TMN

Total Metal Net

Louder than before!
Rambler's Top100
Анонсы
Новости
Рецензии
Статьи
Группы
Викторина
Проект
TMN предлагает
К посетителям
ALIVE
Архив
Контакты

На правах рекламы:
Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Glenn Hughes: С кармой по жизни

TOTAL METAL TALES

Walter Lee Cross

С КАРМОЙ ПО ЖИЗНИ

Если ветеранам старой британской хард-роковой тусовки приспичит устроить конкурс на лучшие тусовочные мемуары, победитель известен заранее: попробуйте-ка пересчитать по пальцам знаменитостей той эпохи, с которыми у Гленна Хьюза не было ни джема, ни незадокументированной студийной сессии... Так бы все и шло, если бы не увлечение зеленым змием, потребовавшее интенсивной терапии. В новой, трезвой жизни - под знаком которой прошли все девяностые годы - Голос Рока к разочарованию одних поклонников ударился в религию, к радости других - взялся за сольную карьеру и... по-прежнему не упускал случая засветиться в стороннем проекте.
(опубликовано в журнале ALIVE #1(7), 2001)

Конец тысячелетия если и отличался, то уплотнением графика: один за другим на свет появились альбом проекта Voodoo Hill в компании с итальянским виртуозом Дарио Молло и собственный Return of Crystal Karma. На подходе - концертник с Китом Эмерсоном и, 19 лет спустя, Hughes/Thrall II. В перерывах между студиями и турне в компании с Джо Линн Тернером и UFO 48-летний Гленн не забыл жениться- дабы успокоить заподозривших неладное при виде трехслойного грима на обложке "Кармы". Наконец, под занавес Y2K случилось из ряда вон выходящее: Хьюз и Ковердейл вместе спели Burn, впервые за четверть века. В общем, "феномен Хьюза" в действии. А чего еще ожидать от человека с таким голосом - у свидетелей единственного шоу в Горбухе в рамках избирательной кампании "Нашего Дома - России" он вряд ли выветрился из памяти. Прошло 5 лет, НДР умер, а у Хьюза - пик формы:

"В прошедшем году со мной кое-что стряслось: я стал очень счастливым. Это карма. Это значит - быть добрым и честным с ближними. Return Of Crystal Karma - это возвращение чистоты. Я во второй половине жизни. Я рад, что первая прошла - она преподала мне большой урок. Теперь я просто живу."

"К началу записи я знал название. К каждой вещи на альбоме я написал название и сказал себе, что хочу написать песню, которая подходит к названию. Для меня как продюсера это была лучшая работа. Тот, кто следит за моей музыкой последние 10 лет, знает: я делаю любую музыку. Люди спрашивают, почему, и ответ простой: я могу."

Инструменталка Owed To J (звучит весьма похоже на известные номера Шенкера и Leppard) - продолжение перпловской Owed To G?

"Мне всегда хотелось сделать инструментал, который напомнил бы об Owed To G. Когда я написал тему, до меня дошло: звучит, будто это написал или сыграл Джефф Бек. Я подумал, что Джеффу это понравится. Я сразу отослал ему экземпляр, ему понравилось - ему и посвящается."

Немного о партнерах:

"Гэри Фергюсон со мной со времени Hughes/Thrall (1982 г. - ред.), Гитарист JJ Марш - три последних альбома, Ханс (Цермюлен - клавиши) - последние два. Ханс вырос, слушая Джона Лорда, потом стал играть ритм-н-блюз и джаз. Он владеет всеми элементами и стилями, которые мне нужны. Во время моих шоу стили меняются все время, нужны музыканты, которые разбираются больше, чем в одном направлении и могут быстро переключиться. Мы никогда не играем одну и ту же вещь одинаково, у нас много джема."

На последнем альбоме отсутствует ветеран сольников Хьюза последних лет: гиратист Марк Бонилья.

"Марк - пафосный музыкант, который много думает о струнах. А этот альбом - очень клавишный. С сильным духом Хаммонд-органа и рок-гитары 70-х. Здесь больше ретро. Марк лучше врубается в вещи, требующие обильной продюсерской работы, а здесь - простой костяк."

А как прошло турне с UFO?

"Не знаю, может, вас это и удивит, но группа просто взорвалась. Майкл Шенкер пил тоннами и команда расползалась по швам. Я смотрел на это каждый вечер. Пытался вмешаться и поговорить, но они были по уши в дерьме и не могли никого слушать (никто не слушает Затраса - ред.). Мой менеджер работает и со мной, и с UFO - и это легло тяжким грузом на его плечи".

Несколько последних альбомов вышли в Америке на Shrapnel Records измененном формате и подчас с измененной обложкой, по сравнению с европейскими версиями.

"История такая. Однажды в аэропорту к Майку Варни подошел человек и спросил: "Почему вы не включили баллады в Burning Japan Live? Варни ответил: "Гленн всегда пишет эти песенки про кошечек, а мне на моих альбомах песенки про кошечек не нужны." Когда я делал очередной альбом, кажется, Addiction, он хотел изъять баллады. Я объяснил, что эти вещи очень важны для фэнов Гленна Хьюза. Новый альбом ему понравился, он бы его не получил. SPV открыло канадский офис, и альбом распространяется через них."

И еще об Addiction - самой сильной работе Гленна последних лет:

"Мрачный был альбом. После пары трезвых лет, мне захотелось вернуться туда, где я побывал. Сплошной мрак. С этим альбомом пришлось попотеть. Когда я сделал Feel, японцы сказали: "В следующий раз поменьше фанка!" Я показал им Addiction - и они завопили: "Аааа! Однако, тяжелый!" Им невозможно угодить! Я просто с ума посходил, пока делал Addiction."

