TMN

Total Metal Net

Louder than before!
Rambler's Top100
Анонсы
Новости
Рецензии
Статьи
Группы
Викторина
Проект
TMN предлагает
К посетителям
ALIVE
Архив
Контакты

На правах рекламы:
Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Savatage: DIARIES OF THE MADMEN

TOTAL METAL TALES

Fingolfin

DIARIES OF THE MADMEN

Многие вещи, ничего не значащие в мире взрослых, подчас обладают особой притягательностью в юности. Зачастую это выражается в серьезном увлечении молодых людей старинной музыкой, книгами, машинами, иногда даже архитектурой, особенно старыми готическими зданиями. Поздней летней ночью трое парней ехали из своего родного города именно к такому зданию...

…Парней действительно было трое. Вернее, в начале… нет, нет, в начале было не слово, в начале был Крис, Крис Олива. Вскоре младший брат, нет, не Каин - Джон, присоединяется к Крису. Свою группу они называют Tower, а готическое здание больше напоминает гараж, ставший для гениального самоучки Криса и филармонией и школой музыкальной жизни одновременно.  Проходит немного времени, и название меняется на Metropolis. Потом - на Avatar, и к группе присоединяется третий участник - Стив Уокольц или просто "Док", "Dr. Killdrums". В 81-м наконец-то найдено более удачное и нестандартное название - Savatage.

…Фотография попалась им на глаза случайно. Статья была, в сущности, о том, сколько лечебниц для душевнобольных было закрыто за последние годы. Но привлекли их не дотошные пассажи о направлениях в современной психиатрической науке, а именно это старое здание. И главное: находилось оно всего в сорока милях от их родного города. Так в один из субботних вечеров, когда делать, как всегда, было абсолютно нечего, троица уселась в старый "Додж" и отправилась в путь.

Доживающий свой век "дом скорби", скрытый от глаз проезжих автомобилистов густо разросшимся вдоль ограды кустарником, являл собой классический образец псевдоготического стиля, столь модного на стыке XIX-го и XX-го столетий. Облепленные янтарным светом полной летней луны цельные камни стен выступали серыми морщинистыми складками под грузом крыши из черной черепицы. Увитые тянущим вширь темные лапы плющом водосточные трубы, чьи раскрытые пасти венчала непременная горгулья или гномья голова, довершали картину отчужденности и одиночества этого места.

Они влезли в дом через разбитое подвальное окно. Дарил шел первым - он был чуть старше остальных и больше всего подходил на роль вожака. Томми, самый младший в их компании, был вторым. Джо замыкал процессию. На двух первых этажах пожарный выход был накрепко заколочен, но на третьем, раскачивающаяся, как мачта брошенного командой в шторм корабля-призрака, дверь словно приглашала странных посетителей войти. Желтый дом предстал молодым людям кладбищем ржавеющей медицинской техники, где место искусственных цветов занимали ворохи устилавшей пол бумаги. Широкий коридор привел наших героев в версальских размеров атриум. На мгновение все трое замерли на месте: ужас, одиночество и благоговение одновременно наполняли это некогда красивейшее место. Падавший сквозь узорчатые окна лунный свет не проникал лишь под высокий купол, где настойчивый, прилипший серым мхом к потолку мрак не желал покидать этот колоссальный склеп. Оправившись от первого шока, троица двинулась было к балкону, как вдруг шедший впереди Томми споткнулся обо что-то в темноте и, успев за время своего недолгого полета чертыхнуться, распластался на полу. Дарил, пошарив по карманам перекинутой через руку джинсовки, быстро нащупал пачку "Мальборо" и бронзовую "Зиппо". Швырнув на оказавшийся поблизости стол куртку и сигареты, он авторитетным движением откинул крышку зажигалки. В слабом желтом свете "Зиппо" под ногами у поднявшегося Томми лежала бронзовая статуя какого-то видного мужа, судя по всему, одного из меценатов лечебницы. Прочитать его имени Дарил не успел - раздавшийся прямо за его спиной звук заставил всех троих обернуться туда, где полминуты назад он оставил куртку и сигареты…

…Последнюю вакансию, басиста, занял Кейт Коллинз, и Savatage помчался с места в карьер. Выступление на радио WYNF в 82-м, где группа исполнила "Midas Love" и "Rock Me", привлекло внимание  независимого лейбла Par Records. Внимание материализовалось в ставший много лет спустя коллекционной ценностью (самая умеренная цена - $200) ЕР "City Beneath The Surface", а пока весьма неплохо продавшийся. Первый контракт был в кармане. Полноценным альбомом Par Records решил разговеться в тысяча девятьсот восемьдесят третьем. Бедность маленьких лейблов, конечно же, не порок, но недостаток большой: "Sirens" и "Dungeons Are Calling" были записаны за два дня, а третий ушел на сведение. "Сирены" были выпущены большим альбомом, а не влезшие в 45-минутные рамки "Подземелья" в количестве 6 песен несколько недель спустя оформились в форме EP. Несмотря на всю сырость звучания, на дебютном "дуплете" попадались просто-таки классические композиции, такие, как "Sirens" и "Scream Murder", а мастерство Криса стало очевидно уже тогда. Тем не менее, все последующие альбомы Savatage будут сильнее - это видно сейчас, а тогда дар гениального предвидения проявился у владельцев Combat, которые благополучно переманивают к себе группу и в 84-85 переиздают "Sirens" и "Dungeons". Но песня "Комбат" звучала не долго - в 85-м металл на пике своего коммерческого успеха, и "власти предержащие" музыкальной индустрии готовы делиться только крохами со своего стола, а жирные куски должны быть съедены ими в одиночестве. Все, что увидели на Combat под своим носом, было изображением закованного в сталь кулака - именно так выглядела обложка "Power Of The Night", только вот напечатана она была уже другим лейблом. Мейджор Atlantic увел перспективную группу из-под носа незадачливых "инди".

Это был успех, большой успех. "Power Of..." по праву считается классическим альбомом группы. Продюсировал его ультрамодный в те времена товарищ по имени Макс Норман. Макс принадлежал к редкой породе людей, о результатах труда которых говорят потом только в превосходной форме. Единственной тучей на этом безоблачном горизонте был Кейт: его партия баса имела здоровенные пробоины ниже ватерлинии, которые в срочном порядке пришлось заделывать Крису и Джону. Устав от его бесконечных ошибок, по окончании турне  "Power Of The Night" Джон, Крис и Док выдвинули предложение расстаться по-хорошему. Новым басистом стал Джонни Ли Мидлтон.

Успех обладает свойством кружить головы, подчас даже владельцам карусели. А владельцы Atlantic желали продать на Savatage как можно больше билетов. Как результат, совсем не глэмовый, как считают сами музыканты, и, кстати, весьма небезынтересный "Fight For The Rock" Jon & Co. ныне называют не иначе как "Fight for the nightmare". Записанный в лондонской студии под "мудрым" руководством некого Штефана Гэлфаса, впервые (!) продюсировавшего рок-группу, альбом получился более коммерческим и FM-ориентированным. Доходило до смешного: "Wishing Well", кавер Free, был записан только потому, что был любимой вещью босса Atlantic. На конверте LP группа предстала в идиотском глэмовом гриме; особенно курьезно смотрелся Док, тогда носивший ворошиловские усищи. Но эта "напасть на самом деле обернулась благом" (дословный перевод супер-популярного английского клише "Blessing in disguise", синоним нашего "нет худа без добра"). Просветление наступило довольно быстро, и больше никто со своими музвзглядами не влезал во владения "королей под горой", потому что следующим альбомом Savatage был "Hall Of The Mountain King"…

…Оцепенев от ужаса, юноши увидели, как темный силуэт схватил куртку Дарила, в которой лежали ключи от машины, и исчез в темноте одного из выходивших в холл коридоров. Страх стоил нескольких драгоценных секунд - бросившееся в погоню трио увидело лишь, как захлопывается стальная дверь в конце коридора. Пара отчаянных ударов была пустой тратой сил - дверь была заперта изнутри на засов. Сквозь крохотное зарешеченное смотровое оконце была видна неподвижная фигура человека с незажженной сигаретой в руке, отрешенно смотрящего в ночь. Ночь неожиданно обступила их, почти еще детей, паническим отчаянием и безнадежностью - они оставались в этом безлюдном месте с ней один на один. Внезапно взгляд Дарила упал на бесформенные в темноте очертания - подле порога лежала аккуратно сложенная джинсовка, а на ней только что распечатанная пачка Marlboro - в ней недоставало только одной сигареты.

- Чертов псих! - буркнул Джо, - валим отсюда!

- Подождите! - неожиданно для себя самого Дарил достал свою Zippo и толкнул ее в щель между дверью и полом. Остававшаяся до этого равнодушной к происходящему за дверью фигура слезла со своего подоконника, зажгла сигарету и аккуратно тем же путем отправила ее обратно.

- Тоже мне, мать Тереза! - привычный сердитый юношеский сарказм возвращался к Джо.

- Надо же было ему закурить.

- Кто он, по-твоему? - подал голос Томми.

- Его забыли, когда вывозили отсюда шизиков, не иначе.

