TMN

Total Metal Net

Louder than before!
Rambler's Top100
Анонсы
Новости
Рецензии
Статьи
Группы
Викторина
Проект
TMN предлагает
К посетителям
ALIVE
Архив
Контакты

На правах рекламы:
Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Yngwie Malmsteen: I'll See the War Tonight

TOTAL METAL TALES

Spitfire, Willy Graaf

I'LL SEE THE WAR TONIGHT

Когда заходит речь о гитаристах, имя Ингви Мальмстина всплывает в беседе одним из первых. Человек, который основал целое направление в гитарной музыке, чья манера игры не оставляет равнодушным никого, а скорость передвижения его пальцев по грифу гитары стала притчей и частью хэви-металлических легенд, является бесспорным авторитетом в мире рок-н-ролла, а каждый его альбом - настоящим событием. Именно таким событием и стал новый альбом маэстро "War To End All Wars", и ALIVE сделал все возможное и невозможное, чтобы расспросить Ингви о его последнем шедевре и не только. И вот одним зимним вечером у меня зазвонил телефон. - "Кто говорит?" - "Ингви"
опубликовано в журнале ALIVE #1(7), 2001)

ALIVE: Привет, Ингви! Откуда звонишь-то?

Ингви Мальмстин: Я сейчас дома, в Майами-Бич.

А: Ну что ж, приступим. Твои российские концерты в 1989-ом забыть просто невозможно! Был ли тот российский тур для тебя чем-то особенным?

ИМ: Конечно, эти выступления были особенными для меня, ведь тогда я играл в России впервые. Я уже несколько лет планирую снова приехать к вам, и я надеюсь, скоро это случится, возможно, даже в этом году. Знаешь, до недавнего момента у меня были кое-какие проблемы с менеджментом, но сейчас все наладилось. Я не расписываю свои туры сам, я еду туда, куда скажет мой менеджер, но я очень хотел бы снова выступить в России.

А: Помнишь ли ты что-нибудь о тех выступлениях? Было ли что-то, что тебя особенно поразило?

ИМ: Да, ваша публика - просто потрясающая! На концертах было столько народу, это было замечательно! Больше всего мне понравилось то, что российская публика, как оказалось, очень хорошо знакома с моей музыкой. Мы отыграли 20 концертов - 11 в Москве и 9 в Ленинграде. Кстати, половина моей семьи - русские, мой отец был женат на русской, так что я сам почти русский! (Смеется) Я думаю, что в то время не так много западных групп выступало в России, но как оказалось, в России столько поклонников моей музыки, российские фэны были так воодушевлены моим приездом, это было так здорово, вот это мне особенно понравилось!

А: Наверное, именно поэтому ты и решил записать в Ленинграде концертный альбом?

ИМ: Да, абсолютно верно! В те времена выступить в России было чем-то особенным, сейчас, конечно же, это уже не такая экзотика. Сейчас совсем другие времена, но тогда все было по-другому.

А: Недавно ты завершил американский тур. Если не ошибаюсь, это был твой первый тур по Штатам за многие годы...

ИМ: Это не совсем так, вернее, совсем не так! Я думаю, что этот тур - первый за последние семь лет, который широко освещался в прессе. Как я уже сказал, у меня все эти годы был хреновый менеджмент, и в этом-то вся причина. Недавно я поменял менеджмент, у меня теперь новое агентство, которое занимается гастролями. Сейчас все изменилось в лучшую сторону, и название Yngwie Malmsteen's Rising Force попадается теперь в прессе намного чаще, чем раньше! Каждый год после выпуска альбома я отправлялся в тур по Америке, но об этом никто не знал!

А: На этот раз у вас был прекрасный набор - твоя группа, Ronnie James Dio и Doro. Как там публика в Штатах, они все еще ходят на хэви-металлические концерты?

ИМ: Да, приходят. Не так много, как раньше, но все равно народ приходит. Раньше было тысяч по десять на каждом концерте, а сейчас - тысячи две-три. Но все ведь может измениться снова!

А: Прямо перед гастролями Марк Боалс ушел из группы. Почему?

ИМ: Хе-хе-хе... Он не ушел по своей воле, ему пришлось уйти. У нас были кое-какие разногласия. Он получал денег больше, чем кто-либо другой из моих музыкантов, но он стал вдруг просить какие-то совершенно немыслимые суммы. Наверное, он подумал, что он стал супер-звездой. Но я сказал ему: "Посмотри: вот контракт, вот условия - я пишу песни, это моя группа и т.д." Ну... он просто так не смог. Если ты не хочешь стоять в строю, быть хорошим солдатом, то тебе придется уйти. Такова жизнь. В этой армии я - генерал, я создал группу, я пишу песни, я - главный в этом лагере. Певец это, басист или барабанщик - для меня они все равны. Знаешь, вокалистам все время кажется, что они - самые главные. В конце концов меня все это достало, ну я и сказал: "До свидания!", ха-ха!

А: Может быть, одной из причин того, что Марку пришлось уйти, было то, что он записал сольный альбом...

ИМ: Нет. Это было абсолютно не связано с его уходом. Я знал, что он записывает сольный альбом, но на стороне он может делать все, что угодно - мне абсолютно все равно, чем он занимается вне группы. Но когда пришло время отправляться в тур, он полностью... в общем, он повел себя очень непрофессионально. И его сольный альбом не имеет к этому никакого отношения. Хотя все это уже не важно, у нас есть сейчас новый отличный певец (Jorn Lande, также в Millenium, ex-The Snakes, Vagabond, The Ark - S.). Все это в порядке вещей, ведь например, есть разница между Дио в Rainbow и Дио в своей собственной группе, или Оззи в Black Sabbath и Оззи в своей группе - всегда есть босс, то же самое и с Rising Force.

А: Кстати, а почему ты пару лет назад решил вернуться к старому названию группы - Yngwie Malmsteen's Rising Force?

ИМ: Я впервые собрал группу в 1978-ом году, потом я переехал в Штаты и записал альбом со Steeler, а затем - 2 альбома с Alcatrazz. После этого я записал сольный альбом, который назывался "Rising Force". "Rising Force" - это не группа, это лишь другое имя для меня. Я знаю, что кому-то это может показаться странным, кто-то может этого не понять, но "Rising Force" - это просто еще одно имя для меня самого. Я записал несколько альбомов под именем просто Yngwie Malmsteen - когда я записывал эти альбомы, я сочинял песни в соавторстве с кем-то еще, некоторые из этих альбомов я продюсировал на пару с кем-то, но когда я записывал пластинки под вывеской "Yngwie Malmsteen's Rising Force", то на таких альбомах я делал абсолютно все сам.

А: Была ли какая-то концепция в основе твоего последнего альбома "War To End All Wars"?