Кажется, Гленн повидал в жизни все или почти все... впрочем нет: американского турне давно не было:

"Последний раз это было с возрожденными Trapeze в 94-м. Я по-настоящему не играл в Америке с тех пор, как был аж в Deep Purple! От фэнов доходят вести, что многие ждут американского турне. Было одно шоу в House Of Blues с известными друзьями под вывеской "Рок против вождения в пьяном виде". Это был единственный случай."

Шенкер вроде пытался завязать...

"Он начал трезвым, но стал пить после второго или третьего шоу. Он просто не мог остановиться. Я сам прошел через это в 80-х. "

Хочет ли Гленн того или нет, многие будут помнить его за Purple. Хроника главного карьерного прорыва - из первых уст:

"Я играл с Trapeze четыре шоу в Whiskey. Каждый вечер приходил очередной член Deep Purple. Я не знал, что Иэн Гиллан уходит, а с Роджером Гловером собираются расстаться. Неделю спустя мы играли в Лондоне в Marquee. Объявились Ричи Блэкмор и Джон Лорд. Они все допытывалисьс вопросами. Через три месяца я играл в Балтиморе, а Deep Purple - в Madison Square Garden (главная арена Нью-Йорка - ред.) Они меня вызвали. Я понимал: кое-что происходит. В тот вечер они спросили, не хочу ли я присоединиться. Как я думал, на место Иэна Гиллана. А они говорят: "Нет, мы хотим, чтобы ты пришел на место Роджера Гловера". Мне объяснили, что Ричи захотел двух певцов. Я ответил: "Отлично, мать вашу, но кто будет петь?" - "Мы попросили Пола Роджерса." Я подумал: "О, это впечатляет." Ведь он был единственным белым англичанином, который мог потягаться со мной. Они спросили Пола Роджерса - ответ был таким: "Зачем вы хотите, чтобы пел я, когда у вас есть Гленн Хьюз?" Я счел это за огромный комплимент. Тогда они нашли что-то похожее на Роджерса в Дэвиде Ковердейле. У него были примерно те же блюзовые тона. Так и образовался великий вокальный дуэт."

Правда ли, что более опытному Гленну приходилось брать на себя сложные вокальные партии?

"Я бы не сказал. Дэвид выбирал партии, которые он хотел петь, а мой голос был вторым. Он знал, что у меня есть опыт. Публика же хотела, чтобы он был лучше меня. Мы даже не соревновались... Переслушайте-ка Stormbringer или Burn. Мне это давалось легко. Раз у меня второй голос, я всегда мог справляться лучше! Я звучал нормально благодаря ему, а он - благодаря мне. Я научил его петь вибрато, врубил в свой подход."

Из лидеров известной команды - в новички великой... Насколько тяжело было в Purple?

"Я - весьма искушенный басист и певец, и для меня эта работа была легкой. Я не пел все время. Иэн Пэйс любил работать со мной. Роджер Гловер - очень прямолинейный басист, а я - очень фанковый. Думаю, для них это была свежая струя, новый курс. Они же были рок-группой №1 своего времени. Нельзя было звучать как Иэн Гиллан или Роджер Гловер. Это было равносильно поражению. Думаю, альбомы, которые я сделал с Дэвидом Ковердейлом, Томми Болином и Ричи Блэкмором получились на славу".

Гленн застал уход Блэкмора в Rainbow…

"Уже после того, как это случилось, мы говорили об этом с Ричи. Он сказал, что не любил "гуталиновую" музыку, которую я принес с собой в группу... На самом деле, Блэкмор очень даже врубается в фанк, когда хочет. Но Stormbringer оказался совсем не таким, каким он хотел. А вот альбом Rainbow, который он тогда сваял, оказался просто поп-роковым."

Правда ли, что с Блэкмором так трудно работать?

"Когда я стал играть с ним на сцене, я с ним никогда не общался. Он провел воображаемую черту мелом вдоль передней кромки бас-бочки и сказал: "Посмеешь перейти ее на сцене - врежу гитарой! Однажды я пересек ее, он подошел и стал играть на моем басу левой рукой. На сцене он не давал нам с Дэвидом Ковердейлом приближаться к нему. В общем, все пятеро (!? и Блэкмор сам с собой тоже? - ред.) на сцене не могли общаться с гитаристом. Таких гитаристов много. Ингви Мальмстин, Джордж Линч и другие металлисты. Еще один такой - Майкл Шенкер. С ними просто невозможно общаться! Я больше с такими не работаю."

Впрочем, трудно было и после Блэкмора - дрязги не прекращались влоть до того, как группу - словами Хьюза - добили секс, наркотики и рок-н-ролл. Есть и недвусмысленные намеки: "Скажем, я ни за что не вернулся бы в группу, клавишник которой женат на моей бывшей подруге!"

А Томми Болин?

"Томми, царство ему небесное, был противоположностью Ричи. Он жил у меня. Мы были "однокашниками". Можете представить, что это было - не жизнь, а сплошной безумный рок-н-ролл. У него был тотальный талант... Блестящий гитарист-новатор. Дело все в том, что Томми был болен. Я не знал, что у него проблемы с сильными наркотиками."

Был еще Гэри Мур...