- А может, его выпустили, и он вернулся сюда? - откидываясь к стене, высказал гипотезу Дарил. Разгадка, как это бывает редко, нашлась, и, как это бывает часто, нашлась случайно…

…Каждый альбом Sava продавался бОльшим тиражом, чем его предшественник. "Hall Of..." было продано 300.000 копий, и единственным произнесенным фэнами, самими "саватежевцами", прессой и воротилами Atlantic словом было одновременное "WOW!"  Так нестандартно и непохоже, как играл Крис на этом альбоме, больше за всю историю heavy не играл никто, даже он сам. Живость и "невымученность" композиций сочетались с мастерством и сыгранностью, которые снятся нынешним Magna Cartа'вским командам в самых слюновыделительных снах. Забойные рокерские smashers "24 Hours Ago", "The Price You Pay" шли в одном строю с григовскими гномами "Prelude To Madness" (это инструментал по мотивам известного каждому фанату Helloween фрагменту из оперы Грига "Hall Of The Mountain King", в нем по сюжету как раз гномы и идут маршем в свою пещеру), летали с "крамером" Криса в потрясающих мелодиях "Strange Wings", ну, а на троне восседал "Hall Of The Mountain King" - песня Savatage на все времена. Кроме того, во время маркшейдерских работ "под горой" был найден талантливейший поэт, рыцарь пульта и ленты и просто классный парень Пол О'Нейл, ставший с того момента бессменным продюсером и, по сути, пятым участником группы. Последовавший длительный "World Devastation Tour", где Sava выступили вместе с Maiden и Dio, привел группу в мировые чарты, а Джона - в ЛТП. "Thorazine - это такая дрянь, которую тебе колют вместо морфия, чтобы не особо сильно ломало. После него ходишь как сомнамбула по комнате, шаркая тапками". "Thorazine Shuffle" была уже на следующем альбоме, "Gutter Ballet", ознаменовавшем возвращение младшего Оливы в привычное измерение, появление в группе второго гитариста Кристофера Кэфри  (игравшего, правда, только в турне) и первых элементов AOR.

С "Gutter Ballet" Atlantic предпринял самое массирование "саватажирование" общественного мнения: "Ruling The Gutter Tour" длился два года, группа получила обширнейшую прессу, а один из двух клипов - театрализованный "Gutter Ballet" - нередко можно было видеть на MTV. Что, кстати, привело к значительной популяризации Savatage усилиями Дока, а точнее, попавшей в кадр его ударной установки - третья бочка неизменно обращала на себя внимание. Но трюк заключался в том, что хитрый Стив на ней… не играл. Как-то, подумав, что если "одна голова - хорошо, а две - лучше", Уокольц, почесав в затылке, пришел к выводу, что "три - еще лучше". "Рацпредложение" он опробовал во время турне 86-го года, играя одной педалью на двух басовых бочках. Звук вышел настолько умопомрачительным, что остальные попросили его закруглиться с экспериментами. Атавизм "бочка", меж тем, остался в теле его драм-устройства.

"Streets" стал первым "концептуальным" опытом группы - из последующих пяти концептуальными будут три альбома. Несомненно, одно из лучших творений группы не получило должного резонанса - в Европе, возможно, потому, что он затрагивал слишком американские проблемы, в Америке, возможно, потому, что это был "the year punk broke"… Меж тем это был "особый взлет" музыкального таланта Джона и Криса. "Я-то парень простой, это братья ходят, задрав носы - они прирожденные музыканты: они могут записать все что угодно начисто со второго подхода" (Мидлтон). Помимо значительно прибавивших в весе клавишных и некоторых гитарных партий, Джоном были прописаны и некоторые партии ударных - Стив и Джонни, записав весь альбом, отправились отдыхать домой, во Флориду. Беспокойные братцы же, тем временем, вдвоем полностью переписали (в более тяжелом ключе) вещь "DT Jesus" (в оригинале позднее появившуюся на сборнике "From The Dungeons To The Stage"), которая теперь называлась "Jesus Saves", и совершенно новую "Can You Hear Me Now". Со "Streets" начался "теперешний", навороченный саватажевский саунд, одними критикуемый как "попсовый", других доводящий до восторженного поросячьего визга. На "Streets", в скобках (заслуженно!) называвшемся "рок-опера", в явленный мир пришла нетленнейшая из нетленок в лице "Ghost In The Ruins", одна из самых высоко оцениваемых фэнами (Savatage ныне в Америке самая "интернетная" металлическая команда) "Believe" и любимая песня Джона "Tonight He Grins Again". Сюжет, придуманный Полом еще в 79-ом, был несколько изменен Джоном - с учетом некоторых автобиографических эпизодов собственного недалекого прошлого, воплощенных О'Нейлом в его лучшие, на сегодняшний день, стихи. "Streets" - это история талантливого музыканты по имени DT Jesus (от англ. downtown), прошедшего путь от драг-дилера до кумира молодежи, который, не приняв правил игры большого шоу-бизнеса, ушел из музыки и вновь попал в нью-йоркские трущобы. История о человеке, пережившем психологический надлом, а затем катарсис и воскрешение, станет впоследствии своего рода фирменным знаком Пола…

…Надпись на висевшем рядом с Дарилом ящике гласила "история болезни". Все остальные у соседних палат были пусты, и только досье Кевина Картера оказалось на месте. Человек, сидевший сейчас запершись в своей палате, был в прошлом фотокорреспондентом Рейтер, получившим однажды премию "Пулитцер", высшую награду в области журналистики.

Из пачки бумаг, которую Дарил вытащил из ящика, выпало несколько фотографий.

- Здесь написано, что он был фоторепортером в Судане, когда там рухнул просоветский режим, и разгорелась гражданская война. За один из опубликованных в Таймс снимков, сделанных им там, он получил "Пулитцер".

- Действительно, псих. Ему бы сейчас в Ритце сидеть, отмечать, а не в дурке прохлаждаться.

Фотография, которую Джо сейчас держал в руках, была сделана из проезжавшего мимо блокпоста журналистского "джипа". На ней человек в камуфляже стрелял из винтовки в снимавшего.

- За эту, что ли… Надо быть совсем чокнутым, чтобы фотографировать стреляющего в тебя.

- Нет, не за эту. Здесь написано, что причиной его коллапса послужила какая-то девочка.

- Все правильно. Погубивший свою судьбу из-за какой-то дурочки должен сидеть за семью замками… Хотя хороша. Но в мире полно симпатичных девок…

- Нет, здесь написано, что он сам порвал с ней. Дай сюда! - Дарил выхватил из рук Джо фото подружки Картера. В это время другая фотография, прилипшая к первой с другой стороны, отклеилась и упала на пол. С ужасом в глазах все трое смотрели на вырезанное из журнала фото, поднятое Томми…

…Зэк Стивенс, урожденный Закэри Трассел, родился в Бостоне под счастливой звездой, а затем стучал в барабан, проходя в бодро марширующей колонне Университета Южной Каролины напротив каких-то своих american празднеств, а вечером стучал в группе Wicked Witch по ударной установке. Но однажды услышав Джефа Тэйта, он передал палочки Джеффу Плейту, а сам принялся петь. Только звезда Зэка и О'Нейл знают, как последний нашел Стивенса - в 'Tage внезапно освободилось место вокалиста. 10 лет каждодневных нагрузок надорвали голосовые связки Оливы, и чтобы навсегда не потерять голос, Джон решил сделать передышку и освободить место у микрофона. Фэны групп с богатой историей редко принимают нового вокалиста, но звезда знала свое дело, и многим поклонникам 'Tage, несомненно, более поставленный голос Зэка стал даже роднее его предшественника. Но "Edge Of Thorns" стал действительной "терновым" для Savatage. Решивший переключиться на более доходную деятельность, нежели должность рок-ударника, Док покинул группу после записи альбома. Но это не было даже крупицей беды…

Tampa Times, 17.09.94.

"Житель Тампы осужден за непреднамеренное убийство рок-гитариста.

Гарт МакНами в пятницу предстал перед судом города Тампы по обвинению в непреднамеренном убийстве, которое он совершил в состоянии алкогольного опьянения. Окружной судья Клаудиа Айсом приговорила 39-летнего жителя Тампы к 5 годам лишения свободы и 200 часам общественных работ. МакНами повинен в смерти 30-летнего Кристофера "Криса" Оливы 17 октября 93-го года. МакНами, находившийся в состоянии сильного алкогольного опьянения, при попытке обогнать впереди идущий грузовик, врезался в ехавшую по встречной полосе "Мазду" Оливы выпуска 82-го года. Кристофер Олива, гитарист известной рок-группы Savatage, направлявшийся на ежегодный фестиваль "Livestock", скончался на месте. Его жена Дон получила многочисленные травмы, и до сего дня проходит курс лечения у себя дома во Флориде…"

На надгробии Криса высечены слова из "Believe": "I'll be right there, I'll never leave, all I ask of you is believe"…

…Это был снимок, принесший Кевину Картеру мировую известность. На фотографии была изображена 4-летняя негритянская девочка. Ее отец, простой крестьянин, был застрелен правительственным солдатом. Осиротевшая семья умирала с голоду. В 30 милях от их деревни  открылся пункт "Красного креста", в котором раздавали бесплатную еду. Мать и старший брат девочки умерли от истощения по дороге, не дойдя нескольких миль. Едва держась на ногах, она дошла до раздаточного пункта - все продукты на сегодня закончились. Силы покинули ее, и она упала, согнувшись, на колени. В этот момент стервятник сел подле нее и выжидающим взглядом смотрел ей прямо в глаза. В этот момент Кевин и сделал свое фото. Через несколько минут девочка умерла.