ИМ: Изначально не было какого-то определенного направления или концепции за исключением того, что я хотел записать мрачный и тяжелый альбом. Это немного забавно, но я постараюсь объяснить: я живу в Майами, сейчас я лежу на берегу своего бассейна, у меня красивая жена, замечательный сын, у меня в жизни все хорошо, и как ни странно, несмотря на все это, я сочиняю мрачную музыку. Все, что меня окружает, похоже на рай, но я пишу очень инфернальную музыку и тексты, и я не знаю, как это объяснить. Может быть, это из-за того, что я родился в Швеции, где сумрачно и холодно, может быть, из-за чего-то еще, я не знаю. Концепцией "War To End All Wars" можно считать то, что я хотел записать мрачный, злобный альбом, в то время, когда я его записывал, я был очень зол!

А: Этот альбом отличается от "Alchemy", он более мелодичен и в песнях с "War To End All Wars" больше запоминающихся припевов и мелодий...

ИМ: Мне кажется, я знаю, почему так получилось. "Alchemy" был альбомом, в котором как раз и была концепция. Она состояла в следующем: к черту мелодии, к черту песни, давайте рубиться на гитаре! Мне кажется, "War To End All Wars" - более сбалансированный альбом, на нем больше мелодий, а на "Alchemy" - больше гитар. Это тоже было здорово, но на этот раз я хотел писать красивые мелодичные песни, а не хэви-металлический рубняк.

А: Кстати, твой последний альбом официально издан в России!

ИМ: По лицензии Dream Catcher?! Клево!!!

А: Использовал ли ты какие-нибудь идеи и композиторский талант тех музыкантов, которые записывали с тобой "War To End All Wars"?

ИМ: Альбом записывался так же, как обычно - я сам сочиняю песни, записываю демо, где все готово - партии всех инструментов, абсолютно все, после этого я прихожу с этой записью к музыкантам и говорю: вот, ребята, попробуйте вот это, ха-ха!

А: Давай-ка перейдем к исторической части нашего интервью. Когда ты собрал Rising Force в конце '70-х, вы записали альбом для шведского филиала CBS. Что произошло с этими записями?

ИМ: Мы записали ЕР - 4 песни. Мне кажется, они до сих пор где-то в архивах у CBS. Тогда случилось вот что - мы все записали, спродюсировали, сделали абсолютно все, а через некоторое время они нам говорят: "Ребят, все здорово, но вы должны петь на шведском". А я говорю: "Да пошли вы на хер!" Изначально мы хотели выпустить этот ЕР в 81-ом или 82-ом году.

А: Есть ли у тебя планы издать эти записи?

ИМ: У меня попросту нет этих записей. Мне кажется, они есть где-то у CBS. Все что у меня есть - это бутлег с записью этих песен, но у меня нет оригиналов этих пленок. Я, честно говоря, уже подумывал о том, чтобы их издать, ведь те песни - просто чумовые!

А: А ты использовал впоследствии какие-нибудь идеи из этих старых песен?

ИМ: Когда мы записывали "Odyssey", альбом с Джо Линн Тернером, я использовал много старых идей, например, песню 'Rising Force' я сочинил еще в 1978-ом году. На моем новом альбоме тоже есть кое-какие мелодии из песен '78-го года, но это не вся песня, а лишь небольшие фрагменты. Старые идеи мы использовали в основном при записи "Odyssey". При записи последних альбомов я в основном использую новые идеи, знаешь, я очень много пишу, у меня дома своя студия, и я могу записывать все, что я хочу, а я пишу так много, например, когда я записывал "Alchemy", я сочинил столько, что этого материала хватило бы на 7 альбомов!

А: Правда ли, что в конце 70-х - начале 80-х, ты работал с Джоном Темпестом из Europe?

ИМ: Правда... И не только с ним - другие музыканты, которые впоследствии играли с ним в Europe - Jan Haugland (ударные) и John Leven (бас) - тоже играли у меня в группе. С Джоном Норумом мы были знакомы с детства - мы росли вместе, мы все были друзьями. Но с Джоном Темпестом мы не очень долго вместе проработали - он был лидером своей группы, я тоже был лидером по натуре, мы попытались работать вместе, но у нас получалось не очень хорошо, так что спустя некоторое время мы решили разойтись.

А: А те песни для вашего не вышедшего ЕР - вы записывали их с Джоном Темпестом?

ИМ: Нет, мы записывали их с парнем, которого звали Michael Uplen. Не очень-то он хороший вокалист был!..

А: Что за история была с твоими "секретными" переговорами с UFO, Kiss и Оззи Осборном после того, как Steeler распался?

ИМ: Вот как обстояло дело: когда я переехал в Лос-Анжелес, я играл практически во всех клубах на бульваре Сансет: Roxy, Whiskey, Troubadour и т.д. Обо мне ходило очень много разговоров - всем хотелось посмотреть на этого парня из Швеции, и на мои концерты всегда приходило много разных людей. Как-то раз пришел Ронни Джеймс Дио, Оззи тоже как-то раз приезжал на меня посмотреть, сейчас я всех уже не упомню. После одного из последних концертов Steeler ко мне подошел Phil Mogg из UFO и пригласил к себе домой. Мы здорово повеселились тогда у Фила, и договорились встретиться на следующий день. Утром у меня дома раздался звонок - это был менеджер Грэма Боннета и он пригласил меня на встречу. Я ему говорю, что у меня сегодня прослушивание в другой группе - получилось так, что мне в один и тот же день надо было идти на прослушивание в UFO и к Грэму Боннету! И я решил попробовать сначала с Грэмом Боннетом, потому что в UFO в то время все было очень неопределенно. Они сами не знали, чего хотели, в каком направлении они собирались двигаться, у них не было никакой стратегии. С одной стороны, вариант с UFO был посвоему привлекателен, ведь как автор я мог писать свои собственные песни, и именно этим мне и хотелось заниматься. Но с точки зрения развития карьеры мне бы это ничего не дало, Phil Mogg - классный парень, но он слишком много витал тогда в облаках.

А: Как ты нашел Джеффа Скотт Сото?

ИМ: Я дал объявление на MTV, и мне прислали тогда около 5.000 демо. Джеффу было тогда 17 или 18 лет, я послушал его кассету, и отметил его для себя как хорошего вокалиста. Я записывал тогда первый альбом Rising Force, я пригласил его в студию, и сказал: "Давай попробуем!" И прямо на этом прослушивании мы начали записывать песни для альбома!

А: Здорово!

ИМ: Его демо-запись была единственной записью, которая у него была до этого, меня эта кассета очень впечатлила, и я предложил ему работать вместе.

А: Кто пригласил тебя в проект Hear'n'Aid в 1986-ом?

ИМ: Ронни (Джеймс Дио - S.). Мы с ним знакомы уже много-много лет. Но я не думаю, что мы будем работать вместе, и я знаю почему - мы оба лидеры по натуре. Во время последнего тура мы играли с ним на одной сцене в течение месяца - это было просто потрясающе! Но мы оба слишком сильные личности, чтобы работать вместе, хотя мы участвовали с ним в нескольких проектах - мне особенно нравится песня, которую мы записали для трибьюта Aerosmith (Ингви и Дио записали вместе в прошлом году 'Dream On' для "Not The Same Old Song And Dance - A Tribute To Aerosmith" - S.).

