TMN

Total Metal Net

Louder than before!
Rambler's Top100
Анонсы
Новости
Рецензии
Статьи
Группы
Викторина
Проект
TMN предлагает
К посетителям
ALIVE
Архив
Контакты

На правах рекламы:
Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - W.A.S.P.: STILL NOT UNHOLY ENOUGH

TOTAL METAL TALES

Fingolfin

STILL NOT UNHOLY ENOUGH

"Сижу, смотрю себе промеж ног…" От такой ответной реплики на механическое "How are you?" Данте Боннуто, будущий заместитель редактора Kerrang! и будущий же биограф W.A.S.P., а пока штатный журналист "большого К!", чуть не упал со своего рабочего места в редакции в лондонском Ковентри. На другом конце провода по ту сторону Атлантики в лос-анжелесском отеле был Блэки Лоулесс, главарь, как метко подметила журналистка все того же Кerrang! Лаура Кэньон, "самой безбашенной, самой агрессивной и самой дикой НМ-банды, когда-либо выползавшей из канализации Лос-Анджелеса". С такими словами Блэки предстал миру в интервью одному из крупнейших музыкальных изданий в июле 83-го – с тем лишь, чтобы несколько месяцев спустя и вовсе шокировать общественность синглом "Animal (Fuck Like A Beast)" и раз и навсегда застолбить себе место шок-группы №1 в heavy metal. Спустя шестнадцать лет Блэки, поняв, что надо возвращаться к корням, решил вновь бросить взгляд на источник своего вдохновения.

"I've always been an ANGRY songwriter", - не раз говорил Блэки, и лучше бы про себя сказать не мог. В этом самоопределении, по сути, кроется причина, по которой Блэки удалось сделать W.A.S.P. тем, чем он есть – одной из лучших команд heavy metal за все годы существования жанра. W.A.S.P. был грубым и лиричным, откровенно хулиганским и вызывающим, социально-злободневным и философским, но никогда "политкорректным". За что его и любили одни и ненавидели другие. Группой с высоких вашингтонских трибун пугали родителей, в то время как их пребывающие в переходном возрасте чада бесновались на концертах банды Лоулесса. Сам же капитан пребывал "над схваткой", не взирая на лица и не прислушиваясь к доброжелателям.

"За все годы, что мы провели на Capitol, я видел в студии людей из компании 6 раз. 4 раза я сам приглашал их, еще два раза они ввалились по собственной инициативе. Я дал им понять, что их присутствие меня не возбуждает". "Когда ты пишешь песню, ты никогда не знаешь, что хочешь увидеть в итоге. Это происходит на уровне инстинктов, идет от сердца… Ведь ты пишешь музыку даже не для слушателей, а, главным образом, для себя. Главное – быть искренним с самим собой".

Искренность по Лоулессу называется "рок-н-ролл". "Если рок мертв – похороните меня вместе с ним" ("Rock'n'roll To Death"). Но, в отличие, от Кобейна и Мэнсона, хоронить ни себя, ни W.A.S.P., ни рок-н-ролл Лоулесс не собирался. И однажды, а если быть точным, году где-то в 98-ом, он решил, что W.A.S.P. и рок-н-ролл, как святая троица, неделимы. Что W.A.S.P. должен звучать так, как звучал в начале 80-х – агрессивно, бескомпромиссно, вызывающе. И выдал на гора неочищенный, как технический спирт, 100%-й сырой рок-н-ролл: "Helldorado". С рабочим названием "Don't Cry, Just Suck". "После одного из концертов захожу я в наш автобус и застаю в нем Криса, которому какая-то подруга делает минет и тихонько при этом всхлипывает. Уже поднабравшийся Холмс бросает ей эту фразу: "Don't cry, just suck!" Это было настолько же смешно, насколько жестоко. Я катался по полу от смеха". Эй, поборники высокой нравственности, кто вдруг не слышал "Helldorado", вам еще что-то не ясно?!

В силу разных причин "Helldorado", хоть и разошелся тиражом в 50.000 копий, особого резонанса не вызвал. "Все, что не убивает тебя, то делает сильнее" – Блэки лишь извлек из этого уроки. Он работал над "Unholy Terror" 14 месяцев, работал буквально над каждой нотой.

"Это очень "многослойный" альбом. На "Let It Roar" в соло-секции наложена 21 гитара! В ритм-секции есть проход в 3 квадранта, когда одну и ту же тему играет 6 гитар и т.д., и т.д. Мы работали скрупулезно над каждой мельчайшей фишкой. Многие слушатели навряд ли даже заметят их, но если бы мы облажались даже в таких мелочах, то любители выискать соломинку в чужом глазу заметили бы их мгновенно".

Не заметят. В наслоениях "Unholy Terror" видны все слои всего хорошего, что было за 17-летнюю историю группы, и ничего плохого (KFD – R.I.P.!) Этот альбом мы ждали, ждали жадно и давно. Итак...