…Джон пришел в студию и начал записываться один. После долгих раздумий - продолжать или нет, он решил, что лучшим памятником брату будет продолжение его музыки. Остальные втянулись в процесс потом. В качестве гитариста был рекрутирован покинувший незадолго до этого Testament один из самых виртуозных гитаристов heavy metal Алекс Скольник. Партии ударных на "Handful Of Rain" были записаны Джоном - вакансию постоянного ударника удалось заполнить лишь перед самым отправлением в турне. Им стал уже знакомый нам Джефф Плейт. Снявшись в фотосессии к альбому и в клипе на заглавную вещь (для того, чтобы поддержать реноме "классического" состава 'Tage), Док, теперь уже окончательно, покинул группу. Вслед за ним, с блеском отыграв на гастролях, где он, к неудовольствию одного товарища, о котором будет сказано ниже, изменил все партии Криса, группу ради сольной карьеры в джаз-роке покинул и Алекс. А недовольным товарищем, всегда обожавшим манеру исполнения Криса, был другой Крис, Кэфри. Покинувший группу в 91-ом, он, вновь присоединяется к Savatage, теперь уже в качестве основного гитариста. Доукомплектуется коллектив и еще одним гитаристом - Элом Питрелли (ex-Alice Cooper, Widowmaker) и под руководством Джона (за клавишами) садится за запись "Dead Winter Dead"…

…Картер как-то признался одному своему другу, что спустя несколько месяцев после того, как он получил свой приз, он "сидел под деревом, курил одну сигарету за другой и плакал". Не в силах, в отличие от многих своих коллег-журналистов, примириться и пережить увиденное, он начал пить, затем употреблять все более сильные наркотики, пока, наконец, однажды его не вытащили из петли. После этого друзья поместили его в эту лечебницу. Как было записано в диагнозе,  мысль о том, что где-то в мире  продолжается война и убийства, была главной причиной его болезни. Мир стал слишком жесток для него. Но как раз в то время, когда он попал в лечебницу, заведение расформировывалось, а пациентов распределяли по небольшим, "семейным" лечебницам. Картер же покидать этот дом не хотел. И однажды пациент Кевин Картер исчез. На этом запись обрывалась.

..."Dead Winter Dead" стал триумфальным рывком Savatage на вершины европейских рок-чартов, в частности, в Германии с 1-го места был потеснен Blind Guardian, не выпускавший из рук пальму первенства в течение 5 (!) лет. Вновь концептуальный, альбом на этот раз был посвящен войне в Югославии и стал, наверное, самым оркестровым и "замороченным" альбомом в истории группы. Прокатившись с фурором по городам и весям Старого Света, "похэдлайнерствовав" на многих престижных метал-фестах, команда Джона Оливы решила не сбрасывать обороты, и под всеми парусами сразу же принялась за запись нового LP. "Wake Of Magellan", история старого моряка, выводящего свой ветхий корабль в открытое море, который предпочел стихию смерти на берегу, стал последним плаванием этого состава Savatage. Следующий альбом - рождавшийся в муках "Poets And Madmen", выйдет лишь спустя 4 года…

Отыграв тур "Wake Of... ", участники группы разбрелись кто куда по сольным проектам. Все, за вычетом Эла, участвовали в проекте О'Нейла "Trans-Siberian Orchestra", представлявший собой еще более оркестровый, клавишный и умиротворенный Savatage, в отличие от своего отца-прародителя, разошедшегося "золотыми" тиражами. Крис вдобавок засветился в сильно разрекламированном all-stars project Metalium и в компании с Джоном Вестом на очередном мейденовском трибьюте. Джон писал музыку для мюзикла "Романовы", поставленным одним чикагским театром. Когда же, наконец, блудные сыновья собрались вместе для записи "Poets And Madmen", оказалось, что не хватает Эла. Позарившись на предложение рыжего Дейва, Питрелли предпочел более дорогостоящий Megadeth. Но главной потерей стал Зэк, решивший после семилетних разъездов и сессий посвятить себя своему все прибавляющемуся семейству, и, как поговаривают злые языки, некоему сольному проекту. Удар был тяжек вдвойне - ведь "Poets... " был уже на полпути к выходу. Но Джон решил не затягивать и без того долгую паузу, и впервые за 8 лет вновь записал альбом Savatage с собой в качестве вокалиста.

…Новое турне Savatage сейчас в самом разгаре. Место за микрофонной стойкой занял молодой, никому доселе не известный певец по имени Дэмонд Джиния, голос которого, по утверждению побывавших на концертах, несравним даже с голосом Зэка. Музыка Криса шагнула в новое тысячелетие…

…So throw back your hair and let the wind rush by and you're ALIVE.

("You're Alive")

Post Script. Через несколько месяцев друзья прочли в новостях, о том, что покончил жизнь самоубийством м-р Кевин Картер, лауреат премии "Пулицер". Дарил решил вновь навестить заброшенный госпиталь. Со времени их посещения в нем все осталось, как прежде. Постояв около бывшей двери Кевина и уже собравшись уходить, он вновь, повинуясь какому-то странному чувству, вернулся и оставил у порога не начатую пачку Marlboro. Он приехал туда вновь через год и нашел пачку открытой - недоставало всего лишь одной сигареты. Каждый год с тех пор, в один и тот же день, он приезжает в заброшенное здание, оставляет новую пачку и забирает старую, уменьшившуюся всего на одну сигарету…

Storyline of "Poets And Madmen" written by Paul O'Neil. Freely interpreted by Fingolfin.

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ






Rambler's Top100
[an error occurred while processing this directive]
Powered by ALIVE

TOTAL METAL TALES

Fingolfin

DIARIES OF THE MADMEN

Многие вещи, ничего не значащие в мире взрослых, подчас обладают особой притягательностью в юности. Зачастую это выражается в серьезном увлечении молодых людей старинной музыкой, книгами, машинами, иногда даже архитектурой, особенно старыми готическими зданиями. Поздней летней ночью трое парней ехали из своего родного города именно к такому зданию...

…Парней действительно было трое. Вернее, в начале… нет, нет, в начале было не слово, в начале был Крис, Крис Олива. Вскоре младший брат, нет, не Каин - Джон, присоединяется к Крису. Свою группу они называют Tower, а готическое здание больше напоминает гараж, ставший для гениального самоучки Криса и филармонией и школой музыкальной жизни одновременно.  Проходит немного времени, и название меняется на Metropolis. Потом - на Avatar, и к группе присоединяется третий участник - Стив Уокольц или просто "Док", "Dr. Killdrums". В 81-м наконец-то найдено более удачное и нестандартное название - Savatage.

…Фотография попалась им на глаза случайно. Статья была, в сущности, о том, сколько лечебниц для душевнобольных было закрыто за последние годы. Но привлекли их не дотошные пассажи о направлениях в современной психиатрической науке, а именно это старое здание. И главное: находилось оно всего в сорока милях от их родного города. Так в один из субботних вечеров, когда делать, как всегда, было абсолютно нечего, троица уселась в старый "Додж" и отправилась в путь.

Доживающий свой век "дом скорби", скрытый от глаз проезжих автомобилистов густо разросшимся вдоль ограды кустарником, являл собой классический образец псевдоготического стиля, столь модного на стыке XIX-го и XX-го столетий. Облепленные янтарным светом полной летней луны цельные камни стен выступали серыми морщинистыми складками под грузом крыши из черной черепицы. Увитые тянущим вширь темные лапы плющом водосточные трубы, чьи раскрытые пасти венчала непременная горгулья или гномья голова, довершали картину отчужденности и одиночества этого места.

