулсом, для многих являющимся человеком-загадкой.
(опубликовано в журнале ALIVE, #1(7), 2001)

Spitfire: Первый вопрос напрашивается сам собой: почему ты так внезапно ушел из группы Ингви Мальмстина - сразу после записи альбома и за три недели до начала турне?

Mark Boals: Знаешь, я даже не знаю, что и сказать, все это было очень странно. Я уже сидел на чемоданах и был полностью готов отправиться в турне, но внезапно менеджер Мальмстина прекратил урегулирование всех вопросов, связанных с гастролями, и меня просто выперли из группы. Между нами даже не было никаких споров! Мне кажется, что они напряглись из-за того, что я выпустил сольный альбом.

S: Как ты начал заниматься музыкой?

MB: Я хотел стать певцом с пятилетнего возраста. Тогда я и начал петь, записывать свой голос на магнитофон и слушать эти записи. Как и всем остальным, в детстве мне хотелось стать то пожарником, то летчиком, но я всегда возвращался к своей мечте стать певцом.

S: Перед тем, как присоединиться к Yngwie Malmsteen's Rising Force в 1986-ом, ты работал с Тедом Ньюджентом и в Savoy Brown. Расскажи немного о тех временах.

MB: Я познакомился с Кимом Симмондсом (лидером Savoy Brown) в Кливленде, и работа в Savoy Brown была моей первой работой в серьезной группе. На прослушивании мне пришлось петь вещь Bogart, Beck & Appice 'Superstition', потому что до меня басистом и вокалистом в Savoy Brown был Тим Богарт! Я очень нервничал, но меня взяли в группу. Я пел в Savoy Brown два года, и мы записали вместе несколько вещей, но не смогли получить контракт на выпуск альбома, хотя мы много выступали, особенно в Штатах и Канаде. Но мне не очень нравилось петь блюз, на меня это нагоняло тоску. В 84-ом Тед Ньюджент пригласил меня присоединиться к своей группе, я долго не раздумывал, и мы практически тотчас же отправились в турне. Он просто безумный дикарь! Перед гастролями мы жили у него в доме, он раздал всем оружие и сказал, что если кто-то из нас захочет поесть - то пусть пойдет в лес, поохотится, и подстрелит себе что-нибудь на ужин! Он жил в самом центре Мичигана, в округе не было ни одного магазина, не говоря уж о Макдоналдсе, так что мы питались мясом диких кроликов, белочек и фазанов. Мы тратили уйму времени, чтобы хоть что-то подстрелить! На гастролях с ним было очень весело, это было мое первое крупное турне, и это было здорово!

S: Почему ты ушел из группы Мальмстина в сентябре '86-ого, прямо посреди Trilogy Tour?

MB: У нас с Ингви были очень большие разногласия, и он выгнал меня из группы. Я был очень подавлен этим, и на несколько лет "завязал" с музыкой.

S: У Ингви очень специфическая репутация, всем известно, что с ним очень трудно общаться...

MB: После нескольких лет работы с ним я привык к его...э-э... эксцентричности и капризам, и последние пару лет мы с ним неплохо ладили. С ним очень весело на сцене, его энергия просто заразительна, и с ним как с музыкантом очень интересно работать.

S: Ты единственный вокалист, который записал с ним 4 полноразмерных альбома - "Trilogy" (1986), "Inspiration" (1996), "Alchemy" (1999) и "War To End All Wars" (2000). Как тебе удавалось находить с Ингви общий язык так долго?

MB: Я думаю, причина того, что я так долго продержался - это наше взаимное уважение друг к другу. Несмотря на все трения и разногласия, мы по-настоящему уважаем друг друга как музыкантов.

S: Чем ты занимался в период с '86-го до '96-го года?

MB: Как я уже сказал, на время я забросил музыку, но ненадолго. Я записывал музыку для кинофильмов, телевидения. И в конце концов я снова стал работать над демо с разными рок-группами. Какие-то из них были неплохие, а какие-то - просто ужасные. Многие из этих записей так и не вышли за порог звукозаписывающих студий, а некоторые вышли в виде альбомов - это были альбомы "Paganini's Last Stand" (1992) с Алексом Грегори и Billionaire's Boys Club "Something Wicked Comes" (1993).

S: Перед записью "Inspiration" (1996) ты не работал с Ингви 10 лет. Как ваши пути пересеклись вновь?

MB: Так, как это обычно и бывает - он позвонил мне, и мы оба были счастливы вновь поработать вместе.