"Let It Roar" – открывает альбом. "Второй раз в жизни я написал, что называется, гимн. Я не писал такой вещи со времен "I Wanna Be Somebody". Это даже не столько песня, сколько "призыв к действию" – в текстовом плане, и "стена звука" – в музыкальном". Как и было сказано", "opener" обрушивается на слушателя таким мощным потоком, каким на взявшегося попижонить незадачливого туриста обрушивается небольшой горный водопад. Совершеннейшая вещь для начала концерта – более того, одна из тех песен, которые создают атмосферу концертного зала не только в твоей комнате, но и в соседской квартире.

"Hate To Love Me" – "Вещь, которая вполне могла бы быть на нашем первом альбоме", - еще один зажигательный рок-н-ролл, с коротким вступлением органа в духе URIAH HEEP. "Этого интро вообще-то не должно было быть. Первоначально я планировал вставить орган только в припев. Вставил. Мне понравилось и я вставил его еще раз – в куплет. В итоге я отыграл на клавишах всю песню – мы просто забыли вырезать этот фрагмент из начала. Но на японском варианте CD его не будет".

"Loco-motive Man (Baby Killers)" – "Как мне кажется, первое, что придет слушателям в голову – что это песня о детях, таскающих оружие в школу. За последние несколько лет такие случаи более чем участились. Но как мне видится, это лишь симптом, а не причина заболевания. Болезнь – это родители, уделяющие мало внимания своим детям. Я не могу себе представить, как бы я стал делать бомбу в подвале своего дома. Да у моей матери были глаза на затылке! Она знала про меня все наперед, она знала, когда я д...ил у себя в спальне! Так что мне трудно представить себе, как такое может быть. Не хочу показаться циничным, но это правда – родители погибших детей продолжают вести себя после их смерти так же, как вели себя при жизни, а именно слагают с себя ответственность за то, что они должны были сделать, но не сделали. Они готовы признать виноватыми кого угодно, только не себя, не желая сознаться, что они не дали ребенку того, в чем он больше всего нуждался. На "Crimson Idol" и, отчасти, на "Headless Children" я уже озвучивал вещи, о которых говорю сейчас. В своем творчестве я часто касался темы подростка, который буквально кричит окружающим: "Посмотрите на меня! Уделите мне хоть сколько-нибудь внимания, и тогда, может быть, не случится непоправимое".

Сам же Блэки вырос в семье, где забота была столь назойливой, что ее правильней было бы назвать контролем. В первую очередь это касалось вопросов религии – крайне религиозная мать, дед – священник, дядя – дьякон... В 18 лет Блэки покидает лоно церкви и на несколько лет окунается с головой в оккультизм, пока вдруг не понимает, что сменил одну тюрьму на другую. На многие годы религия ушла из его жизни. Внезапно для многих, если не сказать для всех, Блэки обратился к теме религии, а точнее к теме религиозного и политического насилия над личностью. И сделал это в своей обычной, шокирующей манере, теперь с богохульными нотками: "Unholy Terror" – вы уже слышите скрежет консервативных зубов?

"Богохульство, собственно, не было моей целью. Я не хочу оскорблять чужие религиозные пристрастия, я просто хочу сказать людям: "Думайте самостоятельно, не стремитесь с готовностью проглотить заранее приготовленную религиозную и политическую лапшу! Ищите ответы на свои вопросы сами – вот мораль этой истории". Но оставим мораль предпенсионным дамам – это их принадлежность (им просто больше нечего делать!). Для таких харизматических личностей, как Блэки Лоулесс, мораль и аморальность есть понятия из области теории относительности. Кстати, наш герой имеет весьма любопытное представление о том, что есть харизма…

"Если вы прочтете текст "Харизмы", то увидите, что повествование ведется от первого лица, как если бы харизма была неким существом. И это существо переходит от одного человека к другому, поселяется в теле и покидает его ради другого. Нечто вроде паразита. Ведь, когда мы говорим о харизме, мы думаем о каком-нибудь известном спортсмене или популярном актере – "вот этот человек обладает харизмой". Но в харизме есть и темная сторона, она чем-то сродни тому болезненному любопытству, которое испытывает человек при виде жертв автомобильной аварии – он просто не может отвести глаз. В буклете CD в "Unholy Terror" и "Charisma" напротив каждой строчки вы найдете имена "героев" – тех, о ком я думал, когда писал тот или иной фрагмент – от Маркса и Торквемады до убийцы Леннона и Чарли Мэнсона – в ком "воплотилась" харизма".

Кстати об убийствах – что же за W.A.S.P. без елочки, тьфу, без крови? И еще. Кто же все-таки убил школьницу Лору Палмер – малышку Джейн? "Who Slayed Baby Jane?" – "Смотрел я как-то интервью с Диком Буткисом (игрок в американский футбол - прим. ALIVE). Репортер спрашивает его, о чем тот думает, когда находится на поле. "Вы помните фильм "Что случилось с малышкой Джейн?", - отвечает он. "Там есть момент, когда голова начинает медленно катиться по ступеням. Вот об этом и думаю. Каждый раз, когда я в кого-нибудь врезаюсь, мне на ум приходит слетающая с плеч голова". И тут я подумал: "У-у-у! Надо про это песню написать!" Так что я охарактеризовал бы настроение этой песни как истерику".