Они влезли в дом через разбитое подвальное окно. Дарил шел первым - он был чуть старше остальных и больше всего подходил на роль вожака. Томми, самый младший в их компании, был вторым. Джо замыкал процессию. На двух первых этажах пожарный выход был накрепко заколочен, но на третьем, раскачивающаяся, как мачта брошенного командой в шторм корабля-призрака, дверь словно приглашала странных посетителей войти. Желтый дом предстал молодым людям кладбищем ржавеющей медицинской техники, где место искусственных цветов занимали ворохи устилавшей пол бумаги. Широкий коридор привел наших героев в версальских размеров атриум. На мгновение все трое замерли на месте: ужас, одиночество и благоговение одновременно наполняли это некогда красивейшее место. Падавший сквозь узорчатые окна лунный свет не проникал лишь под высокий купол, где настойчивый, прилипший серым мхом к потолку мрак не желал покидать этот колоссальный склеп. Оправившись от первого шока, троица двинулась было к балкону, как вдруг шедший впереди Томми споткнулся обо что-то в темноте и, успев за время своего недолгого полета чертыхнуться, распластался на полу. Дарил, пошарив по карманам перекинутой через руку джинсовки, быстро нащупал пачку "Мальборо" и бронзовую "Зиппо". Швырнув на оказавшийся поблизости стол куртку и сигареты, он авторитетным движением откинул крышку зажигалки. В слабом желтом свете "Зиппо" под ногами у поднявшегося Томми лежала бронзовая статуя какого-то видного мужа, судя по всему, одного из меценатов лечебницы. Прочитать его имени Дарил не успел - раздавшийся прямо за его спиной звук заставил всех троих обернуться туда, где полминуты назад он оставил куртку и сигареты…

…Последнюю вакансию, басиста, занял Кейт Коллинз, и Savatage помчался с места в карьер. Выступление на радио WYNF в 82-м, где группа исполнила "Midas Love" и "Rock Me", привлекло внимание  независимого лейбла Par Records. Внимание материализовалось в ставший много лет спустя коллекционной ценностью (самая умеренная цена - $200) ЕР "City Beneath The Surface", а пока весьма неплохо продавшийся. Первый контракт был в кармане. Полноценным альбомом Par Records решил разговеться в тысяча девятьсот восемьдесят третьем. Бедность маленьких лейблов, конечно же, не порок, но недостаток большой: "Sirens" и "Dungeons Are Calling" были записаны за два дня, а третий ушел на сведение. "Сирены" были выпущены большим альбомом, а не влезшие в 45-минутные рамки "Подземелья" в количестве 6 песен несколько недель спустя оформились в форме EP. Несмотря на всю сырость звучания, на дебютном "дуплете" попадались просто-таки классические композиции, такие, как "Sirens" и "Scream Murder", а мастерство Криса стало очевидно уже тогда. Тем не менее, все последующие альбомы Savatage будут сильнее - это видно сейчас, а тогда дар гениального предвидения проявился у владельцев Combat, которые благополучно переманивают к себе группу и в 84-85 переиздают "Sirens" и "Dungeons". Но песня "Комбат" звучала не долго - в 85-м металл на пике своего коммерческого успеха, и "власти предержащие" музыкальной индустрии готовы делиться только крохами со своего стола, а жирные куски должны быть съедены ими в одиночестве. Все, что увидели на Combat под своим носом, было изображением закованного в сталь кулака - именно так выглядела обложка "Power Of The Night", только вот напечатана она была уже другим лейблом. Мейджор Atlantic увел перспективную группу из-под носа незадачливых "инди".

Это был успех, большой успех. "Power Of..." по праву считается классическим альбомом группы. Продюсировал его ультрамодный в те времена товарищ по имени Макс Норман. Макс принадлежал к редкой породе людей, о результатах труда которых говорят потом только в превосходной форме. Единственной тучей на этом безоблачном горизонте был Кейт: его партия баса имела здоровенные пробоины ниже ватерлинии, которые в срочном порядке пришлось заделывать Крису и Джону. Устав от его бесконечных ошибок, по окончании турне  "Power Of The Night" Джон, Крис и Док выдвинули предложение расстаться по-хорошему. Новым басистом стал Джонни Ли Мидлтон.

Успех обладает свойством кружить головы, подчас даже владельцам карусели. А владельцы Atlantic желали продать на Savatage как можно больше билетов. Как результат, совсем не глэмовый, как считают сами музыканты, и, кстати, весьма небезынтересный "Fight For The Rock" Jon & Co. ныне называют не иначе как "Fight for the nightmare". Записанный в лондонской студии под "мудрым" руководством некого Штефана Гэлфаса, впервые (!) продюсировавшего рок-группу, альбом получился более коммерческим и FM-ориентированным. Доходило до смешного: "Wishing Well", кавер Free, был записан только потому, что был любимой вещью босса Atlantic. На конверте LP группа предстала в идиотском глэмовом гриме; особенно курьезно смотрелся Док, тогда носивший ворошиловские усищи. Но эта "напасть на самом деле обернулась благом" (дословный перевод супер-популярного английского клише "Blessing in disguise", синоним нашего "нет худа без добра"). Просветление наступило довольно быстро, и больше никто со своими музвзглядами не влезал во владения "королей под горой", потому что следующим альбомом Savatage был "Hall Of The Mountain King"…

…Оцепенев от ужаса, юноши увидели, как темный силуэт схватил куртку Дарила, в которой лежали ключи от машины, и исчез в темноте одного из выходивших в холл коридоров. Страх стоил нескольких драгоценных секунд - бросившееся в погоню трио увидело лишь, как захлопывается стальная дверь в конце коридора. Пара отчаянных ударов была пустой тратой сил - дверь была заперта изнутри на засов. Сквозь крохотное зарешеченное смотровое оконце была видна неподвижная фигура человека с незажженной сигаретой в руке, отрешенно смотрящего в ночь. Ночь неожиданно обступила их, почти еще детей, паническим отчаянием и безнадежностью - они оставались в этом безлюдном месте с ней один на один. Внезапно взгляд Дарила упал на бесформенные в темноте очертания - подле порога лежала аккуратно сложенная джинсовка, а на ней только что распечатанная пачка Marlboro - в ней недоставало только одной сигареты.

- Чертов псих! - буркнул Джо, - валим отсюда!

- Подождите! - неожиданно для себя самого Дарил достал свою Zippo и толкнул ее в щель между дверью и полом. Остававшаяся до этого равнодушной к происходящему за дверью фигура слезла со своего подоконника, зажгла сигарету и аккуратно тем же путем отправила ее обратно.

- Тоже мне, мать Тереза! - привычный сердитый юношеский сарказм возвращался к Джо.

- Надо же было ему закурить.

- Кто он, по-твоему? - подал голос Томми.

- Его забыли, когда вывозили отсюда шизиков, не иначе.

- А может, его выпустили, и он вернулся сюда? - откидываясь к стене, высказал гипотезу Дарил. Разгадка, как это бывает редко, нашлась, и, как это бывает часто, нашлась случайно…

…Каждый альбом Sava продавался бОльшим тиражом, чем его предшественник. "Hall Of..." было продано 300.000 копий, и единственным произнесенным фэнами, самими "саватежевцами", прессой и воротилами Atlantic словом было одновременное "WOW!"  Так нестандартно и непохоже, как играл Крис на этом альбоме, больше за всю историю heavy не играл никто, даже он сам. Живость и "невымученность" композиций сочетались с мастерством и сыгранностью, которые снятся нынешним Magna Cartа'вским командам в самых слюновыделительных снах. Забойные рокерские smashers "24 Hours Ago", "The Price You Pay" шли в одном строю с григовскими гномами "Prelude To Madness" (это инструментал по мотивам известного каждому фанату Helloween фрагменту из оперы Грига "Hall Of The Mountain King", в нем по сюжету как раз гномы и идут маршем в свою пещеру), летали с "крамером" Криса в потрясающих мелодиях "Strange Wings", ну, а на троне восседал "Hall Of The Mountain King" - песня Savatage на все времена. Кроме того, во время маркшейдерских работ "под горой" был найден талантливейший поэт, рыцарь пульта и ленты и просто классный парень Пол О'Нейл, ставший с того момента бессменным продюсером и, по сути, пятым участником группы. Последовавший длительный "World Devastation Tour", где Sava выступили вместе с Maiden и Dio, привел группу в мировые чарты, а Джона - в ЛТП. "Thorazine - это такая дрянь, которую тебе колют вместо морфия, чтобы не особо сильно ломало. После него ходишь как сомнамбула по комнате, шаркая тапками". "Thorazine Shuffle" была уже на следующем альбоме, "Gutter Ballet", ознаменовавшем возвращение младшего Оливы в привычное измерение, появление в группе второго гитариста Кристофера Кэфри  (игравшего, правда, только в турне) и первых элементов AOR.

С "Gutter Ballet" Atlantic предпринял самое массирование "саватажирование" общественного мнения: "Ruling The Gutter Tour" длился два года, группа получила обширнейшую прессу, а один из двух клипов - театрализованный "Gutter Ballet" - нередко можно было видеть на MTV. Что, кстати, привело к значительной популяризации Savatage усилиями Дока, а точнее, попавшей в кадр его ударной установки - третья бочка неизменно обращала на себя внимание. Но трюк заключался в том, что хитрый Стив на ней… не играл. Как-то, подумав, что если "одна голова - хорошо, а две - лучше", Уокольц, почесав в затылке, пришел к выводу, что "три - еще лучше". "Рацпредложение" он опробовал во время турне 86-го года, играя одной педалью на двух басовых бочках. Звук вышел настолько умопомрачительным, что остальные попросили его закруглиться с экспериментами. Атавизм "бочка", меж тем, остался в теле его драм-устройства.