"Мы с Гэри были большими друзьями. Когда я работал с ним, у него был менеджер - большой засранец! Они отслеживали каждый мой шаг по Лондону! Они хотели, чтобы я играл вот так и пел вот так. Тогда, в 1984-м, мой альбом Phenomena попал первые полосы газет. Это приводило его в бешенство. Он позволил мне уйти, считая, что я не справляюсь с весом. А я тогда весил 220 фунтов (около 100 кг. - ред.)…

"Гэри Мур - гитарный гений, но с ним трудно работать. Можете спросить каждого, кто работал, они скажут то же самое. Он - гений, но он копирует Джеффа Бека. Бывший лучший друг, который отвернулся от меня как сукин сын. Он такого обо мне наговорил в ведущих мировых изданиях, что это сказалось на моей карьере. Такого, что я не могу повторить при свидетелях. Он наехал на меня по поводу стимуляторов, и это была гнусная ложь. Он прервал мою работу на долгое время... 2 года назад я увиделся с ним и сказал спасибо за то, что тот дал мне уйти, потому что я не выкладывался на все сто. Он был на подъеме, я - нет. Он попросился поиграть на одной из моих записей, и я ответил: "Это надо обсудить".

Потом был Sabbath - даже на буклет к переизданному Seventh Star попала история, как у Гленна пропал голос, с байками про то, как на сцене за него пел клавишник Джефф Николс...

"Это должен был быть сольник Тони Айомми. Будь это настоящий Sabbath - звучало бы совсем по-другому. Когда альбом был записан и упакован, было решено обозвать это "Black Sabbath featuring: Tony Iommi". Тони совсем не обрадовался, но фирма и менеджмент решили сделать деньги."

"Мне было не суждено петь вещи Sabbath на сцене. Случился инцидент: гастрольный менеджер заехал мне в рожу, - что бы там ни случилось, он не должен был этого делать. Он сломал мне кость у глазной орбиты, с переходом в нос. У меня распухло горло с инфекцией, я не мог говорить - не то, что петь. На третьем шоу турне мой голос просто запечатался. Меня отправили домой. Следующий месяц я общался с помощью записок - не мог говорить. Думал, никогда больше не запою. Люди не знают что все это из-за неприятностей за сценой. Можете себе представить - появиться перед 15 тысяч человек немым было чертовски мерзко. Когда появился Рэй Гиллен (преемник Хьюза в Sabbath, позже умерший от СПИДа - ред.), я благословил его... Он был моим другом до самого своего конца."

Продолжение опыта с Айомми недавно едва не состоялось... Увы, на свет вышел сольник Айомми совсем в другой компании - раскрученных звезд тяжелой альтернативы. И одна вещь с тех сессий - Gone - на последнем сольнике Хьюза.

"Мы сделали семь вещей, Gone попала на бутлеги. Тони решил их не использовать. Он позвонил и спросил, какие из них понадобятся на моем альбоме. Я сказал: "Gone". Я прислал ему результат - ему понравилось... Вообще, это обидно. Из некоторых из них вышел бы приличный альбом. Тони любит работать со мной. Думаю, это менеджеры заставили его работать с этими ребятами на сольнике."

Такой номер вряд ли прошел бы с Гленном - музыкантом себе на уме.

"Я бы сделал гораздо больше денег, если бы захотел делать хэви-метал, но я никогда не был настоящим металлистом. Я люблю делать музыку, которая трогает душу. У меня очень чувствительный голос. Не хочу делать ничего, что мне не подходит. Я мог бы сделать и больше, но приходится говорить "нет" по многим поводам. В 80-е я настолько выпадал из колеи, что сделал немного. Когда я протрезвел, мне захотелось работать. Моим первым трезвым альбомом стал Blues. Потом был From Now On..."

А Джон Норум и его Face the Truth (1992 г.) - это ведь еще один шедевр...

"Судите сами. Во вторник днем я пришел с ним в студию и написал все текстовки. Вечером в среду - спел, все за одну ночь."

С самомнением у Гленна в порядке: "Мой голос выходит далеко за рамки рок-музыки. Живи я триста лет назад, у меня все равно был бы этот голос и мне бы пришлось искать ему применение. Это дар."

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ






Rambler's Top100
[an error occurred while processing this directive]
Powered by ALIVE

TOTAL METAL TALES

Walter Lee Cross

С КАРМОЙ ПО ЖИЗНИ

Если ветеранам старой британской хард-роковой тусовки приспичит устроить конкурс на лучшие тусовочные мемуары, победитель известен заранее: попробуйте-ка пересчитать по пальцам знаменитостей той эпохи, с которыми у Гленна Хьюза не было ни джема, ни незадокументированной студийной сессии... Так бы все и шло, если бы не увлечение зеленым змием, потребовавшее интенсивной терапии. В новой, трезвой жизни - под знаком которой прошли все девяностые годы - Голос Рока к разочарованию одних поклонников ударился в религию, к радости других - взялся за сольную карьеру и... по-прежнему не упускал случая засветиться в стороннем проекте.
(опубликовано в журнале ALIVE #1(7), 2001)

Конец тысячелетия если и отличался, то уплотнением графика: один за другим на свет появились альбом проекта Voodoo Hill в компании с итальянским виртуозом Дарио Молло и собственный Return of Crystal Karma. На подходе - концертник с Китом Эмерсоном и, 19 лет спустя, Hughes/Thrall II. В перерывах между студиями и турне в компании с Джо Линн Тернером и UFO 48-летний Гленн не забыл жениться- дабы успокоить заподозривших неладное при виде трехслойного грима на обложке "Кармы". Наконец, под занавес Y2K случилось из ряда вон выходящее: Хьюз и Ковердейл вместе спели Burn, впервые за четверть века. В общем, "феномен Хьюза" в действии. А чего еще ожидать от человека с таким голосом - у свидетелей единственного шоу в Горбухе в рамках избирательной кампании "Нашего Дома - России" он вряд ли выветрился из памяти. Прошло 5 лет, НДР умер, а у Хьюза - пик формы:

"В прошедшем году со мной кое-что стряслось: я стал очень счастливым. Это карма. Это значит - быть добрым и честным с ближними. Return Of Crystal Karma - это возвращение чистоты. Я во второй половине жизни. Я рад, что первая прошла - она преподала мне большой урок. Теперь я просто живу."