А: Около полугода назад ходили разговоры о проекте Hear'n'Aid, part 2...

ИМ: Да, меня пригласили в нем участвовать, но сейчас все заглохло.

А: Когда ты начинал записывать "Odyssey", в твоей группе были Боб Дэйсли, Джо Линн Тернер и Эрик Сингер. Но этот состав просуществовал совсем недолго - почему? Это была бы настоящая супергруппа!

ИМ: Это не совсем так, Эрик Сингер не играл у меня в группе! Боб Дэйсли поиграл с нами всего лишь пару дней, а все партии бас-гитары на альбоме я записал сам. Может быть, это и была бы супергруппа, но как всегда бывает, в теории это выглядит замечательно, а на практике - не срабатывает...

А: Играешь ли ты до сих пор на концертах 'Heaven Tonight'?

ИМ: Нет.

А: Но ведь эта песня была большим хитом в 80-е...

ИМ: Я знаю, но я ненавижу эту песню!..

А: Почему?

ИМ: Она ужасна!

А: В период с 86-го по 89-й твой фотографии не сходили со страниц прессы, ты был во всех журналах. Это были счастливые времена для тебя?

ИМ: Если быть до конца честным, то я не был счастлив тогда. Я тогда словно потерял ориентацию, потерял направление, в котором хотел идти - я словно заблудился. Моя жизнь была очень сумбурна тогда, у меня не было нормальной жизни, не было нормального дома, были сплошные вечеринки и полный бардак в личной жизни. Я не хочу сказать, что у меня сейчас уж очень большой дом и все такое, но у меня сейчас все очень хорошо, у меня красивая жена, красивый сын, у меня есть собственная студия, несколько машин, и я могу позволить себе все, что захочу. Но тогда у меня ничего этого не было. Может быть, со стороны я и выглядел тогда супер-успешным, но на самом деле для меня это было не совсем так, я не был счастлив, а сейчас я очень счастлив.

А: Какой из твоих альбомов '80-х нравится тебе больше всех?

ИМ: Мне кажется, первые три были неплохие - "Rising Force" (1984), "Marching Out" (1985) и "Trilogy" (1986).

А: А как насчет "Odyssey" (1988)?

ИМ: Что касается "Odyssey", то он мне не очень нравится, меня он не впечатляет. Я знаю, что почти всем он нравится, но я его не очень люблю.

А: Почему? Тебе кажется, что он немного попсовый?

ИМ: Да, ты абсолютно прав, но не "немного", а "очень" попсовый! Вот "War To End All Wars" - тяжелый, мрачный альбом, вот что мне нравится в музыке! А тогда произошло вот что - в группу пришел Joe Lynn Turner, а он хотел играть коммерческую музыку и все такое. Я ненавидел это тогда, и ненавижу это сейчас! Знаешь, все это не для меня!

А: Есть ли у тебя какие-нибудь планы по поводу альбома "Inspiration, Vol. 2"?

ИМ: Пока таких конкретных планов у меня нет, может быть, я запишу что-нибудь подобное в будущем.

А: Джо Сатриани и Стив Вай выступают вместе время от времени. А тебе они не предлагали присоединиться к ним? Это было бы здорово - увидеть вас троих на одной сцене!

ИМ: Да, они предлагали мне играть вместе.

А: И что ты сказал?

ИМ: Я сказал - да, конечно, если что - вписывайте меня обязательно! Где-то около года назад Джо Сатриани позвонил мне среди ночи и сказал: "Мы собираемся в турне, поедешь с нами?" Я сказал: "Да, конечно!", спустя некоторое время он позвонил снова, но мне уже надо было записывать альбом, так что совместную поездку пришлось отложить до следующего раза. Мы хорошие друзья со Стивом Ваем, мы знаем друг друга уже сто лет, и я думаю, что когда-нибудь мы обязательно что-нибудь замутим вместе!

А: Есть ли у тебя какие-нибудь интересы помимо музыки?

ИМ: Да, конечно, я много читаю, люблю играть в теннис, но моя самая большая страсть (за исключением музыки, конечно!) - это мои Феррари. Сейчас у меня их два, и я очень люблю на них ездить!

Благодарим компанию Art Music Group за помощь в организации и проведении данного интервью. Последний альбом Ингви Мальмстина был выпущен в России по лицензии компанией "Art Music Group". Телефон для оптовых закупок: (095) 718-31-86, e-mail: arthur@rinet.ru.

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ






Rambler's Top100
[an error occurred while processing this directive]
Powered by ALIVE

TOTAL METAL TALES

Spitfire, Willy Graaf

I'LL SEE THE WAR TONIGHT

Когда заходит речь о гитаристах, имя Ингви Мальмстина всплывает в беседе одним из первых. Человек, который основал целое направление в гитарной музыке, чья манера игры не оставляет равнодушным никого, а скорость передвижения его пальцев по грифу гитары стала притчей и частью хэви-металлических легенд, является бесспорным авторитетом в мире рок-н-ролла, а каждый его альбом - настоящим событием. Именно таким событием и стал новый альбом маэстро "War To End All Wars", и ALIVE сделал все возможное и невозможное, чтобы расспросить Ингви о его последнем шедевре и не только. И вот одним зимним вечером у меня зазвонил телефон. - "Кто говорит?" - "Ингви"
опубликовано в журнале ALIVE #1(7), 2001)

ALIVE: Привет, Ингви! Откуда звонишь-то?

Ингви Мальмстин: Я сейчас дома, в Майами-Бич.

А: Ну что ж, приступим. Твои российские концерты в 1989-ом забыть просто невозможно! Был ли тот российский тур для тебя чем-то особенным?

ИМ: Конечно, эти выступления были особенными для меня, ведь тогда я играл в России впервые. Я уже несколько лет планирую снова приехать к вам, и я надеюсь, скоро это случится, возможно, даже в этом году. Знаешь, до недавнего момента у меня были кое-какие проблемы с менеджментом, но сейчас все наладилось. Я не расписываю свои туры сам, я еду туда, куда скажет мой менеджер, но я очень хотел бы снова выступить в России.

А: Помнишь ли ты что-нибудь о тех выступлениях? Было ли что-то, что тебя особенно поразило?

ИМ: Да, ваша публика - просто потрясающая! На концертах было столько народу, это было замечательно! Больше всего мне понравилось то, что российская публика, как оказалось, очень хорошо знакома с моей музыкой. Мы отыграли 20 концертов - 11 в Москве и 9 в Ленинграде. Кстати, половина моей семьи - русские, мой отец был женат на русской, так что я сам почти русский! (Смеется) Я думаю, что в то время не так много западных групп выступало в России, но как оказалось, в России столько поклонников моей музыки, российские фэны были так воодушевлены моим приездом, это было так здорово, вот это мне особенно понравилось!