А после истерики наступает эйфория. Плавная и тягучая как вино эйфория, длиной всего в три минуты, но растягивающаяся на всю ночь, когда время становится совсем непонятным и отвлеченным. Она щиплет струны то ли испанской, то ли электрической гитары, постукивает в глухой барабан – там-та-дам – это в "одиночестве" едет "планет караван". По всеобщему мнению, самая выпадающая из концепции альбома, и по тому же мнению, самая интересная на нем вещь. "Я написал эту песню за один подход – первый раз в жизни; для меня написание песни – длительный процесс, построение карточного домика, когда одни идеи строятся на других, и так пока не достигнешь вершины. "Эйфория" – это когда я полностью освободил свой мозг от всего, что в нем было, и оно пришло само собой, я записал песню, посмотрел, как развиваются, чередуются аккорды, и был в восторге – это было что-то, о чем бы я раньше даже не мог подумать. Эта композиция совсем не вписывается в альбом – это некое потакание художественным слабостям! – поэтому я поставил ее между двумя быстрыми вещами: "Who Slayed Baby Jane?" и "Ravenheart".

"Ravenheart" – ну все-таки, как звуки "Headless Children" греют нам душу! Кстати, о "Headless". От того времени остались не только вечно молодые воспоминания…

"Evermore" – "Эта песня задумывалась как реприза "Forever Free", но не попала на альбом по нескольким причинам… главным образом потому, что меня не устраивал текст. "Evermore" о гипотезе, что мы уже жили много раз на этой Земле. Не то что бы я верю в переселение душ, но я нашел эту тему интересной. Я хотел бы верить".

…Все-таки Блэки удивительный человек. В чем-то даже олицетворение современного рок-н-ролла: бесшабашное и дикое мирно уживается с артистом и интеллектуалом. Ну, скажите, кто еще может писать песни о религиозной терпимости и поливать себя на сцене бутафорской кровью и насаживать на торчащее промеж ног лезвие маленькие сморщенные эмбриончики? Только настоящий рокер! Да и сам Блэки не видит здесь противоречия. "Я не отношусь к тем группам, которые используют сцену как кафедру для пропаганды каких бы то ни было телег. Я не проповедник. Я могу предложить слушателю ту или иную тему, могу давать какие-то комментарии, но ведь это разные вещи, не правда ли? Я вышел из очень религиозной семьи, я знаю на своей шкуре, каково это, когда тебе день ото дня вдалбливают в башку одну и ту же мысль. И то, о чем ты говоришь людям на альбоме и то, что ты делаешь на концерте – две разные вещи, меж тем не противоречащие друг другу. Покупая пластинку, люди подставляют свои уши, прислушиваясь к твоим словам. Но на концерт они приходят получать удовольствие: ведь в этом и есть рок-н-ролл – лови свой кайф!" И последняя композиция на альбоме, "Wasted White Boys", возвращает нас туда, с чего мы начали – в сырой, "концертный", безбашенный рок-н-ролл, после которого остается только вспомнить бесподобного Криса Холмса : "What's the big fucking deal!"

При подготовке статьи использованы фрагменты интервью, в разное время взятых представителями международного фэн-клуба группы - W.A.S.P. Nation.

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ






Rambler's Top100
[an error occurred while processing this directive]
Powered by ALIVE

TOTAL METAL TALES

Fingolfin

STILL NOT UNHOLY ENOUGH

"Сижу, смотрю себе промеж ног…" От такой ответной реплики на механическое "How are you?" Данте Боннуто, будущий заместитель редактора Kerrang! и будущий же биограф W.A.S.P., а пока штатный журналист "большого К!", чуть не упал со своего рабочего места в редакции в лондонском Ковентри. На другом конце провода по ту сторону Атлантики в лос-анжелесском отеле был Блэки Лоулесс, главарь, как метко подметила журналистка все того же Кerrang! Лаура Кэньон, "самой безбашенной, самой агрессивной и самой дикой НМ-банды, когда-либо выползавшей из канализации Лос-Анджелеса". С такими словами Блэки предстал миру в интервью одному из крупнейших музыкальных изданий в июле 83-го – с тем лишь, чтобы несколько месяцев спустя и вовсе шокировать общественность синглом "Animal (Fuck Like A Beast)" и раз и навсегда застолбить себе место шок-группы №1 в heavy metal. Спустя шестнадцать лет Блэки, поняв, что надо возвращаться к корням, решил вновь бросить взгляд на источник своего вдохновения.

"I've always been an ANGRY songwriter", - не раз говорил Блэки, и лучше бы про себя сказать не мог. В этом самоопределении, по сути, кроется причина, по которой Блэки удалось сделать W.A.S.P. тем, чем он есть – одной из лучших команд heavy metal за все годы существования жанра. W.A.S.P. был грубым и лиричным, откровенно хулиганским и вызывающим, социально-злободневным и философским, но никогда "политкорректным". За что его и любили одни и ненавидели другие. Группой с высоких вашингтонских трибун пугали родителей, в то время как их пребывающие в переходном возрасте чада бесновались на концертах банды Лоулесса. Сам же капитан пребывал "над схваткой", не взирая на лица и не прислушиваясь к доброжелателям.