"Streets" стал первым "концептуальным" опытом группы - из последующих пяти концептуальными будут три альбома. Несомненно, одно из лучших творений группы не получило должного резонанса - в Европе, возможно, потому, что он затрагивал слишком американские проблемы, в Америке, возможно, потому, что это был "the year punk broke"… Меж тем это был "особый взлет" музыкального таланта Джона и Криса. "Я-то парень простой, это братья ходят, задрав носы - они прирожденные музыканты: они могут записать все что угодно начисто со второго подхода" (Мидлтон). Помимо значительно прибавивших в весе клавишных и некоторых гитарных партий, Джоном были прописаны и некоторые партии ударных - Стив и Джонни, записав весь альбом, отправились отдыхать домой, во Флориду. Беспокойные братцы же, тем временем, вдвоем полностью переписали (в более тяжелом ключе) вещь "DT Jesus" (в оригинале позднее появившуюся на сборнике "From The Dungeons To The Stage"), которая теперь называлась "Jesus Saves", и совершенно новую "Can You Hear Me Now". Со "Streets" начался "теперешний", навороченный саватажевский саунд, одними критикуемый как "попсовый", других доводящий до восторженного поросячьего визга. На "Streets", в скобках (заслуженно!) называвшемся "рок-опера", в явленный мир пришла нетленнейшая из нетленок в лице "Ghost In The Ruins", одна из самых высоко оцениваемых фэнами (Savatage ныне в Америке самая "интернетная" металлическая команда) "Believe" и любимая песня Джона "Tonight He Grins Again". Сюжет, придуманный Полом еще в 79-ом, был несколько изменен Джоном - с учетом некоторых автобиографических эпизодов собственного недалекого прошлого, воплощенных О'Нейлом в его лучшие, на сегодняшний день, стихи. "Streets" - это история талантливого музыканты по имени DT Jesus (от англ. downtown), прошедшего путь от драг-дилера до кумира молодежи, который, не приняв правил игры большого шоу-бизнеса, ушел из музыки и вновь попал в нью-йоркские трущобы. История о человеке, пережившем психологический надлом, а затем катарсис и воскрешение, станет впоследствии своего рода фирменным знаком Пола…

…Надпись на висевшем рядом с Дарилом ящике гласила "история болезни". Все остальные у соседних палат были пусты, и только досье Кевина Картера оказалось на месте. Человек, сидевший сейчас запершись в своей палате, был в прошлом фотокорреспондентом Рейтер, получившим однажды премию "Пулитцер", высшую награду в области журналистики.

Из пачки бумаг, которую Дарил вытащил из ящика, выпало несколько фотографий.

- Здесь написано, что он был фоторепортером в Судане, когда там рухнул просоветский режим, и разгорелась гражданская война. За один из опубликованных в Таймс снимков, сделанных им там, он получил "Пулитцер".

- Действительно, псих. Ему бы сейчас в Ритце сидеть, отмечать, а не в дурке прохлаждаться.

Фотография, которую Джо сейчас держал в руках, была сделана из проезжавшего мимо блокпоста журналистского "джипа". На ней человек в камуфляже стрелял из винтовки в снимавшего.

- За эту, что ли… Надо быть совсем чокнутым, чтобы фотографировать стреляющего в тебя.

- Нет, не за эту. Здесь написано, что причиной его коллапса послужила какая-то девочка.

- Все правильно. Погубивший свою судьбу из-за какой-то дурочки должен сидеть за семью замками… Хотя хороша. Но в мире полно симпатичных девок…

- Нет, здесь написано, что он сам порвал с ней. Дай сюда! - Дарил выхватил из рук Джо фото подружки Картера. В это время другая фотография, прилипшая к первой с другой стороны, отклеилась и упала на пол. С ужасом в глазах все трое смотрели на вырезанное из журнала фото, поднятое Томми…

…Зэк Стивенс, урожденный Закэри Трассел, родился в Бостоне под счастливой звездой, а затем стучал в барабан, проходя в бодро марширующей колонне Университета Южной Каролины напротив каких-то своих american празднеств, а вечером стучал в группе Wicked Witch по ударной установке. Но однажды услышав Джефа Тэйта, он передал палочки Джеффу Плейту, а сам принялся петь. Только звезда Зэка и О'Нейл знают, как последний нашел Стивенса - в 'Tage внезапно освободилось место вокалиста. 10 лет каждодневных нагрузок надорвали голосовые связки Оливы, и чтобы навсегда не потерять голос, Джон решил сделать передышку и освободить место у микрофона. Фэны групп с богатой историей редко принимают нового вокалиста, но звезда знала свое дело, и многим поклонникам 'Tage, несомненно, более поставленный голос Зэка стал даже роднее его предшественника. Но "Edge Of Thorns" стал действительной "терновым" для Savatage. Решивший переключиться на более доходную деятельность, нежели должность рок-ударника, Док покинул группу после записи альбома. Но это не было даже крупицей беды…

Tampa Times, 17.09.94.

"Житель Тампы осужден за непреднамеренное убийство рок-гитариста.

Гарт МакНами в пятницу предстал перед судом города Тампы по обвинению в непреднамеренном убийстве, которое он совершил в состоянии алкогольного опьянения. Окружной судья Клаудиа Айсом приговорила 39-летнего жителя Тампы к 5 годам лишения свободы и 200 часам общественных работ. МакНами повинен в смерти 30-летнего Кристофера "Криса" Оливы 17 октября 93-го года. МакНами, находившийся в состоянии сильного алкогольного опьянения, при попытке обогнать впереди идущий грузовик, врезался в ехавшую по встречной полосе "Мазду" Оливы выпуска 82-го года. Кристофер Олива, гитарист известной рок-группы Savatage, направлявшийся на ежегодный фестиваль "Livestock", скончался на месте. Его жена Дон получила многочисленные травмы, и до сего дня проходит курс лечения у себя дома во Флориде…"

На надгробии Криса высечены слова из "Believe": "I'll be right there, I'll never leave, all I ask of you is believe"…

…Это был снимок, принесший Кевину Картеру мировую известность. На фотографии была изображена 4-летняя негритянская девочка. Ее отец, простой крестьянин, был застрелен правительственным солдатом. Осиротевшая семья умирала с голоду. В 30 милях от их деревни  открылся пункт "Красного креста", в котором раздавали бесплатную еду. Мать и старший брат девочки умерли от истощения по дороге, не дойдя нескольких миль. Едва держась на ногах, она дошла до раздаточного пункта - все продукты на сегодня закончились. Силы покинули ее, и она упала, согнувшись, на колени. В этот момент стервятник сел подле нее и выжидающим взглядом смотрел ей прямо в глаза. В этот момент Кевин и сделал свое фото. Через несколько минут девочка умерла.

…Джон пришел в студию и начал записываться один. После долгих раздумий - продолжать или нет, он решил, что лучшим памятником брату будет продолжение его музыки. Остальные втянулись в процесс потом. В качестве гитариста был рекрутирован покинувший незадолго до этого Testament один из самых виртуозных гитаристов heavy metal Алекс Скольник. Партии ударных на "Handful Of Rain" были записаны Джоном - вакансию постоянного ударника удалось заполнить лишь перед самым отправлением в турне. Им стал уже знакомый нам Джефф Плейт. Снявшись в фотосессии к альбому и в клипе на заглавную вещь (для того, чтобы поддержать реноме "классического" состава 'Tage), Док, теперь уже окончательно, покинул группу. Вслед за ним, с блеском отыграв на гастролях, где он, к неудовольствию одного товарища, о котором будет сказано ниже, изменил все партии Криса, группу ради сольной карьеры в джаз-роке покинул и Алекс. А недовольным товарищем, всегда обожавшим манеру исполнения Криса, был другой Крис, Кэфри. Покинувший группу в 91-ом, он, вновь присоединяется к Savatage, теперь уже в качестве основного гитариста. Доукомплектуется коллектив и еще одним гитаристом - Элом Питрелли (ex-Alice Cooper, Widowmaker) и под руководством Джона (за клавишами) садится за запись "Dead Winter Dead"…

…Картер как-то признался одному своему другу, что спустя несколько месяцев после того, как он получил свой приз, он "сидел под деревом, курил одну сигарету за другой и плакал". Не в силах, в отличие от многих своих коллег-журналистов, примириться и пережить увиденное, он начал пить, затем употреблять все более сильные наркотики, пока, наконец, однажды его не вытащили из петли. После этого друзья поместили его в эту лечебницу. Как было записано в диагнозе,  мысль о том, что где-то в мире  продолжается война и убийства, была главной причиной его болезни. Мир стал слишком жесток для него. Но как раз в то время, когда он попал в лечебницу, заведение расформировывалось, а пациентов распределяли по небольшим, "семейным" лечебницам. Картер же покидать этот дом не хотел. И однажды пациент Кевин Картер исчез. На этом запись обрывалась.