А: Наверное, именно поэтому ты и решил записать в Ленинграде концертный альбом?

ИМ: Да, абсолютно верно! В те времена выступить в России было чем-то особенным, сейчас, конечно же, это уже не такая экзотика. Сейчас совсем другие времена, но тогда все было по-другому.

А: Недавно ты завершил американский тур. Если не ошибаюсь, это был твой первый тур по Штатам за многие годы...

ИМ: Это не совсем так, вернее, совсем не так! Я думаю, что этот тур - первый за последние семь лет, который широко освещался в прессе. Как я уже сказал, у меня все эти годы был хреновый менеджмент, и в этом-то вся причина. Недавно я поменял менеджмент, у меня теперь новое агентство, которое занимается гастролями. Сейчас все изменилось в лучшую сторону, и название Yngwie Malmsteen's Rising Force попадается теперь в прессе намного чаще, чем раньше! Каждый год после выпуска альбома я отправлялся в тур по Америке, но об этом никто не знал!

А: На этот раз у вас был прекрасный набор - твоя группа, Ronnie James Dio и Doro. Как там публика в Штатах, они все еще ходят на хэви-металлические концерты?

ИМ: Да, приходят. Не так много, как раньше, но все равно народ приходит. Раньше было тысяч по десять на каждом концерте, а сейчас - тысячи две-три. Но все ведь может измениться снова!

А: Прямо перед гастролями Марк Боалс ушел из группы. Почему?

ИМ: Хе-хе-хе... Он не ушел по своей воле, ему пришлось уйти. У нас были кое-какие разногласия. Он получал денег больше, чем кто-либо другой из моих музыкантов, но он стал вдруг просить какие-то совершенно немыслимые суммы. Наверное, он подумал, что он стал супер-звездой. Но я сказал ему: "Посмотри: вот контракт, вот условия - я пишу песни, это моя группа и т.д." Ну... он просто так не смог. Если ты не хочешь стоять в строю, быть хорошим солдатом, то тебе придется уйти. Такова жизнь. В этой армии я - генерал, я создал группу, я пишу песни, я - главный в этом лагере. Певец это, басист или барабанщик - для меня они все равны. Знаешь, вокалистам все время кажется, что они - самые главные. В конце концов меня все это достало, ну я и сказал: "До свидания!", ха-ха!

А: Может быть, одной из причин того, что Марку пришлось уйти, было то, что он записал сольный альбом...

ИМ: Нет. Это было абсолютно не связано с его уходом. Я знал, что он записывает сольный альбом, но на стороне он может делать все, что угодно - мне абсолютно все равно, чем он занимается вне группы. Но когда пришло время отправляться в тур, он полностью... в общем, он повел себя очень непрофессионально. И его сольный альбом не имеет к этому никакого отношения. Хотя все это уже не важно, у нас есть сейчас новый отличный певец (Jorn Lande, также в Millenium, ex-The Snakes, Vagabond, The Ark - S.). Все это в порядке вещей, ведь например, есть разница между Дио в Rainbow и Дио в своей собственной группе, или Оззи в Black Sabbath и Оззи в своей группе - всегда есть босс, то же самое и с Rising Force.

А: Кстати, а почему ты пару лет назад решил вернуться к старому названию группы - Yngwie Malmsteen's Rising Force?

ИМ: Я впервые собрал группу в 1978-ом году, потом я переехал в Штаты и записал альбом со Steeler, а затем - 2 альбома с Alcatrazz. После этого я записал сольный альбом, который назывался "Rising Force". "Rising Force" - это не группа, это лишь другое имя для меня. Я знаю, что кому-то это может показаться странным, кто-то может этого не понять, но "Rising Force" - это просто еще одно имя для меня самого. Я записал несколько альбомов под именем просто Yngwie Malmsteen - когда я записывал эти альбомы, я сочинял песни в соавторстве с кем-то еще, некоторые из этих альбомов я продюсировал на пару с кем-то, но когда я записывал пластинки под вывеской "Yngwie Malmsteen's Rising Force", то на таких альбомах я делал абсолютно все сам.

А: Была ли какая-то концепция в основе твоего последнего альбома "War To End All Wars"?

ИМ: Изначально не было какого-то определенного направления или концепции за исключением того, что я хотел записать мрачный и тяжелый альбом. Это немного забавно, но я постараюсь объяснить: я живу в Майами, сейчас я лежу на берегу своего бассейна, у меня красивая жена, замечательный сын, у меня в жизни все хорошо, и как ни странно, несмотря на все это, я сочиняю мрачную музыку. Все, что меня окружает, похоже на рай, но я пишу очень инфернальную музыку и тексты, и я не знаю, как это объяснить. Может быть, это из-за того, что я родился в Швеции, где сумрачно и холодно, может быть, из-за чего-то еще, я не знаю. Концепцией "War To End All Wars" можно считать то, что я хотел записать мрачный, злобный альбом, в то время, когда я его записывал, я был очень зол!

А: Этот альбом отличается от "Alchemy", он более мелодичен и в песнях с "War To End All Wars" больше запоминающихся припевов и мелодий...

ИМ: Мне кажется, я знаю, почему так получилось. "Alchemy" был альбомом, в котором как раз и была концепция. Она состояла в следующем: к черту мелодии, к черту песни, давайте рубиться на гитаре! Мне кажется, "War To End All Wars" - более сбалансированный альбом, на нем больше мелодий, а на "Alchemy" - больше гитар. Это тоже было здорово, но на этот раз я хотел писать красивые мелодичные песни, а не хэви-металлический рубняк.

А: Кстати, твой последний альбом официально издан в России!

ИМ: По лицензии Dream Catcher?! Клево!!!

А: Использовал ли ты какие-нибудь идеи и композиторский талант тех музыкантов, которые записывали с тобой "War To End All Wars"?

ИМ: Альбом записывался так же, как обычно - я сам сочиняю песни, записываю демо, где все готово - партии всех инструментов, абсолютно все, после этого я прихожу с этой записью к музыкантам и говорю: вот, ребята, попробуйте вот это, ха-ха!

А: Давай-ка перейдем к исторической части нашего интервью. Когда ты собрал Rising Force в конце '70-х, вы записали альбом для шведского филиала CBS. Что произошло с этими записями?

ИМ: Мы записали ЕР - 4 песни. Мне кажется, они до сих пор где-то в архивах у CBS. Тогда случилось вот что - мы все записали, спродюсировали, сделали абсолютно все, а через некоторое время они нам говорят: "Ребят, все здорово, но вы должны петь на шведском". А я говорю: "Да пошли вы на хер!" Изначально мы хотели выпустить этот ЕР в 81-ом или 82-ом году.

А: Есть ли у тебя планы издать эти записи?

ИМ: У меня попросту нет этих записей. Мне кажется, они есть где-то у CBS. Все что у меня есть - это бутлег с записью этих песен, но у меня нет оригиналов этих пленок. Я, честно говоря, уже подумывал о том, чтобы их издать, ведь те песни - просто чумовые!