"За все годы, что мы провели на Capitol, я видел в студии людей из компании 6 раз. 4 раза я сам приглашал их, еще два раза они ввалились по собственной инициативе. Я дал им понять, что их присутствие меня не возбуждает". "Когда ты пишешь песню, ты никогда не знаешь, что хочешь увидеть в итоге. Это происходит на уровне инстинктов, идет от сердца… Ведь ты пишешь музыку даже не для слушателей, а, главным образом, для себя. Главное – быть искренним с самим собой".

Искренность по Лоулессу называется "рок-н-ролл". "Если рок мертв – похороните меня вместе с ним" ("Rock'n'roll To Death"). Но, в отличие, от Кобейна и Мэнсона, хоронить ни себя, ни W.A.S.P., ни рок-н-ролл Лоулесс не собирался. И однажды, а если быть точным, году где-то в 98-ом, он решил, что W.A.S.P. и рок-н-ролл, как святая троица, неделимы. Что W.A.S.P. должен звучать так, как звучал в начале 80-х – агрессивно, бескомпромиссно, вызывающе. И выдал на гора неочищенный, как технический спирт, 100%-й сырой рок-н-ролл: "Helldorado". С рабочим названием "Don't Cry, Just Suck". "После одного из концертов захожу я в наш автобус и застаю в нем Криса, которому какая-то подруга делает минет и тихонько при этом всхлипывает. Уже поднабравшийся Холмс бросает ей эту фразу: "Don't cry, just suck!" Это было настолько же смешно, насколько жестоко. Я катался по полу от смеха". Эй, поборники высокой нравственности, кто вдруг не слышал "Helldorado", вам еще что-то не ясно?!

В силу разных причин "Helldorado", хоть и разошелся тиражом в 50.000 копий, особого резонанса не вызвал. "Все, что не убивает тебя, то делает сильнее" – Блэки лишь извлек из этого уроки. Он работал над "Unholy Terror" 14 месяцев, работал буквально над каждой нотой.

"Это очень "многослойный" альбом. На "Let It Roar" в соло-секции наложена 21 гитара! В ритм-секции есть проход в 3 квадранта, когда одну и ту же тему играет 6 гитар и т.д., и т.д. Мы работали скрупулезно над каждой мельчайшей фишкой. Многие слушатели навряд ли даже заметят их, но если бы мы облажались даже в таких мелочах, то любители выискать соломинку в чужом глазу заметили бы их мгновенно".

Не заметят. В наслоениях "Unholy Terror" видны все слои всего хорошего, что было за 17-летнюю историю группы, и ничего плохого (KFD – R.I.P.!) Этот альбом мы ждали, ждали жадно и давно. Итак...

"Let It Roar" – открывает альбом. "Второй раз в жизни я написал, что называется, гимн. Я не писал такой вещи со времен "I Wanna Be Somebody". Это даже не столько песня, сколько "призыв к действию" – в текстовом плане, и "стена звука" – в музыкальном". Как и было сказано", "opener" обрушивается на слушателя таким мощным потоком, каким на взявшегося попижонить незадачливого туриста обрушивается небольшой горный водопад. Совершеннейшая вещь для начала концерта – более того, одна из тех песен, которые создают атмосферу концертного зала не только в твоей комнате, но и в соседской квартире.

"Hate To Love Me" – "Вещь, которая вполне могла бы быть на нашем первом альбоме", - еще один зажигательный рок-н-ролл, с коротким вступлением органа в духе URIAH HEEP. "Этого интро вообще-то не должно было быть. Первоначально я планировал вставить орган только в припев. Вставил. Мне понравилось и я вставил его еще раз – в куплет. В итоге я отыграл на клавишах всю песню – мы просто забыли вырезать этот фрагмент из начала. Но на японском варианте CD его не будет".

"Loco-motive Man (Baby Killers)" – "Как мне кажется, первое, что придет слушателям в голову – что это песня о детях, таскающих оружие в школу. За последние несколько лет такие случаи более чем участились. Но как мне видится, это лишь симптом, а не причина заболевания. Болезнь – это родители, уделяющие мало внимания своим детям. Я не могу себе представить, как бы я стал делать бомбу в подвале своего дома. Да у моей матери были глаза на затылке! Она знала про меня все наперед, она знала, когда я д...ил у себя в спальне! Так что мне трудно представить себе, как такое может быть. Не хочу показаться циничным, но это правда – родители погибших детей продолжают вести себя после их смерти так же, как вели себя при жизни, а именно слагают с себя ответственность за то, что они должны были сделать, но не сделали. Они готовы признать виноватыми кого угодно, только не себя, не желая сознаться, что они не дали ребенку того, в чем он больше всего нуждался. На "Crimson Idol" и, отчасти, на "Headless Children" я уже озвучивал вещи, о которых говорю сейчас. В своем творчестве я часто касался темы подростка, который буквально кричит окружающим: "Посмотрите на меня! Уделите мне хоть сколько-нибудь внимания, и тогда, может быть, не случится непоправимое".