..."Dead Winter Dead" стал триумфальным рывком Savatage на вершины европейских рок-чартов, в частности, в Германии с 1-го места был потеснен Blind Guardian, не выпускавший из рук пальму первенства в течение 5 (!) лет. Вновь концептуальный, альбом на этот раз был посвящен войне в Югославии и стал, наверное, самым оркестровым и "замороченным" альбомом в истории группы. Прокатившись с фурором по городам и весям Старого Света, "похэдлайнерствовав" на многих престижных метал-фестах, команда Джона Оливы решила не сбрасывать обороты, и под всеми парусами сразу же принялась за запись нового LP. "Wake Of Magellan", история старого моряка, выводящего свой ветхий корабль в открытое море, который предпочел стихию смерти на берегу, стал последним плаванием этого состава Savatage. Следующий альбом - рождавшийся в муках "Poets And Madmen", выйдет лишь спустя 4 года…

Отыграв тур "Wake Of... ", участники группы разбрелись кто куда по сольным проектам. Все, за вычетом Эла, участвовали в проекте О'Нейла "Trans-Siberian Orchestra", представлявший собой еще более оркестровый, клавишный и умиротворенный Savatage, в отличие от своего отца-прародителя, разошедшегося "золотыми" тиражами. Крис вдобавок засветился в сильно разрекламированном all-stars project Metalium и в компании с Джоном Вестом на очередном мейденовском трибьюте. Джон писал музыку для мюзикла "Романовы", поставленным одним чикагским театром. Когда же, наконец, блудные сыновья собрались вместе для записи "Poets And Madmen", оказалось, что не хватает Эла. Позарившись на предложение рыжего Дейва, Питрелли предпочел более дорогостоящий Megadeth. Но главной потерей стал Зэк, решивший после семилетних разъездов и сессий посвятить себя своему все прибавляющемуся семейству, и, как поговаривают злые языки, некоему сольному проекту. Удар был тяжек вдвойне - ведь "Poets... " был уже на полпути к выходу. Но Джон решил не затягивать и без того долгую паузу, и впервые за 8 лет вновь записал альбом Savatage с собой в качестве вокалиста.

…Новое турне Savatage сейчас в самом разгаре. Место за микрофонной стойкой занял молодой, никому доселе не известный певец по имени Дэмонд Джиния, голос которого, по утверждению побывавших на концертах, несравним даже с голосом Зэка. Музыка Криса шагнула в новое тысячелетие…

…So throw back your hair and let the wind rush by and you're ALIVE.

("You're Alive")

Post Script. Через несколько месяцев друзья прочли в новостях, о том, что покончил жизнь самоубийством м-р Кевин Картер, лауреат премии "Пулицер". Дарил решил вновь навестить заброшенный госпиталь. Со времени их посещения в нем все осталось, как прежде. Постояв около бывшей двери Кевина и уже собравшись уходить, он вновь, повинуясь какому-то странному чувству, вернулся и оставил у порога не начатую пачку Marlboro. Он приехал туда вновь через год и нашел пачку открытой - недоставало всего лишь одной сигареты. Каждый год с тех пор, в один и тот же день, он приезжает в заброшенное здание, оставляет новую пачку и забирает старую, уменьшившуюся всего на одну сигарету…

Storyline of "Poets And Madmen" written by Paul O'Neil. Freely interpreted by Fingolfin.

<<  >>


Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - Savatage: DIARIES OF THE MADMEN

TOTAL METAL TALES

Fingolfin

DIARIES OF THE MADMEN

Многие вещи, ничего не значащие в мире взрослых, подчас обладают особой притягательностью в юности. Зачастую это выражается в серьезном увлечении молодых людей старинной музыкой, книгами, машинами, иногда даже архитектурой, особенно старыми готическими зданиями. Поздней летней ночью трое парней ехали из своего родного города именно к такому зданию...

…Парней действительно было трое. Вернее, в начале… нет, нет, в начале было не слово, в начале был Крис, Крис Олива. Вскоре младший брат, нет, не Каин - Джон, присоединяется к Крису. Свою группу они называют Tower, а готическое здание больше напоминает гараж, ставший для гениального самоучки Криса и филармонией и школой музыкальной жизни одновременно.  Проходит немного времени, и название меняется на Metropolis. Потом - на Avatar, и к группе присоединяется третий участник - Стив Уокольц или просто "Док", "Dr. Killdrums". В 81-м наконец-то найдено более удачное и нестандартное название - Savatage.

…Фотография попалась им на глаза случайно. Статья была, в сущности, о том, сколько лечебниц для душевнобольных было закрыто за последние годы. Но привлекли их не дотошные пассажи о направлениях в современной психиатрической науке, а именно это старое здание. И главное: находилось оно всего в сорока милях от их родного города. Так в один из субботних вечеров, когда делать, как всегда, было абсолютно нечего, троица уселась в старый "Додж" и отправилась в путь.

Доживающий свой век "дом скорби", скрытый от глаз проезжих автомобилистов густо разросшимся вдоль ограды кустарником, являл собой классический образец псевдоготического стиля, столь модного на стыке XIX-го и XX-го столетий. Облепленные янтарным светом полной летней луны цельные камни стен выступали серыми морщинистыми складками под грузом крыши из черной черепицы. Увитые тянущим вширь темные лапы плющом водосточные трубы, чьи раскрытые пасти венчала непременная горгулья или гномья голова, довершали картину отчужденности и одиночества этого места.

Они влезли в дом через разбитое подвальное окно. Дарил шел первым - он был чуть старше остальных и больше всего подходил на роль вожака. Томми, самый младший в их компании, был вторым. Джо замыкал процессию. На двух первых этажах пожарный выход был накрепко заколочен, но на третьем, раскачивающаяся, как мачта брошенного командой в шторм корабля-призрака, дверь словно приглашала странных посетителей войти. Желтый дом предстал молодым людям кладбищем ржавеющей медицинской техники, где место искусственных цветов занимали ворохи устилавшей пол бумаги. Широкий коридор привел наших героев в версальских размеров атриум. На мгновение все трое замерли на месте: ужас, одиночество и благоговение одновременно наполняли это некогда красивейшее место. Падавший сквозь узорчатые окна лунный свет не проникал лишь под высокий купол, где настойчивый, прилипший серым мхом к потолку мрак не желал покидать этот колоссальный склеп. Оправившись от первого шока, троица двинулась было к балкону, как вдруг шедший впереди Томми споткнулся обо что-то в темноте и, успев за время своего недолгого полета чертыхнуться, распластался на полу. Дарил, пошарив по карманам перекинутой через руку джинсовки, быстро нащупал пачку "Мальборо" и бронзовую "Зиппо". Швырнув на оказавшийся поблизости стол куртку и сигареты, он авторитетным движением откинул крышку зажигалки. В слабом желтом свете "Зиппо" под ногами у поднявшегося Томми лежала бронзовая статуя какого-то видного мужа, судя по всему, одного из меценатов лечебницы. Прочитать его имени Дарил не успел - раздавшийся прямо за его спиной звук заставил всех троих обернуться туда, где полминуты назад он оставил куртку и сигареты…

…Последнюю вакансию, басиста, занял Кейт Коллинз, и Savatage помчался с места в карьер. Выступление на радио WYNF в 82-м, где группа исполнила "Midas Love" и "Rock Me", привлекло внимание  независимого лейбла Par Records. Внимание материализовалось в ставший много лет спустя коллекционной ценностью (самая умеренная цена - $200) ЕР "City Beneath The Surface", а пока весьма неплохо продавшийся. Первый контракт был в кармане. Полноценным альбомом Par Records решил разговеться в тысяча девятьсот восемьдесят третьем. Бедность маленьких лейблов, конечно же, не порок, но недостаток большой: "Sirens" и "Dungeons Are Calling" были записаны за два дня, а третий ушел на сведение. "Сирены" были выпущены большим альбомом, а не влезшие в 45-минутные рамки "Подземелья" в количестве 6 песен несколько недель спустя оформились в форме EP. Несмотря на всю сырость звучания, на дебютном "дуплете" попадались просто-таки классические композиции, такие, как "Sirens" и "Scream Murder", а мастерство Криса стало очевидно уже тогда. Тем не менее, все последующие альбомы Savatage будут сильнее - это видно сейчас, а тогда дар гениального предвидения проявился у владельцев Combat, которые благополучно переманивают к себе группу и в 84-85 переиздают "Sirens" и "Dungeons". Но песня "Комбат" звучала не долго - в 85-м металл на пике своего коммерческого успеха, и "власти предержащие" музыкальной индустрии готовы делиться только крохами со своего стола, а жирные куски должны быть съедены ими в одиночестве. Все, что увидели на Combat под своим носом, было изображением закованного в сталь кулака - именно так выглядела обложка "Power Of The Night", только вот напечатана она была уже другим лейблом. Мейджор Atlantic увел перспективную группу из-под носа незадачливых "инди".

Это был успех, большой успех. "Power Of..." по праву считается классическим альбомом группы. Продюсировал его ультрамодный в те времена товарищ по имени Макс Норман. Макс принадлежал к редкой породе людей, о результатах труда которых говорят потом только в превосходной форме. Единственной тучей на этом безоблачном горизонте был Кейт: его партия баса имела здоровенные пробоины ниже ватерлинии, которые в срочном порядке пришлось заделывать Крису и Джону. Устав от его бесконечных ошибок, по окончании турне  "Power Of The Night" Джон, Крис и Док выдвинули предложение расстаться по-хорошему. Новым басистом стал Джонни Ли Мидлтон.