S: Те кавера, которые вошли на "Inspiration", отбирал сам Ингви, а если бы ты сам выбирал песни для своего собственного альбома каверов, какие бы песни ты выбрал?

MB: Я бы выбирал очень тщательно, и среди этих песен было бы много неожиданных вещей! Может быть, я когда-нибудь и запишу альбом каверов, так что я пока не буду выдавать секрет!

S: А что ты вообще думаешь обо всей этой трибьют-мании? Если бы тебе пришлось участвовать в записи трибьюта, почему бы ты согласился бы участвовать в этом?

MB: Если это будут песни, которые я люблю, и над этим трибьютом будут работать интересные музыканты - то почему бы и нет? Есть масса песен, которые мне очень нравятся и их кавера еще никто не играл, и есть множество музыкантов, с которыми я бы с удовольствием поработал!

S: "Alchemy" провозглашался как самый тяжелый альбом Ингви, а как насчет "War To End All Wars"?

MB: Мне кажется, Ингви старался записать тяжелый альбом, но с более запоминающимися мелодиями. Если честно - я очень разочарован тем, как альбом сведен - звук получился просто ужасный!

S: Недавно ты выпустил сольный альбом. Расскажи о тех музыкантах, которые тебе помогали в записи "Ring Of Fire?.

MB: После тесного сотрудничества с Ингви в течение последних нескольких лет я понял, что мне очень нравится сочинять сложную и навороченную музыку. Такого рода материал можно записывать только с высокопрофессиональными музыкантами, превосходно владеющими своими инструментами. Именно поэтому я и решил работать с Тони Макальпайном, Виталием Куприем и Верджилом Донати. Тони известен на весь мир как гитарный виртуоз, он также превосходный клавишник. Мне очень понравились с ним работать, и после записи альбома Тони сказал мне, что он очень доволен своими гитарными партиями на "Ring Of Fire", по его мнению - они одни из лучших за всю его карьеру. Виталий - пианист мирового класса, среди клавишников очень большая конкуренция, но он по праву считается одним из лучших. В мире неоклассической музыки он очень хорошо известен за работу над несколькими альбомами Artension и три сольных альбома. Мы здорово с ним сработались во время записи "Ring Of Fire"! Его клавишные соло - одни из самых оригинальных и экспрессивных, что я когда-либо слышал, он невероятно энергичный и заводной человек, к тому же он обладает прекрасным чувством юмора! Ну а Верджил Донати известен в своей родной Австралии как супер-барабанщик, ему даже дали прозвище - "Thunder From Down Under"!

S: Сколько времени у вас ушло на написание материала и на запись?

MB: Я написал несколько вещей в январе и феврале прошлого года. Потом мне надо было лететь во Флориду записывать альбом с Ингви. Это заняло много времени, и я вернулся в Лос-Анджелес только в июле. Я пригласил Тони и Виталия, и мы написали вместе несколько вещей. Альбом мы начали сводить в начале августа, и закончили к концу месяца.

S: Сколько вещей вы написали вместе?

MB: Вместе с Тони мы написали 6 песен, а с Виталием мы успели написать только одну - сроки записи поджимали. Верджил подкинул мне идею для одной вещи, но мы не успели ее доработать. Почти все песни были закончены до прихода в студию, но бывало так, что мы прямо во время записи добавляли финальные штрихи к композициям.

S: А какая песня была написана быстрее всех?

MB: 'Betrayer'. Я сочинил ее за один февральский вечер. Мне не приходилось выдавливать из себя песни, не было такого, чтобы я неделями бился над какой-нибудь вещью... Запись сольника была для меня словно глоток свежего воздуха. Это было возможностью показать, чего я на самом деле стою - ведь я не принимал участия в написании песен с "War To End All Wars".

S: А кому посвящена 'Betrayer' ("Предатель")?

MB: У этой вещи нет конкретного прототипа, она просто о таких людях в целом. Я знаю очень много людей, которые похожи на человека, которого я описал в этой песне. Каждый, кто когда-либо работал в музыкальном бизнесе, поймет, что я имею в виду.

S: Название твоего альбома - "Ring Of Fire" - и обложка воскрешают в памяти славные '80-е. Кто работал над обложкой твоей пластинки?

MB: Один художник из Бельгии - его зовут Eric Philippe, который работал над обложками альбомов Rhapsody, Stratovarius, Riot и Gamma Ray. Я рад, что обложка тебе понравилась!