Сам же Блэки вырос в семье, где забота была столь назойливой, что ее правильней было бы назвать контролем. В первую очередь это касалось вопросов религии – крайне религиозная мать, дед – священник, дядя – дьякон... В 18 лет Блэки покидает лоно церкви и на несколько лет окунается с головой в оккультизм, пока вдруг не понимает, что сменил одну тюрьму на другую. На многие годы религия ушла из его жизни. Внезапно для многих, если не сказать для всех, Блэки обратился к теме религии, а точнее к теме религиозного и политического насилия над личностью. И сделал это в своей обычной, шокирующей манере, теперь с богохульными нотками: "Unholy Terror" – вы уже слышите скрежет консервативных зубов?

"Богохульство, собственно, не было моей целью. Я не хочу оскорблять чужие религиозные пристрастия, я просто хочу сказать людям: "Думайте самостоятельно, не стремитесь с готовностью проглотить заранее приготовленную религиозную и политическую лапшу! Ищите ответы на свои вопросы сами – вот мораль этой истории". Но оставим мораль предпенсионным дамам – это их принадлежность (им просто больше нечего делать!). Для таких харизматических личностей, как Блэки Лоулесс, мораль и аморальность есть понятия из области теории относительности. Кстати, наш герой имеет весьма любопытное представление о том, что есть харизма…

"Если вы прочтете текст "Харизмы", то увидите, что повествование ведется от первого лица, как если бы харизма была неким существом. И это существо переходит от одного человека к другому, поселяется в теле и покидает его ради другого. Нечто вроде паразита. Ведь, когда мы говорим о харизме, мы думаем о каком-нибудь известном спортсмене или популярном актере – "вот этот человек обладает харизмой". Но в харизме есть и темная сторона, она чем-то сродни тому болезненному любопытству, которое испытывает человек при виде жертв автомобильной аварии – он просто не может отвести глаз. В буклете CD в "Unholy Terror" и "Charisma" напротив каждой строчки вы найдете имена "героев" – тех, о ком я думал, когда писал тот или иной фрагмент – от Маркса и Торквемады до убийцы Леннона и Чарли Мэнсона – в ком "воплотилась" харизма".

Кстати об убийствах – что же за W.A.S.P. без елочки, тьфу, без крови? И еще. Кто же все-таки убил школьницу Лору Палмер – малышку Джейн? "Who Slayed Baby Jane?" – "Смотрел я как-то интервью с Диком Буткисом (игрок в американский футбол - прим. ALIVE). Репортер спрашивает его, о чем тот думает, когда находится на поле. "Вы помните фильм "Что случилось с малышкой Джейн?", - отвечает он. "Там есть момент, когда голова начинает медленно катиться по ступеням. Вот об этом и думаю. Каждый раз, когда я в кого-нибудь врезаюсь, мне на ум приходит слетающая с плеч голова". И тут я подумал: "У-у-у! Надо про это песню написать!" Так что я охарактеризовал бы настроение этой песни как истерику".

А после истерики наступает эйфория. Плавная и тягучая как вино эйфория, длиной всего в три минуты, но растягивающаяся на всю ночь, когда время становится совсем непонятным и отвлеченным. Она щиплет струны то ли испанской, то ли электрической гитары, постукивает в глухой барабан – там-та-дам – это в "одиночестве" едет "планет караван". По всеобщему мнению, самая выпадающая из концепции альбома, и по тому же мнению, самая интересная на нем вещь. "Я написал эту песню за один подход – первый раз в жизни; для меня написание песни – длительный процесс, построение карточного домика, когда одни идеи строятся на других, и так пока не достигнешь вершины. "Эйфория" – это когда я полностью освободил свой мозг от всего, что в нем было, и оно пришло само собой, я записал песню, посмотрел, как развиваются, чередуются аккорды, и был в восторге – это было что-то, о чем бы я раньше даже не мог подумать. Эта композиция совсем не вписывается в альбом – это некое потакание художественным слабостям! – поэтому я поставил ее между двумя быстрыми вещами: "Who Slayed Baby Jane?" и "Ravenheart".

"Ravenheart" – ну все-таки, как звуки "Headless Children" греют нам душу! Кстати, о "Headless". От того времени остались не только вечно молодые воспоминания…

"Evermore" – "Эта песня задумывалась как реприза "Forever Free", но не попала на альбом по нескольким причинам… главным образом потому, что меня не устраивал текст. "Evermore" о гипотезе, что мы уже жили много раз на этой Земле. Не то что бы я верю в переселение душ, но я нашел эту тему интересной. Я хотел бы верить".