Успех обладает свойством кружить головы, подчас даже владельцам карусели. А владельцы Atlantic желали продать на Savatage как можно больше билетов. Как результат, совсем не глэмовый, как считают сами музыканты, и, кстати, весьма небезынтересный "Fight For The Rock" Jon & Co. ныне называют не иначе как "Fight for the nightmare". Записанный в лондонской студии под "мудрым" руководством некого Штефана Гэлфаса, впервые (!) продюсировавшего рок-группу, альбом получился более коммерческим и FM-ориентированным. Доходило до смешного: "Wishing Well", кавер Free, был записан только потому, что был любимой вещью босса Atlantic. На конверте LP группа предстала в идиотском глэмовом гриме; особенно курьезно смотрелся Док, тогда носивший ворошиловские усищи. Но эта "напасть на самом деле обернулась благом" (дословный перевод супер-популярного английского клише "Blessing in disguise", синоним нашего "нет худа без добра"). Просветление наступило довольно быстро, и больше никто со своими музвзглядами не влезал во владения "королей под горой", потому что следующим альбомом Savatage был "Hall Of The Mountain King"…

…Оцепенев от ужаса, юноши увидели, как темный силуэт схватил куртку Дарила, в которой лежали ключи от машины, и исчез в темноте одного из выходивших в холл коридоров. Страх стоил нескольких драгоценных секунд - бросившееся в погоню трио увидело лишь, как захлопывается стальная дверь в конце коридора. Пара отчаянных ударов была пустой тратой сил - дверь была заперта изнутри на засов. Сквозь крохотное зарешеченное смотровое оконце была видна неподвижная фигура человека с незажженной сигаретой в руке, отрешенно смотрящего в ночь. Ночь неожиданно обступила их, почти еще детей, паническим отчаянием и безнадежностью - они оставались в этом безлюдном месте с ней один на один. Внезапно взгляд Дарила упал на бесформенные в темноте очертания - подле порога лежала аккуратно сложенная джинсовка, а на ней только что распечатанная пачка Marlboro - в ней недоставало только одной сигареты.

- Чертов псих! - буркнул Джо, - валим отсюда!

- Подождите! - неожиданно для себя самого Дарил достал свою Zippo и толкнул ее в щель между дверью и полом. Остававшаяся до этого равнодушной к происходящему за дверью фигура слезла со своего подоконника, зажгла сигарету и аккуратно тем же путем отправила ее обратно.

- Тоже мне, мать Тереза! - привычный сердитый юношеский сарказм возвращался к Джо.

- Надо же было ему закурить.

- Кто он, по-твоему? - подал голос Томми.

- Его забыли, когда вывозили отсюда шизиков, не иначе.

- А может, его выпустили, и он вернулся сюда? - откидываясь к стене, высказал гипотезу Дарил. Разгадка, как это бывает редко, нашлась, и, как это бывает часто, нашлась случайно…

…Каждый альбом Sava продавался бОльшим тиражом, чем его предшественник. "Hall Of..." было продано 300.000 копий, и единственным произнесенным фэнами, самими "саватежевцами", прессой и воротилами Atlantic словом было одновременное "WOW!"  Так нестандартно и непохоже, как играл Крис на этом альбоме, больше за всю историю heavy не играл никто, даже он сам. Живость и "невымученность" композиций сочетались с мастерством и сыгранностью, которые снятся нынешним Magna Cartа'вским командам в самых слюновыделительных снах. Забойные рокерские smashers "24 Hours Ago", "The Price You Pay" шли в одном строю с григовскими гномами "Prelude To Madness" (это инструментал по мотивам известного каждому фанату Helloween фрагменту из оперы Грига "Hall Of The Mountain King", в нем по сюжету как раз гномы и идут маршем в свою пещеру), летали с "крамером" Криса в потрясающих мелодиях "Strange Wings", ну, а на троне восседал "Hall Of The Mountain King" - песня Savatage на все времена. Кроме того, во время маркшейдерских работ "под горой" был найден талантливейший поэт, рыцарь пульта и ленты и просто классный парень Пол О'Нейл, ставший с того момента бессменным продюсером и, по сути, пятым участником группы. Последовавший длительный "World Devastation Tour", где Sava выступили вместе с Maiden и Dio, привел группу в мировые чарты, а Джона - в ЛТП. "Thorazine - это такая дрянь, которую тебе колют вместо морфия, чтобы не особо сильно ломало. После него ходишь как сомнамбула по комнате, шаркая тапками". "Thorazine Shuffle" была уже на следующем альбоме, "Gutter Ballet", ознаменовавшем возвращение младшего Оливы в привычное измерение, появление в группе второго гитариста Кристофера Кэфри  (игравшего, правда, только в турне) и первых элементов AOR.

С "Gutter Ballet" Atlantic предпринял самое массирование "саватажирование" общественного мнения: "Ruling The Gutter Tour" длился два года, группа получила обширнейшую прессу, а один из двух клипов - театрализованный "Gutter Ballet" - нередко можно было видеть на MTV. Что, кстати, привело к значительной популяризации Savatage усилиями Дока, а точнее, попавшей в кадр его ударной установки - третья бочка неизменно обращала на себя внимание. Но трюк заключался в том, что хитрый Стив на ней… не играл. Как-то, подумав, что если "одна голова - хорошо, а две - лучше", Уокольц, почесав в затылке, пришел к выводу, что "три - еще лучше". "Рацпредложение" он опробовал во время турне 86-го года, играя одной педалью на двух басовых бочках. Звук вышел настолько умопомрачительным, что остальные попросили его закруглиться с экспериментами. Атавизм "бочка", меж тем, остался в теле его драм-устройства.

"Streets" стал первым "концептуальным" опытом группы - из последующих пяти концептуальными будут три альбома. Несомненно, одно из лучших творений группы не получило должного резонанса - в Европе, возможно, потому, что он затрагивал слишком американские проблемы, в Америке, возможно, потому, что это был "the year punk broke"… Меж тем это был "особый взлет" музыкального таланта Джона и Криса. "Я-то парень простой, это братья ходят, задрав носы - они прирожденные музыканты: они могут записать все что угодно начисто со второго подхода" (Мидлтон). Помимо значительно прибавивших в весе клавишных и некоторых гитарных партий, Джоном были прописаны и некоторые партии ударных - Стив и Джонни, записав весь альбом, отправились отдыхать домой, во Флориду. Беспокойные братцы же, тем временем, вдвоем полностью переписали (в более тяжелом ключе) вещь "DT Jesus" (в оригинале позднее появившуюся на сборнике "From The Dungeons To The Stage"), которая теперь называлась "Jesus Saves", и совершенно новую "Can You Hear Me Now". Со "Streets" начался "теперешний", навороченный саватажевский саунд, одними критикуемый как "попсовый", других доводящий до восторженного поросячьего визга. На "Streets", в скобках (заслуженно!) называвшемся "рок-опера", в явленный мир пришла нетленнейшая из нетленок в лице "Ghost In The Ruins", одна из самых высоко оцениваемых фэнами (Savatage ныне в Америке самая "интернетная" металлическая команда) "Believe" и любимая песня Джона "Tonight He Grins Again". Сюжет, придуманный Полом еще в 79-ом, был несколько изменен Джоном - с учетом некоторых автобиографических эпизодов собственного недалекого прошлого, воплощенных О'Нейлом в его лучшие, на сегодняшний день, стихи. "Streets" - это история талантливого музыканты по имени DT Jesus (от англ. downtown), прошедшего путь от драг-дилера до кумира молодежи, который, не приняв правил игры большого шоу-бизнеса, ушел из музыки и вновь попал в нью-йоркские трущобы. История о человеке, пережившем психологический надлом, а затем катарсис и воскрешение, станет впоследствии своего рода фирменным знаком Пола…

…Надпись на висевшем рядом с Дарилом ящике гласила "история болезни". Все остальные у соседних палат были пусты, и только досье Кевина Картера оказалось на месте. Человек, сидевший сейчас запершись в своей палате, был в прошлом фотокорреспондентом Рейтер, получившим однажды премию "Пулитцер", высшую награду в области журналистики.

Из пачки бумаг, которую Дарил вытащил из ящика, выпало несколько фотографий.

- Здесь написано, что он был фоторепортером в Судане, когда там рухнул просоветский режим, и разгорелась гражданская война. За один из опубликованных в Таймс снимков, сделанных им там, он получил "Пулитцер".

- Действительно, псих. Ему бы сейчас в Ритце сидеть, отмечать, а не в дурке прохлаждаться.

Фотография, которую Джо сейчас держал в руках, была сделана из проезжавшего мимо блокпоста журналистского "джипа". На ней человек в камуфляже стрелял из винтовки в снимавшего.

- За эту, что ли… Надо быть совсем чокнутым, чтобы фотографировать стреляющего в тебя.

- Нет, не за эту. Здесь написано, что причиной его коллапса послужила какая-то девочка.