S: Не было ли у тебя мыслей привлечь к работе над сольником музыкантов, с которыми ты играл в группе у Мальмстина?

MB: Конечно же, я думал об этом, но, поразмыслив, я решил отказаться от этой идеи, потому что это неизбежно вызвало бы множество сравнений. Хотя, если честно, я бы с удовольствием повидался со многими из этих старых друзей!

S: Тексты песен "Ring Of Fire" - это дайджест на тему фантазийной лирики - магия, драконы, колдуньи и пр. Почему ты выбрал именно эти темы для своих текстов?

MB: Мне кажется, что такие тексты подходят как нельзя лучше к моим песням и тем вещам, что мы сочиняли вместе с ребятами. Мне нравится писать мистические и фантазийные тексты, я сильно увлечен всем этим, среди моих любимых книг много исторических романов и книг о мистике.

S: А ты когда-нибудь сочинял тексты для Мальмстина?

MB: Он всегда обещал писать песни вместе со мной, но никогда не сдерживал свои обещания. Он никогда не хотел делиться с кем-то еще, он всегда хотел все делать сам. Такое положение вещей меня очень расстраивало, потому что мне всегда хотелось написать с ним что-нибудь вместе, это было бы так же здорово, как и играть с ним на концертах!

S: Если бы тебе предложили бы выпустить сингл с альбома, какую бы песню ты выбрал?

MB: Мне кажется, я не лучший судья своим песням, я все-таки очень близок к этому материалу, и мне трудно взглянуть на альбом со стороны, но мне кажется, что "Bringer Of Pain" неплохо подошла бы для сингла.

S: Когда ты решил привлечь к работе над "Ring Of Fire" Тони Макальпайна, не боялся ли ты, что его станут сравнивать с Ингви?

MB: Нет, потому что Тони записал множество альбомов в абсолютно разных направлениях, не только в стиле нео-классики, у него есть несколько работ в джаз-фьюжн и других стилях, так что его нельзя назвать двойником Мальмстина. И это даже не важно, какой именно гитарист играл бы у меня в группе, я столько лет работал с Ингви, одним из лучших и самых знаменитых гитаристов мира, так что с кем бы я ни работал, его неизбежно стали бы сравнивать с Ингви.

S: В чем основное отличие работы с Ингви и записью сольного альбома?

MB: В группе Мальмстина все мы были наемными музыкантами без права голоса. Он много раз обещал мне писать песни вместе, но всегда писал все песни сам и никогда не давал нам ни единого шанса. Мне приходилось стараться изо всех сил, когда я записывал песни, которые он написал, и Ингви никогда не позволял в них что-то менять. На запись "War To End All Wars" ушло больше времени, чем обычно. Работа над альбомом проходила так: Ингви работал вместе с Матсом (Олауссоном, keyboards - S.) над аранжировками, затем он приглашал меня, чтобы опробовать вокальные линии и тексты, которые он сочинил. Обычно на этой стадии он сам не знал, чего от меня хотел, и мне приходилось сидеть и ждать, когда он сочинит что-то определенное. Меня это ожидание всегда доставало, ведь я чувствовал, что вокальные партии я могу сочинить сам, и сочинить их быстрее, чем он. Но Yngwie Malmsteen's Rising Force всегда была сольным проектом во всех возможных аспектах, так что мне приходилось сидеть тихо и не высовываться до тех пор, пока он не "родит" что-нибудь. Как только основные партии были сочинены, мы записывали черновое демо всех песен с драм-машиной. И наконец, мы записывали все то же самое, но уже с барабанщиком. Что касается записи моего сольника, то я записывал все партии инструментов с драм-машиной для тех песен, где я был единственным автором. Все остальные песни мы записывали с Тони и Виталием, и они сами сочиняли свои партии. Затем мы отправлялись в студию и вместе с Верджилом записывали партии барабанов. Потом на барабанный "подклад" мы накладывали наши собственные партии - так и получались песни. Тони Макальпайн записал все соло в своей собственной студии, а клавишные партии Виталия и партии вокала мы записали у меня в студии.