…Все-таки Блэки удивительный человек. В чем-то даже олицетворение современного рок-н-ролла: бесшабашное и дикое мирно уживается с артистом и интеллектуалом. Ну, скажите, кто еще может писать песни о религиозной терпимости и поливать себя на сцене бутафорской кровью и насаживать на торчащее промеж ног лезвие маленькие сморщенные эмбриончики? Только настоящий рокер! Да и сам Блэки не видит здесь противоречия. "Я не отношусь к тем группам, которые используют сцену как кафедру для пропаганды каких бы то ни было телег. Я не проповедник. Я могу предложить слушателю ту или иную тему, могу давать какие-то комментарии, но ведь это разные вещи, не правда ли? Я вышел из очень религиозной семьи, я знаю на своей шкуре, каково это, когда тебе день ото дня вдалбливают в башку одну и ту же мысль. И то, о чем ты говоришь людям на альбоме и то, что ты делаешь на концерте – две разные вещи, меж тем не противоречащие друг другу. Покупая пластинку, люди подставляют свои уши, прислушиваясь к твоим словам. Но на концерт они приходят получать удовольствие: ведь в этом и есть рок-н-ролл – лови свой кайф!" И последняя композиция на альбоме, "Wasted White Boys", возвращает нас туда, с чего мы начали – в сырой, "концертный", безбашенный рок-н-ролл, после которого остается только вспомнить бесподобного Криса Холмса : "What's the big fucking deal!"

При подготовке статьи использованы фрагменты интервью, в разное время взятых представителями международного фэн-клуба группы - W.A.S.P. Nation.

<<  >>


Total Metal Net - Тяжелая музыка. Взгляд из России. - W.A.S.P.: STILL NOT UNHOLY ENOUGH

TOTAL METAL TALES

Fingolfin

STILL NOT UNHOLY ENOUGH

"Сижу, смотрю себе промеж ног…" От такой ответной реплики на механическое "How are you?" Данте Боннуто, будущий заместитель редактора Kerrang! и будущий же биограф W.A.S.P., а пока штатный журналист "большого К!", чуть не упал со своего рабочего места в редакции в лондонском Ковентри. На другом конце провода по ту сторону Атлантики в лос-анжелесском отеле был Блэки Лоулесс, главарь, как метко подметила журналистка все того же Кerrang! Лаура Кэньон, "самой безбашенной, самой агрессивной и самой дикой НМ-банды, когда-либо выползавшей из канализации Лос-Анджелеса". С такими словами Блэки предстал миру в интервью одному из крупнейших музыкальных изданий в июле 83-го – с тем лишь, чтобы несколько месяцев спустя и вовсе шокировать общественность синглом "Animal (Fuck Like A Beast)" и раз и навсегда застолбить себе место шок-группы №1 в heavy metal. Спустя шестнадцать лет Блэки, поняв, что надо возвращаться к корням, решил вновь бросить взгляд на источник своего вдохновения.

"I've always been an ANGRY songwriter", - не раз говорил Блэки, и лучше бы про себя сказать не мог. В этом самоопределении, по сути, кроется причина, по которой Блэки удалось сделать W.A.S.P. тем, чем он есть – одной из лучших команд heavy metal за все годы существования жанра. W.A.S.P. был грубым и лиричным, откровенно хулиганским и вызывающим, социально-злободневным и философским, но никогда "политкорректным". За что его и любили одни и ненавидели другие. Группой с высоких вашингтонских трибун пугали родителей, в то время как их пребывающие в переходном возрасте чада бесновались на концертах банды Лоулесса. Сам же капитан пребывал "над схваткой", не взирая на лица и не прислушиваясь к доброжелателям.

"За все годы, что мы провели на Capitol, я видел в студии людей из компании 6 раз. 4 раза я сам приглашал их, еще два раза они ввалились по собственной инициативе. Я дал им понять, что их присутствие меня не возбуждает". "Когда ты пишешь песню, ты никогда не знаешь, что хочешь увидеть в итоге. Это происходит на уровне инстинктов, идет от сердца… Ведь ты пишешь музыку даже не для слушателей, а, главным образом, для себя. Главное – быть искренним с самим собой".

Искренность по Лоулессу называется "рок-н-ролл". "Если рок мертв – похороните меня вместе с ним" ("Rock'n'roll To Death"). Но, в отличие, от Кобейна и Мэнсона, хоронить ни себя, ни W.A.S.P., ни рок-н-ролл Лоулесс не собирался. И однажды, а если быть точным, году где-то в 98-ом, он решил, что W.A.S.P. и рок-н-ролл, как святая троица, неделимы. Что W.A.S.P. должен звучать так, как звучал в начале 80-х – агрессивно, бескомпромиссно, вызывающе. И выдал на гора неочищенный, как технический спирт, 100%-й сырой рок-н-ролл: "Helldorado". С рабочим названием "Don't Cry, Just Suck". "После одного из концертов захожу я в наш автобус и застаю в нем Криса, которому какая-то подруга делает минет и тихонько при этом всхлипывает. Уже поднабравшийся Холмс бросает ей эту фразу: "Don't cry, just suck!" Это было настолько же смешно, насколько жестоко. Я катался по полу от смеха". Эй, поборники высокой нравственности, кто вдруг не слышал "Helldorado", вам еще что-то не ясно?!

В силу разных причин "Helldorado", хоть и разошелся тиражом в 50.000 копий, особого резонанса не вызвал. "Все, что не убивает тебя, то делает сильнее" – Блэки лишь извлек из этого уроки. Он работал над "Unholy Terror" 14 месяцев, работал буквально над каждой нотой.