"К началу записи я знал название. К каждой вещи на альбоме я написал название и сказал себе, что хочу написать песню, которая подходит к названию. Для меня как продюсера это была лучшая работа. Тот, кто следит за моей музыкой последние 10 лет, знает: я делаю любую музыку. Люди спрашивают, почему, и ответ простой: я могу."

Инструменталка Owed To J (звучит весьма похоже на известные номера Шенкера и Leppard) - продолжение перпловской Owed To G?

"Мне всегда хотелось сделать инструментал, который напомнил бы об Owed To G. Когда я написал тему, до меня дошло: звучит, будто это написал или сыграл Джефф Бек. Я подумал, что Джеффу это понравится. Я сразу отослал ему экземпляр, ему понравилось - ему и посвящается."

Немного о партнерах:

"Гэри Фергюсон со мной со времени Hughes/Thrall (1982 г. - ред.), Гитарист JJ Марш - три последних альбома, Ханс (Цермюлен - клавиши) - последние два. Ханс вырос, слушая Джона Лорда, потом стал играть ритм-н-блюз и джаз. Он владеет всеми элементами и стилями, которые мне нужны. Во время моих шоу стили меняются все время, нужны музыканты, которые разбираются больше, чем в одном направлении и могут быстро переключиться. Мы никогда не играем одну и ту же вещь одинаково, у нас много джема."

На последнем альбоме отсутствует ветеран сольников Хьюза последних лет: гиратист Марк Бонилья.

"Марк - пафосный музыкант, который много думает о струнах. А этот альбом - очень клавишный. С сильным духом Хаммонд-органа и рок-гитары 70-х. Здесь больше ретро. Марк лучше врубается в вещи, требующие обильной продюсерской работы, а здесь - простой костяк."

А как прошло турне с UFO?

"Не знаю, может, вас это и удивит, но группа просто взорвалась. Майкл Шенкер пил тоннами и команда расползалась по швам. Я смотрел на это каждый вечер. Пытался вмешаться и поговорить, но они были по уши в дерьме и не могли никого слушать (никто не слушает Затраса - ред.). Мой менеджер работает и со мной, и с UFO - и это легло тяжким грузом на его плечи".

Несколько последних альбомов вышли в Америке на Shrapnel Records измененном формате и подчас с измененной обложкой, по сравнению с европейскими версиями.

"История такая. Однажды в аэропорту к Майку Варни подошел человек и спросил: "Почему вы не включили баллады в Burning Japan Live? Варни ответил: "Гленн всегда пишет эти песенки про кошечек, а мне на моих альбомах песенки про кошечек не нужны." Когда я делал очередной альбом, кажется, Addiction, он хотел изъять баллады. Я объяснил, что эти вещи очень важны для фэнов Гленна Хьюза. Новый альбом ему понравился, он бы его не получил. SPV открыло канадский офис, и альбом распространяется через них."

И еще об Addiction - самой сильной работе Гленна последних лет:

"Мрачный был альбом. После пары трезвых лет, мне захотелось вернуться туда, где я побывал. Сплошной мрак. С этим альбомом пришлось попотеть. Когда я сделал Feel, японцы сказали: "В следующий раз поменьше фанка!" Я показал им Addiction - и они завопили: "Аааа! Однако, тяжелый!" Им невозможно угодить! Я просто с ума посходил, пока делал Addiction."

Кажется, Гленн повидал в жизни все или почти все... впрочем нет: американского турне давно не было:

"Последний раз это было с возрожденными Trapeze в 94-м. Я по-настоящему не играл в Америке с тех пор, как был аж в Deep Purple! От фэнов доходят вести, что многие ждут американского турне. Было одно шоу в House Of Blues с известными друзьями под вывеской "Рок против вождения в пьяном виде". Это был единственный случай."

Шенкер вроде пытался завязать...

"Он начал трезвым, но стал пить после второго или третьего шоу. Он просто не мог остановиться. Я сам прошел через это в 80-х. "

Хочет ли Гленн того или нет, многие будут помнить его за Purple. Хроника главного карьерного прорыва - из первых уст:

"Я играл с Trapeze четыре шоу в Whiskey. Каждый вечер приходил очередной член Deep Purple. Я не знал, что Иэн Гиллан уходит, а с Роджером Гловером собираются расстаться. Неделю спустя мы играли в Лондоне в Marquee. Объявились Ричи Блэкмор и Джон Лорд. Они все допытывалисьс вопросами. Через три месяца я играл в Балтиморе, а Deep Purple - в Madison Square Garden (главная арена Нью-Йорка - ред.) Они меня вызвали. Я понимал: кое-что происходит. В тот вечер они спросили, не хочу ли я присоединиться. Как я думал, на место Иэна Гиллана. А они говорят: "Нет, мы хотим, чтобы ты пришел на место Роджера Гловера". Мне объяснили, что Ричи захотел двух певцов. Я ответил: "Отлично, мать вашу, но кто будет петь?" - "Мы попросили Пола Роджерса." Я подумал: "О, это впечатляет." Ведь он был единственным белым англичанином, который мог потягаться со мной. Они спросили Пола Роджерса - ответ был таким: "Зачем вы хотите, чтобы пел я, когда у вас есть Гленн Хьюз?" Я счел это за огромный комплимент. Тогда они нашли что-то похожее на Роджерса в Дэвиде Ковердейле. У него были примерно те же блюзовые тона. Так и образовался великий вокальный дуэт."

Правда ли, что более опытному Гленну приходилось брать на себя сложные вокальные партии?