А: А ты использовал впоследствии какие-нибудь идеи из этих старых песен?

ИМ: Когда мы записывали "Odyssey", альбом с Джо Линн Тернером, я использовал много старых идей, например, песню 'Rising Force' я сочинил еще в 1978-ом году. На моем новом альбоме тоже есть кое-какие мелодии из песен '78-го года, но это не вся песня, а лишь небольшие фрагменты. Старые идеи мы использовали в основном при записи "Odyssey". При записи последних альбомов я в основном использую новые идеи, знаешь, я очень много пишу, у меня дома своя студия, и я могу записывать все, что я хочу, а я пишу так много, например, когда я записывал "Alchemy", я сочинил столько, что этого материала хватило бы на 7 альбомов!

А: Правда ли, что в конце 70-х - начале 80-х, ты работал с Джоном Темпестом из Europe?

ИМ: Правда... И не только с ним - другие музыканты, которые впоследствии играли с ним в Europe - Jan Haugland (ударные) и John Leven (бас) - тоже играли у меня в группе. С Джоном Норумом мы были знакомы с детства - мы росли вместе, мы все были друзьями. Но с Джоном Темпестом мы не очень долго вместе проработали - он был лидером своей группы, я тоже был лидером по натуре, мы попытались работать вместе, но у нас получалось не очень хорошо, так что спустя некоторое время мы решили разойтись.

А: А те песни для вашего не вышедшего ЕР - вы записывали их с Джоном Темпестом?

ИМ: Нет, мы записывали их с парнем, которого звали Michael Uplen. Не очень-то он хороший вокалист был!..

А: Что за история была с твоими "секретными" переговорами с UFO, Kiss и Оззи Осборном после того, как Steeler распался?

ИМ: Вот как обстояло дело: когда я переехал в Лос-Анжелес, я играл практически во всех клубах на бульваре Сансет: Roxy, Whiskey, Troubadour и т.д. Обо мне ходило очень много разговоров - всем хотелось посмотреть на этого парня из Швеции, и на мои концерты всегда приходило много разных людей. Как-то раз пришел Ронни Джеймс Дио, Оззи тоже как-то раз приезжал на меня посмотреть, сейчас я всех уже не упомню. После одного из последних концертов Steeler ко мне подошел Phil Mogg из UFO и пригласил к себе домой. Мы здорово повеселились тогда у Фила, и договорились встретиться на следующий день. Утром у меня дома раздался звонок - это был менеджер Грэма Боннета и он пригласил меня на встречу. Я ему говорю, что у меня сегодня прослушивание в другой группе - получилось так, что мне в один и тот же день надо было идти на прослушивание в UFO и к Грэму Боннету! И я решил попробовать сначала с Грэмом Боннетом, потому что в UFO в то время все было очень неопределенно. Они сами не знали, чего хотели, в каком направлении они собирались двигаться, у них не было никакой стратегии. С одной стороны, вариант с UFO был посвоему привлекателен, ведь как автор я мог писать свои собственные песни, и именно этим мне и хотелось заниматься. Но с точки зрения развития карьеры мне бы это ничего не дало, Phil Mogg - классный парень, но он слишком много витал тогда в облаках.

А: Как ты нашел Джеффа Скотт Сото?

ИМ: Я дал объявление на MTV, и мне прислали тогда около 5.000 демо. Джеффу было тогда 17 или 18 лет, я послушал его кассету, и отметил его для себя как хорошего вокалиста. Я записывал тогда первый альбом Rising Force, я пригласил его в студию, и сказал: "Давай попробуем!" И прямо на этом прослушивании мы начали записывать песни для альбома!

А: Здорово!

ИМ: Его демо-запись была единственной записью, которая у него была до этого, меня эта кассета очень впечатлила, и я предложил ему работать вместе.

А: Кто пригласил тебя в проект Hear'n'Aid в 1986-ом?

ИМ: Ронни (Джеймс Дио - S.). Мы с ним знакомы уже много-много лет. Но я не думаю, что мы будем работать вместе, и я знаю почему - мы оба лидеры по натуре. Во время последнего тура мы играли с ним на одной сцене в течение месяца - это было просто потрясающе! Но мы оба слишком сильные личности, чтобы работать вместе, хотя мы участвовали с ним в нескольких проектах - мне особенно нравится песня, которую мы записали для трибьюта Aerosmith (Ингви и Дио записали вместе в прошлом году 'Dream On' для "Not The Same Old Song And Dance - A Tribute To Aerosmith" - S.).

А: Около полугода назад ходили разговоры о проекте Hear'n'Aid, part 2...

ИМ: Да, меня пригласили в нем участвовать, но сейчас все заглохло.

А: Когда ты начинал записывать "Odyssey", в твоей группе были Боб Дэйсли, Джо Линн Тернер и Эрик Сингер. Но этот состав просуществовал совсем недолго - почему? Это была бы настоящая супергруппа!

ИМ: Это не совсем так, Эрик Сингер не играл у меня в группе! Боб Дэйсли поиграл с нами всего лишь пару дней, а все партии бас-гитары на альбоме я записал сам. Может быть, это и была бы супергруппа, но как всегда бывает, в теории это выглядит замечательно, а на практике - не срабатывает...

А: Играешь ли ты до сих пор на концертах 'Heaven Tonight'?

ИМ: Нет.

А: Но ведь эта песня была большим хитом в 80-е...

ИМ: Я знаю, но я ненавижу эту песню!..

А: Почему?

ИМ: Она ужасна!

А: В период с 86-го по 89-й твой фотографии не сходили со страниц прессы, ты был во всех журналах. Это были счастливые времена для тебя?

ИМ: Если быть до конца честным, то я не был счастлив тогда. Я тогда словно потерял ориентацию, потерял направление, в котором хотел идти - я словно заблудился. Моя жизнь была очень сумбурна тогда, у меня не было нормальной жизни, не было нормального дома, были сплошные вечеринки и полный бардак в личной жизни. Я не хочу сказать, что у меня сейчас уж очень большой дом и все такое, но у меня сейчас все очень хорошо, у меня красивая жена, красивый сын, у меня есть собственная студия, несколько машин, и я могу позволить себе все, что захочу. Но тогда у меня ничего этого не было. Может быть, со стороны я и выглядел тогда супер-успешным, но на самом деле для меня это было не совсем так, я не был счастлив, а сейчас я очень счастлив.

А: Какой из твоих альбомов '80-х нравится тебе больше всех?

ИМ: Мне кажется, первые три были неплохие - "Rising Force" (1984), "Marching Out" (1985) и "Trilogy" (1986).

А: А как насчет "Odyssey" (1988)?

ИМ: Что касается "Odyssey", то он мне не очень нравится, меня он не впечатляет. Я знаю, что почти всем он нравится, но я его не очень люблю.

А: Почему? Тебе кажется, что он немного попсовый?