"Это очень "многослойный" альбом. На "Let It Roar" в соло-секции наложена 21 гитара! В ритм-секции есть проход в 3 квадранта, когда одну и ту же тему играет 6 гитар и т.д., и т.д. Мы работали скрупулезно над каждой мельчайшей фишкой. Многие слушатели навряд ли даже заметят их, но если бы мы облажались даже в таких мелочах, то любители выискать соломинку в чужом глазу заметили бы их мгновенно".

Не заметят. В наслоениях "Unholy Terror" видны все слои всего хорошего, что было за 17-летнюю историю группы, и ничего плохого (KFD – R.I.P.!) Этот альбом мы ждали, ждали жадно и давно. Итак...

"Let It Roar" – открывает альбом. "Второй раз в жизни я написал, что называется, гимн. Я не писал такой вещи со времен "I Wanna Be Somebody". Это даже не столько песня, сколько "призыв к действию" – в текстовом плане, и "стена звука" – в музыкальном". Как и было сказано", "opener" обрушивается на слушателя таким мощным потоком, каким на взявшегося попижонить незадачливого туриста обрушивается небольшой горный водопад. Совершеннейшая вещь для начала концерта – более того, одна из тех песен, которые создают атмосферу концертного зала не только в твоей комнате, но и в соседской квартире.

"Hate To Love Me" – "Вещь, которая вполне могла бы быть на нашем первом альбоме", - еще один зажигательный рок-н-ролл, с коротким вступлением органа в духе URIAH HEEP. "Этого интро вообще-то не должно было быть. Первоначально я планировал вставить орган только в припев. Вставил. Мне понравилось и я вставил его еще раз – в куплет. В итоге я отыграл на клавишах всю песню – мы просто забыли вырезать этот фрагмент из начала. Но на японском варианте CD его не будет".

"Loco-motive Man (Baby Killers)" – "Как мне кажется, первое, что придет слушателям в голову – что это песня о детях, таскающих оружие в школу. За последние несколько лет такие случаи более чем участились. Но как мне видится, это лишь симптом, а не причина заболевания. Болезнь – это родители, уделяющие мало внимания своим детям. Я не могу себе представить, как бы я стал делать бомбу в подвале своего дома. Да у моей матери были глаза на затылке! Она знала про меня все наперед, она знала, когда я д...ил у себя в спальне! Так что мне трудно представить себе, как такое может быть. Не хочу показаться циничным, но это правда – родители погибших детей продолжают вести себя после их смерти так же, как вели себя при жизни, а именно слагают с себя ответственность за то, что они должны были сделать, но не сделали. Они готовы признать виноватыми кого угодно, только не себя, не желая сознаться, что они не дали ребенку того, в чем он больше всего нуждался. На "Crimson Idol" и, отчасти, на "Headless Children" я уже озвучивал вещи, о которых говорю сейчас. В своем творчестве я часто касался темы подростка, который буквально кричит окружающим: "Посмотрите на меня! Уделите мне хоть сколько-нибудь внимания, и тогда, может быть, не случится непоправимое".

Сам же Блэки вырос в семье, где забота была столь назойливой, что ее правильней было бы назвать контролем. В первую очередь это касалось вопросов религии – крайне религиозная мать, дед – священник, дядя – дьякон... В 18 лет Блэки покидает лоно церкви и на несколько лет окунается с головой в оккультизм, пока вдруг не понимает, что сменил одну тюрьму на другую. На многие годы религия ушла из его жизни. Внезапно для многих, если не сказать для всех, Блэки обратился к теме религии, а точнее к теме религиозного и политического насилия над личностью. И сделал это в своей обычной, шокирующей манере, теперь с богохульными нотками: "Unholy Terror" – вы уже слышите скрежет консервативных зубов?

"Богохульство, собственно, не было моей целью. Я не хочу оскорблять чужие религиозные пристрастия, я просто хочу сказать людям: "Думайте самостоятельно, не стремитесь с готовностью проглотить заранее приготовленную религиозную и политическую лапшу! Ищите ответы на свои вопросы сами – вот мораль этой истории". Но оставим мораль предпенсионным дамам – это их принадлежность (им просто больше нечего делать!). Для таких харизматических личностей, как Блэки Лоулесс, мораль и аморальность есть понятия из области теории относительности. Кстати, наш герой имеет весьма любопытное представление о том, что есть харизма…

"Если вы прочтете текст "Харизмы", то увидите, что повествование ведется от первого лица, как если бы харизма была неким существом. И это существо переходит от одного человека к другому, поселяется в теле и покидает его ради другого. Нечто вроде паразита. Ведь, когда мы говорим о харизме, мы думаем о каком-нибудь известном спортсмене или популярном актере – "вот этот человек обладает харизмой". Но в харизме есть и темная сторона, она чем-то сродни тому болезненному любопытству, которое испытывает человек при виде жертв автомобильной аварии – он просто не может отвести глаз. В буклете CD в "Unholy Terror" и "Charisma" напротив каждой строчки вы найдете имена "героев" – тех, о ком я думал, когда писал тот или иной фрагмент – от Маркса и Торквемады до убийцы Леннона и Чарли Мэнсона – в ком "воплотилась" харизма".