- Все правильно. Погубивший свою судьбу из-за какой-то дурочки должен сидеть за семью замками… Хотя хороша. Но в мире полно симпатичных девок…

- Нет, здесь написано, что он сам порвал с ней. Дай сюда! - Дарил выхватил из рук Джо фото подружки Картера. В это время другая фотография, прилипшая к первой с другой стороны, отклеилась и упала на пол. С ужасом в глазах все трое смотрели на вырезанное из журнала фото, поднятое Томми…

…Зэк Стивенс, урожденный Закэри Трассел, родился в Бостоне под счастливой звездой, а затем стучал в барабан, проходя в бодро марширующей колонне Университета Южной Каролины напротив каких-то своих american празднеств, а вечером стучал в группе Wicked Witch по ударной установке. Но однажды услышав Джефа Тэйта, он передал палочки Джеффу Плейту, а сам принялся петь. Только звезда Зэка и О'Нейл знают, как последний нашел Стивенса - в 'Tage внезапно освободилось место вокалиста. 10 лет каждодневных нагрузок надорвали голосовые связки Оливы, и чтобы навсегда не потерять голос, Джон решил сделать передышку и освободить место у микрофона. Фэны групп с богатой историей редко принимают нового вокалиста, но звезда знала свое дело, и многим поклонникам 'Tage, несомненно, более поставленный голос Зэка стал даже роднее его предшественника. Но "Edge Of Thorns" стал действительной "терновым" для Savatage. Решивший переключиться на более доходную деятельность, нежели должность рок-ударника, Док покинул группу после записи альбома. Но это не было даже крупицей беды…

Tampa Times, 17.09.94.

"Житель Тампы осужден за непреднамеренное убийство рок-гитариста.

Гарт МакНами в пятницу предстал перед судом города Тампы по обвинению в непреднамеренном убийстве, которое он совершил в состоянии алкогольного опьянения. Окружной судья Клаудиа Айсом приговорила 39-летнего жителя Тампы к 5 годам лишения свободы и 200 часам общественных работ. МакНами повинен в смерти 30-летнего Кристофера "Криса" Оливы 17 октября 93-го года. МакНами, находившийся в состоянии сильного алкогольного опьянения, при попытке обогнать впереди идущий грузовик, врезался в ехавшую по встречной полосе "Мазду" Оливы выпуска 82-го года. Кристофер Олива, гитарист известной рок-группы Savatage, направлявшийся на ежегодный фестиваль "Livestock", скончался на месте. Его жена Дон получила многочисленные травмы, и до сего дня проходит курс лечения у себя дома во Флориде…"

На надгробии Криса высечены слова из "Believe": "I'll be right there, I'll never leave, all I ask of you is believe"…

…Это был снимок, принесший Кевину Картеру мировую известность. На фотографии была изображена 4-летняя негритянская девочка. Ее отец, простой крестьянин, был застрелен правительственным солдатом. Осиротевшая семья умирала с голоду. В 30 милях от их деревни  открылся пункт "Красного креста", в котором раздавали бесплатную еду. Мать и старший брат девочки умерли от истощения по дороге, не дойдя нескольких миль. Едва держась на ногах, она дошла до раздаточного пункта - все продукты на сегодня закончились. Силы покинули ее, и она упала, согнувшись, на колени. В этот момент стервятник сел подле нее и выжидающим взглядом смотрел ей прямо в глаза. В этот момент Кевин и сделал свое фото. Через несколько минут девочка умерла.

…Джон пришел в студию и начал записываться один. После долгих раздумий - продолжать или нет, он решил, что лучшим памятником брату будет продолжение его музыки. Остальные втянулись в процесс потом. В качестве гитариста был рекрутирован покинувший незадолго до этого Testament один из самых виртуозных гитаристов heavy metal Алекс Скольник. Партии ударных на "Handful Of Rain" были записаны Джоном - вакансию постоянного ударника удалось заполнить лишь перед самым отправлением в турне. Им стал уже знакомый нам Джефф Плейт. Снявшись в фотосессии к альбому и в клипе на заглавную вещь (для того, чтобы поддержать реноме "классического" состава 'Tage), Док, теперь уже окончательно, покинул группу. Вслед за ним, с блеском отыграв на гастролях, где он, к неудовольствию одного товарища, о котором будет сказано ниже, изменил все партии Криса, группу ради сольной карьеры в джаз-роке покинул и Алекс. А недовольным товарищем, всегда обожавшим манеру исполнения Криса, был другой Крис, Кэфри. Покинувший группу в 91-ом, он, вновь присоединяется к Savatage, теперь уже в качестве основного гитариста. Доукомплектуется коллектив и еще одним гитаристом - Элом Питрелли (ex-Alice Cooper, Widowmaker) и под руководством Джона (за клавишами) садится за запись "Dead Winter Dead"…

…Картер как-то признался одному своему другу, что спустя несколько месяцев после того, как он получил свой приз, он "сидел под деревом, курил одну сигарету за другой и плакал". Не в силах, в отличие от многих своих коллег-журналистов, примириться и пережить увиденное, он начал пить, затем употреблять все более сильные наркотики, пока, наконец, однажды его не вытащили из петли. После этого друзья поместили его в эту лечебницу. Как было записано в диагнозе,  мысль о том, что где-то в мире  продолжается война и убийства, была главной причиной его болезни. Мир стал слишком жесток для него. Но как раз в то время, когда он попал в лечебницу, заведение расформировывалось, а пациентов распределяли по небольшим, "семейным" лечебницам. Картер же покидать этот дом не хотел. И однажды пациент Кевин Картер исчез. На этом запись обрывалась.

..."Dead Winter Dead" стал триумфальным рывком Savatage на вершины европейских рок-чартов, в частности, в Германии с 1-го места был потеснен Blind Guardian, не выпускавший из рук пальму первенства в течение 5 (!) лет. Вновь концептуальный, альбом на этот раз был посвящен войне в Югославии и стал, наверное, самым оркестровым и "замороченным" альбомом в истории группы. Прокатившись с фурором по городам и весям Старого Света, "похэдлайнерствовав" на многих престижных метал-фестах, команда Джона Оливы решила не сбрасывать обороты, и под всеми парусами сразу же принялась за запись нового LP. "Wake Of Magellan", история старого моряка, выводящего свой ветхий корабль в открытое море, который предпочел стихию смерти на берегу, стал последним плаванием этого состава Savatage. Следующий альбом - рождавшийся в муках "Poets And Madmen", выйдет лишь спустя 4 года…

Отыграв тур "Wake Of... ", участники группы разбрелись кто куда по сольным проектам. Все, за вычетом Эла, участвовали в проекте О'Нейла "Trans-Siberian Orchestra", представлявший собой еще более оркестровый, клавишный и умиротворенный Savatage, в отличие от своего отца-прародителя, разошедшегося "золотыми" тиражами. Крис вдобавок засветился в сильно разрекламированном all-stars project Metalium и в компании с Джоном Вестом на очередном мейденовском трибьюте. Джон писал музыку для мюзикла "Романовы", поставленным одним чикагским театром. Когда же, наконец, блудные сыновья собрались вместе для записи "Poets And Madmen", оказалось, что не хватает Эла. Позарившись на предложение рыжего Дейва, Питрелли предпочел более дорогостоящий Megadeth. Но главной потерей стал Зэк, решивший после семилетних разъездов и сессий посвятить себя своему все прибавляющемуся семейству, и, как поговаривают злые языки, некоему сольному проекту. Удар был тяжек вдвойне - ведь "Poets... " был уже на полпути к выходу. Но Джон решил не затягивать и без того долгую паузу, и впервые за 8 лет вновь записал альбом Savatage с собой в качестве вокалиста.

…Новое турне Savatage сейчас в самом разгаре. Место за микрофонной стойкой занял молодой, никому доселе не известный певец по имени Дэмонд Джиния, голос которого, по утверждению побывавших на концертах, несравним даже с голосом Зэка. Музыка Криса шагнула в новое тысячелетие…

…So throw back your hair and let the wind rush by and you're ALIVE.

("You're Alive")

Post Script. Через несколько месяцев друзья прочли в новостях, о том, что покончил жизнь самоубийством м-р Кевин Картер, лауреат премии "Пулицер". Дарил решил вновь навестить заброшенный госпиталь. Со времени их посещения в нем все осталось, как прежде. Постояв около бывшей двери Кевина и уже собравшись уходить, он вновь, повинуясь какому-то странному чувству, вернулся и оставил у порога не начатую пачку Marlboro. Он приехал туда вновь через год и нашел пачку открытой - недоставало всего лишь одной сигареты. Каждый год с тех пор, в один и тот же день, он приезжает в заброшенное здание, оставляет новую пачку и забирает старую, уменьшившуюся всего на одну сигарету…

Storyline of "Poets And Madmen" written by Paul O'Neil. Freely interpreted by Fingolfin.

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ



ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

Всё о мире тяжёлой музыки, металле, альтернативе и Ню-метале. Добро пожаловать на территорию для настоящих хардкорных мужчин, которые знают толк в железных рифах. Последние новости отечественной и зарубежной рок-сцены, обзоры новых музыкальных альбомов, дебюты и возрождения, распады и воссоединения самых заметных и талантливых групп этого и прошлого столетия! Металлика уже не торт? Дэйв Гролл – лучший барабанщик планеты? Что думает Оззи Осборн о Джастине Бибере? Это ТОТАЛМЕТАЛ! Это – мы! Добро пожаловать!

... A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-Я

Created by TMN Team, MCMXCXIX-MMVIII