"Я бы не сказал. Дэвид выбирал партии, которые он хотел петь, а мой голос был вторым. Он знал, что у меня есть опыт. Публика же хотела, чтобы он был лучше меня. Мы даже не соревновались... Переслушайте-ка Stormbringer или Burn. Мне это давалось легко. Раз у меня второй голос, я всегда мог справляться лучше! Я звучал нормально благодаря ему, а он - благодаря мне. Я научил его петь вибрато, врубил в свой подход."

Из лидеров известной команды - в новички великой... Насколько тяжело было в Purple?

"Я - весьма искушенный басист и певец, и для меня эта работа была легкой. Я не пел все время. Иэн Пэйс любил работать со мной. Роджер Гловер - очень прямолинейный басист, а я - очень фанковый. Думаю, для них это была свежая струя, новый курс. Они же были рок-группой №1 своего времени. Нельзя было звучать как Иэн Гиллан или Роджер Гловер. Это было равносильно поражению. Думаю, альбомы, которые я сделал с Дэвидом Ковердейлом, Томми Болином и Ричи Блэкмором получились на славу".

Гленн застал уход Блэкмора в Rainbow…

"Уже после того, как это случилось, мы говорили об этом с Ричи. Он сказал, что не любил "гуталиновую" музыку, которую я принес с собой в группу... На самом деле, Блэкмор очень даже врубается в фанк, когда хочет. Но Stormbringer оказался совсем не таким, каким он хотел. А вот альбом Rainbow, который он тогда сваял, оказался просто поп-роковым."

Правда ли, что с Блэкмором так трудно работать?

"Когда я стал играть с ним на сцене, я с ним никогда не общался. Он провел воображаемую черту мелом вдоль передней кромки бас-бочки и сказал: "Посмеешь перейти ее на сцене - врежу гитарой! Однажды я пересек ее, он подошел и стал играть на моем басу левой рукой. На сцене он не давал нам с Дэвидом Ковердейлом приближаться к нему. В общем, все пятеро (!? и Блэкмор сам с собой тоже? - ред.) на сцене не могли общаться с гитаристом. Таких гитаристов много. Ингви Мальмстин, Джордж Линч и другие металлисты. Еще один такой - Майкл Шенкер. С ними просто невозможно общаться! Я больше с такими не работаю."

Впрочем, трудно было и после Блэкмора - дрязги не прекращались влоть до того, как группу - словами Хьюза - добили секс, наркотики и рок-н-ролл. Есть и недвусмысленные намеки: "Скажем, я ни за что не вернулся бы в группу, клавишник которой женат на моей бывшей подруге!"

А Томми Болин?

"Томми, царство ему небесное, был противоположностью Ричи. Он жил у меня. Мы были "однокашниками". Можете представить, что это было - не жизнь, а сплошной безумный рок-н-ролл. У него был тотальный талант... Блестящий гитарист-новатор. Дело все в том, что Томми был болен. Я не знал, что у него проблемы с сильными наркотиками."

Был еще Гэри Мур...

"Мы с Гэри были большими друзьями. Когда я работал с ним, у него был менеджер - большой засранец! Они отслеживали каждый мой шаг по Лондону! Они хотели, чтобы я играл вот так и пел вот так. Тогда, в 1984-м, мой альбом Phenomena попал первые полосы газет. Это приводило его в бешенство. Он позволил мне уйти, считая, что я не справляюсь с весом. А я тогда весил 220 фунтов (около 100 кг. - ред.)…

"Гэри Мур - гитарный гений, но с ним трудно работать. Можете спросить каждого, кто работал, они скажут то же самое. Он - гений, но он копирует Джеффа Бека. Бывший лучший друг, который отвернулся от меня как сукин сын. Он такого обо мне наговорил в ведущих мировых изданиях, что это сказалось на моей карьере. Такого, что я не могу повторить при свидетелях. Он наехал на меня по поводу стимуляторов, и это была гнусная ложь. Он прервал мою работу на долгое время... 2 года назад я увиделся с ним и сказал спасибо за то, что тот дал мне уйти, потому что я не выкладывался на все сто. Он был на подъеме, я - нет. Он попросился поиграть на одной из моих записей, и я ответил: "Это надо обсудить".

Потом был Sabbath - даже на буклет к переизданному Seventh Star попала история, как у Гленна пропал голос, с байками про то, как на сцене за него пел клавишник Джефф Николс...

"Это должен был быть сольник Тони Айомми. Будь это настоящий Sabbath - звучало бы совсем по-другому. Когда альбом был записан и упакован, было решено обозвать это "Black Sabbath featuring: Tony Iommi". Тони совсем не обрадовался, но фирма и менеджмент решили сделать деньги."

"Мне было не суждено петь вещи Sabbath на сцене. Случился инцидент: гастрольный менеджер заехал мне в рожу, - что бы там ни случилось, он не должен был этого делать. Он сломал мне кость у глазной орбиты, с переходом в нос. У меня распухло горло с инфекцией, я не мог говорить - не то, что петь. На третьем шоу турне мой голос просто запечатался. Меня отправили домой. Следующий месяц я общался с помощью записок - не мог говорить. Думал, никогда больше не запою. Люди не знают что все это из-за неприятностей за сценой. Можете себе представить - появиться перед 15 тысяч человек немым было чертовски мерзко. Когда появился Рэй Гиллен (преемник Хьюза в Sabbath, позже умерший от СПИДа - ред.), я благословил его... Он был моим другом до самого своего конца."

Продолжение опыта с Айомми недавно едва не состоялось... Увы, на свет вышел сольник Айомми совсем в другой компании - раскрученных звезд тяжелой альтернативы. И одна вещь с тех сессий - Gone - на последнем сольнике Хьюза.