Кстати об убийствах – что же за W.A.S.P. без елочки, тьфу, без крови? И еще. Кто же все-таки убил школьницу Лору Палмер – малышку Джейн? "Who Slayed Baby Jane?" – "Смотрел я как-то интервью с Диком Буткисом (игрок в американский футбол - прим. ALIVE). Репортер спрашивает его, о чем тот думает, когда находится на поле. "Вы помните фильм "Что случилось с малышкой Джейн?", - отвечает он. "Там есть момент, когда голова начинает медленно катиться по ступеням. Вот об этом и думаю. Каждый раз, когда я в кого-нибудь врезаюсь, мне на ум приходит слетающая с плеч голова". И тут я подумал: "У-у-у! Надо про это песню написать!" Так что я охарактеризовал бы настроение этой песни как истерику".

А после истерики наступает эйфория. Плавная и тягучая как вино эйфория, длиной всего в три минуты, но растягивающаяся на всю ночь, когда время становится совсем непонятным и отвлеченным. Она щиплет струны то ли испанской, то ли электрической гитары, постукивает в глухой барабан – там-та-дам – это в "одиночестве" едет "планет караван". По всеобщему мнению, самая выпадающая из концепции альбома, и по тому же мнению, самая интересная на нем вещь. "Я написал эту песню за один подход – первый раз в жизни; для меня написание песни – длительный процесс, построение карточного домика, когда одни идеи строятся на других, и так пока не достигнешь вершины. "Эйфория" – это когда я полностью освободил свой мозг от всего, что в нем было, и оно пришло само собой, я записал песню, посмотрел, как развиваются, чередуются аккорды, и был в восторге – это было что-то, о чем бы я раньше даже не мог подумать. Эта композиция совсем не вписывается в альбом – это некое потакание художественным слабостям! – поэтому я поставил ее между двумя быстрыми вещами: "Who Slayed Baby Jane?" и "Ravenheart".

"Ravenheart" – ну все-таки, как звуки "Headless Children" греют нам душу! Кстати, о "Headless". От того времени остались не только вечно молодые воспоминания…

"Evermore" – "Эта песня задумывалась как реприза "Forever Free", но не попала на альбом по нескольким причинам… главным образом потому, что меня не устраивал текст. "Evermore" о гипотезе, что мы уже жили много раз на этой Земле. Не то что бы я верю в переселение душ, но я нашел эту тему интересной. Я хотел бы верить".

…Все-таки Блэки удивительный человек. В чем-то даже олицетворение современного рок-н-ролла: бесшабашное и дикое мирно уживается с артистом и интеллектуалом. Ну, скажите, кто еще может писать песни о религиозной терпимости и поливать себя на сцене бутафорской кровью и насаживать на торчащее промеж ног лезвие маленькие сморщенные эмбриончики? Только настоящий рокер! Да и сам Блэки не видит здесь противоречия. "Я не отношусь к тем группам, которые используют сцену как кафедру для пропаганды каких бы то ни было телег. Я не проповедник. Я могу предложить слушателю ту или иную тему, могу давать какие-то комментарии, но ведь это разные вещи, не правда ли? Я вышел из очень религиозной семьи, я знаю на своей шкуре, каково это, когда тебе день ото дня вдалбливают в башку одну и ту же мысль. И то, о чем ты говоришь людям на альбоме и то, что ты делаешь на концерте – две разные вещи, меж тем не противоречащие друг другу. Покупая пластинку, люди подставляют свои уши, прислушиваясь к твоим словам. Но на концерт они приходят получать удовольствие: ведь в этом и есть рок-н-ролл – лови свой кайф!" И последняя композиция на альбоме, "Wasted White Boys", возвращает нас туда, с чего мы начали – в сырой, "концертный", безбашенный рок-н-ролл, после которого остается только вспомнить бесподобного Криса Холмса : "What's the big fucking deal!"

При подготовке статьи использованы фрагменты интервью, в разное время взятых представителями международного фэн-клуба группы - W.A.S.P. Nation.

<<  >>




ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

WHAT'S NEW?

TMN рекомендует:

АНОНСЫ

НОВОСТИ

РЕЦЕНЗИИ

СТАТЬИ



ОБСУДИТЬ МАТЕРИАЛ:

 Имя:
 Email:
 Тема:
   
     

Всё о мире тяжёлой музыки, металле, альтернативе и Ню-метале. Добро пожаловать на территорию для настоящих хардкорных мужчин, которые знают толк в железных рифах. Последние новости отечественной и зарубежной рок-сцены, обзоры новых музыкальных альбомов, дебюты и возрождения, распады и воссоединения самых заметных и талантливых групп этого и прошлого столетия! Металлика уже не торт? Дэйв Гролл – лучший барабанщик планеты? Что думает Оззи Осборн о Джастине Бибере? Это ТОТАЛМЕТАЛ! Это – мы! Добро пожаловать!

... A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-Я

Created by TMN Team, MCMXCXIX-MMVIII