ИМ: Да, ты абсолютно прав, но не "немного", а "очень" попсовый! Вот "War To End All Wars" - тяжелый, мрачный альбом, вот что мне нравится в музыке! А тогда произошло вот что - в группу пришел Joe Lynn Turner, а он хотел играть коммерческую музыку и все такое. Я ненавидел это тогда, и ненавижу это сейчас! Знаешь, все это не для меня!

А: Есть ли у тебя какие-нибудь планы по поводу альбома "Inspiration, Vol. 2"?

ИМ: Пока таких конкретных планов у меня нет, может быть, я запишу что-нибудь подобное в будущем.

А: Джо Сатриани и Стив Вай выступают вместе время от времени. А тебе они не предлагали присоединиться к ним? Это было бы здорово - увидеть вас троих на одной сцене!

ИМ: Да, они предлагали мне играть вместе.

А: И что ты сказал?

ИМ: Я сказал - да, конечно, если что - вписывайте меня обязательно! Где-то около года назад Джо Сатриани позвонил мне среди ночи и сказал: "Мы собираемся в турне, поедешь с нами?" Я сказал: "Да, конечно!", спустя некоторое время он позвонил снова, но мне уже надо было записывать альбом, так что совместную поездку пришлось отложить до следующего раза. Мы хорошие друзья со Стивом Ваем, мы знаем друг друга уже сто лет, и я думаю, что когда-нибудь мы обязательно что-нибудь замутим вместе!

А: Есть ли у тебя какие-нибудь интересы помимо музыки?

ИМ: Да, конечно, я много читаю, люблю играть в теннис, но моя самая большая страсть (за исключением музыки, конечно!) - это мои Феррари. Сейчас у меня их два, и я очень люблю на них ездить!

Благодарим компанию Art Music Group за помощь в организации и проведении данного интервью. Последний альбом Ингви Мальмстина был выпущен в России по лицензии компанией "Art Music Group". Телефон для оптовых закупок: (095) 718-31-86, e-mail: arthur@rinet.ru.

<<  >>


Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Yngwie Malmsteen: I'll See the War Tonight

TOTAL METAL TALES

Spitfire, Willy Graaf

I'LL SEE THE WAR TONIGHT

Когда заходит речь о гитаристах, имя Ингви Мальмстина всплывает в беседе одним из первых. Человек, который основал целое направление в гитарной музыке, чья манера игры не оставляет равнодушным никого, а скорость передвижения его пальцев по грифу гитары стала притчей и частью хэви-металлических легенд, является бесспорным авторитетом в мире рок-н-ролла, а каждый его альбом - настоящим событием. Именно таким событием и стал новый альбом маэстро "War To End All Wars", и ALIVE сделал все возможное и невозможное, чтобы расспросить Ингви о его последнем шедевре и не только. И вот одним зимним вечером у меня зазвонил телефон. - "Кто говорит?" - "Ингви"
опубликовано в журнале ALIVE #1(7), 2001)

ALIVE: Привет, Ингви! Откуда звонишь-то?

Ингви Мальмстин: Я сейчас дома, в Майами-Бич.

А: Ну что ж, приступим. Твои российские концерты в 1989-ом забыть просто невозможно! Был ли тот российский тур для тебя чем-то особенным?

ИМ: Конечно, эти выступления были особенными для меня, ведь тогда я играл в России впервые. Я уже несколько лет планирую снова приехать к вам, и я надеюсь, скоро это случится, возможно, даже в этом году. Знаешь, до недавнего момента у меня были кое-какие проблемы с менеджментом, но сейчас все наладилось. Я не расписываю свои туры сам, я еду туда, куда скажет мой менеджер, но я очень хотел бы снова выступить в России.

А: Помнишь ли ты что-нибудь о тех выступлениях? Было ли что-то, что тебя особенно поразило?

ИМ: Да, ваша публика - просто потрясающая! На концертах было столько народу, это было замечательно! Больше всего мне понравилось то, что российская публика, как оказалось, очень хорошо знакома с моей музыкой. Мы отыграли 20 концертов - 11 в Москве и 9 в Ленинграде. Кстати, половина моей семьи - русские, мой отец был женат на русской, так что я сам почти русский! (Смеется) Я думаю, что в то время не так много западных групп выступало в России, но как оказалось, в России столько поклонников моей музыки, российские фэны были так воодушевлены моим приездом, это было так здорово, вот это мне особенно понравилось!

А: Наверное, именно поэтому ты и решил записать в Ленинграде концертный альбом?

ИМ: Да, абсолютно верно! В те времена выступить в России было чем-то особенным, сейчас, конечно же, это уже не такая экзотика. Сейчас совсем другие времена, но тогда все было по-другому.

А: Недавно ты завершил американский тур. Если не ошибаюсь, это был твой первый тур по Штатам за многие годы...

ИМ: Это не совсем так, вернее, совсем не так! Я думаю, что этот тур - первый за последние семь лет, который широко освещался в прессе. Как я уже сказал, у меня все эти годы был хреновый менеджмент, и в этом-то вся причина. Недавно я поменял менеджмент, у меня теперь новое агентство, которое занимается гастролями. Сейчас все изменилось в лучшую сторону, и название Yngwie Malmsteen's Rising Force попадается теперь в прессе намного чаще, чем раньше! Каждый год после выпуска альбома я отправлялся в тур по Америке, но об этом никто не знал!

А: На этот раз у вас был прекрасный набор - твоя группа, Ronnie James Dio и Doro. Как там публика в Штатах, они все еще ходят на хэви-металлические концерты?

ИМ: Да, приходят. Не так много, как раньше, но все равно народ приходит. Раньше было тысяч по десять на каждом концерте, а сейчас - тысячи две-три. Но все ведь может измениться снова!

А: Прямо перед гастролями Марк Боалс ушел из группы. Почему?

ИМ: Хе-хе-хе... Он не ушел по своей воле, ему пришлось уйти. У нас были кое-какие разногласия. Он получал денег больше, чем кто-либо другой из моих музыкантов, но он стал вдруг просить какие-то совершенно немыслимые суммы. Наверное, он подумал, что он стал супер-звездой. Но я сказал ему: "Посмотри: вот контракт, вот условия - я пишу песни, это моя группа и т.д." Ну... он просто так не смог. Если ты не хочешь стоять в строю, быть хорошим солдатом, то тебе придется уйти. Такова жизнь. В этой армии я - генерал, я создал группу, я пишу песни, я - главный в этом лагере. Певец это, басист или барабанщик - для меня они все равны. Знаешь, вокалистам все время кажется, что они - самые главные. В конце концов меня все это достало, ну я и сказал: "До свидания!", ха-ха!

А: Может быть, одной из причин того, что Марку пришлось уйти, было то, что он записал сольный альбом...