"Мы сделали семь вещей, Gone попала на бутлеги. Тони решил их не использовать. Он позвонил и спросил, какие из них понадобятся на моем альбоме. Я сказал: "Gone". Я прислал ему результат - ему понравилось... Вообще, это обидно. Из некоторых из них вышел бы приличный альбом. Тони любит работать со мной. Думаю, это менеджеры заставили его работать с этими ребятами на сольнике."

Такой номер вряд ли прошел бы с Гленном - музыкантом себе на уме.

"Я бы сделал гораздо больше денег, если бы захотел делать хэви-метал, но я никогда не был настоящим металлистом. Я люблю делать музыку, которая трогает душу. У меня очень чувствительный голос. Не хочу делать ничего, что мне не подходит. Я мог бы сделать и больше, но приходится говорить "нет" по многим поводам. В 80-е я настолько выпадал из колеи, что сделал немного. Когда я протрезвел, мне захотелось работать. Моим первым трезвым альбомом стал Blues. Потом был From Now On..."

А Джон Норум и его Face the Truth (1992 г.) - это ведь еще один шедевр...

"Судите сами. Во вторник днем я пришел с ним в студию и написал все текстовки. Вечером в среду - спел, все за одну ночь."

С самомнением у Гленна в порядке: "Мой голос выходит далеко за рамки рок-музыки. Живи я триста лет назад, у меня все равно был бы этот голос и мне бы пришлось искать ему применение. Это дар."

<<  >>


Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Glenn Hughes: С кармой по жизни

TOTAL METAL TALES

Walter Lee Cross

С КАРМОЙ ПО ЖИЗНИ

Если ветеранам старой британской хард-роковой тусовки приспичит устроить конкурс на лучшие тусовочные мемуары, победитель известен заранее: попробуйте-ка пересчитать по пальцам знаменитостей той эпохи, с которыми у Гленна Хьюза не было ни джема, ни незадокументированной студийной сессии... Так бы все и шло, если бы не увлечение зеленым змием, потребовавшее интенсивной терапии. В новой, трезвой жизни - под знаком которой прошли все девяностые годы - Голос Рока к разочарованию одних поклонников ударился в религию, к радости других - взялся за сольную карьеру и... по-прежнему не упускал случая засветиться в стороннем проекте.
(опубликовано в журнале ALIVE #1(7), 2001)

Конец тысячелетия если и отличался, то уплотнением графика: один за другим на свет появились альбом проекта Voodoo Hill в компании с итальянским виртуозом Дарио Молло и собственный Return of Crystal Karma. На подходе - концертник с Китом Эмерсоном и, 19 лет спустя, Hughes/Thrall II. В перерывах между студиями и турне в компании с Джо Линн Тернером и UFO 48-летний Гленн не забыл жениться- дабы успокоить заподозривших неладное при виде трехслойного грима на обложке "Кармы". Наконец, под занавес Y2K случилось из ряда вон выходящее: Хьюз и Ковердейл вместе спели Burn, впервые за четверть века. В общем, "феномен Хьюза" в действии. А чего еще ожидать от человека с таким голосом - у свидетелей единственного шоу в Горбухе в рамках избирательной кампании "Нашего Дома - России" он вряд ли выветрился из памяти. Прошло 5 лет, НДР умер, а у Хьюза - пик формы:

"В прошедшем году со мной кое-что стряслось: я стал очень счастливым. Это карма. Это значит - быть добрым и честным с ближними. Return Of Crystal Karma - это возвращение чистоты. Я во второй половине жизни. Я рад, что первая прошла - она преподала мне большой урок. Теперь я просто живу."

"К началу записи я знал название. К каждой вещи на альбоме я написал название и сказал себе, что хочу написать песню, которая подходит к названию. Для меня как продюсера это была лучшая работа. Тот, кто следит за моей музыкой последние 10 лет, знает: я делаю любую музыку. Люди спрашивают, почему, и ответ простой: я могу."

Инструменталка Owed To J (звучит весьма похоже на известные номера Шенкера и Leppard) - продолжение перпловской Owed To G?

"Мне всегда хотелось сделать инструментал, который напомнил бы об Owed To G. Когда я написал тему, до меня дошло: звучит, будто это написал или сыграл Джефф Бек. Я подумал, что Джеффу это понравится. Я сразу отослал ему экземпляр, ему понравилось - ему и посвящается."

Немного о партнерах:

"Гэри Фергюсон со мной со времени Hughes/Thrall (1982 г. - ред.), Гитарист JJ Марш - три последних альбома, Ханс (Цермюлен - клавиши) - последние два. Ханс вырос, слушая Джона Лорда, потом стал играть ритм-н-блюз и джаз. Он владеет всеми элементами и стилями, которые мне нужны. Во время моих шоу стили меняются все время, нужны музыканты, которые разбираются больше, чем в одном направлении и могут быстро переключиться. Мы никогда не играем одну и ту же вещь одинаково, у нас много джема."

На последнем альбоме отсутствует ветеран сольников Хьюза последних лет: гиратист Марк Бонилья.

"Марк - пафосный музыкант, который много думает о струнах. А этот альбом - очень клавишный. С сильным духом Хаммонд-органа и рок-гитары 70-х. Здесь больше ретро. Марк лучше врубается в вещи, требующие обильной продюсерской работы, а здесь - простой костяк."

А как прошло турне с UFO?

"Не знаю, может, вас это и удивит, но группа просто взорвалась. Майкл Шенкер пил тоннами и команда расползалась по швам. Я смотрел на это каждый вечер. Пытался вмешаться и поговорить, но они были по уши в дерьме и не могли никого слушать (никто не слушает Затраса - ред.). Мой менеджер работает и со мной, и с UFO - и это легло тяжким грузом на его плечи".