S: Ты поедешь в турне в поддержку "Ring Of Fire"

MB: Да, я хотел поехать в турне сразу после выхода альбома, но, к сожалению, гастроли пришлось отложить. Я решил собрать группу под названием "Ring Of Fire", и я надеюсь, что скоро мы поедем в турне. Изначально на месте гитариста я хотел видеть Тони Макальпайна, но это оказалось невозможным из-за его обязательств перед другими артистами, и я пригласил в группу Джорджа Белласа, еще одного известного гитарного виртуоза. Кроме него со мной в турне поедут Виталий, Верджил, а Barry Dunaway (ex-Yngwie Malmsteen's Rising Force) будет играть на басу. Если Тони сможет выкроить время и присоединиться к нам во время тура в качестве гостя - я буду только счастлив!

S: Что для тебя было лучшим аспектом, когда ты пел в группе у Мальмстина, и в чем основной плюс твоего теперешнего статуса как сольного артиста?

MB: Конечно же, самое лучшее при работе с Мальмстином - это играть с ним на концертах. Когда он в турне - он просто счастлив и ловит кайф от каждого выступления. Как я уже говорил, находясь рядом с ним на сцене, получаешь огромный заряд энергии. Работа в качестве сольного артиста или полноправного участника "нормальной" группы позволяет мне реализовать свой потенциал и писать как сольные вещи, так и песни в соавторстве с другими музыкантами. Мне очень нравится сочинять музыку, и я люблю это делать в соавторстве с кем-то еще, ведь одна голова - хорошо, а две - лучше!

S: Как ты относишься к Napster и распространению музыкальных файлов через Интернет?

MB: Все это так быстро меняется, и трудно сказать, куда это может зайти. Я думаю, что главное преимущество Напстера - в том, что люди получили легкий доступ к записям многих новых групп, которые стоит послушать. А главный минус Napster - в том, что многих из этих артистов лучше никогда не слушать! (Смеется) С помощью Napster люди могут послушать альбом перед тем, как его купить. Я надеюсь, что несмотря на возможность бесплатно скачать песни из Интернета, люди все равно будут покупать альбомы, иначе музыканты просто не смогут зарабатывать на жизнь! Что касается Интернета в целом, то я считаю, что это классная штука!

S: Сейчас ходит много разговоров о возрождении хэви-метал. Видишь ли ты какие-нибудь признаки пробуждения интереса к тяжелой музыке в Америке?

MB: Да, во многих уголках страны интерес к металлу потихоньку начинает расти. В "Биллборде" недавно была большая статья, посвященная хэви-метал. После долгого забвения в Штатах металл начинает подавать признаки жизни. Как видишь, я большой оптимист!

S: Как ты считаешь, есть ли сейчас молодые группы, которые способны потрясти мир так же, как сделали это Metallica, Maiden, Priest в '80-е?

MB: Пока я не слышал таких молодых групп, но я уверен, что они есть, но для того, чтобы им совершить прорыв, надо чтобы в них кто-то поверил, и помог им прорваться на большую сцену. Сейчас молодым группам очень трудно подписать контракт с крупным лэйблом... Я считаю, что основная проблема музыкального бизнеса в Америке (и это касается не только металла) - в том, что звукозаписывающие компании возглавляют люди, которым наплевать на музыку, их волнует только получение быстрой прибыли. Никто не хочет вкладывать деньги в новые команды.

S: Где ты сейчас живешь?

MB: Последние 16 лет я живу в Лос-Анджелесе.

S: Что для тебя важнее - семья или музыка?

MB: Конечно же, семья, семья для меня - самое главное.

S: Какой момент в твоей певческой карьере был самым запоминающимся, есть ли то, чем ты особенно гордишься?

MB: Мне очень повезло с карьерой, и у меня было много таких моментов. Один из самых потрясающих концертов в моей жизни был во время недавнего тура по Японии с Ингви, когда во время выступления я исполнял оперную арию и весь зал плакал! Также я недавно был очень польщен, когда занял первое место в читательском опросе журнала "Burrn!" (Япония) в категории "вокалист года".

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ



ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

Всё о мире тяжёлой музыки, металле, альтернативе и Ню-метале. Добро пожаловать на территорию для настоящих хардкорных мужчин, которые знают толк в железных рифах. Последние новости отечественной и зарубежной рок-сцены, обзоры новых музыкальных альбомов, дебюты и возрождения, распады и воссоединения самых заметных и талантливых групп этого и прошлого столетия! Металлика уже не торт? Дэйв Гролл – лучший барабанщик планеты? Что думает Оззи Осборн о Джастине Бибере? Это ТОТАЛМЕТАЛ! Это – мы! Добро пожаловать!

... A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-Я

Created by TMN Team, MCMXCXIX-MMVIII