ИМ: Нет. Это было абсолютно не связано с его уходом. Я знал, что он записывает сольный альбом, но на стороне он может делать все, что угодно - мне абсолютно все равно, чем он занимается вне группы. Но когда пришло время отправляться в тур, он полностью... в общем, он повел себя очень непрофессионально. И его сольный альбом не имеет к этому никакого отношения. Хотя все это уже не важно, у нас есть сейчас новый отличный певец (Jorn Lande, также в Millenium, ex-The Snakes, Vagabond, The Ark - S.). Все это в порядке вещей, ведь например, есть разница между Дио в Rainbow и Дио в своей собственной группе, или Оззи в Black Sabbath и Оззи в своей группе - всегда есть босс, то же самое и с Rising Force.

А: Кстати, а почему ты пару лет назад решил вернуться к старому названию группы - Yngwie Malmsteen's Rising Force?

ИМ: Я впервые собрал группу в 1978-ом году, потом я переехал в Штаты и записал альбом со Steeler, а затем - 2 альбома с Alcatrazz. После этого я записал сольный альбом, который назывался "Rising Force". "Rising Force" - это не группа, это лишь другое имя для меня. Я знаю, что кому-то это может показаться странным, кто-то может этого не понять, но "Rising Force" - это просто еще одно имя для меня самого. Я записал несколько альбомов под именем просто Yngwie Malmsteen - когда я записывал эти альбомы, я сочинял песни в соавторстве с кем-то еще, некоторые из этих альбомов я продюсировал на пару с кем-то, но когда я записывал пластинки под вывеской "Yngwie Malmsteen's Rising Force", то на таких альбомах я делал абсолютно все сам.

А: Была ли какая-то концепция в основе твоего последнего альбома "War To End All Wars"?

ИМ: Изначально не было какого-то определенного направления или концепции за исключением того, что я хотел записать мрачный и тяжелый альбом. Это немного забавно, но я постараюсь объяснить: я живу в Майами, сейчас я лежу на берегу своего бассейна, у меня красивая жена, замечательный сын, у меня в жизни все хорошо, и как ни странно, несмотря на все это, я сочиняю мрачную музыку. Все, что меня окружает, похоже на рай, но я пишу очень инфернальную музыку и тексты, и я не знаю, как это объяснить. Может быть, это из-за того, что я родился в Швеции, где сумрачно и холодно, может быть, из-за чего-то еще, я не знаю. Концепцией "War To End All Wars" можно считать то, что я хотел записать мрачный, злобный альбом, в то время, когда я его записывал, я был очень зол!

А: Этот альбом отличается от "Alchemy", он более мелодичен и в песнях с "War To End All Wars" больше запоминающихся припевов и мелодий...

ИМ: Мне кажется, я знаю, почему так получилось. "Alchemy" был альбомом, в котором как раз и была концепция. Она состояла в следующем: к черту мелодии, к черту песни, давайте рубиться на гитаре! Мне кажется, "War To End All Wars" - более сбалансированный альбом, на нем больше мелодий, а на "Alchemy" - больше гитар. Это тоже было здорово, но на этот раз я хотел писать красивые мелодичные песни, а не хэви-металлический рубняк.

А: Кстати, твой последний альбом официально издан в России!

ИМ: По лицензии Dream Catcher?! Клево!!!

А: Использовал ли ты какие-нибудь идеи и композиторский талант тех музыкантов, которые записывали с тобой "War To End All Wars"?

ИМ: Альбом записывался так же, как обычно - я сам сочиняю песни, записываю демо, где все готово - партии всех инструментов, абсолютно все, после этого я прихожу с этой записью к музыкантам и говорю: вот, ребята, попробуйте вот это, ха-ха!

А: Давай-ка перейдем к исторической части нашего интервью. Когда ты собрал Rising Force в конце '70-х, вы записали альбом для шведского филиала CBS. Что произошло с этими записями?

ИМ: Мы записали ЕР - 4 песни. Мне кажется, они до сих пор где-то в архивах у CBS. Тогда случилось вот что - мы все записали, спродюсировали, сделали абсолютно все, а через некоторое время они нам говорят: "Ребят, все здорово, но вы должны петь на шведском". А я говорю: "Да пошли вы на хер!" Изначально мы хотели выпустить этот ЕР в 81-ом или 82-ом году.

А: Есть ли у тебя планы издать эти записи?

ИМ: У меня попросту нет этих записей. Мне кажется, они есть где-то у CBS. Все что у меня есть - это бутлег с записью этих песен, но у меня нет оригиналов этих пленок. Я, честно говоря, уже подумывал о том, чтобы их издать, ведь те песни - просто чумовые!

А: А ты использовал впоследствии какие-нибудь идеи из этих старых песен?

ИМ: Когда мы записывали "Odyssey", альбом с Джо Линн Тернером, я использовал много старых идей, например, песню 'Rising Force' я сочинил еще в 1978-ом году. На моем новом альбоме тоже есть кое-какие мелодии из песен '78-го года, но это не вся песня, а лишь небольшие фрагменты. Старые идеи мы использовали в основном при записи "Odyssey". При записи последних альбомов я в основном использую новые идеи, знаешь, я очень много пишу, у меня дома своя студия, и я могу записывать все, что я хочу, а я пишу так много, например, когда я записывал "Alchemy", я сочинил столько, что этого материала хватило бы на 7 альбомов!

А: Правда ли, что в конце 70-х - начале 80-х, ты работал с Джоном Темпестом из Europe?

ИМ: Правда... И не только с ним - другие музыканты, которые впоследствии играли с ним в Europe - Jan Haugland (ударные) и John Leven (бас) - тоже играли у меня в группе. С Джоном Норумом мы были знакомы с детства - мы росли вместе, мы все были друзьями. Но с Джоном Темпестом мы не очень долго вместе проработали - он был лидером своей группы, я тоже был лидером по натуре, мы попытались работать вместе, но у нас получалось не очень хорошо, так что спустя некоторое время мы решили разойтись.

А: А те песни для вашего не вышедшего ЕР - вы записывали их с Джоном Темпестом?

ИМ: Нет, мы записывали их с парнем, которого звали Michael Uplen. Не очень-то он хороший вокалист был!..

А: Что за история была с твоими "секретными" переговорами с UFO, Kiss и Оззи Осборном после того, как Steeler распался?

ИМ: Вот как обстояло дело: когда я переехал в Лос-Анжелес, я играл практически во всех клубах на бульваре Сансет: Roxy, Whiskey, Troubadour и т.д. Обо мне ходило очень много разговоров - всем хотелось посмотреть на этого парня из Швеции, и на мои концерты всегда приходило много разных людей. Как-то раз пришел Ронни Джеймс Дио, Оззи тоже как-то раз приезжал на меня посмотреть, сейчас я всех уже не упомню. После одного из последних концертов Steeler ко мне подошел Phil Mogg из UFO и пригласил к себе домой. Мы здорово повеселились тогда у Фила, и договорились встретиться на следующий день. Утром у меня дома раздался звонок - это был менеджер Грэма Боннета и он пригласил меня на встречу. Я ему говорю, что у меня сегодня прослушивание в другой группе - получилось так, что мне в один и тот же день надо было идти на прослушивание в UFO и к Грэму Боннету! И я решил попробовать сначала с Грэмом Боннетом, потому что в UFO в то время все было очень неопределенно. Они сами не знали, чего хотели, в каком направлении они собирались двигаться, у них не было никакой стратегии. С одной стороны, вариант с UFO был посвоему привлекателен, ведь как автор я мог писать свои собственные песни, и именно этим мне и хотелось заниматься. Но с точки зрения развития карьеры мне бы это ничего не дало, Phil Mogg - классный парень, но он слишком много витал тогда в облаках.