Несколько последних альбомов вышли в Америке на Shrapnel Records измененном формате и подчас с измененной обложкой, по сравнению с европейскими версиями.

"История такая. Однажды в аэропорту к Майку Варни подошел человек и спросил: "Почему вы не включили баллады в Burning Japan Live? Варни ответил: "Гленн всегда пишет эти песенки про кошечек, а мне на моих альбомах песенки про кошечек не нужны." Когда я делал очередной альбом, кажется, Addiction, он хотел изъять баллады. Я объяснил, что эти вещи очень важны для фэнов Гленна Хьюза. Новый альбом ему понравился, он бы его не получил. SPV открыло канадский офис, и альбом распространяется через них."

И еще об Addiction - самой сильной работе Гленна последних лет:

"Мрачный был альбом. После пары трезвых лет, мне захотелось вернуться туда, где я побывал. Сплошной мрак. С этим альбомом пришлось попотеть. Когда я сделал Feel, японцы сказали: "В следующий раз поменьше фанка!" Я показал им Addiction - и они завопили: "Аааа! Однако, тяжелый!" Им невозможно угодить! Я просто с ума посходил, пока делал Addiction."

Кажется, Гленн повидал в жизни все или почти все... впрочем нет: американского турне давно не было:

"Последний раз это было с возрожденными Trapeze в 94-м. Я по-настоящему не играл в Америке с тех пор, как был аж в Deep Purple! От фэнов доходят вести, что многие ждут американского турне. Было одно шоу в House Of Blues с известными друзьями под вывеской "Рок против вождения в пьяном виде". Это был единственный случай."

Шенкер вроде пытался завязать...

"Он начал трезвым, но стал пить после второго или третьего шоу. Он просто не мог остановиться. Я сам прошел через это в 80-х. "

Хочет ли Гленн того или нет, многие будут помнить его за Purple. Хроника главного карьерного прорыва - из первых уст:

"Я играл с Trapeze четыре шоу в Whiskey. Каждый вечер приходил очередной член Deep Purple. Я не знал, что Иэн Гиллан уходит, а с Роджером Гловером собираются расстаться. Неделю спустя мы играли в Лондоне в Marquee. Объявились Ричи Блэкмор и Джон Лорд. Они все допытывалисьс вопросами. Через три месяца я играл в Балтиморе, а Deep Purple - в Madison Square Garden (главная арена Нью-Йорка - ред.) Они меня вызвали. Я понимал: кое-что происходит. В тот вечер они спросили, не хочу ли я присоединиться. Как я думал, на место Иэна Гиллана. А они говорят: "Нет, мы хотим, чтобы ты пришел на место Роджера Гловера". Мне объяснили, что Ричи захотел двух певцов. Я ответил: "Отлично, мать вашу, но кто будет петь?" - "Мы попросили Пола Роджерса." Я подумал: "О, это впечатляет." Ведь он был единственным белым англичанином, который мог потягаться со мной. Они спросили Пола Роджерса - ответ был таким: "Зачем вы хотите, чтобы пел я, когда у вас есть Гленн Хьюз?" Я счел это за огромный комплимент. Тогда они нашли что-то похожее на Роджерса в Дэвиде Ковердейле. У него были примерно те же блюзовые тона. Так и образовался великий вокальный дуэт."

Правда ли, что более опытному Гленну приходилось брать на себя сложные вокальные партии?

"Я бы не сказал. Дэвид выбирал партии, которые он хотел петь, а мой голос был вторым. Он знал, что у меня есть опыт. Публика же хотела, чтобы он был лучше меня. Мы даже не соревновались... Переслушайте-ка Stormbringer или Burn. Мне это давалось легко. Раз у меня второй голос, я всегда мог справляться лучше! Я звучал нормально благодаря ему, а он - благодаря мне. Я научил его петь вибрато, врубил в свой подход."

Из лидеров известной команды - в новички великой... Насколько тяжело было в Purple?

"Я - весьма искушенный басист и певец, и для меня эта работа была легкой. Я не пел все время. Иэн Пэйс любил работать со мной. Роджер Гловер - очень прямолинейный басист, а я - очень фанковый. Думаю, для них это была свежая струя, новый курс. Они же были рок-группой №1 своего времени. Нельзя было звучать как Иэн Гиллан или Роджер Гловер. Это было равносильно поражению. Думаю, альбомы, которые я сделал с Дэвидом Ковердейлом, Томми Болином и Ричи Блэкмором получились на славу".

Гленн застал уход Блэкмора в Rainbow…

"Уже после того, как это случилось, мы говорили об этом с Ричи. Он сказал, что не любил "гуталиновую" музыку, которую я принес с собой в группу... На самом деле, Блэкмор очень даже врубается в фанк, когда хочет. Но Stormbringer оказался совсем не таким, каким он хотел. А вот альбом Rainbow, который он тогда сваял, оказался просто поп-роковым."

Правда ли, что с Блэкмором так трудно работать?

"Когда я стал играть с ним на сцене, я с ним никогда не общался. Он провел воображаемую черту мелом вдоль передней кромки бас-бочки и сказал: "Посмеешь перейти ее на сцене - врежу гитарой! Однажды я пересек ее, он подошел и стал играть на моем басу левой рукой. На сцене он не давал нам с Дэвидом Ковердейлом приближаться к нему. В общем, все пятеро (!? и Блэкмор сам с собой тоже? - ред.) на сцене не могли общаться с гитаристом. Таких гитаристов много. Ингви Мальмстин, Джордж Линч и другие металлисты. Еще один такой - Майкл Шенкер. С ними просто невозможно общаться! Я больше с такими не работаю."

Впрочем, трудно было и после Блэкмора - дрязги не прекращались влоть до того, как группу - словами Хьюза - добили секс, наркотики и рок-н-ролл. Есть и недвусмысленные намеки: "Скажем, я ни за что не вернулся бы в группу, клавишник которой женат на моей бывшей подруге!"

А Томми Болин?

"Томми, царство ему небесное, был противоположностью Ричи. Он жил у меня. Мы были "однокашниками". Можете представить, что это было - не жизнь, а сплошной безумный рок-н-ролл. У него был тотальный талант... Блестящий гитарист-новатор. Дело все в том, что Томми был болен. Я не знал, что у него проблемы с сильными наркотиками."

Был еще Гэри Мур...

"Мы с Гэри были большими друзьями. Когда я работал с ним, у него был менеджер - большой засранец! Они отслеживали каждый мой шаг по Лондону! Они хотели, чтобы я играл вот так и пел вот так. Тогда, в 1984-м, мой альбом Phenomena попал первые полосы газет. Это приводило его в бешенство. Он позволил мне уйти, считая, что я не справляюсь с весом. А я тогда весил 220 фунтов (около 100 кг. - ред.)…

"Гэри Мур - гитарный гений, но с ним трудно работать. Можете спросить каждого, кто работал, они скажут то же самое. Он - гений, но он копирует Джеффа Бека. Бывший лучший друг, который отвернулся от меня как сукин сын. Он такого обо мне наговорил в ведущих мировых изданиях, что это сказалось на моей карьере. Такого, что я не могу повторить при свидетелях. Он наехал на меня по поводу стимуляторов, и это была гнусная ложь. Он прервал мою работу на долгое время... 2 года назад я увиделся с ним и сказал спасибо за то, что тот дал мне уйти, потому что я не выкладывался на все сто. Он был на подъеме, я - нет. Он попросился поиграть на одной из моих записей, и я ответил: "Это надо обсудить".

Потом был Sabbath - даже на буклет к переизданному Seventh Star попала история, как у Гленна пропал голос, с байками про то, как на сцене за него пел клавишник Джефф Николс...

"Это должен был быть сольник Тони Айомми. Будь это настоящий Sabbath - звучало бы совсем по-другому. Когда альбом был записан и упакован, было решено обозвать это "Black Sabbath featuring: Tony Iommi". Тони совсем не обрадовался, но фирма и менеджмент решили сделать деньги."

"Мне было не суждено петь вещи Sabbath на сцене. Случился инцидент: гастрольный менеджер заехал мне в рожу, - что бы там ни случилось, он не должен был этого делать. Он сломал мне кость у глазной орбиты, с переходом в нос. У меня распухло горло с инфекцией, я не мог говорить - не то, что петь. На третьем шоу турне мой голос просто запечатался. Меня отправили домой. Следующий месяц я общался с помощью записок - не мог говорить. Думал, никогда больше не запою. Люди не знают что все это из-за неприятностей за сценой. Можете себе представить - появиться перед 15 тысяч человек немым было чертовски мерзко. Когда появился Рэй Гиллен (преемник Хьюза в Sabbath, позже умерший от СПИДа - ред.), я благословил его... Он был моим другом до самого своего конца."

Продолжение опыта с Айомми недавно едва не состоялось... Увы, на свет вышел сольник Айомми совсем в другой компании - раскрученных звезд тяжелой альтернативы. И одна вещь с тех сессий - Gone - на последнем сольнике Хьюза.

"Мы сделали семь вещей, Gone попала на бутлеги. Тони решил их не использовать. Он позвонил и спросил, какие из них понадобятся на моем альбоме. Я сказал: "Gone". Я прислал ему результат - ему понравилось... Вообще, это обидно. Из некоторых из них вышел бы приличный альбом. Тони любит работать со мной. Думаю, это менеджеры заставили его работать с этими ребятами на сольнике."

Такой номер вряд ли прошел бы с Гленном - музыкантом себе на уме.

"Я бы сделал гораздо больше денег, если бы захотел делать хэви-метал, но я никогда не был настоящим металлистом. Я люблю делать музыку, которая трогает душу. У меня очень чувствительный голос. Не хочу делать ничего, что мне не подходит. Я мог бы сделать и больше, но приходится говорить "нет" по многим поводам. В 80-е я настолько выпадал из колеи, что сделал немного. Когда я протрезвел, мне захотелось работать. Моим первым трезвым альбомом стал Blues. Потом был From Now On..."

А Джон Норум и его Face the Truth (1992 г.) - это ведь еще один шедевр...

"Судите сами. Во вторник днем я пришел с ним в студию и написал все текстовки. Вечером в среду - спел, все за одну ночь."

С самомнением у Гленна в порядке: "Мой голос выходит далеко за рамки рок-музыки. Живи я триста лет назад, у меня все равно был бы этот голос и мне бы пришлось искать ему применение. Это дар."

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ



ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

Всё о мире тяжёлой музыки, металле, альтернативе и Ню-метале. Добро пожаловать на территорию для настоящих хардкорных мужчин, которые знают толк в железных рифах. Последние новости отечественной и зарубежной рок-сцены, обзоры новых музыкальных альбомов, дебюты и возрождения, распады и воссоединения самых заметных и талантливых групп этого и прошлого столетия! Металлика уже не торт? Дэйв Гролл – лучший барабанщик планеты? Что думает Оззи Осборн о Джастине Бибере? Это ТОТАЛМЕТАЛ! Это – мы! Добро пожаловать!

... A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-Я

Created by TMN Team, MCMXCXIX-MMVIII