А: Как ты нашел Джеффа Скотт Сото?

ИМ: Я дал объявление на MTV, и мне прислали тогда около 5.000 демо. Джеффу было тогда 17 или 18 лет, я послушал его кассету, и отметил его для себя как хорошего вокалиста. Я записывал тогда первый альбом Rising Force, я пригласил его в студию, и сказал: "Давай попробуем!" И прямо на этом прослушивании мы начали записывать песни для альбома!

А: Здорово!

ИМ: Его демо-запись была единственной записью, которая у него была до этого, меня эта кассета очень впечатлила, и я предложил ему работать вместе.

А: Кто пригласил тебя в проект Hear'n'Aid в 1986-ом?

ИМ: Ронни (Джеймс Дио - S.). Мы с ним знакомы уже много-много лет. Но я не думаю, что мы будем работать вместе, и я знаю почему - мы оба лидеры по натуре. Во время последнего тура мы играли с ним на одной сцене в течение месяца - это было просто потрясающе! Но мы оба слишком сильные личности, чтобы работать вместе, хотя мы участвовали с ним в нескольких проектах - мне особенно нравится песня, которую мы записали для трибьюта Aerosmith (Ингви и Дио записали вместе в прошлом году 'Dream On' для "Not The Same Old Song And Dance - A Tribute To Aerosmith" - S.).

А: Около полугода назад ходили разговоры о проекте Hear'n'Aid, part 2...

ИМ: Да, меня пригласили в нем участвовать, но сейчас все заглохло.

А: Когда ты начинал записывать "Odyssey", в твоей группе были Боб Дэйсли, Джо Линн Тернер и Эрик Сингер. Но этот состав просуществовал совсем недолго - почему? Это была бы настоящая супергруппа!

ИМ: Это не совсем так, Эрик Сингер не играл у меня в группе! Боб Дэйсли поиграл с нами всего лишь пару дней, а все партии бас-гитары на альбоме я записал сам. Может быть, это и была бы супергруппа, но как всегда бывает, в теории это выглядит замечательно, а на практике - не срабатывает...

А: Играешь ли ты до сих пор на концертах 'Heaven Tonight'?

ИМ: Нет.

А: Но ведь эта песня была большим хитом в 80-е...

ИМ: Я знаю, но я ненавижу эту песню!..

А: Почему?

ИМ: Она ужасна!

А: В период с 86-го по 89-й твой фотографии не сходили со страниц прессы, ты был во всех журналах. Это были счастливые времена для тебя?

ИМ: Если быть до конца честным, то я не был счастлив тогда. Я тогда словно потерял ориентацию, потерял направление, в котором хотел идти - я словно заблудился. Моя жизнь была очень сумбурна тогда, у меня не было нормальной жизни, не было нормального дома, были сплошные вечеринки и полный бардак в личной жизни. Я не хочу сказать, что у меня сейчас уж очень большой дом и все такое, но у меня сейчас все очень хорошо, у меня красивая жена, красивый сын, у меня есть собственная студия, несколько машин, и я могу позволить себе все, что захочу. Но тогда у меня ничего этого не было. Может быть, со стороны я и выглядел тогда супер-успешным, но на самом деле для меня это было не совсем так, я не был счастлив, а сейчас я очень счастлив.

А: Какой из твоих альбомов '80-х нравится тебе больше всех?

ИМ: Мне кажется, первые три были неплохие - "Rising Force" (1984), "Marching Out" (1985) и "Trilogy" (1986).

А: А как насчет "Odyssey" (1988)?

ИМ: Что касается "Odyssey", то он мне не очень нравится, меня он не впечатляет. Я знаю, что почти всем он нравится, но я его не очень люблю.

А: Почему? Тебе кажется, что он немного попсовый?

ИМ: Да, ты абсолютно прав, но не "немного", а "очень" попсовый! Вот "War To End All Wars" - тяжелый, мрачный альбом, вот что мне нравится в музыке! А тогда произошло вот что - в группу пришел Joe Lynn Turner, а он хотел играть коммерческую музыку и все такое. Я ненавидел это тогда, и ненавижу это сейчас! Знаешь, все это не для меня!

А: Есть ли у тебя какие-нибудь планы по поводу альбома "Inspiration, Vol. 2"?

ИМ: Пока таких конкретных планов у меня нет, может быть, я запишу что-нибудь подобное в будущем.

А: Джо Сатриани и Стив Вай выступают вместе время от времени. А тебе они не предлагали присоединиться к ним? Это было бы здорово - увидеть вас троих на одной сцене!

ИМ: Да, они предлагали мне играть вместе.

А: И что ты сказал?

ИМ: Я сказал - да, конечно, если что - вписывайте меня обязательно! Где-то около года назад Джо Сатриани позвонил мне среди ночи и сказал: "Мы собираемся в турне, поедешь с нами?" Я сказал: "Да, конечно!", спустя некоторое время он позвонил снова, но мне уже надо было записывать альбом, так что совместную поездку пришлось отложить до следующего раза. Мы хорошие друзья со Стивом Ваем, мы знаем друг друга уже сто лет, и я думаю, что когда-нибудь мы обязательно что-нибудь замутим вместе!

А: Есть ли у тебя какие-нибудь интересы помимо музыки?

ИМ: Да, конечно, я много читаю, люблю играть в теннис, но моя самая большая страсть (за исключением музыки, конечно!) - это мои Феррари. Сейчас у меня их два, и я очень люблю на них ездить!

Благодарим компанию Art Music Group за помощь в организации и проведении данного интервью. Последний альбом Ингви Мальмстина был выпущен в России по лицензии компанией "Art Music Group". Телефон для оптовых закупок: (095) 718-31-86, e-mail: arthur@rinet.ru.

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ



ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

Всё о мире тяжёлой музыки, металле, альтернативе и Ню-метале. Добро пожаловать на территорию для настоящих хардкорных мужчин, которые знают толк в железных рифах. Последние новости отечественной и зарубежной рок-сцены, обзоры новых музыкальных альбомов, дебюты и возрождения, распады и воссоединения самых заметных и талантливых групп этого и прошлого столетия! Металлика уже не торт? Дэйв Гролл – лучший барабанщик планеты? Что думает Оззи Осборн о Джастине Бибере? Это ТОТАЛМЕТАЛ! Это – мы! Добро пожаловать!

... A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-Я

Created by TMN Team, MCMXCXIX-MMVIII